• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:24 

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)



"Новый год настает.
С Новым годом! С новым счастьем!
Время мчит нас вперед -
Старый год уже не властен!
Пусть кругом все поет
И цветут в улыбках лица,
Ведь на то и Новый год,
Чтобы петь и веселиться.
Новый год настает!
С Новым годом! С Новым счастьем!"

С Новым годом! С Новым счастьем!

Всем, всем счастливого Нового года!
Пусть исполнятся наши желания!

00:23 

ПРИЗНАК ЭВОЛЮЦИИ — ИНВОЛЮЦИИ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПРИЗНАК ЭВОЛЮЦИИ – ИНВОЛЮЦИИ
Автор Вера Стратиевская (с) 2013
socionika-forever.blogspot.ca/2010/12/blog-post... (Приложение к признаку БЕСПЕЧНОСТИ— ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ)

Признак ЭВОЛЮЦИИ – ИНВОЛЮЦИИ является диадным признаком и отражает способы включения в созидательный процесс:

1.ЭВОЛЮЦИЯ (знак "+" перед информационным аспектом) – преимущество конструктивного над реконструктивным; ориентация на качественное начинание и процесс («важно с самого начала всё сделать правильно, чтобы потом не переделывать, не создавать проблем бесконечными исправлениями, множеством трудно согласуемых поправок, нескончаемыми поисками альтернативы и т.д.»).

2. ИНВОЛЮЦИЯ (знак "-" перед информационным аспектом) – преимущество реконструктивного над конструктивным; ориентация на качественное завершение процесса («всего предусмотреть невозможно, важнее всего результат», «исправлять ошибки, искать альтернативные варианты никогда не поздно»).

ЭВОЛЮЦИОННЫЕ ("+") и ИНВОЛЮЦИОННЫЕ ("-") информационные аспекты дополняют друг друга во взаимной коррекции и взаимном ограничении на каждом уровне модели "А" (в парных вертикальных и горизонтальных блокировках) и отражают основные закономерности их развития, в соответствии с которыми ЭВОЛЮЦИОННЫЕ (конструктивные, созидательные) процессы дополняются, корректируются и ограничиваются ИНВОЛЮЦИОННЫМИ (реконструктивными, разрушительными) и наоборот. Одно в отрыве от другого – ЭВОЛЮЦИЯ без ИНВОЛЮЦИИ – разрушение без созидания, поиски альтернатив без принятия конструктивных, позитивных решений (не путать с признаком ПОЗИТИВИЗМА – НЕГАТИВИЗМА)– так же бессмысленно и деструктивно, как и созидание без коррекции и реконструкции – как поиски позитивных решений без учёта альтернатив.

1.ЭВОЛЮЦИОННЫЕ И ИНВОЛЮЦИОННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ АСПЕКТОВ И ПРОГРАММ

Любой из психологических признаков может проявлять себя как РЕАЛЬНАЯ И ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕИМУЩЕСТВ, РЕСУРСОВ И ИНТЕРЕСОВ. Так, например, признаки СЕНСОРИКИ и ИНТУИЦИИ, ЭТИКИ и ЛОГИКИ тоже можно рассмотреть в ракурсе БОРЬБЫ ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ в соответствии с их первопричинными пространственно - временными категориями и сущностями.

1. В ПРОСТРАНСТВЕННЫХ СООТНОШЕНИЯХ (СЕНСОРИКА)
2. ВО ВРЕМЕННЫХ СООТНОШЕНИЯХ (ИНТУИЦИЯ)
3. В МАТЕРИАЛЬНЫХ, СТРУКТУРНЫХ СООТНОШЕНИЯХ (ЛОГИКА)
4. В ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ СООТНОШЕНИЯХ (ЭТИКА).

СЕНСОРИКУ (и волевую и пространственную — и экстравертную и интровертную) можно рассматривать как ЗАХВАТ И ОСВОЕНИЕ ТЕРРИТОРИИ (и всех имеющихся на ней материальных объектов и ресурсов) ПО ПРАВУ ПЕРВЕНСТВА: кто раньше на эту землю пришёл, того и территория. Кто раньше на ней свои правила, порядки, традиции, обычаи, законы установил, тот ставит свои условия в их логическом соотношении (ЛОГИКА). Кто эти соотношения раньше других во времени отследил, тот их сохраняет как первостепенные и первоочередные, и передаёт из поколения в поколение в их первозданности, предостерегая от возможных искажений и нарушений этих (кажущихся справедливыми) соотношений; он же и осуществляет связь времён, и устанавливает временные связи и отношения между прошлым и будущем (ИНТУИЦИЯ). Кто - то всем пылом и жаром своей души любит эту землю и защищает её от набегов завоевателей, отстаивает её интересы, как последний рубеж (ЭТИКА).

Каждый человек реализует приоритетные ценности своего ТИМа, преобразуя в соответствии с ними окружающую среду ЭВОЛЮЦИОННО (конструктивно — постепенно накапливая преимущества по своим приоритетным ценностям и программам) и ИНВОЛЮЦИОННО (реконструктивно — методом кардинальной ломки всего того, что не соответствует приоритетам их ЭГО - программ).

Все эти формы и способы реализации задают определённое — эволюционное (конструктивное) и инволюционное (реконструктивное) направление информационным аспектам его модели. И обозначаются знаками "плюс" и "минус", указывающими на эволюционное и инволюционное направление информационного потока, на определённую (+/ -) энергетику полюсов информационных аспектов и на связанные с ней, определённые (конструктивные и реконструктивные) свойства информационных аспектов.

Знак "плюс" в этой связи добавляется к ЭВОЛЮЦИОННЫМ аспектам и обозначает постепенный прирост, расширение их информационного поля, накопление преимуществ их приоритетных программ — самых первоочередных, востребованных в реальных условиях, здесь и сейчас.

Знак "минус" добавляется к ИНВОЛЮЦИОННЫМ аспектам и условно обозначает альтернативные изменения и потери, неизбежно возникающие при реконструктивных преобразованиях и обусловленные кардинальной ломкой устоявшихся систем и стереотипов. Так, например, в инволюционную, реконструктивную эпоху "перестройки" и "гласности" в период правления М.С. Горбачёва (эволютора, СЭЭ) никто толком не мог понять, что за "перестройка" такая? — откуда и куда перестраиваться? Потом уже (в ракурсе открытой к тому времени соционики) выяснилось, что таким образом руководитель страны обозначил реконструктивную, инволюционную программу своего ЭГО - блока — творческую, реализационную программу его этики отношений (-БЭ2). В соответствии с чем проводил программу новой — открытой — морали и нравственности, при которой человек должен поступать так, чтоб ему было не стыдно за свои слова и поступки, должен открыто бороться со всеми пережитками прошлого (предшествующей тоталитарной системы), изживать недостатки в себе и в других и не допускать их впредь. Свобода слова, свобода волеизъявления, честный, открытый разговор, здоровый психологический климат в коллективе и в обществе ставились превыше всего. Началась кардинальная ломка устоявшихся в обществе понятий и представлений, навязанных прежней тоталитарной системой. Возникло всеобщее смятение и брожение умов, все заговорили о свободе, и страна развалилась окончательно, — инволюционной, реконструктивной ломки "перестройка" не выдержала.)

ЭВОЛЮЦИОННОЕ и ИНВОЛЮЦИОННОЕ направление информационных аспектов и программ, задаёт соответствующее направление ЭГО - программам ТИМов социона, что позволяет разделить их на ЭВОЛЮТОРОВ и ИНВОЛЮТОРОВ.

В модели ЭВОЛЮТОРА эволюционные аспекты (со знаком "плюс") попадают на позиции аналитических аспектов ментального блока (нечётные: ПФ-1, ПФ-3) и на позиции творческих аспектов на позиции творческих аспектов на позиции (чётные: ПФ-6, ПФ-8) витального.

"Минусовые", инволюционные аспекты — наоборот: на ментальном уровне занимают творческие позиции (ПФ-2, ПФ-4), на витальном — аналитические (ПФ-5, ПФ-7). В модели ИНВОЛЮТОРА инволюционные аспекты (со знаком "минус") попадают на аналитические позиции (нечётные: ПФ-1, ПФ-3) ментального блока и на творческие (чётные) позиции витального (ПФ-6, ПФ-8). Соответственно, ЭВОЛЮЦИОННЫЕ аспекты (со знаком "плюс") занимают на ментальном уровне творческие позиции (ПФ-2, ПФ-4), а на витальном — аналитические (ПФ-5, ПФ-7).

ЭВОЛЮТОР (программный аспект — эволюционный, творческий — инволюционный) проводит свои конструктивные преобразования по самому успешному, самому усовершенствованному образцу своей программной функции (+ПФ-1).

ИНВОЛЮТОР (программный аспект — инволюционный, творческий — инволюционный) преобразует окружающую его среду по самому лучшему или оптимальному образцу своей инволюционной ЭГО - программы (-ПФ-1), ориентируясь на самые успешные (или самые подходящие для каждой конкретной задачи) образцы предшествующих эпох, способные наилучшим образом проявить себя в новых условиях, открыть новые перспективы (наметить эволюционный, политический курс) и определить направление развития этой программы и в настоящем, и в будущем. (В соответствии с законом преемственности информации, которая, будучи переносима из прошлого в будущее (в процессе материального и энергетического метаболизма), не исчезает бесследно и не возникает из ничего, а переходит из одной информационной системы в другую и несёт в себе много ценного и полезного из того, что не было в полной мере востребовано и реализовано в ней в предшествующие времена (по ограниченным техническим возможностям, историческим или идеологическим причинам), но оказалось актуальным и востребованным в другую, последующую эпоху.)

Задача инволюционных аспектов — отслеживать такие полезные альтернативы и применять их в новых условиях, в пределах допустимой эко - целесообразности, в удобное для себя время. (Из - за чего, впрочем, возникают и "перегибы" по инволюционным аспектам, связанные с чрезмерным увлечением архаикой, отжившими, архаичными программами и применением их в современных условиях.)

2.ПРЕДЕЛ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ЭВОЛЮЦИОННЫХ И ИНВОЛЮЦИОННЫХ ПРОГРАММ

Понятие предела ЭКО - целесообразности можно рассматривать как параметр, регулирующий смену направлений эволюционных процессов. Суть его, как природного, естественного механизма эволюции сводится к следующему: каждую программу имеет смысл развивать до определённого предела, по превышении которого дальнейшее её развитие (в этом направления и в данных условиях) становится нецелесообразным.

Так, например, программа развития аспекта волевой сенсорики (“миром правит сила”, “сильный всегда прав”, “сила есть, ума не надо” ) в животном мире имеет смысл развития до определённого предела, по превышении которого дальнейшее наращивание силового потенциала становится обременительным, а результаты не оправдывают затрат. Дальнейшее увеличение массы тела становится неудобным — требуется много пищи, появляется много врагов, становится трудно приспосабливаться. И тогда определённые преимущества получает носитель альтернативной программы: маленький, юркий хищник, хитрый, изворотливый, на вид безобидный, неприхотливый, непритязательный, умеющий обходиться малым, способный находить себе покровителей и умиротворять врагов. Но при этом цепкий, настырный, своего не упустит. Таковы были предки современных млекопитающих, жившие 65 миллионов лет назад, и эволюция сделала ставку на них.

Нечто похожее происходит и с информационными программами в сменяющихся квадрах. Каждая из них на определённом этапе исчерпывает свой предел экологической целесообразности и вытесняется другими, более актуальными программами. Выходит на “ запасные позиции” — на лаборные блоки доминирующих в квадре ТИМов для дальнейшей доработки и приспособления к новым ( или будущим) условиям и “отсиживается” там, “ вызревает” в ожидании своего будущего “звёздного часа”, своего триумфального выхода в будущей квадре.

То же происходит и с человеком, который “вдруг” оказывается не у дел: то был на пике популярности, то вдруг исчез и все про него забыли на несколько лет, то вдруг опять “вынырнул” из забвения и все его снова полюбили. Нечто подобное происходит и с идеями, с популярными идеологическими программами. Каждая идея, каждое направление развития общественного сознания имеет свой предел экологической целесообразности, по превышении которого идея становится не экологичной, небезопасной для своих носителей — для тех, кто примыкает к этому движению. Так например, в период становления четвёртой квадры всё большую популярность приобретают идеи гуманизма, милосердия и сострадания, а идея грубой силы и прямого подавления чужой воли становится “неэкологичной” и вызывает бурное возмущение общественности даже в минимально целесообразных проявлениях. То же самое и в период нарастающей экстремальности, социального и политического напряжения и возрастающей конфронтации различных политических систем “неэкологично” (“аполитично”) быть милосердным, уступчивым или терпимым по отношению к врагам системы — всему своё время.

Однако предел актуальности идеи устанавливают не только условия эпохи. Эпоху делают люди, а они иногда перестают верить лозунгам, исчерпавшим свой идеологический потенциал, — они спрашивают: “ Ну и где он, этот ваш хвалёный коммунизм? Сколько нам его ещё ждать? И популярная прежде идея “всеобщего равенства - братства ” вдруг становится не актуальной (экологически нецелесообразной: коммунистом вдруг становиться быть непристижно, невыгодно (за это теперь никто “спец - пайков” не даёт), и начинается повальное самоисключение из партии. Заодно достаётся и идее “справедливого распределения материальных благ”, которая тоже “ вдруг” становится “не экологичной” — это, оказывается она истощила природные ресурсы, загрязнила окружающую среду, довела общество до полнейшего разорения. (А что не успела доделать “логика справедливого распределения” (–БЛ ), сделала “логика привилегированного распределения излишков” (+БЛ) — привела к власти “олигархов”, которые всё “разграбили” и “разворовали”.)

Понятно, что в наши дни, когда по закону сменяемости квадр инициатива перешла к третьей квадре — квадре “кардинальной ломки и беспощадной критики”, громкие “разоблачения” предыдущих социальных структур стали делом обычным и особо поощряемым — “враги рода человеческого” повержены, а до следующего витка первой и второй квадры ещё далеко. Ожидается и другое: как только идеи “Высшего Человеколюбия” превысят порог экологической целесообразности и общество устанет спекулировать на установках позитивной этики отношений (+БЭ), тогда уж и к переменам можно готовиться: подумать о Высшей Логической Справедливости (-БЛ) и о том, как она всё расставит по местам. Возникает вопрос: а куда же деваются наши принципы — наши индивидуальные взгляды и ценности? Мы им что, — изменяем?

А на этот счёт и существуют общественные дискуссии и политические митинги, где происходит так называемая “ коллективная проработка” “вытесненных ценностей” на лаборных блоках, позволяющая приспосабливать “чуждые” мнения и принципы к «своим», а “свои” — к “чужим”.

3. МОТИВАЦИИ ЭВОЛЮТОРА и ИНВОЛЮТОРА

Наряду с конструктивными, созидательными силами в социуме, как и в природе, существуют реконструктивные, «разрушительные» силы, которые тоже находят своё отражение в информационной модели, в её инволюционных (реконструктивных, «разрушительных») аспектах и программах.

Позиция ИНВОЛЮТОРА (в этой связи): «Не сломаешь, не построишь».
Позиция ЭВОЛЮТОРА: «Не ломай старого, не создав нового».
Разрушить старое (ветхое, неправильное, непрочное, несправедливое, бесперспективное), чтобы на его месте построить новое (правильное, прочное, справедливое...) – мотивация ИНВОЛЮТОРА.
Сохранять всё лучшее из того, что было и есть в старом и перенести его в новое – мотивация ЭВОЛЮТОРА.

3-1. Мотивация ИНВОЛЮТОРА

Стремление дестабилизировать (или просто изменить) обстановку, которая по каким- то причинам не кажется ему стабильной (перспективной или удовлетворительной) – удел ИНВОЛЮТОРА, – результат его неосознанных стремлений и бесконечного множества усилий, которые прилагаются им не вполне определённо: просто очень захотелось что-то развалить, расшатать, уничтожить, – то ли от зависти, то ли от недовольства, то ли от дурного настроения, раздражения, личной неудовлетворённости существующим положением и порядком вещей... Докапываться до изначальных причин своего недовольства – его первопричин – ИНВОЛЮТОР не всегда себе позволяет: воспринимает раздражающий импульс (или повод для раздражения) как сигнал к действию, а причину раздражения анализировать не берётся. (Может просто сказать: «Вот захотел и развалил! Надоело всё!»)

Как разрушитель всего «ветхого», «несправедливого», «неправильного», «непрочного» ИНВОЛЮТОР в большей степени склонен к критиканству, сарказму, иронии, чем ЭВОЛЮТОР. Изыскивать недостатки – занятие естественное для ИНВОЛЮТОРА (аналитические функции ментала в его модели ИНВОЛЮЦИОННЫЕ, со знаком «–»).

К этому же относится:
• и характерный для ИНВОЛЮТОРА «синдром недолюбленности» – частые жалобы на отсутствие должной любви со стороны своего ближайшего (или предыдущего) окружения, на прежних своих друзей и партнёров (в тех редких случаях, когда нынешними они довольны), вечное недовольство собой или окружающими, вечные жалобы на то, что их в детстве «недолюбили» и сейчас недолюбливают и не уважают (наиболее характерно для ИНТРОВЕРТОВ- ИНВОЛЮТОРОВ-НЕГАТИВИСТОВ);
• и характерная для ИНВОЛЮТОРОВ улыбка при сообщении плохих новостей («Ну, что, разваливается ваша квартира? – с улыбкой спрашивает друг - инволютор, – А ведь только недавно её купили!».)
• и привычка жить (или поступать) по принципу «Чем хуже, тем лучше».

"Разрушительные" (или «реконструктивные») программы и силы ИНВОЛЮТОРОВ находят свой выход и выражение и во многих решениях их и поступках.

*Радоваться разрушению (всего «негативного», «отжившего», «старого»), приветствовать разрушение, желать разрушения ИНВОЛЮТОР может в большей степени, чем ЭВОЛЮТОР.
*Отслеживать всё то, что должно пойти на «снос» и на «слом» – по его части (аналитические аспекты ментала реконструктивные).
*Создавать прецедент для взрыва и разрушения всего, что, по их мнению, должно пойти на «снос» и «слом» – тоже прерогатива ИНВОЛЮТОРОВ.
*Если предлога и или повода для «взрыва» нет, он находится (или создаётся искусственно). А если этот «предлог» слишком долго замалчивают, игнорируют, обходят стороной, сам факт такого упорного игнорирования и накапливающегося в связи с этим раздражения даёт ИНВОЛЮТОРУ повод для «взрыва» – выходя разрушительных сил и эмоций.

Потом он будет вспоминать, как ощутил прилив беспричинного гнева и раздражения, как все присутствующие показались ему лицемерами и притворщиками, игнорирующими его раздражение. Как ему пришлось пойти на откровенно вызывающее поведение, чтобы обратить их внимание на себя, вызвать их интерес к себе или своей проблеме. Устроителям таких провокаций окружающая их обстановка кажется чрезмерно (или искусственно) умиротворённой, а потому – неестественной, фальшивой, ложной, – «так и хочется кинуть камень в это болото!» – хочется устроить дебош, что-то взорвать, сокрушить, кому-то дать пинка, кому-то надавать оплёух.

Как зарождаются эти разрушительные силы, откуда берутся и почему требуют выхода – на эти вопросы ИНВОЛЮТОР тоже пытается себе ответить. Часто он списывает возникающее раздражение на общее недовольство окружающим миром. У него возникает желание сменить окружение, отдалиться от родственников, избавиться от склочных соседей, от однообразной, наскучившей обстановки, от надоевших гостей и друзей и т.д. А как это сделать? Сказать: «Пошли прочь, дураки!»? Нечто подобное и происходит, если они сами не догадываются удалиться раньше, чем раздражение ИНВОЛЮТОРА достигнет критической точки.

ИНВОЛЮТОРУ часто кажется, что стремление к самодостаточному позитиву отупляет и оглупляет человека – есть в этом что-то инфантилизирующее, – по-детски наивное и самонадеянное.

Иное дело – вечный поиск и вечное недовольство собой и другими! – честная и бескомпромиссная позиция жёсткой, критической оценки всего сущего, которая (по мнению ИНВОЛЮТОРА) только и может быть надёжным стимулом для вечной и неустанной работы над собой, для стремления к самосовершенствованию, для коррекции и переустройства окружающего мира в стремлении сделать его лучше, чище и красивей.

Недовольство собой и другими, поиск недостатков (с целью их искоренения, разумеется, – как же иначе?) – залог успешного продолжения этой непрестанной и бессменной работы. Глупое самодовольство, готовность смириться с недостатками и несовершенствами, по мнению ИНВОЛЮТОРА, – остановка в процессе самосовершенствования (позитивного, эволюционного развития) и начало деградации.

Отсюда – тревога и раздражение ИНВОЛЮТОРА по поводу замалчивания проблем, игнорирования недостатков и недоработок, насильственного (или мнимого) урегулирования ситуации и признания её благополучной.

Раскрывать глубинные недостатки, говорить о подспудно назревающих проблемах ИНВОЛЮТОР считает своим правом, долгом, бессменной работой и обязанностью: «Я не скажу, – другой скажет! Так уж лучше я скажу, чем кто другой!». Предполагается, что «другой» всего не скажет – смолчит, утаит, слукавит. А правдолюб-ИНВОЛЮТОР «откроет глаза» на суть проблемы, укажет на неувязки и недоработки. НАХОДИТЬ их и указывать на них другим – его миссия, цель и задача.

3-2. Мотивация ЭВОЛЮТОРА

ИНВОЛЮЦИОННОЕ направление в реорганизации общества было бы чрезвычайно деструктивно без ЭВОЛЮЦИОННОГО: «Ломать – не строить. А этот мир существует благодаря тому, что СОЗДАНО, – тому позитивному, перспективному, жизнеутверждающему, созидательному.» Мир существует благодаря созидаемому позитиву, а не только благодаря разрушаемому негативу. (Тем более, что и позитив, и негатив может существовать и в рамках субъективных оценок и мнений. Например, кто-то может считать позитивным личное, разрушительное воздействие на некий объект, – на другого человека, на его ситуацию, жизнь, судьбу и семью, а негативным будет считать невмешательство в его проблемы. Кто-то другой будет придерживаться диаметрально-противоположной позиции, в зависимости от его личного отношения ко всему этому.).

4. ЧЕРЕДОВАНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫХ И ИНВОЛЮЦИОННЫХ АСПЕКТОВ В МОДЕЛИ КАК БАЛАНС КОНСТРУКТИВНЫХ И РЕКОНСТРУКТИВНЫХ ПРОГРАММ

Баланс конструктивных и реконструктивных программ осуществляется благодаря тому, что архетипически в информационных структурах (в частности, в модели А) ИНВОЛЮЦИОННЫЕ аспекты уравновешиваются ЭВОЛЮЦИОННЫМИ с некоторым преимуществом последних. В каждом блоке «модели А», на каждом уровне, ИНВОЛЮЦИОННЫЕ аспекты (знак «–» перед символом) чередуются (ограничиваются, пересекаются) с ЭВОЛЮЦИОННЫМ (знак «+»). И наоборот: сфера влияния ЭВОЛЮЦИОННОГО аспекта ограничивается (пересекается, перекрывается) сферой влияния ИНВОЛЮЦИОННОГО.

ИНВОЛЮЦИОННЫЕ программы и аспекты корректируют развитие ЭВОЛЮЦИОННЫХ процессов. ЭВОЛЮЦИОННЫЕ программы и аспекты пресекают регрессивную (в случае затяжных реконструкций) корректирующую деятельность ИНВОЛЮЦИОННЫХ процессов, запущенных ИНВОЛЮЦИОННЫМИ аспектами и программами.

«Есть время разбрасывать камни и есть время их собирать». ИНВОЛЮЦИОННЫЕ процессы, расширяющие область реконструктивного поиска посредством довольно агрессивного вмешательства в смежные сферы, сменяются ЭВОЛЮЦИОННЫМИ процессами, закрепляющими и преумножающими лучшие результаты этих поисков, и используя их в конструктивных, созидательных целях для последующего эволюционного развития общества.

ЭВОЛЮТОР отслеживает конструктивно - позитивное направление аспектного поля – «область преимуществ», – для того, чтобы потом его развить и преумножить – максимализировать (знак «+» перед информационным аспектом). ИНВОЛЮТОР отслеживает реконструктивно-негативное направление аспектного поля – «область недочётов» – недостатков, изъянов, несовершенств, дефектов, «минусов», чтобы их выправить, устранить, – «минимизировать». (Наряду с этим рассматривается и минимизация недостатков посредством поисков «лучшей альтернативы», – не всегда успешных, иногда спонтанных (возникающих как бы на пустом месте), но непрестанных и неутомимых, (потому что остановиться ИНВОЛЮТОРУ в этих поисках бывает очень трудно), из-за чего инволюционные аспекты иногда называют «альтернативными». Выступая в противовес преимущественным накоплениям ЭВОЛЮЦИОННЫХ аспектов, они нивелируют и минимизируют их значимость).

Сам факт наличия этих преимуществ уже может раздражать ИНВОЛЮТОРА, вызывая у него желание дестабилизировать ситуацию, чтобы изменить существующий порядок вещей и свести эти преимущества к минимуму, – дестабилизировать социальную систему или политическую обстановку, чтобы изменить существующий в обществе политический строй, нарушить баланс сил и направить историю по другому руслу, заставить общество развиваться в другом (альтернативном) направлении.

Здесь и находит применение принцип: «Чем хуже, тем лучше» – интересней жить предвидя, предчувствуя перемены и приближая их. Интересней жить в преддверии позитивных, выгодных перемен, открывающих новые возможности и перспективы, новые выходы накопившейся, долго сдерживаемой энергии, новые точки опоры, новые сферы приложения сил.

Возникает новое поле для конкурентной борьбы (и ИНВОЛЮТОР себя уже к ней готовит), возникают и расширяются новые сферы влияния, создаются новые общественные системы и инфраструктуры (где ИНВОЛЮТОРЫ спешат захватить доминирующие места). Создаются новые (альтернативные) иерархии, где ключевые позиции опять же захватывают ИНВОЛЮТОРВ доминирующей диады. Они эти перемены предвидели, они их подготовили, совершили, они возглавляют новое направление в развитии общества, они и искореняют в нём «недостатки». (Устраивают тотальные «чистки», включающие в себя уничтожение всех «несоответствующих» и «ненадёжных», – «неверных» и «инакомыслящих» представителей «лишних звеньев» системы, – явных и скрытых её «врагов», – «лишних ртов», «лишних сословий» и всех, прямо или косвенно с ними связанных.).Они же и уступают (не без боя) свои приоритетные позиции ЭВОЛЮТОРАМ, когда становится очевидным, что их политика, сводимая к бесконечной коррекции, реконструкции (вытеснению, устранению и «чистке» «всего отжившего»), оказывается разрушительной и бесперспективной для общества: истреблять всех, кто не идеален, – не лучший способ построить идеальный социум. И именно эту мысль внушают им ЭВОЛЮТОРЫ, учитывая ошибки и опыт предыдущей системы власти и перенимая от неё всё то лучшее, что может быть использовано и усовершенствовано в ближайшем будущем. «Ломать – не строить, – убеждают они своих предшественников, – но начинать строить когда-нибудь всё же надо». И эту инициативу ЭВОЛЮТОРЫ берут на себя.
запись создана: 29.04.2013 в 22:41

URL
23:21 

ОТКРЫТИЕ, СДЕЛАННОЕ С ПОМОЩЬЮ СОЦИОНИКИ, ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ!

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)

МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ РИЧАРДА III КАК ЛИЭ (?!)


Вчера, 14 февраля, в интернете была опубликована звукозапись концерта средневековой музыки эпохи Ричарда III, состоявшегося в Университете Лестера, в январе этого года. (Трансляцию можно послушать здесь:
soundcloud.com/university-of-leicester/the-sear...).

В программе исполнялась музыка середины и конца XV века, популярная при дворах английских королей (Генриха VI, Эдуарда IV и Ричарда III, правящего с 1483 до августа 1485 г.) и бургундских правителей (Филиппа Доброго и Карла Смелого).

И что интересно: английская и фламандская придворная музыка середины и даже 70-х годов XV века чрезвычайно архаична по форме, примитивна, скучна и трудна для нашего современного восприятия. Но всё резко меняется, как только начинает звучать музыка, исполнявшаяся при дворе Ричарда III на Рождество 1484 года! Это совершенно другая, чрезвычайно новаторская по темпам и ритмическим формам музыка, резко — рывком, скачком во времени! — приближенная к нашей эпохе. В этой музыке впервые появляются триоли (!), что само по себе революционно! Попробуйте-ка объяснить средневековому придворному дирижёру, привыкшему к исполнению консервативных, устоявшихся музыкальных композиций, как можно ритмически уложить три восьмых в длительности одной четверти, если по законам арифметики в одной четверти могут быть только две восьмые и не больше.

Интересно и то, что триолями — этим сверх инновационным изобретением!— анонимный сочинитель тоже не ограничился. Уже в первом произведении этого музыкального рождественского цикла ("Basse Danse Tesara"), в серединной части композиции, мы отчётливо слышим синкопы — ритмические отклонения, переносящие ударение в такте с сильной доли на слабую, увеличивая её длительность. Известно, что в европейской музыке синкопы получили распространение только в первой половине XIX века. Каким образом додумался до этого ритмического разнообразия анонимный композитор XV века, остаётся загадкой!

Музыка в те времена была исключительно рациональна, сочинялась по арифметическим законам, считалась приложением математики, была звуковым изображением математических схем и относилась к области структурной логики (БЛ). Всё, что представлялось арифметически "неточным" или "неверным", считалось нарушением гармонии и было "неправильной музыкой". Ни один из композиторов (а тем более — "маститых", придворных) такого нарушителя музыкальных канонов и близко бы не допустил к королю. А тут появляется некий автор, пожелавший остаться анонимным (см. программу концерта), который пишет непривычную для слуха современников музыку (в стиле зрелого и позднего барокко с элементами позднего классицизма), опережающую своё время на двести (а то и триста!) с лишним лет, да ещё и представляет её королю для исполнения на чрезвычайно важном празднике Рождества Христова, которое, как известно по летописям, Ричард III пожелал отметить с особым весельем.

Из хроник также известно, что отцы церкви и иностранные дипломаты, присутствующие на том рождественском балу, были в шоке от этой музыки и назвали её "возмутительно дикой", о чём написали потом всем европейским правителям. Ничего подобного они сроду не слышали, и эта музыка казалась им чрезвычайно новаторской и смелой. Она и была чрезвычайно смелой и для того времени, и даже для последующих двух-трёх веков.

Возникает вопрос: кто был тот смельчак, который, оттеснив маститых придворных композиторов и пробившись к королю на приём, рискнул предложить для праздника такую неординарную, экстравагантную для того времени, музыку?

Если принять во внимание те факты, что
а). все произведения, исполняемые при дворе, в ту пору подписывались самими сочинителями (если права автора замалчивались или оспаривались, они отстаивались в суде);
б). все произведения предыдущих эпох, исполняемые в том же концерте, имели доказанное, определённое авторство, были подписаны авторами и только музыкальный блок произведений, относящихся к Рождественскому балу Ричарда III, написан неким анонимным композитором, пожелавшим остаться неизвестным.
г). Из хроник известно, что Ричард III в числе прочего общего, "рыцарского" образования получил и музыкальное образование, что было привилегией знатных аристократов.
д). Известно, что Ричард III (ЛИЭ) был гениальным технологическим новатором, проводившим прогрессивные реформы и разрабатывающим инженерные, юридические и экономические технологии на два-три века опережающие его время.
е). Известно, что на Рождество 1484 года он хотел устроить во дворце очень весёлый праздник, чтобы поднять настроение своей горячо любимой жене, тяжело больной туберкулёзом и страдающей от депрессии после смерти их единственного сына и престолонаследника.
ж). Если даже предположить, что Ричард допустил к исполнению эту (беспримерно новаторскую) музыку некоего, малоизвестного сочинителя, то сам факт того, что такой музыкой кто-то другой мог бы увлечься настолько, чтобы с риском для жизни рекомендовать королю никому не известного (и не стремящегося к известности!) композитора, исключается полностью!
з). Известно, что Ричард III был большим педантом в правовых вопросах и в вопросах авторских прав в первую очередь, как о том свидетельствует список награждённых им осенью 1484 года деятелей культуры и искусства. И, следовательно, если бы сочинитель этой новаторской музыки был бы конкретным, реальным лицом, занимающимся своим профессиональным делом, не было бы необходимости и скрывать его имя. Об этом человеке можно было бы много говорить, упоминать в хрониках, его можно (и нужно) было бы наградить за творческие успехи, получившие столь высокую оценку при дворе. Но, тем не менее, имя композитора нигде не упоминается, по платёжным ведомостям, как сочинитель музыки к празднику он не проходит, и сам он (по каким-то странным причинам!) своим успехом не пользуется, на известность не претендует: ничем о себе не напоминает, нигде о себе не заявляет и прав своего авторства не оспаривает, так и оставшегося анонимным.

Следовательно (исходя из всего вышеизложенного), остаётся предположить, что автором этой, исключительно инновационной, на несколько веков опережающей своё время музыки, был ни кто иной, как сам король Ричард III. Тогда и синкопированные ритмы, и изобретение триолей в музыке (3/8 в 1/4 или 3/16 в 1/8) — это "неправильное", иррационально творческое отношение к временной длительности ноты, которого нет в арифметике, но есть в музыке— можно отнести к его творческой ("компактной", ДЕКЛАТИМНОЙ) интуиции времени как ЛИЭ, Джека (+БИ2) и приписать авторство этих сочинений именно ему, Ричарду III, подтверждая версию его типирования в ЛИЭ.

А если принять во внимание то, как компонуются в его в его музыке эти триоли (а они там обрамляются — залиговываются — ещё более сложными ритмическими формами, сочетающими триоли с обычными, "чётными", длительностями), то нельзя не признать, что человек, создавший такую композицию, был ко всему прочему ещё и гениальным инженером- конструктором, что также подтверждается биографией Ричарда III, самостоятельно проектировавшего и архитектурные, и оборонительные сооружения. И этот факт архитектоника четырёх музыкальных фрагментов современного Ричарду "анонимного автора" тоже подтверждает: в его композициях использованы инновационные музыкальные конструкции и формы различных масштабов, включая (кроме синкоп и триолей) ещё и трёх-частную форму произведения, которая станет популярной в ариях эпохи позднего барокко, а потом перейдёт и в оперы эпохи бельканто и даже в русскую классику. А значит мы и по программному аспекту — по альтернативной деловой (технологической) логике (-ЧЛ1) определяем ТИМ этого "анонимного автора" как ЛИЭ, Джека и снова выходим на ТИМ Ричарда III (подтверждая версию Стратиевской).

А кроме всего прочего (и этому тоже нельзя не порадоваться!), нам наконец-то предоставилась уникальная возможность прослушать музыку, сочинённую этим разносторонне одарённым королём и открыть ещё одну грань его яркого и самобытного таланта, что само по себе уже является редким событием!

Повторяю ссылку:
soundcloud.com/university-of-leicester/the-sear...

URL
22:16 

ОТКРЫТИЕ, СДЕЛАННОЕ С ПОМОЩЬЮ ПРИЗНАКОВ РЕЙНИНА, ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ!

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)

БИТВА при БОСВОРТЕ, 22 августа, 1485 года.

Итак, это наконец-то свершилось! Останки Ричарда III, погибшего в битве при Босворте, в 1485 году и захороненные наспех, без всяких почестей, в некоторой из церквей Лестера (их там несколько ) и считавшиеся уничтоженными 400 лет назад и безвозвратно потерянными, НАЙДЕНЫ СПУСТЯ 527 ЛЕТ !!!! И официально ИДЕНТИФИЦИРОВАНЫ! ОНИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПРИНАДЛЕЖАТ РИЧАРДУ III! Об этом было сегодня объявлено на пресс -конференции в УНИВЕРСИТЕТЕ Лестера.
Ссылка: www2.le.ac.uk/offices/press/press-releases/2013...
И, что меня особенно радует, экспертиза, длившаяся пять месяцев, подтвердила версию Стратиевской, выдвинутую на основании соционического анализа с использованием признаков Рейнина и изложенную в книге "Два ракурса времени в истории Ричарда III", по крайней мере в тех моментах, которые учёные смогли воссоздать в процессе экспертизы.

Из высказанных ею утверждений (в III части книги: "Ричард III реальный и вымышленный" socionika-forever.blogspot.ca/2010/09/iii-iii.h...) они подтвердили тот факт, что
а). Ричард III не был карликом, а человеком нормального роста (как оказалось, 174см).
б). он не был сухорук, у него были нормальные руки и (на что указала Стратиевская!) он мог сражаться обеими руками одинаково хорошо, что и подтвердила экспертиза: обе руки были одинаково хорошо развиты.
в). Ричард не был горбуном, он был стройного, изящного (эксперты считают, даже женственно-изящного) и одновременно атлетического сложения.
г). По мнению Стратиевской, если и было некоторое искривление позвоночника, то оно всего лишь немного возвышало одно плечо над другим, но разница была невелика, поскольку он мог левой рукой сражаться не хуже правой. И пожалуйста, экспертиза это подтвердила: на скелете имеется некоторое искривление позвоночника, но горба нет и оба плеча при этом находятся почти на одинаковом уровне (разница в высоте 3,2см).

В комментарии к предыдущему посту (2101452.diary.ru/p173994352.htm) я высказала предположение, что этот сколиоз не был врождённым, но был приобретён в подростковом возрасте, из-за односторонних физических перегрузок, и данные экспертизы это тоже подтвердил: сегодня было заявлено, что искривление у Ричарда стало развиваться в возрасте 10 лет из-за повышенных физических нагрузок. Известно, что он уже в 10 лет был назначен комендантом одной из северных крепостей и командовал гарнизоном, а в 12 лет командовал армией. Поэтому, чтобы солидно выглядеть в глазах своих подчинённых, он был вынужден уже с 10 лет носить взрослое военное снаряжение, что не могло не отразиться на его осанке.

Эксперты университета Лейстера, к сожалению не смогли воссоздать картину смерти Ричарда III в бою, хотя специалист по боевым ранениям в их числе был. Но то, что они определили за время своих исследований, подтверждает (хоть и не очень подробно) версию Стратиевской, описанную в 71 главе книги, "Загадка Босворта" (соответствующий отрывок приведён здесь: 2101452.diary.ru/p173994352.htm).
А именно:
а). Косвенно подтверждается то, что он упал будучи придавлен своей лошадью и оказался беспомощен, потому что не мог высвободить свои ноги. (Как показывает экспертиза, кости ног ниже колен были раздроблены, а затем, уже после его смерти, ступни были обрублены. что говорит о том, что его не стали вытаскивать из-под коня, пока он ещё был жив, а добивали лежачего.)
б). Обнаружено огромное количество посмертных и предсмертных ран , нанесённых копьями сверху в грудную клетку, что также совпадает с картиной его смерти, описанной Стратиевской ещё два года тому назад.

Цитирую отрывок:

"Ричард пришпорил коня и помчался вперёд...
Цель была так близка, что он уже видел это напряжённое от ожидания лицо Генриха, с застывшим выражением ужаса в глазах. Не исключено, что это ощущение надвигающейся опасности передалось и Ричарду: он поймал себя на мысли, что не хочет приближаться вплотную к нему, а может метнуть секиру прямо сейчас… Но в этот момент вдруг стало происходить нечто странное: земля как будто встала на дыбы и стала стремительно приближаться к нему. Шпора запуталась в стремени, и он не успел высвободить ногу, пытаясь спрыгнуть с коня, а завалился вместе с ним на правый бок, оказавшись придавленным закованной в тяжёлые латы лошадью. Рука с секирой была вывернута и находилась под ним. Это было единственное положение, из которого он не мог метнуть в Генриха Тюдора топор. В голове промелькнул вчерашний эпизод на Лейстерском мосту. Вспомнились слова старухи-гадалки о шпоре, как если бы она уже тогда знала, что шпора запутается в стремени и он упадёт вместе с конём. Он попытался приподняться и высвободить руку, но в этот момент оказался придавлен к земле остриём копья. Острая боль пронзила его насквозь. Удар, потом ещё один… Над собой он увидел озверевшие лица валлийских копейщиков. Злобно осклабившись, они кололи его копьями, словно лёд в проруби, и каждый удар отзывался в его теле нестерпимо-острой, вяжущей болью. Удары сыпались на него, становясь всё сильнее и чаще, а ему всё труднее было противостоять их нарастающей боли. Свинцовые сумерки обрушились на его глаза, заслонив собой солнечный свет. Гулкие голоса копейщиков наплывали со всех сторон, пробиваясь сквозь шум в ушах, приглушающий звуки сражения. Превозмогая боль, Ричард попытался выбраться из-под лошади, воспользовавшись её конвульсиями, но снова был пригвождён к земле ударом копья… Боль накатила на него удушающе-жгучей лавиной, и вместе с ней подступило ощущение дурноты, от которого ему стало трудно дышать. Начались судороги и спазмы… Перед глазами поплыли красные и зелёные круги, потом всё исчезло, и откуда-то, из глубины, стали появляться и раскрываться перед ним страницы воспоминаний – листок за листком. Вот яркое, солнечное утро, и он сидит на коленях своей кормилицы, в замке Фотерингей… Вот Эдуард – весёлый и шумный, подхватывает его на руки и кружит… Вот праздничные турниры в Бургундии… Вот звучит орган в капелле Филиппа Доброго… Вот торжественный ритуал посвящения в рыцари… Вот его первый приезд в Миддлхэм, и маленькая девочка сбегает навстречу по ступенькам лестницы… Золотистые локоны рассыпались по плечам, глаза сияют, как тогда, – в день их свадьбы. И ещё потом, – в день рождения их сына. А вот и она сама, – ослепительная, в сверкающей короне, на фоне бесконечно-синего неба. Она вышла его встречать, как тогда, в Миддлхэме, с сыном на руках, – его Анна…"


Данные экспертизы подтверждает и мой комментарий к этому отрывку (цитирую себя): "удар (вероятно, алебардой, судя по характеру повреждений) был нанесён со спины, сверху вниз, в прорезь между основанием шлема и верхом ворота доспехов, в тот момент, когда всадник уже был повержен — то есть упал с коня и сидел на земле, пытаясь высвободить ноги из-под свалившейся на него, закованной в латы, лошади, из-за чего кости ног и оказались раздроблены." — как показала экспертиза, удар действительно был нанесён алебардой в мозжечок. А то, что первоначально считали осколком стрелы, оказалось осколком алебарды.

Первоначально эксперты полагали, что Ричард был вытащен из-под коня и убит у даром в голову, но после того, как были обнаружено, что ноги его были посмертно обрублены мечом, от этой версии они отказались, и следовательно, подтвердили мою (описанную в предыдущем абзаце: смертельный удар был нанесён алебардой в тот момент, когда он опираясь на руки, попытался сесть, чтобы высвободить ноги из-под коня. (Ссылка: www.bbc.co.uk/news/uk-england-leicestershire-21...)

Подтвердилась и та моя версия, что удар алебардой был нанесён сверху вниз по наклонной. Как показала экспертиза, этот удар пробил ему основание черепа, пробил рёбра и проник в грудную клетку (возможно пронзив сердце). После этого удара он, по-видимому, уже упал на спину, и они стали стали колоть его копьями в грудную клетку, пока не убедились в том, что он уже мёртв, — что и подтвердилось на экспертизе наличием множественных посмертных ранений в грудную клетку.

Версия Стратиевской о том, что Ричард III по психотипу был ЛИЭ, Джеком, таким образом, пока подтверждается только косвенно, — через описание внешности (как левополушарный ТИМ) и воссоздание картины смерти, на основе подбора соответствующих ЛИЭ признаков Рейнина.

Соответствует ли Ричард III ТИМу ЛИЭ физиогномически, мы узнаем после того, как будет представлена реконструкция его лица. Предположительно, это будет сделано завтра, 5 февраля, на ближайшей пресс-конференции в Университете Лестера. (2101452.diary.ru/p185165616.htm)

Нам ещё многое предстоит узнать об этом важнейшем и интереснейшем историческом событии, но уже сегодня я его отмечаю как подтверждение настоящих и, надеюсь, будущих успехов соционики и её методик в расследовании тайн истории. Пусть они пока ещё не получили широкой известности, но эффективность их уже подтвердилась сегодняшней (более, чем авторитетной) экспертизой, и я как популяризатор этих методик считаю их победу своим праздником, за который и подниму сегодня бокалы с шампанским! Присоединяйтесь!

СОЦИОНИКЕ И ПРИЗНАКАМ РЕЙНИНА БЫТЬ!


URL
01:48 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИСТОРИИ И АНТРОПОЛОГИИ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


Этот человек жил 5300 лет тому назад.
Его тело нашли в прошлом году замороженным в Альпах. Его внешность восстановили по черепу и скелету.
(Ссылка на статью:
www.bbc.co.uk/news/science-environment-17191398)

По реконструированным чертам его лица чётко просматриваются физиогномические особенности его психотипа:
*пытливый, удивлённый и вместе с тем лукавый, хитрый и проницательный взгляд ИНТРОВЕРТА-КВЕСТИМА-СЕНСОРИКА- ЛОГИКА (себе на уме мужичок);
*смеющиеся глаза ПОЗИТИВИСТА;
*скуластое, с глубокой переносицей лицо СЕНСОРИКА,
*широко расставленные глаза СТРАТЕГА;
* улыбка КОНСТРУКТИВИСТА (уголки губ даже при улыбке опущены).
По совокупности признаков (ИНТРОВЕРСИЯ, КВЕСТИМНОСТЬ, ЛОГИКА, СЕНСОРИКА, СТРАТЕГИЯ, КОНСТРУКТИВИЗМ) ТИМ определяется как СЛИ, Габен.
Этот физиогномический типаж СЛИ довольно распространён и в наше время (актёры Андрей Дудуаренко:
www.kino-teatr.ru/kino/acter/m/sov/1358/foto/50...
и Эдуард Бочаров:
www.kino-teatr.ru/kino/screenwriter/sov/556/fot...).
Из чего можно заключить, что физиогномически этот психотип в современном нам виде сформировался уже к тому времени (а может быть и раньше) и мало изменился с тех пор.

URL
14:12 

Признаки Рейнина РАЦИОНАЛЬНОСТЬ -ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


1. ТЕЗИСЫ ПО ПРИЗНАКУ РАЦИОНАЛЬНОСТИ - ИРРАЦИОНАЛЬНОСТИ (В. И Стратиевская, "СХЕМЫ И ТЕЗИСЫ ПО ПРИЗНАКАМ РЕЙНИНА" (с) 2010)

РАЦИОНАЛЬНОСТЬ И ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК СООТНОШЕНИЕ ЗАКОНОМЕРНОГО И СЛУЧАЙНОГО

Исследуя область РАЦИОНАЛЬНОГО и ИРРАЦИОНАЛЬНОГО с точки зрения АНАЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ, К.Г.Юнг представляет случайность как "непросчитанную закономерность". С позиций соционики как теории информационного метаболизма это соотношение может быть представлено следующей формулировкой:
СЛУЧАЙНОСТЬ – ЭТО ЗАКОНОМЕРНОСТЬ, ПРОСЧИТАННАЯ НА БОЛЕЕ ВЫСОКОМ УРОВНЕ ОРГАНИЗАЦИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПОТОКА.

Отбрасывая промежуточные уровни этой иерархии, выделяем два уровня организации информационного потока, – ВЫСШИЙ и НИЗШИЙ:
НИЗШИЙ уровень организации информационного потока – минимум просчитанного, максимум случайного (минимальное количество знаний и закономерностей создаёт предпосылки для максимальной зависимости от случайностей), – уровень максимализации ИРРАЦИОНАЛЬНОГО и минимизации РАЦИОНАЛЬНОГО.
И ВЫСШИЙ уровень организации информационного потока – максимум просчитанного, минимум случайного (с максимальным количеством знаний и минимальной зависимостью от случайностей), – уровень максимализации РАЦИОНАЛЬНОГО и минимизации всего ИРРАЦИОНАЛЬНОГО.

ВЫСШИЙ, максимально РАЦИОНАЛЬНЫЙ уровень организации информационного потока, минимизируя случайности и максимализируя возможности, становится уровнем идеального глобального планирования и программирования, поскольку все случайности здесь оказываются частью известных закономерностей и предусматриваются как закономерно просчитанные и заранее спланированные. А значит могут стать инструментом планирования, программирования и построения цепочек причинно-следственных связей, создаваемых заблаговременно, в соответствии с глобальными планами и заданными целями.
На ВЫСШЕМ уровне организации информационного потока РАЦИОНАЛЬНЫЙ максимум подчиняет себе ИРРАЦИОНАЛЬНЫЙ минимум (какие бы глобальные размеры и формы он ни принимал) и использует его в инструментальных, манипулятивных и созидательных целях.

На НИЗШЕМ уровне организации информационного потока, – на уровне максимальной зависимости от случайностей, – РАЦИОНАЛЬНЫЙ минимум подчиняет себе ИРРАЦИОНАЛЬНЫЙ максимум, – опускает ниже своего уровня, создавая сколь угодно простую и примитивную (пусть даже на уровне витальных страхов и ощущений) систему запретов и ограничений и сохраняет соотношение соподчинения, при котором РАЦИОНАЛЬНОЕ как система накопленных знаний и опыта (пусть даже минимального) становится ориентиром (рациональной «точкой отсчёта») и подчиняет себе всё случайное, стихийное и непросчитанное, чем рационально организует и структурирует («форматирует») это информационное поле, расширяя его для накопления будущей информации и создавая предпосылки для будущего его интеллектуального развития и роста.

Даже находясь на приоритетных позициях и в "подавляющем большинстве", ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ всё равно будет подчинено РАЦИОНАЛЬНОМУ, потому что (по закону экологического оптимума, отсекающего всё лишнее) каждое информационное поле нуждается в рациональном "форматировании" – в упорядочении и структурировании информационного потока на каждом уровне его организации.
Ссылка:
socionika-forever.blogspot.ca/2010/09/blog-post...
__________________________________________________________________________________


Чем меньше мы осведомлены о более высоком уровне организации информационного потока, чем меньше мы знаем о том, кто, куда и зачем на ведёт (продвигает, выдвигает, проводит, или наоборот, – вытесняет, оттесняет, уводит), – тем большее значение мы придаём тому или иному явлению как случайности.

НЕИСПОВЕДИМЫ ПУТИ ПЕРЕДАЧИ ИНФОРМАЦИИ. Точнее, – неисповедимы они только на нижнем уровне. А на более высоком уровне посредством этих случайностей выстраивается цепочка причинно-следственных связей, необходимых для передачи (проведения) информации с определённой, заранее заданной целью.

Эту мысль очень хорошо иллюстрирует песня, текст которой (синхронный подстрочный перевод с иврита) я привожу ниже.
В оригинале песню поёт изумительная израильская певица, Хава Альберштайн. Музыку написал Мати Каспи. Стихи – Йорам Тхарлев.
Песню можно послушать на этой страничке:
muzofon.com/search/Chava_Alberstein/0/
(57-я сверху: Chava Alberstein «Ballad Of The Horse»)
Или здесь:
smoz.ru/mp3/?q=spo&page=4
(10-я сверху).
Или здесь:
www.mp3ppc.com/mp3/Chava_Alberstein/1
(31-я сверху).
Называется песня «Баллада о лошади», но по форме и содержанию она похожа хасидскую притчу. А ещё её можно назвать: «Песня об информационных метаболитах и о причинно-следственных связях, построенных на разных уровнях организации информационного потока»

Вот текст:

«БАЛЛАДА О ЛОШАДИ»

«Смотри, ведут на ярмарку красивого коня!
Беги за ним, купи его скорее для меня!
С пятном на лбу и на спине, конь белый, словно снег,
И серебром сияет волос в гриве и в хвосте.»

Так барин Мошке-конюху сердито приказал
И, выдав ему сто рублей, велел спешить!..

Проходит Мошке вдоль рядов, по ярмарке идёт,
Вдруг видит, паренёк стоит и лошадь продаёт, –
С пятном на лбу и на спине, конь белый, словно снег,
И серебром сияет волос в гриве и в хвосте.
А парень так задумчиво стоит, глаза прикрыв,
И тихо, словно для себя, поёт такой мотив:

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

«Сделай милость, помоги запомнить твой мотив!»
Его просит Мошке, про коня совсем забыв.
«Заплати сначала, прежде чем спою.
Я за пятьдесят рублей напев свой продаю».
Мошке кошелёк достал и деньги заплатил.
И тут же вместе с парнем эту песню заучил.

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

А чуть кончился напев, и Мошке, как прозрел:
«Эй, сколько стоит жеребец тот, что я присмотрел?
С пятном на лбу и на спине, конь белый, словно снег,
И серебром сияет волос в гриве и в хвосте.»
«Сто рублей!» – был дан ответ, а Мошке будто рад:
«Ну, пятьдесят я заплатил, возьми вот пятьдесят...»

«Нет, нет, нет, нет! – смеётся парень, – этак не шути!
Ты пятьдесят за песню дал, за лошадь сто плати.
Товар идёт раздельно, меня ты не морочь!»
Взял Мошке свои деньги и пошёл оттуда прочь.
Среди прилавков и рядов понуро он бредёт,
И тихо, только для себя, ту песенку поёт:

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

Отчаявшись найти коня, Мошке домой идёт,
Вдруг видит: мужичок стоит и лошадь продаёт,
С пятном на лбу и на спине, конь белый, словно снег,
И серебром сияет волос в гриве и в хвосте.
Мужик поёт другой напев, в нём Мошке различил
Продолжение песни той, что прежде он учил:

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

«Сделай милость, разучи со мною твой мотив!»
Его просит Мошке, про коня опять забыв.
«Заплати сначала, прежде чем спою.
Я за пятьдесят рублей напев свой продаю».
Мошке вынул кошелёк, деньги заплатил,
И тут же вместе с мужиком ту песню разучил.
А чуть кончился напев, и Мошке, как прозрел:
«Эй, а сколько стоит конь тот, что я присмотрел?».
«Сто рублей!» – был дан ответ, а Мошке будто рад:
«Вот сапоги мои возьми, прибавь те пятьдесят...»
«Так не пойдёт, – сказал мужик, – со мною не шути,
Конь стоит сто, за пятьдесят ты приобрёл мотив.».

Вернулся Мошке к барину без денег, без коня,
И был жестко им избит в конце того же дня.
С пятном на лбу и на спине он изгнан со двора,
А с ним лишились крова и жена, и детвора.
В скитаниях им много бед пришлось перетерпеть,
Но никогда, нигде они не прекращали петь:

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

Однажды, много лет спустя, пути их привели
В местечко, где жил мудрый и прославленный раввин.
Он проводы субботы справлял в кругу друзей,
Когда к нему в дом привели непрошеных гостей.
Раввин спросил их строго: «Вы кто? Живёте где?».
Но вместо слов у них вдруг разом вырвался напев:

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

Расхохотались все вокруг, приняв их за шутов,
Но рабби мигом приструнил своих учеников.
Ударил кулаком об стол он, гневно их спросив:
«Вы что, уже оглохли все?!.. Не слышали мотив?!..
Ведь эту песню сотни лет мы с нетерпением ждём!
В тот день, когда придёт МЕССИЯ, мы её споём!..»

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...»
_______________________________________

ПРИМЕЧАНИЕ:

Вот так, — оказалось достаточно одного точного замечания мудрого и знающего человека, чтобы весь этот, на первый взгляд, хаотичный, ИРРАЦИОНАЛЬНО воспринимаемый, причинно-следственный ряд выстроился в систему — РАЦИОНАЛЬНУЮ, объясняющую заданную свыше цель. После чего всем сразу стало ясно, зачем, как и почему складывались именно такие обстоятельства, сформировавшие именно эту причинно-следственную связь:
* если бы барин не увидел великолепного коня, он бы не послал Мошке на ярмарку;
*если бы Мошке не услышал песню и не захотел её купить, забыв обо всём, он бы вернулся домой с конём, и всё бы осталось по прежнему;
* если бы песня не была такой, что он забыл о коне, он бы не захотел её разучить во что бы то ни стало;
* если бы за песню не запрашивали половину выданной ему суммы (а продавцы откуда-то знали, сколько у него было денег), у него бы ещё был шанс купить коня, найдя незначительную сумму где-нибудь по близости.
И так далее...
Все обстоятельства этих причинно-следственных связей складывались таким образом, чтобы в результате Мошке принёс ценную информацию (которая на протяжении многих лет казалась никому не нужной) по нужному адресу, где она и была встречена с восторгом, как самая долгожданная и востребованная, а Мошке и его семья оказались самыми важными и дорогими гостями — провозвестниками самого счастливого события, — пришествия МЕССИИ, поскольку принесли мелодию, которой будут встречать Посланника Небес.

По поводу "непонятных", на первый взгляд, "хаотичных" причинно-следственных связей, имеющих счастливую развязку, и "неблагоприятных обстоятельств", их формирующих, скажу следующее: у меня таких событий и "цепочек", вынуждающих резко менять судьбу, — отказываясь от достигнутого, куда-то переезжать, менять профессию, менять круг общения, начинать всё с нуля по другой профессии и в другом месте — было очень и очень много. Сейчас я об этом не жалею, потому что знаю, для чего и почему всё это складывалось именно таким образом.

В заключение, в качестве примера скажу, что эту песню, — "Балладу про коня", — я услышала ещё в конце 70-х, — задолго до того, как стала интересоваться соционикой. Сама тогда же перевела её на русский, потому что она мне очень понравилась. И только сейчас, спустя тридцать с лишним лет, мне "случайно" представилась реальная возможность проиллюстрировать с её помощью одну из интереснейших гипотез в соционике, — идею об иерархической, многоуровневой организации информационных потоков, формирующих локальные и глобальные причинно-следственные связи в процессе информационного метаболизма.

URL
22:38 

ТАБЛИЦЫ ПРИЗНАКОВ РЕЙНИНА

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)








запись создана: 14.07.2012 в 01:03

URL
06:20 

Признаки Рейнина в квадровых комплексах

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


21. ДЕЛЬТА-КВАДРОВЫЙ КОМПЛЕКС «ПОДРЕЗАННЫХ КРЫЛЬЕВ» (Автор Вера Стратиевская, © 2009)

Дельта - квадровый комплекс "подрезанных крыльев" формируется под влиянием четырёх доминирующих в квадре информационных аспектов — эволюционной деловой логики (+ЧЛ), эволюционной этики отношений (+БЭ), инволюционной интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ) и инволюционной сенсорики ощущений (-БС), образующих в совокупности ТРИ ДОМИНИРУЮЩИХ КВАДРОВЫХ ПРИЗНАКА:







Сочетание доминирующих в четвёртой кадре аспектов и признаков задаёт следующие свойства дельта - квадралам:
• беспредельное совершенствование мастерства, стремление к высочайшему (запредельному) профессионализму (+ЧЛ↑);
• беспредельное расширение допустимых возможностей, стремление к запредельным возможностям (- ЧИ↑);
• постоянное обновление сфер интересов, обновление и расширение среды обитания ("программы расселения"), устремление в запредельные пространства (-БС↑);
• совершенствование сферы этического взаимодействия, стремление к высочайшей духовности, к запредельной мечте о "мирном и безоблачном счастье для всего человечества" (+БЭ↑).

По совокупности свойств всех доминирующих в дельта - квадре признаков, свойств и аспектов создаются условия для очень высокой конкуренции амбициозных творческих планов, перспективных авторских идей, ценных новаторских проектов.

Заявить себя автором, организатором, спонсором, реализатором или популяризатором такого проекта уже само по себе почётно. Главное — не стоять в стороне от такого важного и перспективного события, а уметь приобщиться к нему, успеть оказать на него своё влияние, оставить на нём отпечаток своего дарования, успеть внести своё вклад и свою лепту в это столь значимое и общественно - полезное дело.

Ажиотаж творческой лихорадки заставляет дельта - квадралов очень придирчиво относиться к духовным и творческим запросам своих соконтактников. В четвёртой квадре тот не достоин внимания и не заслуживает уважения, кто не охвачен жаждой творчества, не стремиться реализовать свой возможностный потенциал, не спешит развивать свои способности и таланты.

О четвёртой квадре невозможно писать в скромных тонах. Четвёртая квадра — это каскад творческих планов, фейерверк экстравагантных идей.

Если в альфа - квадре стыдно быть безответным, в бета - квадре — слабым и беспомощным, в гамма- квадре — ленивым и бездеятельным, то в дельта - квадре стыдно не стремиться к самосовершенствованию, стыдно останавливаться на достигнутом и переставать работать над собой. Если дельта - квадрал говорит соконтактнику: "Тебе есть ещё над чем поработать", — он искренне считает, что делает доброе дело: завышая планку требований (и ставя себя в положение строго критика, учителя, "творческого наставника), он заставляет его совершенствоваться в своём мастерстве, развивает его способности, его творческий потенциал. С другой стороны, попав под критику и оказавшись в положении вынужденного "ученика", дельта - квадрал обижается на самозванного учителя и пытается избавиться от его опеки, говоря: "А меня и так всё устраивает в моей работе. Я всем доволен и в советах посторонних не нуждаюсь!" (А сказал бы это в присутствии этика - дельта - квадрала, тотчас бы получил замечание: "Ну зачем ты так разговариваешь с человек? Он же тебе хотел помочь, дал совет, а ты…").

Раздражение вызывает сам факт такого критического замечания: нашёлся кто - то не в меру инициативный, кто воспользовался возможностью, ситуативным преимуществом и выступил в роли критика: сумел уязвить, сумел навязать своё мнение. А кто его спрашивал? Кто возвёл его в ранг арбитра? По какому праву он здесь выступает?

Дельта квадралы боятся
• недооценки их творческого и возможностного потенциала,
• боятся ограничения возможностей их творческого потенциала,
• боятся "подсечек", подрезающих "крылья" их творческих замыслов,
• боятся уничижительной критики ещё не завершённой работы,
• боятся некомпетентного, сумбурного и хаотичного влияния, оказываемого амбициозными профанами (самозванными арбитрами) на их работу,
• боятся их дурацких вопросов и примитивных представлений, заставляющих невольно занижать уровень творческой работы, подгоняя её под их убогое мировосприятие,
• боятся замечаний, напоминающих о том, что в мире существует огромное количество деятельных идиотов, считающих себя в праве низводить возможностный потенциал творческого человека до примитивного уровня их восприятия, а потом, со слов других "авторитетных критиков", вменять ему в вину именно этот "примитивный" и "грубый" уровень его работ.
Дельта - квадралы
• боятся противоречивых высказываний, загоняющих их в их творческих изысканиях и работах в тупик,
• боятся глупости, зависти и невежества этих случайных самозванных критиков, способных походя, бестактной выходкой, одним небрежным словом столкнуть их с достигнутых и заслуженных ими высот (просто потому, что иному человеку нравится быть и чувствовать себя разрушителем).
В дельта - квадре боятся разрушителей всего ценного, доброго, позитивного, бояться тех, кто разрушает из зависти, из- за собственной несостоятельности, или от скуки, от нечего делать, "просто так", "за здорово живёшь".

Страх этих разрушений, страх разрушенных надежд и творческих планов, повсеместно подстерегающий творческого человека, повсюду сталкивающегося с завистью и завистниками, страх невозможности реализовать свой творческий потенциал, находясь в окружении завистливых и мстительных людей, развлекающихся и само утверждающихся разрушением чужих творческих планов, подавлением чужих творческих порывов, страх быть сброшенным с вершины достигнутых творческих целей — самое распространённое в дельта - квадре явление.

РАЗРУШЕНИЕ НАДЕЖД, СВЯЗАННЫХ С РЕАЛИЗАЦИЕЙ АМБИЦИОЗНЫХ ТВОРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ, СТРАХ ПРЕПЯТСТВИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ НА ЭТОМ ПУТИ (СТРАХ ОГРАНИЧЕНИЙ ТВОРЧЕСКОГО И ВОЗМОЖНОСТНОГО ПОТЕНЦИАЛА) МЫ УСЛОВНО НАЗЫВАЕМ ДЕЛЬТА - КВАДРОВЫМ "КОМПЛЕКСОМ, ПОДРЕЗАННЫХ КРЫЛЬЕВ".

22. ВЫСОКИЕ ЗАПРОСЫ ДЕЛЬТА-КВАДРАЛОВ

Стать героем, мастером высочайшего класса в дельта - квадре очень почётно. Но ещё более почётно выйти за пределы допустимых возможностей и стать экстрасенсом-целителем, чудотворцем, провидцем, пророком, святым.

Планка запросов и требований в дельта - квадре повышается постоянно. То, что вчера ещё выходило за рамки возможного, сегодня считается вполне заурядным явлением.

На фоне таких амбициозных запросов высочайший героизм и профессионализм просто меркнет, а достижения представителей всех предыдущих квадр кажутся им чуть ли не смехотворными.

В альфа - квадре они откровенно скучают: там всё начинается и заканчивается разговорами, а о настоящих успехах можно только мечтать.

Про бета - квадру и говорить нечего: там каждый стремится захватить власть, сделать карьеру, вместо того, чтобы стать "выше этого" и устремиться к тем рубежам, которые выше любой мирской власти.

Гамма - квадралы — вообще скучные люди. О чём с ними можно поговорить? У них только и интересов, что дом — работа, работа — дом. И это жизнь?

Иное дело — четвёртая квадра. Вот тут — настоящий простор для творчества! Настоящее раздолье для воображения! Тут, что ни человек, то светило и гений! Тут даже простой бомж — не кто-нибудь, а странствующий философ, кладезь мудрости, бездна талантов.

Вот тут (в дельта - квадре) настоящая жизнь бьёт ключом! Вот тут — общество! Вот тут — свет!

Трудно дельта - квадралам жить среди представителей других квадр, — запросы и требования у них слишком высокие, — трудно им угодить. Труднее всего им приходится в ортогональной и антагонистичной бета - квадре: там на одном самомнении далеко не уедешь. Да и в виртуальную реальность отлететь не позволят, — опустят на землю, оттеснят вниз как "слабака", подведут под монастырь, как "жертву".

Среди своих дельта - квадралам тоже бывает нелегко: на фоне высоких, амбициозных идей возникает высокая конкуренция амбициозных проектов и планов, которые бывает достаточно только озвучить, чтобы самоутвердиться. Один озвучил, другой озвучил, — глядишь, оба самоутвердились, зауважали друг друга на полчаса, а дальше ждут, что слова воплотятся в дело, — ждут чуда, которое должно произойти. (Если чуда не происходит, всегда можно подтасовать факт, — сказать, что оно уже где - то произошло и его кто - то видел и даже воспользовался результатом: благодарил за добрый совет и чудотворное лечебное средство.)

Как и другие объективисты - прагматики, дельта - квадралы — мастера блефовать, мистифицировать, набивать себе цену. И лидируют здесь деклатимы, — инфантильные интуиты - этики, защищённые своим снобизмом, убеждённые в своей правоте, в своём высшем предназначении, убеждённые в том, что намерения могут оправдывать средства, лишь бы только намерения были благими.

Если "мистификатор" не догадался позаботиться об антураже — не догадался защитить себя должным образом, окружить таинственным или мистическим ореолом, не догадался продумать режиссуру и технологию своих чудес, значит пора оттеснять, смещать с пьедестала такого "чудотворца", пора его "заземлять", спускать на землю, где ему укажут его настоящее место. Пусть работает, землю роет, как все ординарные люди, если больше он ни на что не способен.

А с другой стороны, — как его "заземлить", если он о себе возомнил невесть что? — влиятельных друзей приобрёл, вещает с телеэкранов, миллионные аудитории собирает, — как его остановить?

А острое слово на что? — вот оно ему крылья - то и подрежет.

А острословов в четвёртой квадре достаточно. Там все РАССУЖДАЮЩИЕ и за словом в карман не полезут. А как РАССУЖДАЮЩИЕ - АРИСТОКРАТЫ - ОБЪЕКТИВИСТЫ дельта - квадралы сумеют постоять за себя и словом и делом: сумеют остаться на высоте, сумеют сохранить за собой (хотя бы ситуативно) доминирующие позиции, сумеют защитить их (хотя бы на короткий миг) по факту своей реальной (хоть и мимолётной, и кратковременной) ситуативной победы над соконтактником.

Если не словом, так делом победит дельта - квадрал (преимущественно, интуит) своего соконтактника или потенциального конкурента, — делом, которое во вред соконтактнику, от его имени, но без его согласия будет совершено, поставит в унизительное или зависимое положение, из которого тот ещё не скоро выйдет, "подставит" его по всем статьям, но при этом добавит "весу", льгот, преимуществ и привилегий тому, кто его так ловко и хитро провёл. (Совершить "благодеяние" так, чтобы поставить облагодетельствованного человека в безысходно зависимое положение, да ещё самому от этого пользу и выгоду получить, — это конечно нужно суметь исхитриться.)

Зато уж и быть пойманными за руку на неприглядном поступке дельта - квадралы, — а особенно, дельта - интуиты (этики) — очень не любят. Чувствовать себя уязвлёнными и униженными в присутствии посторонних им бывает очень неловко (а особенно, когда они собирались достичь новых высот). Больно им ощущать "надрезы" на своих "крыльях", которые так и тянут вниз, обвисая беспомощно и бессильно, заставляя их бесславно покидать высшие сферы и уступать место на пьедестале другим.

Дельта - квадралы очень болезненно воспринимают крушение своих надежд и идей, крушение интеллектуальных, духовных и творческих планов.

Тому, кто высоко взлетел, больно падать. Страх этого падения — распространённое проявление комплекса "подрезанных крыльев". Попытка наработать защиту на этот страх, "полюбив" своё падение ("Лежать в испарине порока и любоваться собственным падением…" ), нравственно деградировать, но при этом быть выше осуждения и презрительных оценок, субъективно настаивая на своём моральном превосходстве, — одна из распространённых мер защиты по квадровому комплексу в дельта - квадре, а открытые сексуальные отношения здесь не считаются чем-то предосудительным, — что может быть плохого в любви? (-ЧИ↑; +БЭ↑).



Дельта - квадрал не терпит:
• когда оспаривают его право на духовное, нравственное, профессиональное и творческое самосовершенствование и самореализацию;
• когда оспаривают его нравственное, духовное, интеллектуальное, профессиональное превосходство.
Дельта - квадралу (а особенно, интуиту) бывает больно видеть интеллектуальное, духовное профессиональное, нравственное превосходство других, из - за чего ему хочется унизить их тем больше, чем более реальными успехами и преимуществами для них оно оборачивается.

Зависть к чужим успехам — одно из самых распространённых проявлений дельта - квадрового комплекса "подрезанных крыльев": чем меньше личных успехов, тем больше амбиций и больше зависти к успехам других (чем - то ведь надо восполнить ощущение личной потери).

Дельта - квадрал не терпит:
• когда оспаривают его право на всемерную и всестороннюю реализацию его творческих планов, его творческого, возможностного, интеллектуального и духовного потенциала,
• когда оспаривают его право находить удовольствие в его (пусть даже скромных) творческих успехах, планах и фантазиях,
• когда запрещают ему ими гордиться, радоваться избавлению от зависти к чужим успехам, радоваться победе над собственной гордыней.
Творчески самореализовываться, искать себя, развивать, совершенствовать дельта - квадралы могут до глубокой старости (если только им не чинят препятствий).

Девиз дельта - квадры: максимум успехов, возможностей и перспектив, —максимум реализации возможного и желаемого.

23. СПОНТАННЫЙ КОНТРОЛЬ И СТРЕМЛЕНИЕ К ДОМИНИРОВАНИЮ КАК НАРАБОТКА ЗАЩИТНЫХ МЕР ПО КВАДРОВОМУ КОМПЛЕКСУ "ПОДРЕЗАННЫХ КРЫЛЬЕВ"

Считая для себя унизительным включаться в процесс жестокой конкурентной борьбы, взаимо подавляющей деловую и творческую активность всех её участников, дельта - квадралы стараются изначально исключить из сферы делового и творческого взаимодействия все те факторы, которые могли бы такие условия сформировать. Поэтому спонтанно в процессе взаимодействия устанавливают с соконтактником отношения соподчинения, позволяющие им корректировать его действия, устанавливая над ними этический (моральный, нравственный, духовный, психологический) и деловой контроль.

В дельта - квадре каждый считает себя вправе контролировать и корректировать поступки и действия окружающих. Всё это делается в рамках частной деловой или этической инициативы, которую ни один из дельта - квадралов не считает нужным уступать.

По факту реального доминирования и спонтанно сложившихся отношений соподчинения2 каждый из дельта - квадралов в процессе взаимодействия становится либо доминантом (самозванным и самовольным), — контролёром, наставником — человеком свободным и независимым от чьей - либо воли, наделившим себя правом исправлять и контролировать действия окружающих, либо зависимым и притесняемым "подконтрольным", вынужденным подчиняться требованиям "контролёра - наставника", спонтанно отчитываться и "исповедываться" перед ним (равно как и перед другими, если он повелит) по первому его требованию.

2. В отличие от АРИСТОКРАТОВ - СУБЪЕКТИВИСТОВ бета - квадры, дельта - квадралы как АРИСТОКРАТЫ- ОБЪЕКТИВИСТЫ не нуждаются в системных иерархических назначениях на роль доминанта. Сами себе присваивают права доминанта по собственной инициативе и по факту сложившихся обстоятельств: кто успел, тот и захватил власть, кто сумел, тот и перераспределил её в рамках системы (коллектива, бригады, семьи), кто может, тот и удерживает её в этих рамках. Но даже в этом случае дельта - квадрал как ОБЪЕКТИВИСТ не считает себя обязанным подчиняться системным отношениям, исходя из основного принципа объективизма: "человек важнее системы" ("права личности выше прав системы"), связанного с доминированием аспекта деловой, объективной логики в третьей и четвёртой квадрах (квадрах объективистов) и вытеснением аспекта системной логики (логики соотношений) на подчинённые позиции.

"Проявляя заботу" о "подконтрольном", дельта - квадрал может в любую минуту потребовать отчёта о чем угодно. И не успокоится, пока не получит искреннего и правдивого ответа на все интересующие его вопросы. Не отступит, пока не навяжет свои условия, своё мнение и свои решения подконтрольному по каждому пункту его жизнедеятельности, пока не получит от него полного отчёта обо всех, происходящих с ним и планируемых им событиях, пока не разузнает, о чём думает и что чувствует "подконтрольный", что творится у него в душе и что у него на уме. (Это и называется настоящим проявлением чуткости в дельта - квадре, — настоящей заботой о ближнем).

В результате возникает довольно гибкая и динамичная иерархия, в которой доминанты меняются довольно часто. Выигрывает всегда тот, кто при любых условиях оставляет за собой приоритетные позиции:

• тот, кто отслеживает ситуацию с позиций своего личного, пусть даже кратковременного и сию минутного доминирования,

• тот, кто любую ситуацию выстраивает и контролирует с позиций своих личных (пусть даже самовольно присвоенных) привилегий, прав, преимуществ; кто моделирует все факторы и все условия, влияющие на ситуацию в соответствии со своими личными планами, намерениями, приоритетами и амбициями;

• тот, кто последнее слово, мнение или действие оставляет за собой, навязывая его "подконтрольному" как некий непреложный абсолют, которому нужно подчиниться (в силу каких - то с кем - то достигнутых договорённостей, от которых теперь отказываться "неудобно").

• тот, кто всегда лучше знает, что и как надо делать, когда, кому и что говорить и постоянно этому учит других, не позволяя поучать себя,

• тот, кто всегда контролирует других, но над собой контроля не признаёт,

• тот, кто находит недостатки в других, игнорируя или не принимая всерьёз критику в свой адрес…

• тот, кто гибко приспосабливается к постоянно меняющимся условиям и обстоятельствам, подчиняясь духу времени и требованию насаждаемых идеологий,

• тот, кто умеет быть конформным, может часто менять свои взгляды, умеет аккуратно и гибко встраиваться в сложившуюся систему отношений,

• тот, кто может быть и кротким, и амбициозным одновременно, кто может быть и нарочито раскованным в своих действиях и демонстративно зависимым от условий и договорённостей, позволяющих переадресовывать эту реальную или мнимую зависимость другим,

• тот, кто призывая других к примирению, подчинению, повиновению, к одолжению, к запредельным взаимным уступкам, сам отказывается подчиняться, повиноваться и идти на какие - либо уступки: впадает в панику и обижается чуть ли не до слёз, когда от него самого требуют каких - то уступок,

• тот, кто притесняя и вытесняя других, при всех условиях сам остаётся "на высоте", кто удерживает за собой позиции "морального и нравственного превосходства", оставаясь во мнении общества человеком во всех отношениях непогрешимым — "оплотом морали", "эталоном нравственности", "средоточием всех добродетелей".

Все выше перечисленные условиях заставляют "доминанта" выстраивать довольную сложную и двустандартную позицию в системе отношений, но в иерархическом обществе дельта - квадры она является возможной, естественной и допустимой. А во многих случаях и необходимой, — а иначе, как можно гордиться своей мнимой скромностью, подавлять своим мнимым моральным и нравственным превосходством и при этом осуждать других за "грех гордыни"?

24. МОРАЛЬНОЕ ПРЕВОСХОДСТВО КАК НАРАБОТКА ЗАЩИТЫ ПО КОМПЛЕКСУ «ПОДРЕЗАННЫХ КРЫЛЬЕВ»

Способность склонять к уступкам других, но при этом не уступать самому — великое завоевание дельта - квадралов.

Лозунги: "Подумай о других!", "Уступи свои права другому!", "Откажись от своих прав и привилегий в пользу других!" — оказываются той самой ограничивающей чужие права и чужую инициативу мерой, позволяющей самому "контролёру - наставнику" действовать с полным размахом, по максимуму своих сил и своего потенциала, оставаясь свободным от каких бы то ни было возможностных ограничений. Контролируя и подчиняя других, он никому не подчиняется сам, — его творческую инициативу ничто не сковывает, росту его амбиций, полёту фантазии ничего не мешает.

В дельта - квадре небеса свободны для всех, и доступны для всех (по идее!) — каждый имеет право на свободу творческого самовыражения. Каждый имеет право беспредельно развивать свои таланты с тем, чтобы реализовать их в грандиозных проектах и принести пользу обществу, продвинув его далеко вперёд.

При таком обилии творческих "взлётов", при таком (пусть даже мнимом, условном) поощрении активной творческой деятельности ("Творите, взлетайте, но только другим не мешайте!"), в "небесах", — в поле творческих и деловых инициатив дельта - квадры — становится так же тесно, как и на бренной и суетной земле гамма - квадры и всех предыдущих квадр.

Поэтому в "воздушном пространстве" смелых творческих изысканий и амбициозных дерзаний дельта - квадры следует быть особенно вежливым и осторожным, чтобы при столкновении не свалить соконтактника вниз, чтобы не причинить ему этим непоправимый ущерб — таковы правила! И о них говорят повсеместно. Нарушающих эти правила в команду не принимают, из дела вытесняют, поучают и перевоспитывают на каждом шагу, "ломают" по - чёрному, а отчаявшись перевоспитать, стараются обходить за версту.

Сами дельта - квадралы, в стремлении захватить инициативу и выйти на доминирующие позиции, тоже обходят эти правила стороной. Иногда даже по ролевой их не соблюдают — агрессивно реагируют на малейшее сопротивление их мнению, их воле, желанию, действиям, планам, инициативам. (И это понятно, и допустимо: в соответствии с их естественным (аристократическим) стремлением к доминированию, необходимость агрессивно навязывать свою волю ("неоднородность по агрессивности") позволяет им самоорганизовываться в иерархии и устанавливать вертикальные связи в системе.)

Другой вариант — утверждение морального превосходства и доминирование через накопление этических преимуществ (+б.э.↑). Проявляется в стремлении к поверхностному, мнимому миротворчеству, из - за которого дельта - квадрала (особенно, инфантильные интуиты) часто сами попадают в положение жертвы, наталкиваясь на глухое сопротивление и непонимание их позитивной этической инициативы.

Навязывая соконтактнику "игру в поддавки" и рассчитывая на его ответную уступку (хотя бы из вежливости), они чувствуют себя обиженными и разочарованными, сталкиваясь с его хамским или потребительским отношением к их щедрым и искренним предложениям любви, дружбы, взаимопомощи... Их мечты о взаимовыгодном, приятном и непринуждённом взаимодействии разбиваются в прах — мир оказывается не готов к таким чистым и возвышенным отношениям. Возникает ощущение сгущающейся тесноты и путаницы одновременно, — ощущение жестокого и злобного противоборства, при котором все друг друга толкают, отпихивают, сбрасывают с заоблачных высот, беспощадно подрезая друг другу крылья; отказываются друг друга понимать даже тогда, когда пытаются объясниться. Возникает желание "наказать", отринуть от себя всю эту раздражающую и разочаровывающую реальность, а это так не вяжется с постулируемыми ими этическими принципами, из которых кротость и всепрощение — наиглавнейшие.

Зато потом, уже после боя, есть возможность "помахать кулаками". Можно вспомнить о своих утраченных преимуществах и постараться их восстановить. Можно провести с соконтактником (особенно, если это близкий человек или постоянный партнёр) "воспитательную работу". Можно с ним серьёзно поговорить, осудить его поведение, напомнить, где и в чём он был неправ и "научить на будущее". Тот, кто первым найдёт, к чему придраться, — первым захватит эту инициативу: первым выскажет свою обиду, первым войдёт в роль наставника, проведёт "разбор полётов" и оставит последнее слово за собой, тот станет "контролёром" и выбьется в доминанты в сложившихся отношениях. Навяжет соконтактнику роль "виноватого", оттеснит его на подчинённые позиции и будет контролировать его поведение при каждом удобном случае, напоминая ему о его прошлой (реальной или вымышленной) вине — "не то сказал", "не так посмотрел", "обидел человека вызывающим тоном, дерзкой интонацией"… (возможностей безграничное множество).

В дальнейшем этот, пока ещё случайный, "доминант" будет уже постоянно бороться за право контролировать действия своего "подопечного". Будет следить за его поведением, за сложившимися связями и отношениями, будет ему выговаривать, назидать, наставлять. Завышая требования, будет добиваться от него новых уступок. Произвольно меняя свою систему оценок и отношений к тем или иным его поступкам, будет манипулировать своим "подконтрольным", вытесняя его на всё более унизительные подчинённые позиции. Будет ставить его во всё более зависимое положение, которое впоследствии будет за ним закреплено посредством сложившихся традиций и ритуалов. "Подчинённый" будет обязан с определённой периодичностью отчитываться о своих поступках, выслушивать новые критические замечания, получать новые "предписания" и неукоснительно их выполнять, о чём опять же потом будет отчитываться.

Любая попытка что - либо изменить в сложившихся отношениях может глубоко разочаровать и обидеть "наставника": получается, он впустую потратил своё время; его надежды "перевоспитать человека" не оправдались, его труды не принесли результатов. За каждое новое разочарование, за разрушенные иллюзии и нанесённые в связи с этим обиды отвечать опять же придётся "подконтрольному": вне зависимости от результатов, воспитательное воздействие на него будет оказано с ещё большей, многократной увеличенной силой.

А всякий расход сил требует компенсации. В результате "контролёр" (рассчитывающий на окупаемость всех понесённых затрат в настоящем и в будущем) тоже оказывается жертвой своего воспитательного проекта — жертвой того самого "лохотрона", в который он втянул своего "подопечного". Хорошо ещё, если тот, столкнувшись с реальными плодами его труда и осознав себя беспомощным и нежизнеспособным "зомби" — марионеткой в чужих руках, жертвой чужих амбиций и чужой злобной воли, — не воздаст "должное" своему "контролёру", отблагодарив его полной мерой за всё "хорошее", — за множество вынужденных и непоправимых уступок, поставивших его в положении парии, за растраченные впустую здоровье и силы, за безысходность его унизительного положения, за череду упущений, не оставляющую ни надежд, ни шансов на будущее, за всю его искалеченную и рабски зависимую прошлую и настоящую жизнь, которая жизнью по существу не является.

Привычная убеждённость в своей правоте не позволяет "наставнику" признавать свои ошибки. Столкнувшись с реальными доказательствами своей вины, он, даже если и поиграет в "обиженного", "виноватым" себя не посчитает. Ложно - многозначительный пафос дельта - интуитов, характерный для них снобизм — распространённое проявление дельта - квадрового комплекса "подрезанных крыльев". И часто выражается в стремлении отрешиться от реалий окружающей их действительности и воспарить в самомнении, в недосягаемом для других субъективном идеализме, в стремлении быть выше объективных критериев и оценок, оставаясь недоступным для сравнения с другими в своём замкнутом и самодостаточном мирке собственной завышенной самооценки.

читать дальше
запись создана: 21.06.2012 в 20:46

URL
22:37 

Признаки Рейнина в ИТО соцзаказа

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ОТНОШЕНИЯ СОЦЗАКАЗА СЛИ, ГАБЕН – ЭСИ, ДРАЙЗЕР

Со стороны они кажутся очень удачной и подходящей друг другу парой. Лучшего и желать нельзя — оба красивы, подтянуты, эстетичны, опрятны, обоих отличает хороший вкус, сдержанность поведения и приятные манеры; оба умеют и любят работать над собой, постоянно расширяют круг интересов и творческих увлечений — так выглядит эта пара в процессе приёма (Драйзером) и передачи (Габеном) социального заказа.

1. СБЛИЖЕНИЕ С ПОДЗАКАЗНЫМ. ЦЕЛИ И СПОСОБЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА НЕГО.

Габен ( как иррационал) не всегда может осознавать, что именно побуждает его сблизиться с Драйзером. Эти цели не всегда бывают определённы и чаще всего объясняются обычной симпатией или физическим “влечением” (“Ты мне показалась интересным человеком, я почувствовал к тебе влечение”.).
Мнение заказчика Драйзеру небезразлично, поэтому он всегда старается выяснить, что именно побудило партнёра проявить к нему интерес.

В тех случаях, когда отношения рассчитаны на активное физическое сближение и цель их Габеном вполне осознана, он может прямо и бесхитростно ошеломить Драйзера откровенным признанием (или недвусмысленным предложением), но при этом он может проявлять такое сильное возбуждение и “излучать” настолько сильное нетерпение (раздражение и вызванный неудовлетворённостью его желания сенсорный дискомфорт), что все эти состояния тут же начинают передаваться Драйзеру в виде неприятных (а иногда даже и нестерпимых, мучительных) ощущений. (Аспект сенсорики ощущений, канал 1 — 7, уровня ЭГО — ИД).

Подсознательно настроенный на уязвимую сенсорику ощущений своего дуала, Драйзер не может равнодушно относиться к физическим страданиям партнёра, поэтому, ощущая сенсорный дискомфорт со стороны Габена, он начинать испытывать чувство тревоги и беспокойства. Ему передаётся раздражение партнёра и у него возникает желание — срочно, любыми средствами, любой ценой! — избавить его от состояния дискомфорта, расслабить и снять напряжение.

Поддавшись этому состоянию (которое условно можно назвать состраданием), Драйзер способен выполнить любое желание, любую прихоть Габена (лишь бы только партнёр успокоился и перестал испытывать дискомфорт). Поскольку порыв этот чаще всего бывает импульсивен, Драйзер не всегда отдаёт себе в нём отчёт и вскоре начинает сожалеть о своей уступчивости — стыдится и казнит себя одновременно, пытаясь понять, что же это за наваждение на него нашло? И как он мог так быстро поддаться чужому влиянию, уступить воле постороннего, иногда даже едва знакомого человека?

После столь неожиданно лёгкой “ победы” Габен способен потерять к подзаказному всякий интерес и отношения на этом могут либо закончиться, либо принять однообразный и сугубо утилитарный характер.
Но при этом социальный заказ ( пусть даже на самом примитивном уровне) оказывается выполнен — желание соцзаказчика исполнено, его “проблема” решена, социальный опыт Драйзером тоже усвоен: не будь простачком и не давай себя так легко обмануть!

Разумеется, “признание” Габена тоже не всегда бывает кратким и лаконичным, хотя оно всегда сопровождается мощным сенсорным импульсом (который усиливается по мере продолжительности признания), так что в конечном счёте Драйзер ощущает только слабость (до звона в ушах) и всё возрастающее давление, с которым ему бывает трудно справится. (Это уже потом, когда инцидент исчерпан, Драйзер может пытаться вспомнить, что именно ему говорили и как это получилось, что он потерял над собой контроль и испытал непреодолимое желание уступить, которому и подчинился..

Воле Габена сопротивляться трудно, особенно когда он противопоставляет свою волю сопротивлению других. Наметив себе конечную цель, Габен очень быстро её достигает (даже не отдавая себе отчёт, как это у него получается, поскольку аспект волевой сенсорики (+ЧС7) реализуется у него подсознательно).

Габен (вне зависимости от его интеллектуального и социального уровня) отличается одним интересным свойством: способностью переживать ощущение физической близости (физически овладевать человеком), не входя с ним в физический контакт, а только воспроизводя эти ощущения в своём воображении. (Что опять же не означает, что он полностью лишает себя физических удовольствий или может без них обойтись!). Габен сам определяет для себя меру, качество и способ удовлетворения своих желаний, равно как и способ получения удовольствий. При этом, будучи реалистом и практиком, он оценивает ситуацию как с точки зрения возможностей достижения целей, так и с точки зрения перспектив.

Таким образом и атака Габена на Драйзера проводится сразу в нескольких направлениях: это и волевое давление (аспект волевой сенсорики), и определённый сенсорный “фон”, лихорадочное возбуждение, которое он начинает активно транслировать (доминирующий аспект сенсорики ощущений).
Габен может обратиться к Драйзеру и с каким - либо неожиданным вопросом (грубым или бестактным) и тут уже попадает на слабые, серединные блоки модели Драйзера, — в зону его абсолютной слабости (+ЧЛ5) и беспомощности (+ЧИ4) — воздействует на аспекты интуиции потенциальных возможностей и деловой логики.

Первая цель Габена (как УПРЯМОГО- СТРАТЕГА-АРИСТОКРАТА) — произвести впечатление на интересующего его человека, огорошить его шокирующей неожиданностью и застать врасплох, вторая — перейти в атаку, а затем уже обратиться с конкретным и выгодным «деловым предложением», которое может быть подано и без всякой связи с предыдущими репликами (что иногда тоже шокирует). И этому “деловому” предложению Драйзер неожиданно для себя подчиняется. (Пока он пытается что - либо сообразить в этой ситуации, Габен уже начинает его суггестировать по своей творческой деловой логике, (+ЧЛ2 — +ЧЛ5), — переходит к “позитивным” деловым предложениям, уступать которым Драйзер, подчиняясь этой суггестии, считает для себя единственно возможным (другого выхода он “почему - то” не видит!).

2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СТРАТЕГА И ТАКТИКА

Как ИНВОЛЮТОР, ИРРАЦИОНАЛ и творческий прагматик (+ЧЛ2), Габен часто выстраивает ситуацию знакомства (первого контакта с партнёром) неожиданным и неординарным способом: с одной стороны он пытается удивить соконтактника своей непредсказуемостью, с другой — активно вводит его в удобную ему ситуацию и насильно “удерживает” в ней, отвлекая внимание и переводя его с одного аспекта на другой. Главное во всём этом — стремительность, натиск (+чС7), новизна и неожиданность!

Для того, чтобы “заинтересовать” собой человека, Габен иногда активно вовлекает его в ссору (УПРЯМЫЙ-СТРАТЕГ-ИНВОЛЮТОР), поэтому и “ссора” для него может быть не только способом знакомства (самым быстрым, кратчайшим и альтернативным), но и способом выбора партнёра (по принципу "свой - чужой", "подходящий- неподходящий"), методом проверки его интуиции и находчивости (расчёт на интуитивную ЭГО - программу (-ЧИ1) его дуала -Гексли). И от того, как поведёт себя в этой ситуации соконтактник, — от того как он сумеет (или не сумеет) ответить на эту "заявку", зависит дальнейший интерес к нему Габена.

К сожалению, и в этом плане Драйзер Габена разочаровывает и поступает совсем не так, как от него ожидают. Драйзер не терпит вмешательства в свои личные дела и никому не позволяет себя задевать; на всякого рода “невинные шалости” Габена он реагирует чрезвычайно болезненно и раздражённо (тем более, если они доставляют ему неприятности или разрушают какие - то его давно вынашиваемые планы). Драйзер опасается шокирующей непредсказуемости со стороны соконтактников (+ЧИ4), не любит, когда его ставят в идиотское положение (а кому это приятно?), но он, тем не менее, довольно часто туда попадает из - за собственной интуитивной ограниченности и из - за этической и интуитивной ограниченности Габена, которому иногда хочется "сразить" своего подзаказного, поразить его воображение каким-то неординарным поступком, а заодно и сбить с него гонор, не задумываясь о последствиях (БЕСПЕЧНЫЙ), желая одержать победу здесь и сейчас (УПРЯМЫЙ-СЕНСОРИК-ДИНАМИК-СТРАТЕГ).

Осторожный и замкнутый (из-за своего программного НЕГАТИВИЗМА и интуитивной ограниченности) Драйзер (по первому впечатлению) Габену кажется высокомерным, заносчивым — неприступным. Этой кажущейся заносчивостью он невольно и провоцирует “задиристость” Габена, ошибочно напоминая ему его УПРЯМОГО-АРИСТОКРАТА дуала-Гексли. Но в отличие от гибкого и “изворотливого” Гексли, Драйзер проявляет себя слишком неудобным, (“неподатливым”) партнёром — “ворочаешь” его и так и этак, ставишь его то в неловкую ситуацию, то в тупик, а он всё умудряется выйти с наименьшими для себя потерями: либо вообще не принимает навязанной ему игры, либо отыгрывается с явным этическим преимуществом (вызывая досаду Габена, уже вошедшего во вкус этой игры).

Нехитрые “ловушки”, расставляемые ему Габеном, Драйзер не воспринимает как приглашение к знакомству или (ещё того хуже!) как акт ухаживания. (А если даже и догадывается об этом, делает вид, что “не понял”, поскольку рассматривает такую попытку заигрывания как принципиально провокационную или неэтичную, а потому и поощрять её не считает нужным. Драйзер обостряет отношения и доводит их до вражды своими осуждающими (подозрительными и презрительными) взглядами, которые особенно травмируют Габена, заставляя его ужесточать давление на партнёра и вовлекать в ещё более тупиковую ситуацию (СТРАТЕГ-СЕНСОРИК).

На что же рассчитывает Габен, доводя отношения до кризиса?

На то, что партнёр сменит тактику, смягчится, предложит перемирие, пойдёт на компромиссы. Габен ориентирован на гибкую и маневренную позитивную (+БЭ2) этику отношений Гексли и на его тактичную программную интуицию возможностей (-ЧИ1). Драйзер же этот “инструментарий” в процесс разрешения конфликтов не включает (за неимением такового). Своей инволюционной программной этикой отношений (-БЭ1) он пользуется в основном для установления запретов, ограничений и определения меры наказаний, а про интуицию возможностей он вообще вспоминает в последнюю очередь, когда ситуация ему кажется безвыходной и тупиковой. Поэтому то, с чем Гексли справился бы легко, Драйзеру часто оказывается не под силу. И не только потому, что он не может Габена осадить или “поставить на место”, но ещё и потому, что каждую “пустяковую” (в понимании Габена) ситуацию, воспринимает слишком серьёзно, затрачивает слишком много эмоций и душевных сил, обезоруживая себя перед партнёром, демонстрируя свою интуитивную слабость, незащищённость, доверчивость и простоту — то, чего никогда не позволил бы себе находчивый и изобретательный (по части выдумок) Гексли. Там, где Гексли всё обратил бы в игру и шутку (к радости и удовольствию Габена), Драйзер (к разочарование и недоумению Габена) искренне и всерьёз негодует (повод для этого всегда находится).

В рамках своей стратегии (а задерживаться на пути продвижения к цели Габену не хочется), Габен нивелирует ужесточающиеся этические требования Драйзера, игнорирует его обиды и возмущение, настоятельно советует ему «быть проще» и относиться к происходящему «легко».

И дело не в том, что Габену так уж необходима “простота” Драйзера (когда Габен с ней реально сталкивается, он абсолютно теряется и не знает, что с этим делать), Габена раздражает прямолинейность и этическая инертность Драйзера — в какую сторону его направили, туда и пошёл, пока в тупик не упёрся. А нет бы за себя постоять, извернуться и переломить ситуацию, выставить всех дураками, а себя героем (как поступил бы Гексли!). Драйзеру ничего подобного и в голову не приходит — его только слегка задели, “пошутили” с ним, а он тут же обиделся и ушёл — с ним неинтересно!..
Драйзер, как его ни направляй, ни при каких обстоятельствах не захочет “быть проще”, — и не просите, не уговаривайте!

3. ПОЗИЦИЯ ДРАЙЗЕРА, ЗАПРОС ПОДДЕРЖКИ НА СУПЕРИД

Взаимопомощь, поддержка, стабильность и перспективность — это то, что Драйзер (ориентируясь на своего дуала Джека) ценит в партнёре и в отношениях. Аспект деловой логики и интуиции времени — это то, чем Габен может привлечь Драйзера — то, на что он в партнёрстве с ним будет рассчитывать.
И тем более глубоким и болезненным разочарованием оказывается несовпадение (нестыковка) ценностей у обоих партнёров. Всё то, что для Габена могло быть только побочным условием достижения цели, для Драйзера является самоцелью — существенной поддержкой по уровню СУПЕРИД – аспекты деловой логики (+ЧЛ5) и интуиции времени (-БИ6), — поэтому он так жадно ловит и “впитывает” все обещания и обнадёживания со стороны партнёра — подпитывает ими свою активационную (-БИ6) и суггестивную (+ЧЛ5) функции, — поэтому так дорожит любой, пусть даже самой незначительной услугой (и по той же причине он так обострённо воспринимает и отсутствие этой поддержки, — потому так сильно и обижается, что для него всё это чрезвычайно важно).

С другой стороны, все те ценности и удовольствия (по аспекту сенсорики ощущений), которые являются важными и значимыми для Габена, Драйзера мало интересуют и представляют малозначимую и второстепенную ценность. Драйзер (будучи физически сильным человеком — творческая волевая сенсорика) как программный ЭТИК-КВЕСТИМ больше всего ценит в себе красоту духовную. (Красота физическая для него является нормой).

Из красоты, из чувственных наслаждений в его дуальной диаде (Джек — Драйзер) не делают культа. И в качестве “генератора удовольствий” здесь никто выступать не захочет. В этой диаде (РЕШИТЕЛЬНЫХ-ДЕМОКРАТОВ-РАЦИОНАЛОВ-ОБЪЕКТИВИСТОВ) есть свой оптимальный баланс возможностей и удовольствий. Если ситуация (или отношения) обязывают, то от удовольствий можно (и нужно) отказаться. Удовольствия — это не главное, важнее всего интересы дела и прочность этических отношений. На преданности и верности Драйзера, на его честности, порядочности и чувстве ответственности здесь многое держится. Поэтому, если Драйзер (о таком даже страшно подумать!) вдруг увлечётся поиском наслаждений и начнёт активно “реализовывать свой темперамент”, Джек вынужден будет отказаться от большинства своих планов, от длительных экспедиций и командировок и оставит за собой одну только заботу: сидеть дома и сторожить своего дуала (а заодно и перевоспитывать его).

По счастью, в диаде “Джек — Драйзер” такое в принципе не может произойти! Драйзер был, есть и будет этическим и сенсорным оплотом своей диады, — её опорой и стрежнем. И значит “наука” (и система приоритетов) Габена ему впрок не пойдёт — рано или поздно он в ней всё равно разочаруется и от неё откажется. Но ещё раньше он разочаруется в своём соцзаказчике, поскольку этот диссонанс ценностей — это расхождение взглядов и предпочтений будет раздражать его всё больше и больше.

4. ВЗАИМНЫЙ ПРАГМАТИЗМ, ВЫХОД НА ВОЛЕВОЕ ПРОТИВОБОРСТВО; ЭТИЧЕСКАЯ И ИНТУИТИВНАЯ КОРРЕКЦИЯ

Программная сенсорика ощущений (-БС1) Габена может иметь несколько составляющих и каждая из них будет (на первых порах!) по - своему привлекательна для Драйзера: это и эстетика, гармония и целесообразность в организации быта и окружающего пространства, органичное взаимодействие с природой и окружающими его людьми. Как программный эстет и ПОЗИТИВИСТ Габен чрезвычайно привлекателен — обаятелен, мил, услужлив, открыт для общения, легко и быстро завязывает новые знакомства, старается быть полезен людям, проявляет о них заботу и внимание.

Габен часто производит впечатление человека умеющего хорошо и комфортно — уютно, удобно, "рационально" (+ЧЛ2) — устраиваться в жизни. Именно поэтому РАЦИОНАЛУ-ОБЪЕКТИВИСТУ Драйзеру (с его жаждой подпитки на суггествиную деловую логику +ЧЛ5) подсознательно хочется войти в ближайшее окружение Габена, “замкнуть” его на себе, подчинить своей воле, влиянию, этически “упорядочить” его отношения и жизнь («будь только со мной и больше ни с кем!») и безгранично пользоваться его услугами, добрыми делами и советами, отзывчивостью и покровительством.

Кажется, стоит Драйзеру только захотеть и он приобретёт в лице Габена и персонального врача (диетолога, косметолога, массажиста), и персонального тренера (по всякого рода лечебным и оздоровительным гимнастикам), и персонального повара, дизайнера, парикмахера, модельера, визажиста, а также персонального знахаря, экстрасенса, и, разумеется, незаменимого домашнего мастера — умельца на все руки, способного любую работу сделать на высочайшем профессиональном уровне.

Отношения ОБРАТНОГО СОЦИАЛЬНОГО ЗАКАЗА (подзаказного — к заказчику) чрезвычайно прагматичны, стабильны, конкретны и имеют определённую цель. Габен кажется Драйзеру именно тем человеком, с помощью которого ему всего удобнее решать свои бытовые проблемы.

Габен пользуется этой заинтересованностью Драйзера и, как творческий прагматик (а к тому же УПРЯМЫЙ -АРИСТОКРАТ), устанавливает свой, выгодный ему (иерархический) порядок вещей, в котором Драйзеру (как потребителю услуг Габена) отводится подчинённое, второстепенное место, на которое Габен и выводит Драйзера настойчиво и последовательно, по праву доминанта этой иерархии — её "главного" и "наиболее востребованного" звена.).

Одновременно с этим Габен заставляет Драйзера постоянно ощущать эту его востребованность (то есть, набивает себе и своим услугам цену) — заставляет Драйзера постоянно нуждаться в нём, для чего постепенно обостряет (увеличивает) дефицит раздариваемых им услуг. Он всё чаще фрустрирует и разочаровывает Драйзера, отказываясь от выполнения данных ранее обещаний (или откладывая их в долгий ящик). Претензии Драйзера он, в связи с этим, поначалу воспринимает как знак того, что его уловка оказала желаемое действие: Драйзер нуждается в нём, он уже "подсел" на заботу и услуги Габена, а по мере откладывания обещаний, он становится всё более зависим от поддержки Габена и его услуг.

Прагматизм Габена (+ЧЛ2) ставится во главу угла в его отношениях с Драйзером. Драйзера же такая доминанта (а тем более зависимость) в этих отношениях начинает всё больше травмировать. И тогда уже в силу вступает программное УПРЯМСТВО, СТРАТЕГИЯ и сенсорный напор Габена. Ему приходится “ломать” этические каноны Драйзера и его ЭГО-программные представления о “порядке этических отношений” и об этическом “порядке вещей” (-БЭ1). Габена сковывает жёсткая рациональность Драйзера и его этические нормативы (которые он всем, повсеместно навязывает). У Габена возникает желание разрушить жёстко навязанный ему тривиальный сценарий. В этом проявляется и естественная потребность Габена в интуитивной подпитке на суггестивную функцию (+ЧИ5) — потребность в экстравагантных и неординарных поступках, которые внесли бы приятное разнообразие в его жизнь, но которых он не может ожидать от Драйзера.

Не получая должной поддержки по интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ5), Габен начинает сам себя ею обеспечивать — бунтовать, задираться, провоцировать ссору и самые неожиданные и непредсказуемые развязки различных (изначально жёстко планируемых) ситуаций. Габен — бунтарь по своей натуре, а с Драйзером ему становится нестерпимо скучно — слишком уж Драйзер строг, ординарен и предсказуем (а в некоторых случаях и откровенно нацелен на реализацию запланированного им “этического сценария”, на получение “запланированных удовольствий”.).

Само понятие “запланированные удовольствия” для Габена кощунственно — такое же как “запланированное счастье” или “запланированная радость”. В самом понятии “запланированное, ожидаемое удовольствие” с точки зрения ИРРАЦИОНАЛА-Габена уже есть элемент насилия над личностью — значит кто - то обязан это удовольствие доставить. И это уже само по себе напрягает Габена и разрушает его позитивный настрой и позитивное отношение к ожидаемому празднику, заставляя его этот праздник (это удовольствие) тем или иным способом омрачать.

Удовольствия, по мнению РАССУЖДАЮЩЕГО- ДИНАМИКА- ИРРАЦИОНАЛА-Габена, могут быть только незапланированными (и зависимыми от его, Габена, желания и настроения), и в этом он как ИРРАЦИОНАЛ и как “программный сенсорик” абсолютно уверен. Потому он и ломает позитивный эмоциональный настрой и позитивные планы Драйзера, причём делает это упрямо и последовательно. (А как иначе объяснить человеку, что запланированное счастье — это неправильно? Ожидаемая радость (по мнению Габена) — это слишком высокая планка требований, которая уже сама по себе может стать источником многих разочарований, что он повсеместно и пытается доказать своему подзаказному, разрушая его планы и навязывая ему ИРРАЦИОНАЛЬНЫЕ приоритеты, как бы говоря: "живи сегодняшним днём, цени сегодняшний миг удовольствий", что для РАЦИОНАЛА-Драйзера и мучительно и неприемлемо, поскольку усугубляет его страхи по болевой интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ4), усиливает неуверенность в завтрашнем дне (дезактивирует по интуиции времени -БИ6), обостряет жажду подпитки на суггестию, которая из-за этого постоянно испытывает недостаток поддержки по деловой логике (+ЧЛ5) — Драйзер не чувствует опоры в Габене, и отношения с ним становятся для него всё более тягостными и мучительными.

Одновременно с этим Габен пытается и ограничить всё возрастающие потребности Драйзера по аспекту сенсорики ощущений (хорошего понемножку! ). Габен сам определяет меру удовольствий для себя и для партнёра, сам её и регулирует ( исходя из своих планов, целей и настроений). Габену нужен податливый, суггестируемый по сенсорике ощущений партнёр. Драйзер таковым не является и его прямая заинтересованность в получении удовольствий (коль скоро он их предвкушает), всё более настораживает и подавляет Габена (поскольку и запрос на эти удовольствия (по мере увеличения их дефицита) подаётся Драйзером в форме во всё более возрастающих в своей настойчивости требований).

Сам Габен тоже не желает быть “генератором удовольствий” и никому не позволит себя к этому принуждать — он слишком хорошо знает, как опасно и разрушительно пресыщение для создания гармоничных отношений (гармония здесь подразумевается уже сенсорная ).
Кроме того, Габен видит и другие “недоработки” Драйзера по интуиции возможностей — его доверчивость, честность и простодушие (что обещал — исполняет, даже себе во вред), его недогадливость и легковерие (обмануть, облапошить его — легче лёгкого), его неумение ориентироваться в ситуации и неумение предвидеть её развитие.

5. КООРДИНАЦИЯ ПЛАНОВ, ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПО ИНТУИТИВНЫМ АСПЕКТАМ

Позитивные прогнозы и обещания, подаваемые Габеном в виде "аванса" (уловки, приманки) с позиции его ролевой. нормативной интуиции времени (-БИ3), активизируют, приободряют Драйзера (-БИ6), вселяют (зыбкую и кратковременную) надежду на будущее, требующую постоянной поддержки и подкрепления (ориентир на творческую интуицию времени его дуала- Джека). Но стоит ему только попытаться стабилизировать отношения в интуитивном плане — потребовать от Габена неукоснительного выполнения намеченных планов и обещаний, как действительность его тут же начинает разочаровывать.

Первое, что Габен пытается внушить Драйзеру — это полнейшее неприятие каких - либо временных ограничений. Стоит только Драйзеру спросить: “Ты пришёл на весь вечер?” Как Габен уже начинает чувствовать себя в тисках каких - либо обязательств, которые ему непременно хочется разрушить (он же не может знать, что по аспекту интуиции времени Драйзеру нужна абсолютная гарантия и определённость). Именно поэтому, стоит только Драйзеру расслабиться и подумать: “Как хорошо, мы проведём весь сегодняшний день вместе!”, как Габен тут же находит способ “выскользнуть” из временных и сенсорных рамок: “Я выйду на пару минут, тут надо ребятам антенну поставить. Это рядом. Я скоро вернусь.”
Надо ли говорить, что Габен в этот вечер уже не вернётся, а Драйзер будет его терпеливо ждать, поглядывать на часы, волноваться, сожалеть о потерянном вечере и чувствовать себя обиженным и несчастным — его опять обманули!

6. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПО ЛОГИЧЕСКИМ И ИНТУИТИВНЫМ АСПЕКТАМ

Драйзер предпочитает не контролировать партнёра во всём, что касается деловой логики и интуиции времени (аспекты уровня ЭГО его дуала Джека). Он вообще старается партнёру по мере возможностей доверять — боится, что недоверие разрушит гармонию их взаимоотношений. Но и в ситуации постоянно нарушаемых обещаний Драйзер существовать не может — для него это невыносимо! Самое неприятное, когда пообещав вернуться через 15 минут, его друг возвращается где - то под утро или вообще только на следующий день (а то и через неделю или через месяц). И при полнейшем отсутствии извинений с наглой улыбочкой заявляет: “А что такого? Там были интересные люди, и я остался с ними — не хотелось уходить.”. Такого рода “объяснениями” Драйзер бывает просто шокирован. Он пытается понять, как следует ко всему этому относиться и как это воспринимать, — как издевательство? Как наплевательское отношение?

Присваивая себе всё большие права и привилегии, Габен не только разрушает планы Драйзера на будущее, но — что гораздо страшнее! — нивелирует значимость его этических взглядов и принципов (получается, что слово, данное партнёру, для Габена ничего не значит, — как же строить отношения с таким человеком?). Стараясь внести ясность в эти отношения и этически их упорядочить, Драйзер начинает протестовать против привносимого Габеном сумбура и хаоса и яростно отстаивать краеугольные позиции своей ЭГО-программы, растрачивая на это колоссальное количество энергии, душевных и физических сил.

Габен, разумеется, игнорирует протесты Драйзера, поскольку не собирается уступать подзаказному доминирующие позиции в их отношениях! С высоты своей программной сенсорики ощущений (-БС1) он продолжает "учительствовать" и "вещать с кафедры", акцентируя внимание подзаказного на периферийных ценностях этого аспектах . Для отвода глаз (изображая мнимое участие) будет проявлять "особый интерес" к физическому состоянию Драйзера, его самочувствию, "здоровому образу жизни", продолжает давать советы о правильном и полезном питании и экономном расходе душевных и физических сил, которые на фоне (невольно проводимых им) моральных и нравственных истязаний подзаказного и крушении его программных (этических) интересов, планов и ценностей будут восприниматься Драйзером как новое, изощрённое издевательство: “Ты мои душевные силы пожалей, злодей ты бесчувственный! — возразит ему на это Драйзер. — Наплевать мне на твоё диетическое питание!” — на что Габен будет молчать, ухмыляться, либо просто уходить от ответа (откуда ему знать, что Драйзер не суггестируется по аспекту сенсорики ощущений, — он же не Гексли!).

Допустить, чтобы Драйзер взаимодействовал с ним на равных Габен как, соцзаказчик, в принципе позволить себе не может, равно как и не позволит себе уступить ему своих приоритетных позиций. Габен уже ощутил всю полноту власти в этих неравновесных (и пока ещё удобных для него) отношениях, привык чувствовать себя в них доминантом (что немаловажно для него как для АРИСТОКРАТА) и не пожелает уступать своих привилегий подзаказному. Для Габена, страдающего дельта-квадровым "комплексом подрезанных крыльев", это равносильно тому, чтобы самого себя сбросить с небес на землю, на что он добровольно, разумеется, не пойдёт.

Напрямую об этом Драйзеру он тоже сказать не может (чтобы не обидеть своего подзаказного), — не скажет ему: "Ты хочешь, чтобы мы с тобой поменялись местами? Ты стал хозяином, а я — рабом? Извини, дорогой, здесь дураков нет!", — поэтому и не находит ничего лучше, как уходить от ответа с лукавой улыбкой (человека, которому в очередной удалось выскользнуть из неловкой ситуации), ухмыляться и отмалчиваться.

О том, что с партнёром можно взаимодействовать на равных, Габен разумеется (в теории) знает, но на практике (а тем более с подзаказным) у него это не получается (да и зачем, если в сложившихся отношениях можно обойтись и без этого равенства, если лично для него так удобнее?). Для упрочнения своих доминирующих позиций Габен продолжает убеждать и себя, и подзаказного Драйзера, что тот ещё "не дорос" до "настоящего" равенства с ним, — что ему, Драйзеру, нужно ещё много "работать над собой", чтобы хоть в чём-то сравняться с Габеном. (В чём именно — Драйзеру так и не удаётся понять до конца: по мере общения с соцзаказчиком, он всё более разочаровывается в Габене, всё более сомневается в его достоинствах, постепенно начиная осознавать, что достоинства эти все мнимые — дутые, — сам "король"-то — голый!).

Пытаясь удержаться на доминирующих позициях, Габен изводит Драйзера всевозможными придирками и наставлениями (находит повод по своей альтернативной, демонстративной логике соотношений -БЛ8), указывает Драйзеру на те или иные "вопиющие недостатки" и использует всевозможные уловки и ухищрения, позволяющие ему ещё какое-то время удерживать подзаказного в своём подчинении.

Действуя таким образом, он втягивает Драйзера в своего рода "лохотрон" по целому ряду аспектов, так или иначе задевающих болезненную интуицию потенциальных возможностей подзаказного (+ЧИ4), из-за чего тот ощущает себя рядом с Габеном ещё более униженным и оскорблённым. (И такой-то он "малодушный", "никчёмный", "безвольный", "обидчивый", "мнительный" человек, — не может подняться над своими обидами, не может быть "выше этого", — сердится, обижается ("непонятно на что"), "видит повод для обиды" там, где его (якобы) нет, но при этом позволяет себя обижать. (Габену может даже показаться, что таким образом он воспитывает в Драйзере "бойцовские качества" — превращает его из УСТУПЧИВОГО в УПРЯМОГО, "учит" защищать свои интересы наперекор всему, — что уже само по себе "пойдёт ему на пользу".).

И Драйзер когда-нибудь "отблагодарит" Габена и за "перевоспитание", и за эту "науку". И начнёт с того, что перестанет с ним самим церемониться, а там и вовсе предъявит счета к оплате — начнёт воздавать должное за все пережитые им страдания и унижения. (А как же иначе? — "око за око, зуб за зуб" — одна из краеугольных заповедей его этической ЭГО-программы, позволяющая восстанавливать равновесие между обидчиком и обиженным, воздавая мерой за меру (-БЛ3).).

Драйзер понимает, что Габен живёт по каким - то своим, чуждым ему этическим "правилам" и “ законам”, которые к его (Драйзера) этике не имеют ни малейшего отношения и которые лично ему, Драйзеру, оставляют в этих отношениях слишком мало места — мало субъективного пространства и личных свобод, что уже само по себе болезненно воздействует на слабые уровни его психики, — "бьёт" по логическим и интуитивным аспектам его модели. Драйзер осознаёт несправедливость этих отношений с Габеном и собственное унизительное положение в них. Понимает, что у этих отношений нет будущего, равно как и нет возможностей их исправить, — выравнять этически и позиционно и пролонгировать, не нанося ущерба краеугольным принципам его, Драйзера, этической ЭГО-программы — принципам ЭТИЧЕСКОГО РАВЕНСТВА обоих партнёров в правах, возможностях и обязательствах друг перед другом.

Неравновесность этих отношений,— неравноценность взаимозависимости в них партнёров — уже сама по себе обесценивает эти отношения в глазах ДЕМОКРАТА-Драйзера, делает их бесперспективными, бессмысленными и антигуманными: "Зачем насаждать зло, попустительствуя этой жестокости и этому неравенству? Не лучше ли разорвать отношения и прекратить их, подавив в себе желание продолжать их на любых условиях, какими бы они ни были? Почему бы не уничтожить, не ликвидировать их как источник всех свалившихся на него бед и несчастий? Почему бы, как минимум, не отдалить их от себя, сделав себя недосягаемым для новых искушений и новых (безуспешных) попыток что-либо изменить к лучшему в этих отношениях, — попыток, которые всякий раз заканчиваются провалом, новыми неудачами и разочарованиями?

Проблема усугубляется ещё и тем, что Драйзер находится в очень сильной зависимости от тех сенсорных удовольствий к которым приобщает его Габен. И при каждом новом разочаровании он испытывает состояние, сопутствующее сильным психологическим фрустрациям (по ощущениям близким к состоянию наркотической ломки) — невероятное, доходящее до судорог нервное и мышечное напряжение. Которое усиливается в периоды долгих, многочасовых ожиданий и сопровождается состоянием мучительной неизвестности, обостряет его “страхи ” по аспекту интуиции возможностей — "страхи неизвестности" – одной из самых уязвимых точек его психики).
“Где он, что с ним, почему не приходит? — беспокоится он о Габене. — Забыл обо мне, или что - то случилось? Издевается он надо мной, что ли?” — эти вопросы Драйзера мучают постоянно.

Но Габен приходит, и с ним всё в порядке — он спокоен и улыбается. И эта улыбка буквально шокирует Драйзера. И ощущение страха у него сменяется возмущением, ощущением ужаса, предельным негодованием и полнейшим непониманием мотивов поведения партнёра, заставившего его в очередной раз страдать: "Кто этот человек? зачем он издевается надо мной? почему он так спокоен и не испытывает ни малейших угрызений совести?"— над всеми этими вопросами Драйзеру тут же приходится размышлять, все они ставят его в тупик и все требуют разрешения (потому что без оснований — пока вина человека не доказана, Драйзер его обвинять не может — не считает себя вправе). Одно несомненно: после такого рода “объяснений” Драйзер уже ни кричать, ни выяснять отношения не может. Он ощущает себя ВЫТЕСНЕННЫМ из этих отношений, В КОТОРЫХ ВСЁ ПОДЧИНЕНО ИНТЕРЕСАМ И ВОЛЕ ЕГО ПАРТНЁРА, а сам он в этих отношениях занимает ничтожно малое место и играет всё менее значительную роль, — вытесняется на самые периферийные позиции. Осознание этого заставляет Драйзера ощущать себя беспредельно униженным, — поскольку роль его собственной этической программы (-БЭ1) предельно занижается, а лучшие и самые сильные её качества — ЧЕСТНОСТЬ, ПРЕДАННОСТЬ, ВЕЛИКОДУШИЕ, САМООТВЕРЖЕННОСТЬ, ВЕРНОСТЬ, — оказываются невостребованными. Всё происходящее напоминает ему игру в одни ворота, при которой он всегда остаётся в проигрыше. Драйзер чувствует себя лишним в этих отношениях. Ему хочется уйти куда глаза глядят и вычеркнуть этого человека из памяти.

Но и забыть себя Габен Драйзеру не позволяет. Через какое - то время он снова о себе напоминает: звонит или появляется без предупреждения — весёлый, добродушный, беззаботный. Словно говорит: “Всё хорошо и жизнь прекрасна! Расслабься и будь ты проще!” И снова начинаются обещания, заверения и обнадёживания Габена, подготавливающие его подзаказного для новых “ударов” и разочарований по иррациональным аспектам (по продуктивным функциям) — по тем самым, по которым рационалу трудно понять, проанализировать и осмыслить ситуацию.

Действуя таким образом (по творческой деловой логике) Габен как бы создаёт некую “идеальную форму" удобных для него сенсорных отношений, в границах которой и пытается удержать своего подзаказного. И этот “проект” изначально бывает настолько иррационален, настолько абстрактен даже для Габена (поскольку в этом он ориентируется на некий “идеальный” образ своего дуала-Гексли), что цель этой “формовки” оказывается для него совершенно непонятной и реализуется "на авось", по паринципу "будь что будет!". Но ещё более непонятной и совершенно непостижимой она оказывается для его подзаказного Драйзера, — доставляет ему бесконечное множество страданий (душевных и физических), ввергает его в мучительные поиски и размышления, из которых он не находит ни решения, ни выхода.

Таким выходом может оказаться обратный социальный заказ, к которому Драйзер приходит после долгих и безуспешных раздумий, после трудной и мучительной “ломки”, а также в результате серьёзного (логико - интуитивного) анализа ситуации, который не всегда удаётся сделать без посторонней помощи.

ОБРАТНЫЙ СОЦЗАКАЗ: ДРАЙЗЕР— ГАБЕН
7. ПОЗИЦИЯ ЗАКАЗЧИКА В ОТНОШЕНИЯХ ОБРАТНОГО СОЦЗАКАЗА


УПРЯМОМУ- СТРАТЕГУ - АРИСТОКРАТУ Габену действительно не хочется отпускать своего подзаказного Драйзера, как не хочется уступать ему своих позиций. Для него как для соцзаказчика (и как для прагматичного упрямого аристократа и стратега) это вопрос самоутверждения и престижа. Он уже вошёл во вкус своей власти над ним. Поэтому, создавая видимость безразличия к Драйзеру, Габен тем не менее "замыкает” его на себе, ограничивает его свободу, исключает для него всякие другие варианты, продолжая при этом удерживать на унизительных, подчинённых позициях (“ревнивый Габен”).

Замыкая на себе подзаказного, Габен (ориентированный на программного интуита-Гексли, который по аспекту ЧИ своего не упустит) не понимает того, что Драйзер (у которого этот аспект попадает на позиции ТНС) действительно упускает с ним свои возможности. Но Габен не из тех партнёров, кто будет волноваться из - за чужих упущенных возможностей, его гораздо больше волнуют свои. ( Аспект интуиции возможностей — его суггестивная функция — “точка абсолютной слабости”). Будучи подсознательно настроен на Гексли ( чей программный аспект — интуиция возможностей), Габен пребывает в уверенности, что партнёр своего не упустит, поэтому и призывы Драйзера о помощи (по аспекту интуиции возможностей) он посчитает блажью и проигнорирует. Но одно дело “замкнуть” на себе непоседу - Гексли (чьи возможности иной раз не грех и ограничить), другое — скромника - Драйзера, который и так к партнёру сверх меры привязывается, проявляя чудеса верности и долготерпения...

Именно поэтому рядом с Габеном Драйзер чувствует себя особенно закрепощённым и скованным, обиженным и обделённым вниманием — от него много требуют, но ему мало дают. (Но нельзя забывать и того, что в эту зависимость, в эти “унизительные” отношения Драйзер ставит себя сам. Строя отношения на близкой дистанции, он всегда становится “ заложником” этих отношений — заложником своей этической программы, своих обещаний и обязательств. Проблема в том, что такой же отдачи он требует и от партнёра. (В диаде Джек — Драйзер, где существует строжайший “этический кодекс партнёров” и где отношения строятся прочно, надолго и всерьёз, непременным условием является понятие этического долга перед партнёром, взаимная и полная самоотдача.).

Габена же этот “свод законов” тяготит, поэтому он пытается “облегчить” отношения, сделать их более гибкими, эластичными, “иррациональными” — независимыми от налагаемых моральных обязательств.
Габен сам решает, какие обязательства ему следует выполнять в первую очередь (и выполнять ли их вообще).

ЧЕМ БОЛЬШЕ ДИСКОМФОРТА ИСПЫТЫВАЕТ ГАБЕН В ОБЩЕНИИ С ПАРТНЁРОМ, ТЕМ МЕНЬШЕ ДОРОЖИТ ОТНОШЕНИЯМИ С НИМ И ТЕМ МЕНЕЕ СКЛОНЕН УСТУПАТЬ ЕГО ПРОСЬБАМ.
Не будем забывать и того, что Габен — ленив и не так уж часто склонен проявлять деловую инициативу, если этого можно избежать или переложить на кого - нибудь другого. (Вспомним, что его изобретательность часто является оборотной стороной его лени — там, где не хочется что - либо делать самому, он изобретёт автомат, который бы за него это сделал, либо найдёт себе в этом деле замену).

Опекать Драйзера по деловой логике Габену тоже не всегда хочется (особенно если отношения перестают быть для него приятными и перспективными). Если Драйзер исключается из разряда “нужных” людей, Габен преспокойно “забывает” о его просьбах и раздражается, когда ему о них напоминают.

А Драйзер не просто напоминает, он требует, настаивает, возмущается. И потому получает отказ, — наталкивается на волевое противоборство Габена, которое “включается” импульсивно, подсознательно, “автоматически”. Габен никому не позволяет чего - либо от себя требовать.
И вот на это - то непроизвольное сопротивление Драйзер постоянно и наталкивается...

Возникает взаимное волевое противоборство — волевому напору Драйзера Габен противопоставляет своё “непробиваемое упрямство”, возрастающее по мере оказываемого на него давления. Когда ситуация становится критической (дискомфортной) Габен из неё “выходит”, используя ряд “дежурных” отговорок (вспоминает, что ему куда - то надо срочно уйти, – «подежурить у постели больного друга», «забрать соседских ребятишек с продлёнки», «отвести племянницу в драмкружок» и т.д.)

Удержать Габена (если он уже куда - то направился) невозможно — не стоит и пытаться; во всяком случае Драйзеру это будет не под силу.
Иное дело Гексли: “Уходишь? Подожди, я тоже ухожу... Меня пригласили на вечеринку...” И сразу начнутся вопросы: “Кто пригласил? Какая вечеринка? — и я с тобой!..”

А Драйзер не может так поступить. Ему мешает диктат собственной программной этики отношений (-БЭ1), и связанный с ней избыток честности. Драйзер (при его РАЦИОНАЛЬНОСТИ и слабой интуиции возможностей) не может гибко приспосабливаться к постоянно изменяющейся ситуации, менять свои планы и подготавливать “запасные варианты” “на всякий пожарный случай” — тут сорвалось, туда пойду! Этические принципы и чувство ответственности перед партнёром не позволяют ему этого сделать. Никуда Драйзер от своей программы не денется: и захочет уйти — не уйдёт, потому что “принимает” Габена за Джека и взаимодействует с ним в соответствии с этическими мерками своей диады и поступать по принципу “спасибо этому дому, пойдём к другому” — не может. (А если даже и принимает для себя такую позицию (с досады), то это происходит только при длительном общении с Габеном, при систематическом повторении подобной ситуации. В этом случае Драйзер может сам себя осуждать, чувствовать, что он себя теряет, катится в пропасть и т.д.).

Габен тяготится преданностью Драйзера, поскольку на него самого это тоже налагает определённые обязательства, в которых он чувствует себя стеснённо. (А значит и дискомфортно: отношения перестают быть беззаботными и приятными, перестают доставлять удовольствие, а значит теряют и смысл. Возникает вопрос: стоит ли их поддерживать?).

Неспособность Драйзера проявлять выдумку и находчивость в неординарных ситуациях, заставляет Габена разочаровываться в нём. Габен в лице Драйзера не получает достаточно “интересного” партнёра, способного суггестировать его по интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ5), заинтересовать и дать достаточную пищу его воображению.

Но Драйзер не знает, что корень всех его бед именно в этом, об этом даже он не догадывается...
Он о многом не догадывается. В частности о том, как воспринимать замкнутость и невозмутимость Габена, его “закрытость”и “непроницаемость”, которая в немалой степени дезориентирует Драйзера, путает его, даёт пищу для ложных подозрений и обвинений.
Попытка выяснить отношения тоже ни к чему хорошему не приводит: Драйзер осыпает Габена градом упрёков, подступает с огромным количеством обвинений и требований, главное из которых: “Объясни мне своё поведение!”

Объяснить этическую подоплёку своих поступков Габен не сможет даже если бы захотел — аспект этики отношений его продуктивная функция, а не аналитическая. На вопрос: “ Как ты ко мне относишься?”, будет ответ: “Хорошо я к тебе отношусь” — и это правда, Габен действительно намеревается хорошо относиться к Драйзеру, но сам Драйзер губит эти намерения постоянными упрёками и обвинениями.

А в результате активация Габена по этике отношений сменяется дезактивацией (-БЭ6) — инертностью и безразличием. И тогда уже Габен от взаимоотношений с Драйзером ничего хорошего для себя не ждёт и думает только о том, как бы с наименьшими потерями из этих отношений выйти. Но тут уже Габена подводит его настойчивость и оптимизм: а что если ещё раз попытаться, а вдруг ещё не всё потеряно и можно что - то исправить? — его сочувствие, сострадание и расположение к Драйзеру — хороший человек, наверное я его действительно чем - то обидел. И Габен снова появляется в поле зрения Драйзера и пытается начать отношения “заново” — с чистого листа...

Но не тут - то было! Заметив заинтересованность в нём Габена, Драйзер начинает "оплаты по счетам" (в качестве профилактики новых "сюрпризов" Габена и подстраховки от них на будущее): предъявляет длинный перечень давних проступков Габена и требует объяснений по каждому пункту!

Попытка Габена ускользнуть от ответа, обнадёжить, расслабить Драйзера, загладить свою неловкость (“вылить масло на воду”) — тоже ни к чему не приводит: Драйзер не отпустит Габена, пока не получит ответы на свои вопросы...

Для Габена остаётся единственный выход — снова пуститься в бега...
Но теперь уже, зная тактику Габена, Драйзер, может и перехватить его по дороге либо начинает активно и агрессивно его преследовать — обзванивает всех общих знакомых (в любое время суток), устраивает ему облаву на дому (или где - нибудь у друзей). И тогда уже изобретательная и мобильная волевая сенсорика Драйзера (+ЧС2) вступает в активное противоборство с инертной волевой сенсорикой Габена (+ЧС7).

Изучив все “маршруты” Габена, Драйзер постарается перерезать ему пути к отступлению. И тут уже соцзаказчик обыгрывает его по своей программной альтернативной пространственной сенсорике (-БС1). Габен всегда найдёт, куда ускользнуть — всегда отыщет себе лазейку. В крайнем случае “уйдёт в себя”, спрячется за своей непроницаемой “маской” и Драйзер остаётся один со своими неразрешёнными вопросами, при своём интересе...

8. ДРАЙЗЕР. ВЫХОД ИЗ СОЦИАЛЬНОГО ЗАКАЗА

Драйзер ужесточает “террор” по аспекту этики отношений, жёстко заявляет на Габена свои права, требует неукоснительного выполнения моральных обязательств, сурово карает за ложь, за “предательство”, за сорванные планы и невыполненные обещания, за любой неблаговидный поступок.

Габен же стремится предельно облегчить их взаимоотношения, направляя их в русло “взаимо приятных”, обоюдовыгодных, недолговечных и поверхностных — “товарищеских”, с чем Драйзер в принципе согласиться не может. Понятие “товарищеские отношения” для него вообще никакой ценности не имеет — ни смысловой, ни этической. Слишком много сил затрачено им на коррекцию этих отношений, чтобы превращать их в “товарищеские”.

Вторая причина, по которой Драйзер не может перевести эти отношения в разряд “лёгких” и ни к чему не обязывающих — его всё усиливающаяся зависимость от “щедрот” и “милостей” Габена по аспекту сенсорики ощущений.

Несмотря на приверженность собственным принципам и убеждениям, Драйзер по этому аспекту оказывается слишком способным учеником — слишком усердным и добросовестным. “Западая” на аспекты уровня ИД— уровня импульсивных действий и “безрассудного самопожертвования”, Драйзер часто теряет чувство меры, полагается на контроль и оценку партнёра и позволяет ему собой руководить — “настраивать как скрипку”, открывать для себя новые ощущения, ослаблять или усиливать “поток эмоций”. (Последнее, конечно, даётся с трудом, поскольку у Драйзера этика эмоций инертная функция, и чтобы ею “руководить” Габену приходиться либо “распалять” эмоции Драйзера, требовать от него полной “раскрепощённости” и “ податливости”, либо охлаждать его чувства (“сбивать огонь”), фрустрируя и разочаровывая его.).

В результате Драйзер попадает в ещё большую зависимость от чувств.настроений и расположения соцзаказчика — удовольствий хочется получать всё больше и больше. Драйзер становится всё более требователен и агрессивен. И тогда уже Габену приходится экономно расходовать свои силы и возможности (вне зависимости от “воспитательных” и прочих мер воздействия на подзаказного — здесь уже речь идёт о выживании и самосохранении). Габен пытается призвать Драйзера к умеренности и воздержанию, а если не получается, то и сажает его на “ голодный паёк”.

Любопытства (или развлечения) ради, Габен может приобщить Драйзера и к каким - то запретным, “сверхчувственным” удовольствиям, приучить его к ним, сделать так, что тот не сможет без этого обходиться. Габен может требовать к себе и безграничного доверия, и безоговорочного подчинения. Есть у него возможность и воздействовать на ощущения Драйзера — всё зависит от его конкретных целей в отношении подзаказного и от того, как долго Драйзер будет мириться со своим зависимым положением.

А зависимости от чужой воли Драйзер не потерпит. Его творческая волевая сенсорика ему этого не позволит. (Равно как и мобилизационная интуиция возможностей — “как бы чего не вышло). Зависеть от чужой воли Драйзер не может — это слишком опасно! — тем более от воли человека, который его разочаровывает в этическом плане — это опасно вдвойне!

Убедившись в необходимости избавиться от влияния соцзаказчика (собрав необходимый компромат, пронаблюдав его поведение, поразмыслив), Драйзер усилием воли подавляет все чувства и все симпатии, которые он когда либо испытывал к этому человека, перечёркивает всё хорошее, что у него когда - то с ним было (“решительным мерам” ничто не должно мешать) и разрывает отношения спокойно и методично — без всякого сожаления!

Драйзер не просто уходит — он сжигает за собой мосты, чтобы уже никогда не вернуться.
Драйзеру важнее всего решиться на разрыв, прийти к выводу, что чувства партнёра его больше не интересует. Остальное — “дело техники”, выбор оружия” и направления “главного удара”, — выбор “ болевой точки”, наиболее ранимой и уязвимой...

И такой точкой оказывается этика эмоций — точка наименьшего сопротивления Габена, его мобилизационная функция. Общаясь с Драйзером, равно как и с другими “не в меру эмоциональными” этиками, Габен старается эту функцию прикрывать, нарабатывает определённые приёмы её защиты — уходит от разговора, “ускользает” от ответа, надевает непроницаемую “защитную маску”, изображает из себя человека абсолютно равнодушного к чужим страданиям и требованиям...

Но этим же он провоцирует и новые «разборки», от которых он опять же старается уйти. Воздействуя на Габена по этике эмоций, Драйзер не видит результатов этого “удара”, поэтому может считать такую меру неэффективной ("Что толку на него кричать, когда он стоит себе и улыбается — совести у него нет!"). К моменту выхода из соцзаказа, Драйзер может быть разочарован практически во всех этических мерах своего воздействия — всё испробовано: и крики, и упрёки, и ссоры, и скандалы— всё бесполезно! Остаётся единственное средство: ударить по самооценке — “комплексу полноценности”, отказаться от кнута и от пряника и снова стать самим собой: не надо мне твоих “удовольствий”, если из - за них я попадаю в такую зависимость, “ни мёда, ни жала мне твоего не надо”. ( Взаимодействие по аспект сенсорики ощущений, канал 8 — 1, уровней ИД — ЭГО).

Отказ от “излишеств” по сенсорики ощущений в пользу нормативов по волевой сенсорике является ключевым в механизме отношений обратного соцзаказа в этой диаде. То, что в полудуальных отношениях было сферой внешних противостояний ( взаимодействие по творческим функциям полудуалов ) в отношениях социального заказа становится областью внутреннего противоборства подзаказного — аспект сенсорики ощущений вступает в противоречие с аспектом волевой сенсорики. Безудержной раскрепощённости, погоне за удовольствиями и жажде наслаждений мешают жёсткие самоограничения Драйзера по волевой сенсорике, усугубляемые страхами по интуиции возможностей (это в какую же пропасть я падаю?! ).

И тут уже давления по волевой сенсорике со стороны Габена оказывается недостаточно для того, чтобы снять эти ограничения. Из послушного и исполнительного ученика Драйзер превращается в непослушного упрямца. А осознав, в какую “пропасть” Габен его сталкивает, взвалив всю ответственность за происходящее на подзаказного, начинает ему жестоко мстить. (“Растлевать?! Меня??? Ах, ты!..”)
На этом этапе Драйзер начинает уже активно возвращаться на свои исходные этические позиции к прежним нормативам личной самоорганизации. А поскольку какие - то жёсткие рамки и самоограничения у него всё же имеются (на тот случай, если его заказчик находится на более низком духовном и социальном уровне развития — “живёт в другое социальное время”), Драйзер выходит из - под влияния соцзаказчика, отвергая для себя многое из того, чему тот его “учил”.

ВЫВОДЫ:

Позиция Габена (программа -БС1 – сенсорные (чувственные) отношения): Отношения хороши, пока люди заботятся друг о друге, стремятся доставить удовольствие, дарят радость друг другу и душевный покой.
Позиция Драйзера (программа -БЭ1 – этические отношения): отношения приемлемы, пока люди выполняют взаимные обязательства, дорожат привязанностью и чувствами друг друга.

ПОИСК КОМПРОМИССОВ:


Драйзер может принять программу Габена как ситуативную, а отношения — как ни к чему не обязывающие, “однодневные” — как одноразовое развлечение. Если Габен захочет пролонгировать ситуацию и стабилизировать отношения, ему придётся постоянно заинтересовывать собой Драйзера, доказывать ему свою нужность и стараться не разочаровывать. Драйзеру не имеет смысла проявлять заинтересованности в стабилизации отношений, равно как и реагировать на попытку Габена стабилизировать их — эти отношения слишком иллюзорны и эфемерны для Драйзера и проблем его не решают.

ПЕРЕДАЧА СОЦИАЛЬНОГО ОПЫТА

Драйзер (при его программном негативизме, жёсткой, статичной этике отношений, слабой логике и болезненной интуиции потенциальных возможностей) часто бывает закрыт для получения всякой новой, необходимой ему информации и в силу этого ограничен в реализации своих возможностей. Габен как заказчик заставляет его расширить своё информационное поле либо ставит его в ситуацию, когда он бывает вынужден сделать это.

Драйзер, таким образом, получает мощный волевой и информационный импульс, позволяющий ему существенно расширить сферу своих интересов и, овладев новой ( и необходимой ему) системой знаний, методикой или технологией, успешно реализует многие свои возможности,.
Будучи сориентирован на пытливого и любознательного Гексли, Габен разносторонность интересов партнёра считает самым обычным норамативным качеством, всякое отступление от которого может его раздражать и разочаровывать. Поэтому и расширение кругозора партнёра он может считать своей приоритетной задачей.



КАК КОНТАКТИРОВАТЬ С ГАБЕНОМ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА ОТНОШЕНИЙ

— Нужно помнить, что у Габена всегда широкий круг общения (СТРАТЕГ), ему всегда есть, куда уйти и к кому (-БС1). И значит, для того, чтобы удержать его возле себя, нужно быть конкурентноспособным относительно остальных его друзей и знакомых, нужно иметь определённые преимущества перед ними.
А именно:
*Нужно быть (или казаться) более интересным человеком: занятным выдумщиком, весёлым, разнообразным затейником, — прикольным, начитанным, разговорчивым, умным, приятным в общении (для Габена это запрос-поиск подпитки по суггестивной +ЧИ5).
*Нужно быть человеком, устроенным в бытовом и профессиональном отношении, иметь перспективу профессионального роста и роста материальной базы (Габены— честолюбивые прагматики, — АРИСТОКРАТЫ-ОБЪЕКТИВИСТЫ).
*Нужно быть достаточно успешным в профессиональном плане, иметь высокую самооценку, быть высокого мнения о своих успехах и своей привлекательности (прагматизм АРИСТОКРАТА- ОБЪЕКТИВИСТА и запрос-поиск подпитки по суггестивной +ЧИ5).
*Нужно строить отношения не всерьёз, а как игру: "Любовь— игра, отношения — игра. Всё в этом мире не всерьёз".
*Поменьше требований, упрёков, принудиловки и обязаловки — всё это отталкивает Габена. Почаще давать понять, что Вы с ним только до тех пор, пока Вам с ним не скучно и приятно.
*Побольше интриговать и блефовать, давая понять, что у Вас много интересных и приятных друзей (масса "магнитов попритягательней"), вне зависимости от того, существуют ли они в реальности. Но знакомить его ни с кем не нужно,— даже, если бы они и были,— пусть висит на крючке: это "морковка" для него, — стимул выхода на крайне нужный ему новый круг общения (по программной -БС1).
*Вам Нужно позаботиться об эстетике Вашего быта и облика, — чтобы он не занижал Вашу самооценку по БС и чтобы стремился бывать у Вас почаще.
*Почаще говорите ему о своих успехах (пусть даже несуществующих, мнимых) и о комплиментах, которые (якобы) Вам сделали окружающие (допустим, коллеги по работе).
*Если он будет ёрничать и насмехаться, — не обращайте внимания — это от ревности к Вашим успехам (взыграл комплекс "подрезанных крыльев"), это значит и то, что он поверил Вашим словам (Габены доверчивы, и ваше бахвальство могут принять за чистую монету).
*Нужно производить впечатление независимо мыслящего и независимо действующего человека, свободного во мнении и взглядах, самодостаточного во всём и устроенного во всех отношениях, чтобы он не видел в Вас потенциальную обузу — человека, который глубоко в нём нуждается, будет всесторонне от него зависеть и этим обременять,— иначе, он начнёт Вас избегать.
*Не обременяйте его своим восхищением, как бы Вы ему ни симпатизировали. Ведите себя так, словно Вас трудно чем-либо удивить. Пусть он старается подтянуться до Вас, иначе Вы будете ему не интересны ( он недополучит подпитки на свою суггестивную +ЧИ5), быстро наскучите и ему захочется уйти от Вас к другому партнёру.
*Не бойтесь напускать на себя высокомерный вид, даже, если это Вам претит и противоречит Вашим демократическим убеждениям, в общении с АРИСТОКРАТОМ-Габеном это необходимо, иначе он потеряет к Вам интерес. Держите себя с ним так, как будто он Вам по щиколотку и перед собой Вы его в упор не видите — пусть старается, подпрыгивает. Если Вы хотите удержать этого парня, Вам придётся наработать КМ (коммуникативную модель) Гексли.
*Не откликайтесь на каждое его предложение о встрече. Позиция "ты свистни, тебя не заставлю я ждать" — здесь НЕДОПУСТИМА!. НЕ будьте слишком доступны (на любом этапе отношений), заставьте его за Вами побегать (Габен— СТРАТЕГ, а СТРАТЕГУ нельзя уступать слишком быстро), заставьте его Вас завоевать (но опять же, помедленней, насаждая препятствия на ровном месте, чтобы он дорожил победой).
*Переведите отношения в область игры, и, что бы ни случилось, не относитесь к ним слишком серьёзно, не принимайте кажущиеся неудачи близко к сердцу, ведь вы ещё так молоды! И он не самый подходящий для Вас партнёр. Рассматривайте эти отношения, как "разминку", как психологический "тренинг", в котором ведущую роль играете только Вы,— как отработку методики Ваших будущих побед на личном фронте.
*Старайтесь контролировать ситуацию в плане развития отношений (в любом ракурсе, по любому аспекту).
*Если в плане сенсорики Вас что-то не устраивает — не в том виде пришёл, не те условия создал, не тот уровень комфорта обеспечил, — будьте требовательней (не прогадаете).
*Регулируйте темпы развития отношений во времени (настройте себя на то, что оставите его только тогда, когда сами этого захотите).
*НЕ реагируйте на его внезапные исчезновения (долговременные отлучки) даже мало-мальски болезненно (как, если бы Вы их вообще не заметили). Делайте вид, что не придаёте им значения: "что был, что не был, — какая разница?". Реагируйте на это также безразлично, как если бы муха в окно залетела или вылетела. Его это заденет, но у него будет стимул почаще показываться Вам на глаза и стараться что-то из себя представлять.
* Не отслеживайте продолжительность его отлучек. Долгие отлучки для Габена — это не только смена психологического климата, круга общения, интересов и поиски новой подпитки на суггестивную +ЧИ5, но это ещё и способ проверки собственной значимости в глазах партнёра и способ регулирования дистанции: если партнёр остро реагирует на исчезновения, значит соскучился; если злится на долгое его отсутствие, — значит серьёзно "подсел" на психологическую зависимость от него и теперь не сможет без него обходиться. после недолгого торжества удовлетворённого самолюбия (засчитав себе очередную победу) Габен начинает с психологической зависимостью партнёра бороться (зачем ему лишние моральные обязательства и психологические нагрузки?), "ломая" его самыми жестокими способами. Так вот, старайтесь не доводить до того, чтобы он Вас "ломал".
*Не реагируйте на его предложения быть более или менее эмоциональной, не обращайте внимания на его подколки в этом плане: порог своей эмоциональности ВЫ определяете для себя сами — это непременное условие Ваших отношений, вне зависимости от того, нравится оно ему или нет. НЕ позволяйте ему дирижировать Вашими эмоциями! НЕ позволяйте ему играть в "замри— отомри".
*Не исключайте также того, что отношения с Вами для Габена могут быть частью какого-либо, задуманного им, психологического эксперимента, в процессе которого он пытается определить порог Вашей терпимости или выносливости, хочет выяснить, на какие "приманки" Вы ведётесь, что Вас раздражает, что подкупает, что радует. Поэтому не обольщайтесь его внезапной уступчивостью, доброжелательностью или расположением к Вам, а также старайтесь не выдавать своего раздражения (не проявлять возмущения) по поводу дерзких и откровенно провокационных выходок и подстав, резкого охлаждения к Вам или демонстративной потери интереса, — всё это могут быть рабочие моменты его "психологического эксперимента" — психологическая отработка информации по творческой логике действий, которая может быть ему интересна с познавательной (+ЧИ5, -БЛ8) или практической и этической (+ЧЛ2, -БЭ6) точки зрения и давать необходимую ему подпитку на суггестивную функцию (+ЧИ5) — интересно же посмотреть, как человек будет реагировать на то или иное его отношении, в той или иной ситуации.
*Не принимайте близко к сердцу резкие перепады и перемены в его отношениях: Габен — не этик, а творческий логик-прагматик. Человек для него — прежде всего занимательный механизм: интересно знать, как он устроен психологически, и что у него заболит, если потянуть его за ту или иную "ниточку", нажать ту или иную кнопку. Сам Габен на подобное отношение к себе обижается, но по отношению к другим не видит в этом ничего зазорного: техническое, научное исследование — наиважнейшее дело, особенно, если оно открывает безграничные возможности доминирования одного человека над другим и огромную пользу обществу (или лично Габену) принести может.

Остальное читайте здесь:
socionika-forever.blogspot.ca/2010/12/blog-post...
запись создана: 18.06.2012 в 11:31

URL
06:19 

Признаки Рейнина в структуре и характеристике ТИМа

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ИНТРИГА и ГАМЛЕТ

ДИСКУССИЯ на СВ 3389.diary.ru/p176985684.htm
Понедельник, 28 мая 2012


Мистер Леншерр:

У меня вопрос к людям, которые знакомы с Гамлетами и к самим Гамлетам: как Гамлеты относятся к интригам, интриганству, любят ли их плести?
А то я недавно читала у Стратиевской, что Гамлеты те еще интриганы. А вся проблема в том, что я подозревала в своей маме Гамлета, а тут почитала, и была в шоке от описаний.И теперь не знаю, что думать: это реально относится к Гамлетам, или просто плод фантазии Стратиевской?
Я сама Габен, и никогда не замечала подобного поведения у мамы.

_____________________________________________
kryptos: Гамлет может из любопытства быть и провокатором, а то и походя ввернуть пару удачных фраз в нужном месте, чтобы просто проверить реакцию людей...
...И в итоге запуская какую-то глобальную цепь реакций на это. И все так же с любопытством наблюдая, чем это в итоге закончится, по ходу корректируя события. Это тоже не обязательно имеет негативную окраску (например, незаметно вмешавшись, спровоцировать друзей на... примирение), но в итоге получается той же интригой.

Isabel Archer: если честно, не могу отследить где именно в модели А Гамлета говорится о предрасположенности к такому поведению.

Isabel Archer, в модели А предрасположенность к такому поведению Гамлетов отслеживается как проявление творческой ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ РЕШИТЕЛЬНЫХ БЕСПЕЧНЫХ, к которым относится и ЭИЭ, Гамлет.
И вот, что по этому поводу написано у В.И Стратиевской, в её разработке по признаку БЕСПЕЧНОСТИ – ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ, в 17 главе «МОБИЛЬНЫЙ БЛОК МЕНТАЛЬНОГО УРОВНЯ В МОДЕЛЯХ БЕСПЕЧНЫХ И ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ»:

"...В модели БЕСПЕЧНОГО инертный блок ментального уровня (ПФ-1, ПФ-4) состоит из "беспечных" аспектов:



а мобильный блок (ПФ-2, ПФ-3) — из "предусмотрительных":



Пример:



Творческая, нормативная ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ помогают БЕСПЕЧНОМУ быстро сориентироваться в непривычных для него обстоятельствах. Взять контроль над ситуацией и спрогнозировать её дальнейшее развитие с учётом возможных её изменений и последствий. Ролевая ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ тоже оказывается удобным подспорьем для БЕСПЕЧНОГО: желая пробиться в лидеры и привлечь внимание серьёзных, авторитетных людей, он может разыгрывать роль "пророка в своём отечестве", — дальновидного, проницательного человека.

Ролевую ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ БЕСПЕЧНЫЙ может использовать и как индикатор проверки каких - либо отношений и настроений, как "пробный камень" или "пробный выстрел" (для "разведки боем") в тех случаях, когда обстоятельства для него складываются неблагоприятно.

Общеизвестна творческая — гибкая, маневренная ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ ЭИЭ, Гамлета, — когда разуверившись в своём ближайшем окружении, он начинает преследовать подозрением всех и вся, — "обжегшись на молоке, дует на воду". (Как , например, римский император Домициан (ЭИЭ, Гамлет), беспечно доверившийся вероломному царю даков Децибалу и коварно обманутый им, до такой степени затерроризировал подозрениями свою жену и ближайших друзей, что невольно спровоцировал их на заговор, в результате которого был убит.).

ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ аспекты мобильного блока — интуиция времени
(-БИ2) и эволюционная деловая логика (+ЧЛ3) уравновешивают инертный блок ментального кольца ЭИЭ, Гамлета. ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНАЯ творческая интуиция времени (-БИ2) реализует БЕСПЕЧНУЮ этику эмоций Гамлета (+ЧЭ1), исправляя предусмотрительными действиями неблаговидные последствия её БЕСПЕЧНОЙ вспыльчивости и горячности.»


Относительно волевого давления Гамлета объяснение даётся в следующей главе:
18. ВИТАЛЬНЫЙ БЛОК В МОДЕЛЯХ БЕСПЕЧНЫХ И ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ:
"Витальный блок тоже оказывает влияние на поведение БЕСПЕЧНЫХ и ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ. И это во многом усложняет их взаимодействие, потому что неожиданно для себя (а иногда и во вред себе) люди проявляют "необъяснимую" (или "неуместную") БЕСПЕЧНОСТЬ или "несвойственную", как им кажется, ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ...

В моделях РЕШИТЕЛЬНЫХ (примеры 3-4) и у БЕСПЕЧНЫХ, и у ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ, "предусмотрительный" горизонтальный блок витального кольца попадает на вербальный уровень СУПЕРИД и "ужесточает" его, придавая их действиям большую решительность и убеждённость. (Как, например, Джек или Гамлет, активизируясь по волевой сенсорике, действуют с размахом, подавляют массированным ударом, "рубят с плеча", не оставляя противнику шансов отыграться). "Беспечный" горизонтальный блок попадает на лаборный уровень ИД — "уровень безрассудного самопожертвования" (а в моделях РЕШИТЕЛЬНЫХ — уровень запредельно опасных экспериментов) и заставляет идти на ещё больший риск, поступать безрассудно, отчаянно (что в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ может расцениваться, как беспримерное мужество и героизм)...

... Для РЕШИТЕЛЬНОГО важен не столько шанс (±ЧИ↓), сколько время, потраченное на его проверку (±БИ↑), на продумывание влияния этого шанса на дальнейшую судьбу, на исправление ошибок, связанных с непродуманным использованием этого шанса, на выход из тупика, в который, опять же, этот шанс может завести. И для этого им, – преимущественно, творческим ИНТУИТАМ (±БИ2), СТРАТЕГАМ, Джеку и Гамлету, – тоже приходится использовать такой «пробный камень», такую «разведку боем» как интрига, как необходимое проявление их творческой ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ, которая позволяет и предвидеть последовательность тех или иных действий интересующего их человека, и предупреждать их превентивными мерами, и прогнозировать дальнейшее развитие событий, оперативно внося удобные им изменения.»

(В.И. Стратиевская «Психологический признак БЕСПЕЧНОСТИ и ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ»
socionika-forever.blogspot.ca/2010/12/blog-post...
Как видим, в этом тексте даны ответы на многие вопросы дискуссии.

______________________________________________________________

Isabel Archer: когда я говорила о том, что не могу отследить в модели А Гамлета предрасположенности, речь шла о создании изгоев в коллективе

— А здесь уже проявляется бета-квадровый "комплекс шестёрки" (socionika-forever.blogspot.ca/2009/12/1-2-3.htm...) — вытеснение в нижние слои иерархии (всех подозрительных или враждебно настроенных элементов), чтобы не быть вытесненным самому. То есть, обычный для Гамлета вопрос: "Быть или не быть (в системе)?". Который в различных ситуация, в зависимости от условий и назревающей опасности решается по-разному. (Об этом подробно написано здесь: socionika-forever.blogspot.ca/2008/03/2_844.htm... — в 4-й главе и 5-й главе именно на примере Гамлета, принца Датского.)

Isabel Archer:"...По-моему люди сами падают в пропасть..."

— Да, если оказываются "кандидатами на выбывание" в закрытой и самодостаточной системе, какой и является социум или коллектив, бета-квадрой или входящими в неё ТИМами, поскольку они создают в окружающей их среде удобную для себя систему отношений соподчинения. Тот, оказывается не способен сориентироваться в этой системе отношений, становится источником многих проблем (хотя бы своим неведение и непониманием происходящего вокруг) и попадает в кандидаты на выбывание. У Стратиевской такие примеры описаны в интертипных отношениях между бета- и гамма-квадралами, в диадах:
Гамлет— Джек ("Деловые отношения")
Гамлет — Драйзер ("Миражные отношения"),
Максим — Джек ("Миражные отношения"),
Максим — Драйзер ("Деловые отношения").
(Ссылки смотрите на 5-м и 6-м выпуске сайта socionika-forever.blogspot.ca/)

Isabel Archer:"...что же теперь, мне стоит подумать над верным определением тима?"

— Всё то, о чём Вы говорили не выходит за рамки ТИМа ЭИЭ, Гамлет, но очень хорошо вписывается в структуру его модели: по наблюдательной этике отношений (-БЭ7) Гамлет не стремится быть нарушителем этических норм. Более того, он хорошо отслеживает таких нарушителей и ставит им их поведение на вид.
Но наблюдательная этика отношений (которую ещё называют ограничительной) не перекрывает его программной этики эмоций (+ЧЭ1), следуя которой он часто действует под влиянием спонтанных импульсов (из-за чего представители этого ТИМа нередко записывают себя в ИРРАЦИОНАЛЫ), идёт на поводу у своих чувств, со всеми вытекающими отсюда последствиями, о которых он не всегда предпочитает думать заранее, как это и свойственно БЕСПЕЧНОМУ. И здесь уже речь идёт о фрактальных (программирующих и программируемых) свойствах информационных аспектов. Программный аспект этики эмоций Гамлета (+ЧЭ)— "беспечный" аспект (см. графическую ссылку в моём предыдущем посте), но "стратегический" (опять же, по своим программирующим свойствам). С позиций этого аспекта Гамлет может действовать БЕСПЕЧНО, но со СТРАТЕГИЧЕСКИМ размахом. Гамлет — СТРАТЕГ по психологическому признаку (см. признак СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ: socionika-forever.blogspot.ca/2010/03/blog-post... — там как раз описано подобное поведение Гамлета в главе о РЕШИТЕЛЬНЫХ-СТРАТЕГАХ-ДИНАМИКАХ).
Творческая интуиция времени Гамлета (-БИ2) — аспект ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ (см. граф. ссылку наверху), но локальный, ТАКТИЧЕСКИЙ (по программирующему его признаку ТАКТИКИ). И здесь уже из своей творческой ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОЙ интуиции времени (БИ2) Гамлет ТАКТИЧНО на близкой дистанции, в близких, доверительных отношениях выстраивает цепочку причинно следственных связей, посредством которой он может отвести от себя удар или предотвратить грозящую ему опасность. То есть, проводит какую-то интригу — перестраивает причинно-следственную связь грядущих событий на свой лад и удобным ему способом. А то, что при этом "стрелку" иногда приходится переводить на других, — находить "виноватого" и указывать на него, — это уже издержки защитных мер, которые далеко не всегда бывают логичны (-БЛ5) и безупречны, при свойственной Гамлету программной эмоциональности (+ЧЭ1) .
____________________________________________________________________________________

Isabel Archer: Тот, кто оказывается не способен сориентироваться в этой системе отношений, становится источником многих проблем (хотя бы своим неведение и непониманием происходящего вокруг) и попадает в кандидаты на выбывание

— Так это же не травля, скорее включается именно исключение из системы. Его забывают слушать, видеть, считаться с ним и вообще забывают. Я просто никогда не занималась целенаправленным унижением человеческого достоинства - это факт. Но то, что есть люди, к которым никто не будет прислушиваться из-за их статуса в "системе" отношений - тоже факт, достаточно очевидный. Это и есть изгой? Ну, что же, каждый сам определяет себе место в системе, как мне кажется, конечно, не у каждого хватает сил стать на вершину, но не быть изгоем под силу всем. Если не хватает сил даже на это, то чему удивляться?

А то, что при этом "стрелку" иногда приходится переводить на других, — находить "виноватого" и указывать на него, — это уже издержки защитных мер, которые далеко не всегда бывают логичны (-БЛ5) и безупречны, при свойственной Гамлету программной эмоциональности (+ЧЭ1) .

— Ну, возможно. Ничего не могу сказать, я часто ловлю себя на том, что не хочу и не могу признать свою вину даже там, где она достаточно очевидна и ловко сбрасываю её на других. Ловко в этическом плане, этически я всегда практически безгрешна). Но меня можно подловить на другой вине, другого характера, что-то не доделала, где-то поленилась, где-то "тормознула" или оказалась невнимательной - и тут мне приходится расплачиваться по всей строгости нашей квадры, если не удастся перевести игру "на свое поле". Вообще мне кажется в бете вина это что-то очень особенное. Это не этические муки совести, трудно объяснить словами, но это очень нехорошо для виноватого.
запись создана: 29.05.2012 в 21:49

URL
21:36 

Признаки Рейнина СУБЪЕКТИВИЗМ-ОБЪЕКТИВИЗМ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


СУБЪЕКТИВИЗМ и ОБЪЕКТИВИЗМ (раннее название "ВЕСЁЛЫЕ и СЕРЬЁЗНЫЕ") — квадровый признак; определяется по доминированию рациональных аспектов в квадрах:

первая и вторая квадры — квадры СУБЪЕКТИВИСТОВ — характеризуется доминированием аспектов структурной логики и этики эмоций (±БЛ↑ и ±ЧЭ↑),
третья и четвёртая квадры — квадры ОБЪЕКТИВИСТОВ — доминированием аспектов деловой логики и этики отношений (±ЧЛ↑ и ±БЭ↑).

В квадрах СУБЪЕКТИВИСТОВ (альфа- и бета-) приоритетны:
а). структурные, системные отношения (включающие в себя системное законотворчество) — следствие доминирования статического аспекта логики соотношений, структурной логики, логики системы (±БЛ↑);
б). энергетические процессы (включающие в себя верное служение системе) — следствие доминирования динамического аспекта этики эмоций (±ЧЭ↑).

В квадрах ОБЪЕКТИВИСТОВ (гамма- и дельта-) приоритетны:
а). энергетические соотношения (включающие в себя этическое законотворчество: уставы, моральные кодексы, заповеди) — следствие доминирования статического аспекта этики отношений (±БЭ↑);
б). материальные процессы и действия (работа с объектами, оперативные, технические работы, технологии) — следствие доминирования динамического аспекта деловой (оперативной) логики, логики факта, логики действий (±ЧЛ↑).

СУБЪЕКТИВИСТЫ (квадры альфа- и бета-) ориентируются на однозначность мнений, символов, понятий:
а). на предельно чёткие, схематически ясные (преимущественно, однозначные) логические символы, связи, соотношения (следствие доминирования статического аспекта логики соотношений (±БЛ↑), структурной логики, логики системы);
б). на предельно чёткую, схематически ясную и понятную (однозначную) выразительность эмоциональных состояний — следствие доминирования динамического аспекта этики эмоций (±ЧЭ↑).

Для СУБЪЕКТИВИСТОВ характерна ориентация на абстрактную или теоретическую базу данных, построенную по личной субъективной схеме: "ощущение - знание - вера" ("знаю - вижу- верю"), основанную на субъективном мнении, на доверии к личному (или авторитетному) мнению, знанию, опыту.

ОБЪЕКТИВИСТЫ (квадры гамма- и дельта-) ориентируются на многозначность мнений, символов, понятий:
а). на сложные и неоднозначные этические понятия и соотношения (следствие доминирования статического аспекта этики отношений (±БЭ↑);
б). на сложные и неоднозначные технологические процессы — следствие доминирования динамического аспекта деловой (оперативной) логики, логики факта, логики действий (±ЧЛ↑).
(Если в структурной схеме от перестановки её рядовых компонентов результат не меняется, то в технологической схеме от изменения последовательности и условий технологических процессов результат изменяется многозначно и многообразно).

ОБЪЕКТИВИСТЫ учитывают это обстоятельство, поэтому с недоверием относятся к структурным схемам ("На картинке-то оно всё красиво, а как оно будет работать на практике?").

Для ОБЪЕКТИВИСТОВ характерна ориентация на практическую, технологическую базу данных, на многозначный и объективный технологический опыт, опыт проверок и наблюдений по принципу: "доверяю - наблюдаю - убеждаюсь". (Или по схеме объективного наблюдения и доверия: "Наблюдаю объект" → доверяю личному (или чужому) опыту наблюдений → убеждаюсь в правильности (или в ошибочности) своего (или чужого) мнения, действия, опыта наблюдений".)

СУБЪЕКТИВИСТЫ склонны ВЕРИТЬ (или НЕ ВЕРИТЬ) в новую для них теорию, закономерность, схему. ОБЪЕКТИВИСТЫ могут только ДОВЕРЯТЬ (или не ДОВЕРЯТЬ) чужому мнению по поводу новой теории, закономерности, схемы, но непременно проверят её на практике.

ВЕРА — ПРЕРОГАТИВА СУБЪЕКТИВИСТОВ — следствие доминирования аспектов структурной логики и этики эмоций (±БЛ↑ и ±ЧЭ↑),
ДОВЕРИЕ — ПРЕРОГАТИВА ОБЪЕКТИВИСТОВ — следствие доминирования аспектов деловой логики и этики отношений (±ЧЛ↑ и ±БЭ↑). (В.И. Стратиевская "Тезисы по признаку СУБЪЕКТИВИЗМА-ОБЪЕКТИВИЗМА", ссылка socionika-forever.blogspot.ca/2010/09/blog-post...).



( к дискуссии о "ВЕСЁЛЫХ и СЕРЬЁЗНЫХ" 3389.diary.ru/p176908708.htm?from=last&discuss)

Полковник Буэндиа, Есть, например, это, где присутствует строчка: не будут шутить на работе, если будут считать это неуместным

Вот именно: из-за доминирующего в квадрах аспекта этики эмоций и субъективного понимания мира (из-за того, что "им важнее то, как они мир понимают", как сказал (а)Sajk), СУБЪЕКТИВИСТЫ считают, что лучше знают, где и какие эмоции можно (уместно) проявлять, а какие — неуместно. Аспект этики эмоций (ЧЭ) в квадрах СУБЪЕКТИВИСТОВ реализуется индивидуально (каждый сам для себя это решает и знает) и является "областью индивидуальной реализации" (термин Аушры Аугустиновичуте).

В квадрах ОБЪЕКТИВИСТОВ, где доминирует (и является областью индивидуальной реализации) аспект этики отношений (БЭ), аспект этики эмоций (ЧЭ) является областью коллективной реализации (термин Аушры) — здесь уже (для реализации или проработки этого аспекта в квадрах) требуется либо установление социальных норм для (уместного) проявления эмоций, либо пример для подражания, либо подсказка со стороны.То сеть, нужен (грубо говоря) "объективный указатель", где, когда и по какому поводу можно и нужно смеяться.

Когда этими "указателями" пренебрегают (преимущественно, логики), в квадрах ОБЪЕКТИВИСТОВ появляются свои юмористические жанры, из которых общеизвестны третьеквадровые "чёрные комедии" и "детские стишки-ужастики" (типа: "Девочка в поле гранату нашла...") и т.д.. Юмор третьей квадры, порождённый сочетанием признаков РЕШИТЕЛЬНОСТИ и ОБЪЕКТИВИЗМА, в интерпретации гамма-виктимов — это особый фольклор. Индивидуальная реализация доминирующего в квадрах ОБЪЕКТИВИСТОВ аспекта этики отношений (БЭ) не слишком препятствует распространению этого жанра: здесь каждый сам для себя (включая и логиков) решает, что этично (морально, нравственно), а что— нет.
запись создана: 28.05.2012 в 19:45

URL
07:44 

Признаки Рейнина. КВЕСТИМНОСТЬ - ДЕКЛАТИМНОСТЬ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)

Комментарии к дискуссии: 3389.diary.ru/p176788019.htm

Вопрос ТС:
"Для каких ТИМов характерно очень ревностное отношение к своим вещам? Допустим, их раздражает даже если ручку без спроса взяли или оставили в их комнате чашку? Или когда их просят попить без слова пожалуйста? Наглое отношение к вещам в общем".

Ответ:
Соотношение (понятие) вещь и порядок" — вещь как объект; порядок как система — неразделимо в ЭГО-блоке бета-сенсориков: ЛСИ, Максима и СЛЭ, Жукова. Причём для Максима порядок (система) первичен. Соответственно, каждый объект должен подчиняться установленному (желательно им, Максимом) порядку, а каждая вещь лежать на "своём" (определённом им) месте — том, которое он ей определил. Отсутствие вещи на своём месте вызывает его бурное негодование как нарушение сенсорного порядка, изменение местоположения объекта в системе. Изменение качества вещи ("качался на моём стуле и сломал его") в данном соотношении (для Максима) уже вторично — как следствие первого нарушения: "взял без спроса мой стул, сдвинул его с места, залез на него, якобы что-то достать, потерял равновесие, покачнулся, сломал". Первопричиной (главным пунктом обвинения) будет: "взял без спроса мой стул". ("А если бы спросил, я бы сказал, что для этого есть лестница-стремянка, которая стоит в кладовке. А тебе было лень её вытащить и ты взял стул (из гостиного гарнитура) сломал его и порвал обивку. И теперь его придётся отдавать в починку и проводить сложную реставрацию. А где мы найдём такого реставратора, который бы всё это починил?").

И вот уже нарушение привычного порядка вещей — понятия, которое для Максима является ЭГО-программным, бьёт по его болевой (-ЧИ4): сбылись его худшие опасения, — возникла проблема с починкой важной для дома вещи (стул на своём месте теперь ещё долго стоять не будет, а возможно придётся перетягивать обивку во всём гарнитуре, а это уже непредвиденный расход немалого количества денег). Проблема вся целиком "сваливается" на болевую Максима и там уже обрастает страхами, как снежный ком, создавая такой резонанс возмущения, замешанного на самых мрачных прогнозах и предположениях, что успокоить и умиротворить его вряд ли кто сможет. А если (при неблагоприятных ИТО) виновник всех этих страданий попытается нивелировать свою вину, скажет: "Подумаешь, — вещь! Ну, была и сломалась! В конце концов, — не человек существует для вещи. а вещь для человека". Максим тут особенно взорвётся, потому что увидит, что оппонент искажает его систему взглядов, его порядок вещей: "Вещь должна функционально служить человеку и использоваться им функционально, а не лишь бы для чего". Безалаберное отношение к вещи, даже необязательно к своей, вот именно поэтому (потому, что она лежит не на своём месте, используется не по назначению) Максим не переносит. Увидит, допустим, у сына-Дон-Кихота, кроссовки на письменном столе, спросит: "Зачем они здесь? Их место в прихожей!" и потребует, чтоб порядок был восстановлен немедленно. Ответ: "Мои кроссовки, где хочу, там и выкладываю!" — его приведёт в бешенство. Потому, что это будет нарушением его ЭГО-программы, — разумного порядка вещей, на котором всё в этом мире держится (+БЛ1/-ЧС2).

Вопрос ТС:
"А как объяснить такое поведение у Есенина, многие из которых тут отписались. Это не может быть проявление болевой другого ТИМа?"

Ответ:
Тут уже вступает в силу теория информационного метаболизма — частичного или полного сохранения информации в процессе её передачи по самым оптимальным информационным каналам. В данном случае речь идёт об информационной программе: "Весь мир держится на разумном порядке вещей", основным (преимущественным) носителем (хранителем и архиватором) которой является ЛСИ, Максим по своей ДЕКЛАТИМНОЙ логике соотношений (+БЛ1).
Другим хранителем и архиватором этой программы является сама ДЕКЛАТИМНАЯ модель, в структуру которой входит этот аспект (со всем накопленным в нём эволюционным опытом, сохранения и совершенствования этой информационной программы) и которая проявляет его в своих фрактальных свойствах, которые могут воссоздать всю эту программу в целом, по мере необходимости. Таким образом, распространителями и носителями этой программы (но уже в меньшей степени, по мере необходимости) оказываются все остальные ТИМы, в структуру модели которых входит аспект (+БЛ) — то есть, все ДЕКЛАТИМЫ.

Каким образом это переходит к КВЕСТИМАМ?
Прежде всего рассмотрим внутренние ресурсы оптимальной передачи этой информации. И здесь уже в силу вступает теория (разработанная Аушрой Аугустиновичуте) о дуальной природе человека и о единстве дуальной диады, как информационно целостной единицы социона. В соответствие с этим, любая информационная программа ДЕКЛАТИМНОЙ модели проходит дуализирующую подстройку со стороны КВЕСТИМНОЙ модели. Одновременно с этим в квестимной модели вырабатываются сохраняющие, укрепляющие и дополняющие эту деклатимную, логическую "+БЛ-инициативу" этической "-БЭ-подстройкой": "Ты не любишь, когда я беру твои вещи, я их не возьму, но и ты, пожалуйста, не бери мои без моего разрешения".
В КВЕСТИМНОЙ модели защита права на вещь — защита прав собственности (владение вещью — аспект волевой сенсорики +ЧС) реализуется аспектом инволюционной этики отношений (-БЭ)— ЭГО-программой ЭСИ, Драйзера, — корректирующей эти права этическими правилами (-БЭ) в случае их нарушения. (В отличие логической (законотворческой) защиты права на собственность (+БЛ/-ЧС) деклатимной модели.).

И вот здесь как раз совпадают (смыкаются, совмещаются) в родственном ощущении "страха потери собственности,потери необходимой (+БЛ) или любимой (-БЭ) вещи" обе модели — КВЕСТИМНАЯ и ДЕКЛАТИМНАЯ по родственным болевым аспектам Максима (-ЧИ4) и Драйзера (+ЧИ). А дальше уже этот страх потери права собственности проявляется и в аспектах творческой волевой сенсорики обеих моделей (-ЧС — в деклатимной, +ЧС— в квестимной), и архивируется как "инстинкт собственника" на самых глубинных уровнях, который, передаваясь архетипически (в связке логическими или этическми отношениями), одновременно требует и сохранения, и усовершенствования прав защиты собственности логическим (+БЛ) и этическим (-БЭ) путём, создавая закон социальный: "каждый человек имеет право сам распоряжаться своей вещью" и нравственный: заповеди "Не укради", "Не возжелай чужого".

Для ЭТИКА-КВЕСТИМА взять вещь без спросу — значит украсть, даже если её взяли только на время попользоваться. И основа этого этического права на защиту собственности заархивирована в аспекте (-БЭ). У Есенина этот аспект демонстративный (-БЭ8). Всякий, кто без спросу возьмёт его вещь (а свою вещь Есенин тут же ощутит "самой любимой", вспомнит всё, что с ней было связано), рискует нарваться на скандал.
запись создана: 23.05.2012 в 23:18

URL
06:19 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИНТЕРТИПНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ДРАЙЗЕР – ГАМЛЕТ. ОТНОШЕНИЯ СУБЪЕКТИВИСТА И ОБЪЕКТИВИСТА В СОВМЕСТНОМ ТВОРЧЕСТВЕ.

В рамках творческого (а также учебно профилактического) взаимодействия, в рамках отношений "учитель и ученик", в рамках служебных отношений, в рамках программы " В жизни всегда есть место подвигу" (а "кто не рискует, тот не пьёт шампанское") Гамлет, конечно может втянуть подчинённого ему Драйзера в любую авантюру, подставу, творческий эксперимент, проверяя на нём пределы человеческих возможностей, способностей, выносливости, усердия и терпения… Чаще всего Драйзер по этим показателям его не разочаровывает: выполняет работу по максимуму своих возможностей. Но в силу своего природного НЕГАТИВИЗМА не перестаёт воспринимать эти призывы "к подвигам", – это бесконечное повышение планки требований, эту постоянную работу по высшей сложности и высшему качеству на износ, – как "подставу" и как авантюру, которая "добром не кончится" и когда - нибудь приведёт к срыву, причём в самый ответственный момент, потому что нельзя до бесконечности злоупотреблять выносливостью и энтузиазмом Драйзера, загоняя его на вершины возможного и допустимого, не задумываясь о том, что он может преспокойно свалиться с этих высот, причём в самый ответственный момент и "загреметь под фанфары". В буквальном смысле этого слова.

(Как это случилось с одной, тогда ещё не очень опытной вокалисткой ЭСИ (Драйзер), которая даже не успев толком поработать дублёршей, по распоряжению требовательного и сурового музыкального руководителя, режиссёра и фактически "хозяина" этой оперы – ЭИЭ, Гамлета должна была исполнять партию Нормы на премьере одноимённой оперы Беллини в несколько периферийном, но достаточно известном оперном театре. Так вот она именно "загремела под фанфары". Прозвучали фанфары её выходной арии, она вышла на сцену… С речитативом ещё как-то справилась, а как подошло время петь саму арию – самую красивую и самую сложную в мировом оперном репертуаре ("Casta Diva"), осознала всю важность момента (премьера супер - спектакля, а она – ещё недавняя исполнительница второстепенных ролей и вчерашняя дублёрша) поёт главную партию – да ещё самую великолепную – невероятно!) От страха у неё душа ушла в пятки, а от волнения пропал голос…

Вот как сама "героиня" этих событий (ЭСИ) об этом рассказывает:

"Я до сих пор не могу понять, была это авантюра, или была подстава?!.. Потому, что когда я выходила на сцену, он (ЭИЭ) мне ещё больше усложнил задачу, сказал: "Спой "Casta Diva" "на пиано - пианиссимо!" И послал воздушный поцелуй, – то есть, надо понимать, как "заранее благодарен!" А вот этого я и не понимаю: если у меня оно на репетициях не получалось, зачем на сцене-то пробовать? (Это всё равно, что приказать выходящему на лёд фигуристу (да ещё на каком-то важном чемпионате): "Сделай первый прыжок в четыре оборота, вместо двух, то есть – внезапно усложнить и перестроить всю техническую сторону программы и сделать то, что и не заявлено в программе и не требуется, но при этом заставить рискнуть всем.) Так же получилось и у меня: оно никому не нужно здесь это "пиано- пианиссимо", оно есть только в аккомпанементе (и то только "РР", а не "РРР"), но не у вокалиста. А он захотел, чтобы это было "РРР"! То есть, дал заявку на супер- рекорд тут же, прямо на сцене, да ещё на премьере, на первом выходе, в первые минуты адаптации на сцене. Но он был "заранее благодарен", и я рискнула, сделала ему это "РРР". Ну вот, голос мой в нём и "увяз" – это естественно: произошёл резкий спазм гортани. (Я всё же не Монсеррат Кабалье в лучшие её годы.) Стоит у меня это "пиано - пианиссимо" комом в горле, голос мой в нём "утонул", а "вынырнул" только на "a noi volgi il bel sembiante…" То есть, семь с половиной тактов медленного темпа мне пришлось только беззвучно открывать рот. Это был почти полный провал! Было желание, – не скрою, было! – сбежать со сцены. Но этого нельзя делать: умри, а допой! Как только вышла на свой оптимальный звук, сразу почувствовала опору и дальше уже всё прошло благополучно: надо было как можно скорее исправлять общее впечатление, так что пришлось постараться. Закончила сцену, выхожу за кулисы, "главный" ко мне "подлетает", глаза круглые, перепуганные: "Что это было?" – спрашивает. "Похоже, рановато ещё мне это петь! – говорю. – Я морально не готова к такой сложной партии." А он: "Да ладно!.. Кто не проваливался, тот, считай, не выступал! С боевым крещением, тебя! Артист рождается в момент провала, или сразу же после него… Так что, считай – заново родилась". И тут другие тоже начали подбегать, поздравлять меня "с боевым крещением" и "со вторым рожденьем"… Вот он такой: склонный к авантюрам, упрямый, взбалмошный человек. Но настоящий фанат оперы, одержимый музыкой человек… Отношения в коллективе у нас были доброжелательные. И это – целиком его заслуга: он и сам никогда не интриговал, и другим не позволял. Если нечто подобное начиналось, выставлял из труппы в два счёта…

Работать с ним было фантастически интересно! Всегда море идей, множество новых планов. Перед началом каждого сезона вручает огромную кипу нот: извольте разучивать и готовиться… Часто заставлял петь такое, что не подходило по голосу. Я ему говорю: "У меня нет в тесситуре таких нот", а он: "Теперь будут. Иди пой!". Приходилось идти на хитрости, чтобы он захотел перепоручить эту работу другому. И он всегда зависел от своего настроения. Если ему хотелось услышать какое - то произведение в чьём-то исполнении. Он мог заставить нас подготовить его в кратчайшие сроки. Вот так, просто подходил и "брал на слабо". И от этого "слабо" всем доставалось. Меня он тоже как-то спросил: "А слабо приготовить партию Мюзетты за два дня"?. (У него возникла идея какого-то внепланового гала - концерта.) Пришлось ему же, его собственную цитату и привести: "Пуччини просто так петь нельзя, его надо долго и кропотливо выстраивать. Удерживать в этих построениях." – А за два дня, – говорю, – я его технически "выстроить" не успею…" Не скрою, из-за этих головокружительных по сложности задач, иногда действительно очень хотелось совершить подвиг и сделать что-то феноменальное, в кратчайшие сроки, по высшему пилотажу… Хотелось совершать чудеса! Я ему очень благодарна за то, что он в меня поверил. Когда он меня впервые прослушал (я тогда только что приехала из Ленинграда), он не пришёл в восторг от моей техники, сказал: "Надо всё переделывать по западному образцу". (Это обычная история, когда природное драматическое сопрано у молоденьких учениц не слишком опытные преподаватели принимают за корявое, ломкое меццо - сопрано и начинают развивать его только в нижних регистрах. Но если вовремя перевести обучение на программу "бельканто", голос очень быстро "взлетает", открывается верхний регистр и тогда ещё можно успеть вырастить из этого "гадкого утёнка" прекрасного лебедя. История знает примеры таких превращений… Со мной такой же перелом произошёл, можно сказать, в самый последний момент: когда карьера была уже на грани срыва и приходилось подумывать даже о том, чтобы сменить профессию. В столичный театр тогда меня не взяли и я пришла в этот. И он как прослушал меня, сказал: "Поёт она не в своей тесситуре, но зато тембр голоса – это что-то особенное! Нам такой голос нужен.". И этим он фактически спас и мой голос, и мою жизнь, потому что без пения я себе жизни не представляю. Какую-то работу он мне предоставил, чтобы я от сцены не отвыкала. Три года я у него пела только "горничных - субреток" и параллельно училась у лучшего педагога в городе (и одного из лучших в Европе). И только после окончания курса он перевёл меня на роли второго плана и лёгкие партии первого – я пела Церлину, Сюзанну и прочих. И за это ему благодарна. А когда он стал поручать главные партии сложного репертуара, у меня вообще земля из-под ног ушла. Я не могла поверить, что это происходит со мной, потому что к тому времени уже свыклась с мыслью, что мне никогда из ролей второго плана не выйти. Собственно говоря, этому человеку я обязана самым счастливым периодом в своей жизни…

… Он часто рассказывал, что был дружен с самой Марией Каллас, состоял в переписке, общался с ней, перезванивался… (Он одно время жил и работал в Швейцарии, часто ездил во Францию, возможно тогда и познакомился с ней). Каллас была его кумиром. И тут наши вкусы и взгляды с ним совпадали. И совпадают по сей день: Каллас и мой кумир тоже. Когда я только начинала работу над Нормой, он требовал, чтобы я придерживалась интерпретации Каллас – то есть пела в её темпах, с её особенной фразировкой… Об эмоциях я и не говорю: с её фантастическим эмоциональным диапазоном и темпераментом, вообще никто не может сравниться – такие певцы рождаются раз в столетие. В предыдущем столетии с ней могла бы соперничать только Мария Фелисита Малибран (старшая сестра Полины Виардо). На неё и равнялась Каллас в жертвенном служении искусству. Малибран умерла молодой (в возрасте 28 лет) от того, что буквально "допелась до смерти": пела и концертировала несколько дней подряд без отдыха и срока, а на последнем концерте полтора часа пела только на "бис" - невероятная душевная щедрость и фантастическая эмоциональная жертвенность! Её уговаривали не поддаваться на просьбы публики и завершить выступление, но она всё выходила и пела. Говорила: "Я буду петь, даже если мне придётся заплатить за это своей жизнью!". И заплатила: после этого с ней случился приступ, от которого она уже не сумела оправиться, хотя очень хотела встать, выйти на сцену и снова петь. Великая, виртуозная была певица! Её считали Жанной д, Арк в музыке. И она буквально сгорела в пучине собственных эмоций, сгорела в пении, как на костре. Я очень восхищаюсь всем этим, но я не могу этому подражать: я другой человек, у меня другой темперамент и… Нет, конечно, иногда очень хочется вот так, взять и выложиться в пении абсолютно по максимуму… Это доставляет невероятное удовольствие! Но когда после такого вот "удовольствия" голос пропадает на денёк, другой, третий, очень хочется взять и покончить с собой. Не представляю, что будет, когда он когда-нибудь совсем пропадёт, - наверное, не смогу этого пережить… В работе над "Нормой" наш "главный", конечно, мне очень помог: хотя опять же, тянул меня на методику Каллас – на не свойственную мне эмоциональную и логическую схему. По логике этой схемы требуется определить место персонажа в системе отношений. То есть, – понять, кем является Норма в этой иерархии. А она – верховная жрица, пророчица, верховный судья. Поэтому она такая властная, могущественная, амбициозная. (Такой её и исполняет Каллас) Слово Нормы – закон. Она вершит правосудие, приговаривает к смерти, приносит жертвы на храмовом алтаре. Она общается с богами, она – человек, наделённый безграничной властью. И в то же время она безгранично страдает от того, что лишена права на обычное женское счастье. Как жрица она обязана хранить обет безбрачия. Но как человек, привыкший получать от жизни всё, что захочет, она и тут рассчитывает везде поспеть: хочет одновременно быть и любимой, счастливой женщиной, матерью двух прелестных детей и при этом оставаться непорочной, целомудренной жрицей, продолжать общаться с богами и вершить от их имени высший суд. В интерпретации Каллас выделяются оба эти направления: логическое (отношения в храмовой и общественной иерархии) и эмоциональное: личная трагедия героини, ведущей рискованную "двойную игру" с судьбой и страдающей от невозможности соединить воедино всё желаемое. . Но мне хотелось подчеркнуть совершенно другой аспект её внутреннего конфликта: страх ожидаемого разоблачения и страдание от нежелания и неспособности жить двойной жизнью. Норма постоянно находится на грани разоблачения, поэтому всегда готова свалить свою вину на кого угодно. У неё уже и интриги все продуманы, и схема обвинений всегда наготове. И только чудо внезапного нравственного перерождения, ощущение стыда и раскаяния останавливает её и удерживает от новых преступлений. Мне интересны были эти её метаморфозы и её отношения в этом любовном треугольнике, интересен момент её перерождения – осознание ею своей вины и раскаяние. Там музыка для этого благодатнейшая!.. Интересно было работать над финалом, над последней сценой и арией, красивей которой, я считаю, нет ничего на свете. Есть две яркие точки в этой опере: выходная ария и заключительная. И обе – гениальные по красоте. Возможно поэтому я чувствовала, что меня буквально тянет к развязке событий, "несёт" к финалу так быстро, что я постоянно сдерживаю себя, чтобы не загнать темп. Так вот, наш "главный" это понял и тогда же сказал: "Не думаю, что ей так уж не терпится поскорее взойти на костёр (это он о Норме). Финальная сцена – здесь самый торжественный и самый кульминационный момент, это и неожиданная развязка сюжета и самое яркое, завершающее впечатление о спектакле." И как обычно, он в очередной раз оказался прав: всё действие оперы проходит на фоне тёмного, звёздного неба. И только в финальной сцене – огромная и яркая вспышка света – её искупительная жертва, –костёр…"


В тесном сотрудничестве с Гамлетом Драйзеру, в решении своей творческой судьбы, приходится выбирать между "спринтом" и "марафоном" – идти ли ему на "звёздный прорыв" и сгорать жертвенным факелом в одночасье, или всё же готовить себя к долгой и плодотворной работе в оптимальном режиме. Прежде всего, Драйзер не так амбициозен, как Гамлет и перспектива сгореть фейерверком в короткий срок, но при этом остаться в памяти (не всегда благодарных) потомков "человеком - легендой", его не особенно привлекает (если только Гамлет специально не программирует его на этот путь). Драйзеру, при его квадровом (скромном и демократичном) комплексе "связанных рук", куда важнее сохранить творческий потенциал для долговременной и продуктивной работы в режиме оптимальных, а не избыточных нагрузок.

В условиях жёсткого волевого и эмоционального контроля, а тем более – диктата! –Драйзеру работать трудно (просто невозможно: никаких успехов не будет, – одни только провалы.)

В условиях жёсткой режиссуры Драйзер тоже не работает. (Скорее, уйдёт в другой коллектив, сменит профессию, или как-то иначе решит свою творческую судьбу) В "эмоциональную схему" (в этакий "сопроводительный лист", где прописан порядок "подачи эмоций" и "смены настроений" на каждую фразу) его не загнать. Он по этой "шпаргалке" не работает, просто потому, что даже в уме (или в памяти) её не держит. Эта "разметка" не вписывается в систему приоритетов его модели, но и – более того! – перекрывает ему возможности свободной этической (психологической) импровизации, свободной, естественной ориентации на его программную этику отношений (-БЭ1), которая одна и служит ему "путеводной звездой". У Гамлета основной ориентир попадает на аспект этики эмоций (+ЧЭ1), поэтому он и составляет себе такую "путеводную карту", в которую может поместить схему всей своей режиссуры и режиссёрской трактовки каждого образа. Рассматривая работу в театре, как работу в системе, он традиционно выходит на такую, уже тысячелетиями отлаженную методику: вот как "начальство" приказало сыграть эту сцену, так она и должна быть сыграна. (Для этого и нужна "схема - шпаргалка", которую он заранее подготавливает, запоминает всё, что в ней прописано и по мере полученных "указаний свыше" её корректирует). И даже хорошо себя в этих условиях чувствует: велено будет прибавить пафоса, - прибавит, прикажут убавить, – убавит: начальству видней. Аспект этики эмоций у него ЭГО - программный (+ ЧЭ1), управляемый (и ещё как управляемый: тот не артист, кто не умеет управлять на сцене своими эмоциями!). Поэтому, считает вполне естественным и допустимым вносить спонтанные технические изменения в такую "эмоциональную канву". (Этика эмоций первична (+ЧЭ1), этика отношений - вторична (-БЭ7).

Драйзер работу в театре рассматривает как работу в команде. (Ему больше по душе не имперские, а маленькие, демократичные коллективы). Поэтому он позволяет себе большую свободу мнения, действий и импровизаций по аспекту этики отношений, который у него является программным (-БЭ1), первичным, а эмоции он рассматривает как его производные. (Этические отношения первичны (-БЭ1), чувства – вторичны: +ЧЭ7). Если исполнитель-Драйзер не очень следит за этим аспектом, он иногда производит впечатление, человека эмоционально расхоложенного, безучастного ко всему, что происходит на сцене. Отрабатывает задачу технически, и только. (Как будто это самое главное и единственное). И Гамлету иногда стоит огромного труда (с риском для техники, методом проб и ошибок) вытянуть из него необходимые для оптимальной выразительности эмоции. Поэтому без рискованных экспериментов и технических сбоев здесь не обходится. Зато уж и заслужить похвалу Гамлета во всём, что касается профессионального мастерства, артистизма и эмоциональной выразительности – дорогого стоит.

Драйзеру это тоже "дорогого стоит" и ещё дороже обходится: аспект этики эмоций у него витальный, инертный (+ЧЭ7), управлению поддаётся с трудом. Необходимость внезапно включить его в действие (или внезапно поменять уже отработанный, отлаженный эмоциональный режим) вызовет обратную реакцию: шок, ступор, панику. Любые поправки и изменения, связанные с этим, воспринимаются как форс - мажорные обстоятельства.. И пока он сам лично не примирится со всеми этими коррективами, пока он их не "ощутит", пока он не "приживётся" к ним "по ощущениям" (на уровне ИД, по -БС8), он заданные указания выполнить не сможет. А это значит, что Гамлет (по своему нормативному "техно - аспекту" +ЧЛ3) очень многим рискует, заставляя Драйзера вносить внезапные изменения и поправки в эти уже устоявшиеся, методически отлаженные схемы. Просто потому, что Драйзер будет воспринимать их в первую очередь, как сенсорно - технические изменения, которые надо долго и методично перестраивать, позиционно, выстраивать и отлаживать по тембрам, настраивать как сложный музыкальный инструмент).

При благоприятных условиях взаимодействия, при добрых, дружеских, чутких и деликатных, партнёрских отношениях, творческое сотрудничество Гамлета с Драйзером может быть и чрезвычайно успешным, и плодотворным. Мудрый, опытный и доброжелательный учитель-Гамлет может передать своему ученику-Драйзеру и уникальные, основанные на традициях многовековой преемственности, знания, и высочайшего класса профессиональный опыт. Может заставить его работать с высокой творческой самоотдачей, может задать ему мощный эмоциональный импульс и безгранично расширить его творческий потенциал. Может открыть новые горизонты и новые грани его таланта, задать новые амбициозные цели, поставить перед решением новых, неимоверно более сложных творческих задач. Может поднять на более высокий профессиональный уровень и вывести на новый путь высоких, творческих свершений, открыть новые и яркие перспективы успешной, творческой самореализации.

В творческой работе для Гамлета есть "незаменимые", и к уникальному дарованию каждого сотрудника он может относиться деликатно и бережно.

читать дальше
запись создана: 20.05.2012 в 06:13

URL
12:19 

Признаки Рейнина и этологические программы

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ТИМ И ПРОГРАММЫ ДЕТОРОЖДЕНИЯ

На diary.ru обсуждался вопрос: "Когда и какой ТИМ готов (или не готов) к деторождению?" ( 3389.diary.ru/p176346423.htm?discuss&from=0)

Деторождение и ТИМность, — соотносимо ли это?
И какое отношение это имеет к соционике?


Обсуждаемый вопрос имеет отношение к психологическим признакам (признакам Рейнина). И в первую очередь, к признаку РЕШИТЕЛЬНОСТЬ-РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ.

1. Признак РЕШИТЕЛЬНОСТИ отслеживает преимущества своевременного действия («Поздно рассуждать, надо действовать!»).
2. РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ – преимущества своевременного обсуждения («Ничего не буду предпринимать, пока мы все вместе не сядем, не обсудим наши проблемы, не поговорим о наболевшем»). (socionika-forever.blogspot.ca/2010/12/blog-post...)

РЕШИТЕЛЬНЫЙ — представитель бета- или гамма- квадры — быстрее принимает решения, предпочитает действовать вместо того, чтобы говорить.

РАССУЖДАЮЩИЙ — представитель альфа- или дельта-квадры— медленнее принимает решения (в том числе и те, что касаются жизненно важной программы продления рода), предпочитает их долго обсуждать ("Заводить детей, или не заводить?И если заводить, то когда?"), предпочитает говорить, вместо того, чтобы действовать).

РАССУЖДАЮЩИЕ делятся на две группы:
1. ИНФАНТИЛЬНЫЕ ИНТУИТЫ, (РАССУЖДАЮЩИЕ ИНТУИТЫ-СТАТИКИ) предпочитающие, чтобы о них заботились, постоянно требующие опеки (ИЛЭ, Дон-Кихот, ЛИИ, Робеспьер, ИЭЭ, Гексли, ЭИИ, Достоевский) — у них вопрос "Заводить или не заводить детей?" — может подниматься очень рано и обсуждаться очень долго (мой сын ИЛЭ, Дон-Кихот поднял этот вопрос, когда ему было 5 лет и уже тридцать лет его обсуждает).
2. ЗАБОТЛИВЫЕ СЕНСОРИКИ (РАССУЖДАЮЩИЕ -СЕНСОРИКИ-ДИНАМИКИ), предпочитающие заботиться и опекать своих ближних, но как ДИНАМИКИ и СЕНСОРИКИ, решают этот вопрос КОНКРЕТНО и ДИНАМИЧНО, сообразно времени и месту приспосабливаясь к конкретной ситуации.

И здесь опять идёт разделение на
1. ЗАБОТЛИВЫХ СЕНСОРИКОВ-ЭТИКОВ- СУБЪЕКТИВИСТОВ (СЭИ, Дюма и ЭСЭ, Гюго) и
2. ЗАБОТЛИВЫХ СЕНСОРИКОВ -ЛОГИКОВ- ОБЪЕКТИВИСТОВ (ЛСЭ, Штирлица и СЛИ, Габена).

ЗАБОТЛИВЫЕ -СЕНСОРИКИ -ЭТИКИ- СУБЪЕКТИВИСТЫ (СЭИ, Дюма и ЭСЭ, Гюго) в большей степени ориентируются на свои чувства ("Я обожаю этого человека, я хочу иметь ребёнка от него!" — ЭСЭ, Гюго) и ощущения ("Детишек уж больно хочется, я чувствую, что я уже готова к материнству!" — СЭИ, Дюма).

ЗАБОТЛИВЫЕ СЕНСОРИКИ-ЛОГИКИ- ОБЪЕКТИВИСТЫ (ЛСЭ, Штирлица и СЛИ, Габена) в большей степени ориентируются на интересы дела: "Первым делом, первым делом — самолёты, ну а девушки (и деточки) — потом!". И соображения здравого смысла: "Дети — это хорошо, но сначала надо получить образование и найти своё место в жизни, чтобы можно было спокойно и обстоятельно создать идеальную семью (с идеальным партнёром) и во всех отношениях безупречно (прогрессивно, качественно, в соответствии с самыми авторитетными рекомендациями и проверенными методиками ) организовать процесс воспитания детей..." — из-за чего вообще могут долго время не заводить детей (и семью), считая что человек может реализовать себя в жизни и без этого ("Я не для того пять лет училась в Университете, чтобы сейчас по воле мужа рожать, нянчиться с детьми, возиться с подгузниками, распашонками, заниматься их развитием, воспитанием, образованием ... Для этого всего нужны немалые материальные средства, а у меня их пока нет и неизвестно, когда будут. Их ещё надо заработать. Поэтому, пусть другие выходят замуж (если не боятся зависеть от воли мужа), рожают, растят и воспитывают детей, если им так больше нравится, а для меня важнее моя самостоятельность (независимость и самодостаточность), моя работа и мой творческий потенциал".

Если у РАССУЖДАЮЩИХ, в силу доминанты аспекта (БС) белой сенсорики в квадрах, первостепенным и долго обсуждаемым оказывается относящийся к программе продления рода вопрос: "Иметь или не иметь детей" (то есть, — "Обживать или не обживать эту территорию, эконишу? Пускать или не пускать в ней корни? И если пускать, то когда?"), то в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ, в силу доминанты аспекта волевой сенсорики (ЧС) в квадрах первостепенным вопрос борьбы за существование ("Быть или не быть (в этом мире)? И если быть, то в качестве кого?").

А дальше идёт разделение по квадрам с учётом признака АРИСТОКРАТИЗМА и ДЕМОКРАТИЗМА.

РЕШИТЕЛЬНЫЕ -АРИСТОКРАТЫ- СУБЪЕКТИВИСТЫ — "бета - виктимы" (АРИСТОКРАТЫ-ИНТУИТЫ-ДИНАМИКИ) и "бета-агрессоры" (АРИСТОКРАТЫ-СЕНСОРИКИ-СТАТИКИ) — жестоко борются за место в системе (как к тому побуждает их и их квадровый комплекс "шестёрки" — страх оказаться рабом и изгоем, — страх вытеснения в нижние слои иерархии) .И дети оказываются здесь либо заложниками— у БЕСПЕЧНЫХ ("Пропаду я, пропадут и мои (уже родившиеся) дети, так что в любом случае придётся рисковать и ими тоже"), либо желанным призом — у ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ ("Кто выиграет, тот и будет иметь право завести потомство, создать династию") в этой борьбе. В основе этого лежат инстинктивные, этологические программы продления рода в условиях жестокой борьбы в иерархии, более (у БЕСПЕЧНЫХ) или менее (у ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ) зависящие от обстоятельств.
БЕСПЕЧНЫЙ накапливает возможности для того, чтобы её решить (ЧИ в инертном блоке ментала у одного из дуалов в диаде БЕСПЕЧНЫХ- РЕШИТЕЛЬНЫХ-АРИСТОКРАТОВ, Макксим — Гамлет), ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ — накапливает силы, могущество, мощь (ЧС в инертном блоке ментала у одного из дуалов в диаде ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ- РЕШИТЕЛЬНЫХ-АРИСТОКРАТОВ, Жуков — Есенин).

РЕШИТЕЛЬНЫЕ -ДЕМОКРАТЫ- ОБЪЕКТИВИСТЫ— "гамма-виктимы" (ДЕМОКРАТЫ-ИНТУИТЫ-ЛОГИКИ-ДИНАМИКИ-ОБЪЕКТИВИСТЫ) и "гамма-агрессоры" (ДЕМОКРАТЫ-ЭТИКИ-СЕНСОРИКИ-СТАТИКИ- ОБЪЕКТИВИСТЫ) — борются за равенство прав на самостоятельное и независимое добывание средств к существованию. (Как к тому побуждает их ещё и их квадровый комплекс "связанных рук". И дети оказываются здесь либо заложниками— у БЕСПЕЧНЫХ (" Если НЕ смогу добыть средства к существованию, пропаду и я, пропадут и мои (уже родившиеся) дети, так что в любом случае придётся рисковать и ими тоже"), либо желанным призом — у ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ (или, как их ещё называют, — "Накопителей": "Кто сможет добыть, накопить больше средств к существованию, тот и будет иметь право завести потомство, создать династию"). И в основе этого лежат инстинктивные, этологические программы продления рода в условиях равноправной (но проводимой сравнительно гуманными средствами — доминанта БЭ в квадре) борьбы за существование, более (у БЕСПЕЧНЫХ) или менее (у ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ) зависящей от обстоятельств.
запись создана: 14.05.2012 в 22:21

URL
05:24 

Признаки Рейнина. КВЕСТИМНОСТЬ - ДЕКЛАТИМНОСТЬ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


АСПЕКТЫ ИНТУИЦИИ ВРЕМЕНИ В ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СХЕМЕ КВЕСТИМНОЙ И ДЕКЛАТИМНОЙ МОДЕЛИ
В эмоциональной схеме квестимной модели (+ЧЭ/-БИ) аспект интуиции времени находится на более приоритетных позициях, чем "аутсайдер" сенсорика ощущений. Поэтому нагрузка на эмоциональный "образ" и эмоциональную память (+ЧЭ/-БИ) там должна быть неизмеримо большей. В деклатимной модели, — наоборот, время и эмоциональная память являются "аутсайдерами" ("нехорошо ворошить переживания"!), а главную "музыку заказывает" техника при "технологическом" времени ("технологической интуиции " времени ) -ЧЛ/ +БИ и альтернативные -"ломовые", -технологические методики ("Работайте, товарищи, работайте! Семь потов сойдёт, тогда, может, чего - нибудь и достигнете!").

В технологической схеме деклатимной модели и аспект сенсорики ощущений, и аспект этики эмоций +БС и -ЧЭ — оба такие важные для театра и музыки, - являются "аутсайдерами". Почему? Да всё из-за той же "технологической", "объективистской" интуиции времени (-ЧЛ/ +БИ) .(По признаку "субъективизма - объективизма": "субъективистское" время — время интуитов - квестимов - субъективистов первых двух α- и β- квадр, "исходит" от интуитов- этиков- субъективистов β- квадры. А "объективистское" время — время интуитов - деклатимов - объективистов γ- δ- квадр "исходит" от "интуитов - логиков- объективистов γ- квадры, построено на технологических экспериментах и экспериментальных методиках. Аспектам сенсорики ощущений и этики эмоций в этой объективистской деклатимной схеме не доверяют, считая их слишком субъективными.

А без "технологов", что - ли, в музыке обойтись нельзя? — возникает законный вопрос.

— Нельзя! Потому что аспекты интуиции времени как интровертные "привязываются" к экстравертным аспектам, непосредственно их реализуя. В квестимной модели инволюционный аспект интуиции времени (-БИ) непосредственно реализует аспект этики эмоций (+ЧЭ/-БИ), в деклатимной модели аспект эволюционной интуиции времени (+БИ) непосредственно реализует аспект инволюционной деловой логики (-ЧЛ/ +БИ.) она же его и технологически организует. Третьего — не дано. Человек либо "идёт" от эмоциональной выразительности, как это происходит в квестимной модели (+ЧЭ/-БИ), потому, что сама психологическая природа модели "установила" такой приоритетный порядок (и он подтверждается практикой и наблюдениями), либо следует технологической ритмической схеме (-ЧЛ/ +БИ), полагаясь на заданный (технологический) ритм. Даже если этот ритм ему отбивает метроном.

Для деклатима удобней пользоваться технологическими ритмами, чем заново воссоздавать в памяти и заново переживать эмоции, "накладывая" на них ритмы и темп, как это делают квестимы по своей схеме (+ЧЭ/-БИ). Деклатиму это, вследствие его (+БИ.) - интуиции, — "интуиции технологических условий ближайшего времени"— это не удобно. Ему удобней действовать по технологической схеме (-ч.л./ +б.и.).

Есть технологические условия (-ЧЛ/ +БИ) — ритм, сопровождение, звукозапись аккомпанемента, хорошая звукоизоляция в комнате, разрешение соседей и родителей на музицирование в это время суток и т.д. , — деклатим музицирует. Нет таких условий, он их дожидается, или создаёт.

Деклатим, под давлением своей позитивной этики отношений (+БЭ), предпочитает жить с соседями в мире. К этому обязывает его и исходно - эволюционная программа сенсорики ощущений (+БС.), и этика эмоций (-ЧЭ) — конформная этика освоения окружающей среды. Поэтому деклатим либо будет конформно подстраиваться под условиях окружающих, дорожа их добрыми отношениями (Характерно для рассуждающих этиков - деклатимов: СЭИ, ЭСЭ, ЭИИ, ИЭЭ). Либо будет диктовать и устанавливать свои условия " добрососедских отношений", выгодные и удобные ему. (Характерно для решительных логиков -деклатимов: ЛСИ, СЛЭ, ИЛИ и ЛИЭ).

Квестим разрешения от соседей дожидаться не будет (он с ними будет воевать, как герой - одиночка с враждебной средой, если они помешают ему свободно изливать чувства в музыке: есть разрешение от муниципалитета музицировать громко до одиннадцати часов вечера, — значит есть возможность (-БЛ/ +ЧИ) и надо её использовать. Есть настроение музицировать(+ЧЭ./-БИ) и есть время. И значит каких - то других условий дожидаться и создавать себе совершенно необязательно. Попеть он может и без аккомпанемента. Так получается свободней и задушевней. А ночью, когда шум на улицах стихает, "слушать" тишину и петь для неё , — намного приятней.

Квестим обожает музицировать (а особенно петь) в вечернее время. В ночное время его очень тянет петь. И, конечно, несбывшаяся мечта — петь в ночное время на лоне природы. Летней, звёздной ночью. Обязательно при луне. Обязательно на берегу реки или озера. Так, чтобы и звук, и луна от него отражались. Потому, что водная гладь является хорошим проводником звука, пение приобретает особую акустику и тишина начинает по- особенному "звучать". Возможно поэтому квестиму неудобно и неприятно петь в ярко освещённом зале, видеть лица зрители, чувствовать их активную обратную связь (в виде ответной мимической или эмоциональной реакции, которая не всегда совпадает с его собственным мнением, или настроением). И наоборот, в затемнённом зрительном зале квестим чувствует себя великолепно. А если ещё и аккомпанемент его при этом не сковывает, — о лучшем и мечтать нельзя! Тогда эмоции квестима (а особенно этика) начинают "раскрываться" как ночные цветы под луной, а сам он чувствует себя соловьём, поющим в летней роще. Он ощущает особую свободу и лёгкость в голосе, ощущает его полётность и чистоту. Он, как бы идёт по лунному лучу этой звёздной ночи и улетает куда - то далеко к звёздам... Это же ощущение торжественного покоя передаётся зрителям и они слушают его как зачарованные, затаим дыхание и боясь пропустить хотя бы одну ноту. Они следуют за исполнителем по лунному лучу его мелодии и мечтают о том, чтобы это очарование не рассеялось. Это же состояние передаётся зрителю, когда они слышат (сейчас, увы, только в звукозаписи) каватину Нормы "Каста дива" (арию- молитву, обращённую к богине Луны) в исполнении Марии Каллас (ЭИЭ, Гамлет), в медленных темпах, голосом, переходящим от многообразия цветовых окрасок к серебристому оттенку, передающему ощущение льющегося потоком лунного света. В соответствии с текстом самой арии:

"Casta Diva, che inargenti
Queste sacre antiche piante,
A noi volgi il bel sembiante,
Senza nubi, senza vel…"

("Целомудренная Богиня,
Ты серебришь лучами священные деревья,
Склони и к нам своё прекрасное лицо,
Не скрытое, ни дымкой, ни облаками…"(итал.)

Но деклатимы этого не любят. Они начинают засыпать под такое пение. Да ещё в тёмном зале. Даже, если сидят в оркестре. "Я чуть не заснула во второй картине, такой она взяла медленный темп…"— жаловалась в антракте оркестрантка- скрипачка на солистку - квестима., — жду, жду, когда она, наконец эту арию допоёт, а она всё никак не заканчивает…" (А речь шла о медленной и печальной "Песни Любаши" из "Царской невесты" Римского- Корсакого. Одна из немногих арий мирового оперного репертуара, которая исполняется без сопровождения. И певица может брать в ней такой медленный темп, какой силы и возможности позволяют. Даже, чем медленней, тем лучше. Деклатимы эту арию обычно загоняют (Настолько, что по одному этому, не разглядывая певицу в бинокль, можно на слух определить, кто поёт, квестим, или деклатим. Деклатим начинает тут же судорожно комкать и ломать темпы. По их природной конформности — им неловко заставлять зрителя слишком долго ждать. ("У зрителя может рассеяться внимание, ему вдруг станет неинтересно и он вообще может уйти из театра недослушав…") И они сами начинают нервничать и сдвигают темпы настолько, насколько им это удаётся, опасаясь, впоследствии, услышать критику в свой адрес (как минимум от оркестрантов).

Квестиму, конечно приходится выдерживать характер, чтобы настоять на своих темпах. В том числе и в этой арии. (И в первую очередь в ней!) Если в театре её приняли в том темпе, на котором он настаивает, всё остальное приложится.

Тот интуитивный план, которым он как "лунным лучом" "освещает себе путь" во время исполнения, та тишина, которую он умеет слушать во время пауз и во время собственного исполнения без аккомпанемента, тот торжественный и величавый покой, который обволакивает его и который он "излучает" и передаёт, — всё эти образы и ощущения являются неотъемлемой частью "архетипической" базы квестимной модели. Ей они неизменно присущи и во многих произведениях квестимов (различных видов и жанров искусства) неизменно проступают и упоминаются.

Вспомнить, хотя бы, незабываемые по красоте величественные образы из "Мастера и Маргариты. М.А. Булгакова. И лунный свет, который "закипал и обволакивал", и "лунный луч", по которому шёл во сне Понтий Пилат со своим странным другом - философом. И, как заклинание, слова Маргариты: "Слушай тишину!" в её последнем монологе, обращённом к Мастеру. И знаменитая фраза: "Он не заслужил свет, он заслужил покой!", и преимущества "тишины, покоя и лунного света с прозрачными тенями" в антураже Воланда в противовес "Вечному Свету без теней" и "ослепительному солнечному свету" и в его диалоге с Левием Матвеем. (Мастер не заслужил свет, он заслужил покой, потому, что покой — лучше!)

Холодная и сумрачная по ощущениям и по цветовой гамме квестимная модель предрасполагает к глубокой романтике, глубоким переживаниям или размышлениям, заставляя ещё больше ценить простые и доступные радости "звёздной ночью, летними сумерками, прохладным осенним или зимним вечером, когда "Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя…", а в камине так ярко горит огонь, а в комнате так тепло и уютно). Предрасполагает к минорным тональностям лирических настроений…

читать дальше
запись создана: 11.05.2012 в 04:08

URL
22:37 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИНТЕРТИПНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ДРАЙЗЕР. ПРОГРАММА "НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА!" НА ПРИМЕРЕ МИРАЖНЫХ ИТО ДРАЙЗЕР – ГАМЛЕТ (Автор Вера Стратиевская ©2008)

Для того, чтобы заручиться поддержкой Гамлета на все времена, надо признавать его бессменным лидером, гарантировать ему неизменное социальное превосходство, безоговорочно подчиняться ему всегда и во всём (рискуя вызвать его раздражение своей покорностью). Максим, ориентированный на иерархическую систему отношений, может дать Гамлету такие гарантии (но опять же, ненадолго, и только если будет его бояться, почитать и уважать).

ДЕМОКРАТ - Драйзер такой гарантии Гамлету дать не может. (С какого это перепугу?). И он этого тем более не сделает, даже если Гамлет начнёт терроризировать страхом и его самого и всех вокруг. Драйзер просто возненавидит его как воплощённое зло, а уважать не будет — уж это, увольте! Восторженно и восхищённо вне соответствующих заслуг ЭСИ на Гамлета тоже смотреть не будет. (Даже, если заслуги имеют место, даже если ЭСИ подносит цветы любимому исполнителю или артисту- Гамлету, он всё равно будет стыдиться восторженно смотреть ему в глаза.)

Своё восхищение творческими успехами Гамлета Драйзер предпочитает изливать издалека, на расстоянии, — так, чтобы это не воспринималось как лесть. (К этому вынуждает его и признак квестимности — свойственная квестимной модели предрасположенность к отдалению, возведению преград и препятствий. В частности, возведение преград между собой и "кумиром": "Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии". Поэтому и достоинства великого человека лучше оценивать на расстоянии. Это намного этичней, с точки зрения объективиста Драйзера, — удобней и для того, чтобы не тревожить его, и не смущать: человек имеет право на свою частную жизнь.)

Драйзер и сам ненавидит лесть, и боится прослыть льстецом, чтоб опять же не попасть под критику того же Гамлета, выступающим в среде квестимов строгим этическим контролёром. Иногда Гамлет, не дождавшись излияния восторгов ЭСИ намеренно начинает терроризировать его придирками и упрёками. И этим разрушает благоприятное впечатление о себе. (Как это бывает в отношениях "учитель — ученик": ученик - Драйзер бывает скуп на комплименты, а амбициозного учителя -Гамлета это, как правило, раздражает. С другой стороны, и напрашиваться на комплимент он не будет. Он слишком горд для этого. (Хотя ему в принципе иногда кажется обидным то, что человек сдерживает свои эмоции, свои восторженные порывы: если тебе нравится работа учителя, почему бы не сказать об этом вслух?

Драйзер это понимает и соглашается с этим мнением, но изменить себе и своей программе не может. Программа (-БЭ1) "запрещает" ему возносить хвалу кому бы то ни было, запрещает создавать себе кумиров. И это требование он ощущает в себе постоянно: не может изливать восторги, как бы ни хотел.

Признак квестимности в сочетании с признаком негативизма и объективизма — так же приводит его к сдержанной эмоционально оценке и сдержанному поведению на близкой дистанции, которое также создаёт преграды и не позволяет вступить в эмоциональный контакт с своим "кумиром"
(Слушая у себя дома звукозапись любимого исполнителя, Драйзер может бурно восхищаться исполнением (и даже заочно аплодировать ему), но если судьба его напрямую сведёт с этим музыкантом (случайно столкнёт носом к носу в метро: "вот он, вот — я, и мы стоим и смотрим друг на друга "), Драйзер, при этом постарается ничем не выдавать своего волнения (и даже внешне покажется особенно строгим и настороженным), но внутренне будет глубоко взволнован происходящим и постарается запомнить эти несколько минут на всю оставшуюся жизнь. (Потом будет корить себя за нерешительность и сожалеть, что не хватило духу войти в контакт, сказать несколько добрых, восторженных слов, попросить автограф, (хотя это, безусловно было бы неэтично: популярный человек имеет право на спокойную, частную жизнь).

Драйзер понимает, что если б он снова попал в ту же ситуацию, он снова бы поступил точно так же: при всём желании подойти и пообщаться со своим "кумиром", он бы не смог себя переломить; есть ощущение какого - то запрета, через который он не может переступить.).

Эта же программа и эта заповедь ("Не сотвори себе кумира") не позволяет ему слепо восхищаться друзьями, как бы хороши они ни были, но заставляет отслеживать и различать их недостатки. (Даже если он по уши влюблён в какого - то человека, искренне предан ему, привязан до глубины души и готов многим пожертвовать для него, он (Драйзер) не перестаёт видеть в нём недостатки, которые когда - нибудь позволят ему быстро "остыть", охладеть к этому человеку (и даже перейти от любви к ненависти), если будет необходимо прервать отношения. И именно потому, что программа обязывает его быть этически неподкупным и независимым стражем интересов корпоративной этики, интересов дела, интересов команды, интересов её "капитана". ЛИЭ, Джек — единственный, к кому Драйзер может насмерть "прикипеть" — так, что никакой силой его не оторвёшь, не отцепишь. Но и в Джеке Драйзер умудряется находить недостатки (что, в общем-то не трудно, поскольку ЛИЭ, Джек их и не прячет). По большому счёту Драйзер принадлежит своей этической ЭГО - программе — своей соционной миссии, и ни кому, и ни чему другому.

читать дальше
запись создана: 08.05.2012 в 22:53

URL
22:38 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИНТЕРТИПНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ДРАЙЗЕР КАК СТРАЖ ЭТИЧЕСКОГО ПРАВОПОРЯДКА (ПРОГРАММА «ОХОТА НА ЛИС») на примере родственных отношений в диаде Драйзер– Достоевский (Автор Вера Стратиевская ©2009)

Драйзер часто оказывается "виноватым" у любителей сваливать свою вину на другого. Но он оказывается вдвойне виноватым, когда по уступчивости или в жертвенном, благородном порыве берёт чужую вину на себя.

Инволюционная этическая программа Драйзера, его квестимная "дальнозоркая" этика отношений (которая заставляет его держаться на далёкой от всех дистанции и именно на далёкой дистанции всех видит насквозь (как стеклянных) и ничего хорошего не усматривает, сколько ни вглядывается) день и ночь внушает ему опасения, заставляя его сомневаться в нравственных качествах окружающих его людей.

Удивительным свойством обладает взгляд Драйзера: он словно взрывает парадную, "глянцевую" оболочку души каждого, интересующего его человека, и словно заглядывает в самые тёмные и архаичные её глубинны, так что все ещё нереализованные и до времени спящие её негативные, тёмные силы этакими чёрными побегами начинают прорываться наружу сквозь всю эту гламурно - глянцевую мишуру.

Человек при этом чувствует себя словно разоблачённым — так, словно его душу насквозь просвечивают рентгеновскими лучами; начинает испытывать смущение. Чувствует себя, как на Страшном Суде или (по меньшей мере), как на исповеди. Откуда-то всплывает нём чувство вины и стыда. Его начинают терзать угрызения совести, а потом становится страшно и очень страшно: оказывается то, что творится в его душе, заметно и окружающим. Он уже начинает смотреть на Драйзера как на человека, способного читать его мысли и видеть самые сокровенные тайники его души, — весь их слипшийся ил, лежащий комками на её дне и хранящий Бог знает, какие тайны. И когда все эти "тёмные окаменелости" теневой стороны его души начинают пробиваться наружу он, в лучшем случае, и сам готов их отторгнуть, с тем, чтобы очистить себя навсегда от этой скверны.

И в этом заключается инволюционная миссия Драйзера, расчищающего этическое информационное поле для будущего позитивного эволюционного развития и роста. Работая таким образом, этика Драйзера словно очищает русло информационного потока от "грязи" и "тины", позволяя ему дальше нести только чистую и светлую информацию, распространять её жизнеутверждающую и позитивную сущность.

А для того, чтобы успешно выполнять эту миссию, чтобы к чужой грязи не прибавлять ещё и свою, Этическая ЭГО - программа Драйзера заставляет его быть жёстким, строгим, принципиальным, держаться особняком и защищать интересы своей миссии, интересы членов своей команды, многократно проверенных на прочность и нравственность отношений, выполняющих ту же миссию и реализующих ту же (или схожую с ней) позитивную цель.

Воинственная этическая ЭГО - программа запрещает Драйзеру идти на компромиссы и подставлять их, или себя под удар, под измену, ложь, предательство и разные прочие неприятности, от которых он считает необходимым их и себя защищать. Программа запрещает ему рисковать успехом их миссии и их благополучием. И она также запрещает ему рисковать и его собственной обороноспособностью, заставляя действовать не только честно, искренне и принципиально, но и здраво, и экологически целесообразно. И вот этим планом экологической целесообразности Драйзера можно запутать и дезориентировать, склонить к уступкам, убеждая в очевидной их пользе, поскольку здесь он уже попадает в полосу очень сложного выбора между качеством цели и качеством средств её достижения. Единственной возможностью удержаться на жёстко - принципиальных позициях оказывается всё та же ориентация на его этическую ЭГО - программу. Она ему, как солдату, советует: "Если не знаешь, как поступить, посмотри инструкцию".

ЭГО - программа не позволяет Драйзеру попадать в отношения, при которых бы его лестью и подкупом перевербовали, дезориентировали, "размягчили", "растопили, как воск" и начали бы из него лепить некое услужливое и послушное существо, пользуясь в своекорыстных целях его уступчивостью и податливостью. Его негативистская инволюционная, жёстко критическая ЭГО - программа этика отношений (-б.э.1) заставляет его быть честным, принципиальным и неподкупным, запрещает "брать взятки" и поддаваться на лесть. Запрещает уступать эмоциональному или волевому давлению, как бы говоря : "Вот там, где тебя поставили, там и стой, как вкопанный и защищай доверенные тебе рубежи!".
Этическая программа запрещает Драйзеру пускаться в опасные авантюры, поддаваться "на спор", "на слабо", на подначки, рисковать своим и чужим оптимальным благополучием, в надежде получить нечто избыточное.

И в этом плане Драйзер, как и Максим, напоминает собой "человека в футляре" (точнее, — в броне). Но в отличие от деклатима - Максима, у квестима- Драйзера броня полегче и поуязвимей будет. Поэтому, при желании, и при активной волевой и эмоциональной атакой её можно пробить. (Потому, что основная её составляющая, ориентированная на расщепление (разделение и дифференциацию) квестимная модель не создают своему (гамма - квадровому) аспекту волевой сенсорики (+ЧС) такой монолитной и плотной структуры, какую создаёт своему (бета - квадровому) аспекту волевой сенсорики
(-ЧС) деклатимная модель, ориентированная на интеграцию, объединение и сплочённость. Отсюда и повышенная прочность, обороноспособность (и, соответственно, агрессивность) бета - квадровых волевых сенсориков. Отсюда и их способность активно нападать, стремительно сокращая дистанцию. Отсюда и потребность Драйзера держать дистанцию в обороне.) И как результат: сверх - прочную, деклатимную "броню" упрямого - системного логика и авторитарного аристократа Максима (+БЛ1/ -ЧС2) — на близкой дистанции нельзя пробить, а хрупкую квестимную "броню" уступчивого- этика - демократа Драйзера (-БЭ1/ +ЧС2) — можно.

Драйзера можно разжалобить, можно этически дезориентировать ("переориентировать") по деклатимной этике отношений Достоевского (+БЭ), которая будучи аристократичной и (вследствие этого) конъюнктурно - спекулятивной часто кажется Драйзеру иногда более убедительной в позитивном этическом плане, более предпочтительной, привлекательной и заслуживающей большего уважения и доверия, чем его собственная критическая инволюционная этическая программа (-БЭ1 ).

Можно упорно и настойчиво влиять на Драйзера, день за днём, идеологически зомбируя его, перестраивая и перепрограммируя его, подменяя деклатимной этикой отношений его квестимную этическую программу (уговаривая его для всех быть хорошим, всем доверять, со всеми сближаться, легко сходиться с людьми, стараться всем угодить, удружить, услужить), используя его возможностный и силовой потенциал как вспомогательное средство для достижения своих прагматичных целей, как мелкую разменную монету в своей игре. Драйзер, склонный к сомнениям, попытается экспериментальным путём проверить все навязываемые ему рекомендации (поставит себя в крайне рискованные условия и поверит). Но потом за все эти уступки и за рискованные эксперименты ему приходится жестоко расплачиваться своим будущим уязвимым и унизительным положением, при котором он, "покупаясь на лесть" и подсаживаясь на неё, как на наркотик, становится зависимым от чужого мнения, к которому прежде мог относиться спокойно и равнодушно. Таким образом в результате он "зарабатывает" себе ещё большую уязвимость по интуиции потенциальных возможностей. Получает ещё одну "слабую точку, —"ахиллесову пяту", за которую его потом будут презирать, как падкого на лесть "слабака". Будут манипулировать им, как конъюнктурщиком, которого можно завербовать или "купить ни за грош".

Одна уступка повлечёт за собой лавину потерь. По этой причине многие представители этого ТИМа ЭСИ очень неохотно идут на уступки. На протяжении всей своей жизни каждый из них довольно часто сталкивается с подобным явлением, — зарабатывает "поощрительные купоны", в погоне за мелочной уступчивостью и дешёвой лестью. Покупается на "благие намеренья" (ведущие в ад) и, преодолевая внутреннее сопротивление, фактически "ломает себя", стараясь удружить и угодить тем, кто мало того, что злоупотребляет его расположением, так ещё и презирает его за его доброту и отзывчивость, за верность долгу и своим обещаниям.

При том, что все эти "друзья- доброжелатели" представляют Драйзеру каждую такую уступку как "очередную победу над самим собой", она фактически является его очередным поражением, за которое ему потом же самому придётся расплачиваться.

Драйзера считают конфликтёром всему социону, потому, что сама программа выдвигает его из всего общего ряда остальных ТИМов, словно противопоставляет его им всем.

Как квестим, Драйзер и сам противопоставляет себя окружающей его и часто враждебной ему среде. А устав от вражды, иногда старается услужить и удружить окружающим, надеясь, смягчить этим их отношение к себе, полагая, что настоящий его этический потенциал никому не известен, не виден и недооценён. Вот тут - то его ЭГО -программа и напоминает ему о величайшем грехе "гордыни": "Захотел, чтобы тебя похвалили, поощрили и премировали? Ну, так получай на закуску горькую "конфетку"!". И ладно бы была только одна эта "горькой конфетка"! А то ведь такое "послевкусие" от неё остаётся, что Драйзер на всю жизнь эти печальные уроки запоминает и всякий раз зарекается впредь поддаваться на лесть и позволять кому - либо собой манипулировать.

Его демократичная и дальнозоркая этическая программа (- БЭ1), ещё загодя, издалека предостерегает и убеждает его каждый раз в том, что идя на поводу у своих (или чужих) дутых амбиций, он весь свой этический, возможностный и силовой потенциал разбазаривает ни за грош, разменивает (как "ворона") на "кусочки сыра", которыми вскармливает вокруг себя всех, злоупотребляющих его доверием и наживающихся на его несчастьях "лисиц".

"Ловите нам лис и лисенят, они портят наши виноградники, а виноградники наши в цвете." — говорится в Библии ("Песнь песней", 2:15 ). Указание даётся здесь не двусмысленное. И заключается оно в том, запретительные заповеди (этические заповеди квестимной модели) нужно отстаивать, соционную миссию Драйзеру (носителю этих заповедей) всё же приходится исполнять: разоблачать и отлавливать "лис", выводить их на чистую воду, ловить на фальши, на лжи, лицемерии, на измене, предательстве, ханжестве и на прочих других грехах, которыми они (эти "лисы" и "лисенята") развращают и заставляют деградировать социум и социон.

К этому же призывает его и заповедь "Истреби зло из среды своей" — одна из краеугольных в его ЭГО - программе. В соответствии с ней он и обрушивает свою ярость на всех тех, кто портит нам "цветущие виноградники", — бичует их и "огнём и мечом", язвительным, острым словом. (Последнее, — особенно раздражает тех, у кого и так рыльце в пушку, — они просто начинают визжать, как крысы из подпола, ощущая себя безмерно обиженными этим "градом камней", которые все без исключения летят исключительно в их огород, — устраивают "пир мелких хищников" и заводят очередную "мышиную возню", стараясь перенести свою вину на его голову.)
Но, как говорят в народе: "Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива". Опять же, и свободу выбора никто не отменял: принимать ли критику на свой счёт, усматривая в ней сходство с собой, заявлять ли об этом во всеуслышанье — каждый решает для себя сам. "Зеркало для героя" ("щит и латы, посох и заплаты") — каждый выбирает по себе, исходя из иерархии личностных мотиваций, системы приоритетов и аналитического "инструментария" своей модели.

Кому - то может и не понравиться своё отражение в зеркале, а Драйзер против своего сурового облика ничего не имеет. И беспринципно - добреньким в угоду очередным горлопанам выглядеть не собирается. Функции Санта - Клауса ("каждому по мешку с пряниками и по поздравительной открытке") он на себя не принимает. Это не его миссия, это его с кем - то путают. Драйзер критиком быть не перестанет. Равно, как и не перестанет отделять добро от зла. Потому что его программа основана НЕ на интегрирующей деклатимной этике отношений (+БЭ) и не на её примирительно - объединительных заповедях, а на дифференцирующей этике отношений квестимной модели (-б.э.), заставляющей не только отделять, но и всемерно отдалять добро от зла, на фундаментальных и базисных РАЗДЕЛИТЕЛЬНО - ЗАПРЕТИТЕЛЬНЫХ заповедях (организованных на уровнях архетипов квестимной модели), из которых: "Не убий", "Не укради", "Не лжесвидетельствуй" и "Не сотвори себе кумира" — самые главные. Равно как и заповедь "око за око, зуб за зуб" ("мера за меру"), заставляющая его удерживать равновесие и восстанавливать справедливость, в соответствии с законами сохранения, управляющими этим миром и в соответствии с отражёнными в квестимной модели аспектами справедливой (равновесной и равноправной) логики соотношений (-БЛ), где на чашах весов уравнивается мера преступления и наказания, мера суровой и бескомпромиссной этики отношений (-БЭ), установившей базисные этические нормативы современного цивилизованного общества.)

Как квестим, Драйзер в первую очередь анализирует не сходства, а различия логических и этических аспектов. (Например, соционику он рассматривает, как науку, изучающую закономерности психологической несовместимости, а не как систему сравнения и совместимости позитивных психологических свойств.) И это опять же связано с признаком квестимности, с особенностями дедуктивного мышления и с дифференцирующими свойствами его квестимной модели. (Для сравнения (перефразируя Льва Толстого) скажем, что если позитивные свойства все хороши и чем - то похожи друг на друга (как "счастливые семьи"), то каждое негативное свойство отличается от других и плохо по - своему, да ещё и тянет за собой целый пучок проблем, каждая из которых может иметь самые страшные последствия для жизни человека и его судьбы.

Благодаря соционике и свойства эти и их проблемы оказываются теперь предсказуемыми и прогнозируемыми. (То есть, на смутные предчувствия, ощущения и на интуицию свою теперь полагаться необязательно: достаточно знать закономерности, схемы, помнить все её особенности в подробностях и нюансах, о которых мы опять же узнаём благодаря разделению (отделению хорошего от плохого), а не обобщению.)

Ободряюще - утешительная этика деклатима - позитивиста Достоевского склонна к объединению и обобщению на базе позитивных свойств, не обременяя себя особенным разделением хорошего и плохого (за компанию всё сгодится!). Куда как просто слепить все свойства и наблюдения в один "розовый комок" и пойти с ним по жизни с песнями и сказками, считая себя вооружённым знаниями. Но ведь за этот самообман придётся потом кому - то расплачиваться, а значит и наживать себе новые беды и неприятности.

Как квестим Драйзер не признаёт такой анализ достаточно системным и объективным. А как негативист, считает своим долгом предостеречь и предупредить об опасных последствиях такой ложно- позитивной тенденции.

Как "страж этического правопорядка", Драйзер не имеет права на излишний позитивизм, на розовые очки, застилающие глаза. Не имеет права бояться крикунов - горлопанов, раздражённых и озлобленных его критическими оценками. Не имеет права быть предубеждённым, поддаваться страху, личной неприязни и ненависти, покупаться на "личные симпатии" и "личные предпочтения", заставляющие его идти на уступки. Как этический демократ - объективист он должен быть справедлив и объективен. Как критический аналитик и беспощадно решительный, воинствующий этик - моралист должен выполнять свою соционную миссию. А как неподкупный и бескомпромиссный страж идеалов высокой нравственности, должен "стоять на посту" и не уступать ни пяди "святой земли" информационного поля своего этического программного аспекта, защищая каждую из его нравственных ценностей, как последний рубеж.

Уговаривать Драйзера "идти на уступки", заставлять его быть беспринципно - добреньким в угоду всем, пытаться подкупать его лестью, примирять с беспределом, лицемерно и ханжески его умиротворять — значит катастрофически ему вредить — подтачивать фундаментальные основы его этической программы, разрушительно воздействовать на неё, деформируя и дезориентируя её, заставляя перестраиваться на деклатимность и отступать от квестимных форм её модели, что недопустимо. Потому, что в результате таких деформаций Драйзер перестаёт быть самим собой, становится "никем": "ни тем, ни этим", — куклой - марионеткой в чужих руках, послушной пешкой в чужой игре, безвольным слепком чужих дутых амбиций. Как личность и как ТИМ он погибает. Кого - то из "лисенят" это, возможно, обрадует: "Одним критиком стало меньше, — это хорошо!.." Но у самого Драйзера (у ЭГО - программы его ТИМа) на этот счёт другие планы, другое мнение и совершенно противоположные задачи и цели.

читать дальше
запись создана: 08.05.2012 в 22:19

URL
06:50 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ХАРАКТЕРИСТИКАХ ТИМов

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ОБЪЕКТИВИСТЫ БАЛЬЗАК И ГАБЕН (Автор Вера Стратиевская © 2007)

1. ПРОГРАММНАЯ ПОЗИЦИЯ Бальзака "Я СВОБОДЕН, Я НИЧЕЙ!"

Программа ТИМа: ПРАГМАТИЧНАЯ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ (+БИ1/ЧЛ2).

(+БИ1) –Эволюционная программа. Если уж что-то делать, так с самого начала спланировать свои действия так, чтобы они привели к успешному результату. (–ЧЛ2 - ПОЗИТИВИЗМ).
Не делать ничего такого, о чём бы пришлось впоследствии пожалеть. Избегать всего, что может привести к негативному результату. Избегать опасных и вредных влияний. Не позволять собой манипулировать, не позволять вовлечь себя в опасное и вредное предприятие. Избегать суеты и толчеи, избегать условий, в которых можно попасть под влияние и "потерять себя", изменить себе, совершить оплошность, совершить рискованный, неосмотрительный поступок.
В конфликтных ИТО на действия Бальзака влияет (активизируется) программа соцзаказа второй квадры.(программы предосторожности соцзаказчика Максима): "Ошибаться опасно. Тот, кто ошибается — сам виноват (надо было думать, прежде, чем делать!). Тот, кто НЕ ошибается, всегда прав". Не ошибается тот, кто ничего не делает, поэтому лучше ничего не делать, чем сделать что-то неправильно. Исходя из этого, Бальзак предпочтёт "заморозить" чью-то "опасную" инициативу, сковать мрачными прогнозами чью - то неуёмную активность, чем позволит человеку втянуть себя в опасное предприятие.

2.ТВОРЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИ ИЛИ, БАЛЬЗАК И СЛИ, ГАБЕН

Творческие манипуляторы - технологи (к которым относятся Бальзак и Габен, ЭГО- творческий аспект деловой -методической, технической логики (±ЧЛ2) — этические аспекты отношений (чувства, эмоции) также рассматривают в свете технических манипуляций, производимых в учебно - методических и воспитательно - профилактических целях. Поэтому к сильным свойствам ЭГО- творческой функции Бальзака можно отнести:
*Способность подмечать тактику и стратегию каждого человека.
*Способность наблюдать и распознавать его "методики" и "повадки" ( что делает каждого человека предсказуемым для Бальзака, а его поступки хорошо прогнозируемыми). *Способность быть хорошим психологом, распознавать последовательность действий человека, понимать мотивы и стимулы его поступков.
*Способность предвидеть и прогнозировать поступки человека.
*Способность манипулировать им и его действиями.
* Способность заманивать его в заранее расставленные "ловушки" мнимыми и мнимо - реальными стимулами, поясняя свои действия также мнимыми или мнимо- реальными мотивами ( чаще всего — "желанием добра", воспитательно - профилактическими мерами).
*Способность манипулировать локальными, тактическими целями человека, заманивая его в "ловушку" предсказуемых поступков и действий, последовательность которых всегда так обстоятельно и методично изучает Бальзак, сверяясь с опытом своих наблюдений, пополняя и обогащая его.
*Способность манипулировать людьми он также "отрабатывает" на этих "затеях", испытывая ощущение своей власти над ними ( и не скрывая свою радость по этому поводу).
*Способен лукавить, интриговать, лицемерить и хитрить, опять же, получая удовольствие от этих "шалостей", подстав и подвохов.
*Обожает фрустрировать, обнадёживать и разочаровывать ( "обламывать") человека, многообещающе подбадривая и поддерживая в нём надежду, вплоть до момента разочарования ("облома").Поскольку считает необходимым понять для себя понять, какие действия к какому результату приводят.
*Старается заинтересовывать собой, "зацепить" и вести человека как на поводке, манипулируя его желаниями. (Предусмотрительный, упрямый тактик )
*В интересах гарантированной успешности этой забавы старается выглядеть обаятельным, привлекательным, производить на людей располагающее, приятной впечатление. ("Ловушка" обязана быть заманчивой и привлекательной.)
*Обожает устанавливать близкие, доверительные отношения с людьми ( собирая необходимую информацию об интересующем его человеке, присматриваясь к объекту своих будущих манипуляций.
*Обожает чувствовать себя этаким "кукловодом" ( полагая, что лучше быть "кукловодом", чем куклой, которой манипулирует, кто хочет). *Наделён способностью уничтожать язвительным замечанием, очень ироничен, язвителен, жесток.
* Наделён способность "блефовать", "открывать карты" в последний момент, имея на руках лучшие "козыри" ( которые он к тому времени успевает собрать).
* Способен обнадёживать, блефовать и завлекать ("вести игру") до последнего момента, а потом "срываться с крючка" ( разочаровывая "ловца", предвкушающего близкую и лёгкую победу).

Разыгрывая эти сложные, тактические комбинации Бальзак "тренирует" свою интуицию времени ближайших действий, событий и перемен, убеждаясь в очередной раз, что она его не подводит: все намеченные "объекты", угодили в заранее расставленный "капкан" ( каждый в свой).

Ловушки устраиваются в рамках программы "Учитесь властвовать собою", обусловлены признаками динамического конструктивизма и объективизма, свойственными только Бальзаку и Габену, направлены против экспансии конфликтёров и ревизоров (Гюго и Гамлета) и сводятся к вероломным стратегиям ( у Габена) и тактикам (у Бальзака), обманным ходам и уловкам, фрустрациям, разочаровывающим и охлаждающим эмоциональный пыл преимущественно программных эмоциональных этиков, а также создающим проблемы взаимодействия со всеми конструктивистами — с теми у кого этические аспекты находятся в инертном блоке модели. (Обмануть доверие человека — меньшее из зол, если возникает необходимость отдалиться от него на безопасную дистанцию. Пусть себе доверяет и ждёт, главное — оказаться в безопасности, за пределами сферы его влияния: "Я свободен! Я ничей!").

Таким образом, беспроблемное взаимодействие Бальзака и Габена оказывается возможным только с дуалами- статиками - эмотивистами (Цезарем и Гексли). Всем остальным приходится периодически попадать на минное поле их методичных ( "учебно - профилактических", "проверочных") "ловушек", переживать болезненные фрустрации и разочарования, становиться объектом болезненной ломки ( по инертным этическим, а то ещё и инертным этически - интуитивным ( этиков - сенсориков ) программам, связанных с крушением надежд и иллюзий (которые периодически самими же "разрушителями и восстанавливаются для последующей же ломки). После чего незадачливому соискателю расположения Бальзака (или Габена) приходится буквально по кусочкам собирать свой разрушенный эмоциональный стержень. (если это ещё удастся), а потом ещё и становиться объектом издёвок и насмешек "разрушителя", объектом его назиданий на тему "Учитесь властвовать собой".

(Пример последствий таких разрушений — итоговая безысходность отношений Евгения Онегина (Бальзак) и Татьяны Лариной (Драйзер, инертный этик). Сам же "назидатель" разрушил эмоциональный инертный блок своей героини, а потом попытался "сдвинуть обломки с места", перевести их в мобильный блок и "оживить" их для будущих удобных для него отношений. А эта манипуляция не для модели Драйзера. А только для тех, у кого этические аспекты изначально находятся в манипулятивном ( мобильном) блоке, а не в инертном. И то, на определённых позициях. От этих "ломок" даже сами дуалы прагматиков - конструктивистов (Бальзака и Габена) страдают. А что уж тут говорить о конфликтёрах, активаторах и прочих. А с другой стороны, и изменить ничего нельзя — задано соционом. И неизвестно ещё, для кого это оказывается большей трагедией — для них самих (Бальзака и Габена), или для тех, кто пытается построить с ними прочные долговременные отношения.

Положение временно стабилизируется, когда прагматичные конструктивисты решают прагматично и расчётливо подойти к стабилизации отношений. Решают, что никаких дальнейших проверочных мер уже не будет, они останавливают свой выбор на этом партнёре, "бросают свой якорь" здесь и сейчас— здесь их последний причал. Но потом выясняется, что никакой это не последний причал. После целого ряда болезненных разочарований и фрустраций, от которых теперь приходится страдать им самим ( в силу взаимного разрушительного воздействия неблагоприятных ИТО ), им приходится прийти к неутешительным выводам, принять важное решение и сделать очень тяжёлый выбор между прошлым и будущим ( для себя и для партнёра). Как прагматичные динамики они выбирают будущее. Более того, они никогда не перекрывают для себя будущее — ни беспечный позитивист Габен, ни тем более, предусмотрительный программный интуит Бальзак. Ради этого им и устраиваются "проверочные" ловушки и отстраняются неподходящие партнёры с назиданием: "Учитесь властвовать собою." При этом он не чувствует себя ни грабителем надежд, ни разрушителем иллюзий, полагая, что и партнёр ушёл от него не с пустыми руками — теперь он обогащён знанием жизни, получил важный для себя урок, приобрёл очень значимый опыт. (А за приобретения надо платить.) Поэтому и должником в этих условиях Бальзак себя не считает — все счета сведены, все долги списаны: он провёл учебно- воспитательную работу и иначе эти отношения не рассматривает.
ПРОГРАММА «УЧИТЕСЬ ВЛАСТВОВАТЬ СОБОЮ», ИГРА В «ЗАМРИ – ОТОМРИ!», «РАБОТА С УПРАВЛЯЕМЫМИ ЭМОЦИЯМИ»

Бальзак может по многу раз фрустрировать одну и ту же жертву, терзая её по нескольку лет кряду с интервалами в два - три месяца: то исчезнет, позволив жертве отдохнуть, оправиться после шока и восстановить силы после очередной психологической травмы, а потом появится через определённый промежуток времени, очень точно просчитанный им интуитивно на основании уже имеющихся наблюдений.). Но при этом будет считать, что оказывает человеку неоценимую услугу, обучая его способности владеть собой и управлять своими чувствами, указывая при каждом удобно случае на негативное влияние неуправляемых страстей (которые сам же и возбуждает, и моделирует своими тактическими уловками.)

Для этой цели и предназначается учебно-профилактическая программа "Учитесь властвовать собою", которой он в качестве утешительного приза одаривает своих учеников, преподавая им уроки сдержанности : "лучше быть тем, кто управляет, чем стать тем, кем управляют" — "объектом манипуляций", игрушкой в руках судьбы", марионеткой в руках тех, кто пытается руководить твоей волей, мыслями, чувствами, поступками, лишая их логики и здравого смысла. Лучше ограждать себя от опасных влияний и самому управлять своими чувствам.

Более того, — и это уже назло тем, кто пытается его поработить, — по мнению Бальзака, лучше остаться в одиночестве, отстранив и отдалив от себя всех экспансивных и не в меру эмоциональных, чем позволить им управлять собой, заставляя совершать оплошности и роковые ошибки, за которые потом приходится дорого расплачиваться.

Лучше быть свободным и независимым человеком, чем "марионеткой" в руках ложных доброжелателей.

Впрочем, со временем и одиночество не кажется Бальзаку панацеей от всех бед. Природа и молодость берут своё. У Бальзака возникают опасения относительно своего безрадостного, одинокого будущего. Возникает желание повторить проверочный эксперимент с уже известной ему персоной или с какой - нибудь другой. Поэтому, выждав определённое время, творческий прагматик - конструктивист выходит из тени, "даёт о себе знать" (проверяет, помнят ли его ещё? не забыли ли? и как относятся?) и наигранно - весёлым тоном предлагает встретиться. Если человек отзывается на предложение слишком активно: "Да! Очень хочу встретиться! Очень - очень хочу!" — встреча может вообще не состояться. Эксперимент прервётся в самом начале, поскольку его результат "технологу" изначально известен: "объект" ещё не "остыл", встречаться с ним пока ещё рано; лучше позвонить тому, чей пыл несколько поохладился и попытаться его "растопить". (Такая вот, игра в "Замри — отомри!").

Бальзак способен замораживать активность партнёра, парализуя его инициативу и волю на сколь угодно долгий срок. "Ловушками" ("ложными приманками"), фрустрациями ( "обломами" и разочарованиями) назиданиями и нравоучениями — программой "Учитесь властвовать собою" может так "заморозить" партнёра, вести в такой ступор, что человек ещё долго и шагу не сможет сделать без его соизволения, и пальцем не сможет пошевелить, будет его панически бояться ( даже его квадрал), будет ощущать себя абсолютно зависимым от его планов, намерений и воли. Будет ждать дальнейших указаний с его стороны, целиком и полностью полагаясь не его мнение и опыт, сверяясь с его планами и согласовывая с ними свои действия (по вопросам: куда ступить, как поступить, на что решиться, кому довериться). При этом ответственности за его решения Бальзак на себя не возьмёт, а даст советы в иносказательной или уклончивой форме туманных намёков, осторожных рекомендаций, отвлечённых прогнозов (вроде: "пойдёшь направо— коня потеряешь, налево — голову сложишь… Так что, решай сам, что тебе больше подходит."), мрачных, двусмысленных предсказаний и притч, поскольку и ответственности за последствия им данных советов тоже на себя брать не захочет. Так что, программа "замри!" в его "игре" работает реально, а "отомри" — условно.

Тот, кого реально коснулось влияние внушений Бальзака "замрёт" основательно и нескоро "отомрёт". Что особенно печально (и ущербно) даже для его квадралов, поскольку в третьей квадре существует комплекс "связанных рук". И когда Бальзак с ними начинает играть в "замри — отомри" (а это его способ притормаживать деловую активность конкурентов, приглушать их предпринимательскую инициативу те, кто прежде относились к нему с уважением и симпатией, начинают ему мстить и становятся его злейшими врагами. ( Этими же методами Бальзак примораживает активность Штирлица, подавляя его деловую инициативу в ИТО ревизии , "гасит" деловую активность Джека в зеркальных ИТО, приглушает инициативу Габена в деловых, Дона в ИТО "погашения", Робеспьера в квазитождественных ИТО и т.д. По своей программной интуиции времени (интуиции ближайших перемен (+БИ1) Бальзак никому не позволяет себя опередить ( особенно, в важных для него деловых вопросах), поэтому и притормаживает активность конкурентов, как умеет. А он это умеет. )

Соконтактники Бальзака и Габена ( преимущественно, эмоционально инертные- конструктивисты ) предъявляют серьёзные претензии в связи с этими "технологическими играми", возмущаясь тем равнодушием и холодностью ( а иногда и откровенной насмешкой) с которыми Бальзак (и Габен) манипулируют их эмоциями. ( И претензии эти совершенно справедливы: почему - то этим техническим манипуляторам — Бальзаку и Габену — не приходит в голову каждые пять - семь секунд включать и выключать электроприбор (компьютер, например) бесконечно долгое время — "Как можно! Прибор испортится! Накопится статическое электричество в энергоблоке! Всё взорвётся, замкнётся, перегорит! Искры посыпятся!"… А когда они то же самое делают с инертным этиком ( а это — все конструктивисты, это половина социона): то поднимают, то опускают их эмоции в инертном блоке, то поднимают, то сбрасывают напряжение, то "зажигают", то "гасят" — они не задумываются о том , что у инертного этика тоже накапливается инертная энергетика в этическом блоке, которая потом на них же самих искрами и посыпется только потому, что измученный эмоциональными перепадами человек уже не в состоянии будет их погасить. (А если и задумываются, то тогда следует предположить, что к людям они относятся хуже, чем к машинам.)
Можно, конечно, предложить пообщаться с ними на технически доступном языке, объяснить: "Так, мол и так, встречаться больше не будем — транзисторы перегорели, предохранители вылетели, больше я на твои уловки не поддаюсь, отношения закончены, просьба мне больше не звонить и не беспокоить." Но и эта мера успеха не гарантирует: в будущем у них неизбежно возникнет желание снова позвонить и произвести проверку. Хотя, конечно, такая форма изложения будет им обоим приятна: наконец-то и с ними поговорили по-человечески. При этом они и откроют для себя нечто новое: оказывается человек может быть менее вынослив, чем компьютер, ему тоже иногда бывает больно.

Способность внезапно и резко замыкать партнёра на его же собственных эмоциях в момент наивысшего напряжения сил и накала страстей, способность резко "пережигать пробки", сбивая эмоции партнёра его же собственным огнём для того, чтобы резко понизит напряжение в эмоциональной сети отношений и создать максимально благоприятный для себя эмоциональный и психологический режим, создаёт Бальзаку (и Габену) огромное количество проблем в неблагоприятных ИТО.

читать дальше
запись создана: 05.05.2012 в 21:24

URL
05:38 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ХАРАКТЕРИСТИКЕ ТИМа

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


4. ДОСТОЕВСКИЙ В СОЦИАЛЬНЫХ РОЛЯХ И МИССИЯХ
(Автор Вера Стратиевская ©2007)

СОЦИАЛЬНАЯ РОЛЬ: "ДУХОВНЫЙ НАСТАВНИК"
СОЦИАЛЬНАЯ МИСССИЯ: "БЛАГОЕ ДЕЛО
"

Обязанности распределения "продуктами благорасположения", накапливающимися в процессе взаимообмена добрыми услугами и подарками Достоевский непременно берёт на себя. Как "главный сеятель" разумного, доброго, вечного", он берёт на себя обязанности и "главного по урожаю". Предусмотрительный Достоевский обязан быть предупредительно заботлив, считает себя обязанным быть в курсе проблем всех и каждого, чтобы заранее знать, кому и чем он может быть полезен, что и для кого он может сделать, кого с кем свести, кому что преподнести.. Он часто и сам не выбрасывает многие старые вещи и других просит не выбрасывать — мало ли, кому- то вещь может понадобиться. Если она сохранила свои функциональные свойства, её ещё можно кому - нибудь подарить и избавить человека от необходимости тратить деньги на покупку новой вещи. (Так, например, одной семье новосёлов навязали в подарок подержанную стиральную машину. Те, как чувствовали, не хотели её принимать. Но услужливая родственница - Достоевский им эту вещь, навязала буквально силой. Уговорила кого-то доставить им её на квартиру, и пришлось им её принять — не отправлять же обратно! Машина оказалась ещё "той штучкой"! То она протекала и заливала соседей снизу. То во время отжима начинала дико подпрыгивать, сокрушая пол. Отдалялась от розетки на всю длину шнура и, если никого из хозяев поблизости не было, выдирала шнур вместе с розеткой. Вместе с машиной в их дом пришло и "горе -злосчастье"! Сколько трат они из - за неё понесли! Сколько неприятностей перетерпели. И ни у кого не хватало ни сил, ни решимости дотащить эту "дрянь" до помойки, а вместо неё купить в рассрочку новую. Так они от этого "монстра" и не избавились. Потом уже и квартиру и эту и машину вместе с её "горем - злосчастьем" они продали другим людям". А сами переехали жить в другой город, а потом и вовсе покинули эту страну.

Общеизвестно, что в диаде Штирлиц - Достоевский стараются ни покупать, ни приносить в дом вещей плохого качества: "скупой платит дважды". Известно, также, с какой ожесточённой настойчивостью навязывает Достоевский некачественные, "злосчастные вещи" в порядке оказания "добрых услуг", что больше напоминает "порядок": "Возьми себе Боже, что мне не гоже!". Отчасти это объясняется и тем, что аспект волевой сенсорики (-ЧС4) не является приоритетной ценностью в модели Достоевского. Отношение к качеству оказываемых услуг остаётся условным, часто формальным, что и превращает "миссию благодеяния" Достоевского в некоторую карикатуру на саму идею взаимопомощи. Так, что и "засеянное" Достоевским "поле добрых услуг" со временем превращается в этакую мнимо- реальную, по- детски наивную и убогую, как поделка дошкольника, "Скатерть - самобранку", в этакое убогонькое "Поле Чудес" "районного масштаба", на котором обильно "произрастают" и потёртые куртки "для папы Карло", и стоптанные сапоги "для папы Педро" и поношенное пальто "для тёти Маши", которое пока ещё весит где - нибудь в чужом шкафу, а могло бы приносить и пользу.

Необходимость принимать услуги с этого "поля", приобщает человека к контингенту "сирых" и "убогих". Так, что и принимаются они "страждущими" неохотно. Но тем более настойчиво навязываются: "Оказался в положении "страждущего", — сиди в яме и голову не поднимай, жди, пока тебе подадут", что, конечно, удручает человека, заставляя его смиряться со своим бедственным положением и опускаться "по рангу" всё ниже и ниже, в той "богадельне", которую Достоевский выстраивает как "братство равных по взаимопомощи".

Услуги в этом "братстве" можно получить самые невероятные. Был случай, когда одна такая милая дама (Достоевский) наладила сеть "службы доверия" для получения заочных психологических консультаций "для себя и своей паствы" через "доверенное лицо". У её "доверенного лица" (ЛИЭ, Джека) — одной из активисток её "секты" (давно переписавший по завещанию свою шикарную, трёхкомнатную квартиру в Питере (тайком от мужа и троих сыновей-школьников) на имя своей "святой наставницы"), оказалась школьная подруга-психолог, способная "разрулить" проблемную ситуацию неплохим психоанализом по подробному, заочному её описанию. Несколько консультаций "доверенное лицо" по старой, школьной дружбе получила, после чего ей "сверху" спустили задание, затащить психолога - консультанта в секту. Была война, жестокая, беспощадная, которая закончилась для психолога инфарктом и ещё множеством всяких хвороб. Не говоря уже о жестоком разочаровании в школьной подруге — единственном близком человеке за последние несколько лет.

Широкий спектр творчества открывается перед Достоевским в его "кормовой зоне". Сложность заключается в том, что трудно Достоевскому одному всё пропахивать, трудно одному быть "полезным связным" при такой разветвлённой, расширенной сети. А ограничивать себя в территориях Достоевский тоже не может. По белой сенсорике (+БС6) он их активно накапливает. По чёрной сенсорике (-ЧС4) изо всех сил защищает и удерживает за собой. Сил и времени на всё не хватает, а поручать дело кому - нибудь из "своих" тоже опасно. Перехватит кормовую зону, не отобьёшь, не отвоюешь потом назад своё, "кровное".

Времени на обработку "своей территории" затрачивается огромное количество: приходится "пастырю" приходить без звонка к занятым, но пока ещё отзывчивым людям в чужой дом. Объясняя свой визит мнимо-реальным "поручением" (отработанным по заранее продуманному плану), под предлогом "передать от некоей доброй женщины тёплые, шерстяные носки" (купленные по дороге на улице у бедной старушки за полушку), гость возникает на пороге. "Заглотнув приз" и поблагодарив за "подарок", гостеприимные хозяева проводят нежданного посетителя на кухню, где скромный и неприметный "воробышек" сидит себе, греет табуретку, чаёвничает часами, вытягивая у словоохотливой хозяйки всю необходимую информацию, подмечая все "бреши" и "дыры", которые он сейчас может своими псевдо- подарками и псевдо -услугами благополучно "заткнуть", создавая у хозяйки видимость защищённости и уверенности в завтрашнем дне (работа по демонстративной интуиции времени ближайших перемен: + б.и.8). Вот посидит так, почаёвничает денёк, другой, третий, этаким благолепным Тартюфом в печёнки влезет, а там, глядишь, — и понесёт к себе, домой "в клювике" дарственную (на квартиру, машину, дачный домик на шести сотках за городом, "в котором всё равно никто не живёт, а добрым людям от этого польза будет"), про которую ни муж, ни дети гостеприимной хозяйки до поры - до времени не узнают и ещё какой - то срок будут жить себе беззаботно и счастливо, даже не догадываясь, что остались без крыши над головой.

Конечно, какие - то пустяковые дела — перехватить важную информацию, получить нужную консультацию ЭИИ может поручить и другим, но лучше самому держать руку на пульте управления отношений всех и со всеми и самому ими руководить, направляя в должное русло. Как стратег (-ЧИ2), и конечно же иерарх (+БЛ3) он не может передавать бразды правления в чужие руки. Он никому "не разрешает" ни действовать через его голову, без его согласия, ни управлять от его имени.

Случается, приходит он "по делу" с подарком к отзывчивым и добрым людям — хотя бы с детскими шерстяными носочками, которые "специально связала" для них тётя Маша в благодарность за тёплое пальто, — глядь, а у них уже новый "полезный связной" на кухне сидит, к себе располагает, светлым голубем к ним залетел. Но недаром голубей считают самыми агрессивными птицами, жесточайше убивающими друг друга в сражениях — куда там, до них петухам!

Как бы то ни было, Достоевский не унизит себя до прямой агрессии. Про "конкурента" можно будет потом сочинить жутко правдоподобную небылицу (поставить на него "пугало") и его прогонят с поля, оставив за закрытыми дверями. А пока что, его надо к себе расположить, разговорить и разузнать о нём побольше нового и интересного, чтобы решить, как можно разыграть эту кату дальше.

Достоевский по своей "миролюбивой этике отношений" (+б.э.1) "не понимает" людей, которые умудряются наживать себе врагов. Он не понимает, как это у них так получается! Достоевскому, чтобы уничтожить своего врага, надо сначала с ним подружиться, потом присмотреться к нему и научиться им манипулировать — то есть, посмотреть, как и на что человек реагирует, на что "ведётся", на что "покупается", какова у него инертность мышления, настроения, каковы реакции на различные раздражители. Как быстро до него доходят "комплименты", как быстро он умеет их отличать от лжи и иронии. Как быстро он переключается на настроение собеседника, как скоро начинает поддаваться его влиянию. И как далеко можно его этим влиянием завлечь.

Для полной ясности Достоевскому необходимо определить систему ценностей и приоритетов его собеседника, понять, что для него истинно, что ложно, что приятно, что неприятно. Индуктивное мышление и мощная интуиция позволяют ему по частностям восстанавливать целое. Так, что вскоре он получает более, чем полное представление об этом человеке.

Как представитель квадры аристократов, организовавший свою иерархию, Достоевский разумеется дорожит своим приоритетным местом в ней и никогда никому его не уступит. Это его круг, это его друзья и его мнение в этом кругу — решающее. Как представитель квадры аристократов, вне отношений соподчинения Достоевский взаимодействия себе не представляет.

И здесь опять же, его выручает деклатимная убеждённость в своей правоте и в своём праве определять человеку место в своей иерархии. Выручает способность (стратега - аристократа- деклатима- статика) навязывать человеку устав своей иерархии и обращаться с этим человеком так, будто он уже находится у этой системы в подчинении. Исчезает куда - то деликатно - доброжелательный тон Достоевского, появляется командный голос и властные интонации и вот он уже смотрит волком, глядит ненавидящим взглядом и говорит с "новичком" в повелительном наклонении. Если человек и после этого игнорирует повелительный тон Достоевского (пропускает его как демократ, например, мимо ушей), обращается с ним на равных, по-прежнему не понимая, кто здесь главный, Достоевский, как истинный аристократ, отказывает ему в своей дружбе, закрывает для него двери своего дома. И другие должны будут последовать его примеру. (И это значит, что появившегося на чужом поле "новичка" можно ещё поздравить: он спасся от беды малой кровью).

Но всё это допускается только в том случае, если человек не желает подчиняться уставу группы, не желает признавать лидером Достоевского, не желает "учиться добру" и "играть в благотворительность", но продолжает приходить в гости к друзьям и родственником на сдобные пироги, рассчитывая на тёплый приём.

По требованию (и благодаря информационной войне) Достоевского в тёплом приёме этому гостю отказывают, потому, что все "положенные" авансы ему уже давно "выплачены", а отрабатывать их "добрыми делами" он, судя по всему, не собирается. Не понимает и когда ему откровенно говорят: "иди к обиженным, иди к униженным, иди и делай добро!", спрашивает их, как непонятливый: "А что я там забыл?"

Когда ему дают понять, что он находится в некоем приоритетном обществе, где все живут по совершенно иным нравственным меркам, купаясь во взаимной любви и согласии, во взаимном доверии и благорасположении (как при Далёком и Светлом Будущем), но за это они и платить обязаны добросердечием за сделанное им от чистого сердца добро. "Какое добро? — спрашивает "инопланетянин". — Где вы здесь видите добро? Насильственный взаимообмен неприемлемыми услугами и обношенными чулками-варежками вы называете добрыми делами?!". И всем сразу же становится ясно, что "товарищ не понимает " решительно ничего! "При чём здесь чулки и варежки?! — налетают они на него возмущённой толпой. — Вы не понимаете, что пришли в Школу Добра?! В этом доме вас учат добру, учат быть щедрым, отзывчивым, добрым — таким, каким вас могут все полюбить! И мы уже были готовы вас полюбить как равного! Но вы сами всё портите своим упрямством! Какая разница, какою вещью обмениваться? Главное — научиться жить для людей! Вот, что самое важное! И это прежде всего!"

И тут, наконец-то раскрываются карты! Действительно, какая разница, каким объектом обмениваться для того, чтобы выработать в себе на инстинктивном уровне рефлекс отдавать другим всё, что ни попадает к тебе в руки? Вот всё, что ни попало, передай другому, а в твоих руках пусть ничего не задерживается. Отдавай всё, что руки держат! Отдай всё лишнее, отдай всё не лишнее, отдай то, без чего ты можешь обойтись и то, без чего обойтись не можешь — всё отдай, даже не ожидая награды, отдавай и будь счастлив этим. И научись получать удовольствие от собственной щедрости — это и есть высшее наслаждение в жизни! Высшее счастье и высшее блаженство!

Вот, точно так же, как в детском саду, встав в круг дети перебрасывают мяч от одного к другому, отрабатывая навыки броска и приёма мяча, так и тут перебрасываются полезными и бесполезными вещами разной цены и значимости, не замечая в этой суете, отсутствия эквивалентного соответствия этого обмена: отдают хорошие вещи, а принимают плохие. Какая разница, дорогую ты в руки вещь получил, или дешёвую, не задерживай её в своих руках, отдавай, отдавай, отдавай!

Получается, в этом светлом и сказочном обществе добрый "гуру" прививает своей пастве автоматические навыки ПОСТОЯННОЙ РАБОТЫ "НА ОТДАЧУ". Получается, "обрабатывая" в таком ключе окружающих среду, он подготавливает для себя удобные условия для будущего безопасного накопления завоёванных и перехваченных им материальных благ. А вся эта оголтелая эмоциональная гонка необходима ему только для того, чтобы окончательно отучить "подопечного" различать и оценивать материальные объекты по их качеству, перестать желать приобрести для себя объект лучшего качества, заставить его ПЕРЕСТАТЬ ОТЛИЧАТЬ РАВЕНСТВО ОТ НЕРАВЕНСТВА в соответствии с отсутствием прав на обладание различными по количеству и качеству объектами.

(Получается, что таким неординарным, хотя теперь уже распространённым путём, Достоевский всего - на всего воюет с анти - ценностями своей модели, волевой сенсорикой Жукова (-ЧС4) и логикой соотношений Максима (+БЛ3), с антагонистичными аспектами своего уровня СУПЕРЭГО, с приоритетными ценностями антагонистичной для него второй квадры.

И как часто, ввиду способности "дрессировать человека на уступку", преодолевая своим волевым напором его отчаянное сопротивление, "наезжая" на него своей контактной, иерархической логикой, навязывать ему чувство вины и заставлять его бесконечно долго работать только на отдачу, Достоевский, по экспансии и агрессивной жестокости, проявляющейся в этот момент, становится поразительно похожим на Максима ("дрессировщика №1" в соционе), порабощающего тупой муштрой. И как часто из - за этого путают нормативный иерархический авторитаризм Достоевского с программным иерархическим авторитаризмом Максима.)

читать дальше
запись создана: 29.04.2012 в 00:32

URL
05:01 

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


СМЕЖНЫЕ И ОРТОГОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПО ДИСКУССИОННЫМ КЛУБАМ (Автор Вера Стратиевская ©2009)

9.ОТНОШЕНИЯ АРИСТОКРАТА И ДЕМОКРАТА (ОТ РАВЕНСТВА К СОПОДЧИНЕНИЮ)
Отношение АРИСТОКРАТА к ДЕМОКРАТУ выстраиваются по нисходящей (от нормативного равенства, к соподчинению с последующим вытеснением из системы) по ряду причин:

• в силу естественной для АРИСТОКРАТА способности взаимодействовать "по вертикали" (самоорганизовываться в иерархию);
• в силу необходимости навязывать отношения соподчинения;
• в силу необходимости бороться за доминирование (без борьбы за доминирование АРИСТОКРАТ не сдаётся, без попытки утвердить своё превосходство на отношения равенства не идёт: надо же выяснить, кто здесь главный, надо разобраться по уровням иерархии, чтобы знать, кого можно с собой ровнять, а кого нельзя).
• выйдя на равенство отношений (принудительно! - по-другому не выйдет), АРИСТОКРАТА не сможет подолгу удерживаться в этом неопределённом (или унизительном) для него положении (не сможет терпеть эту "ломку") и начнёт выстраивать отношения "по вертикали". Будет либо презрительно и агрессивно обращаться к партнёру, вытесняя его в нижние уровни иерархии, либо будет выводить его в доминанты (хотя бы в качестве проверки), — начнёт обращаться к нему с заискивающим подобострастием, почтительно и уважительно, иногда само уничижительно. Если ДЕМОКРАТ не сможет приспособиться к своему главенствующему положению (если не воспримет почтительного обращения всерьёз), с доминирующих позиций он будет смещён (человеку не умеющему пользоваться властью, незачем её предоставлять).
ДЕМОКРАТУ трудно общаться с человеком, навязывающим ему отношения соподчинения. На вершине иерархической лестнице есть место только для одного. И это место постоянно оспаривается, завоёвывается и отвоёвывается. АРИСТОКРАТ на него претендует, ДЕМОКРАТ устаёт от этих притязаний: не всегда их понимает, не всегда о них догадывается. Устаёт от террора, подавления и унижений, посредством которых его выводят на нижестоящие позиции. Всё это его возмущает, раздражает и восстанавливает против партнёра: с какой стати его здесь унижают?! - он свободный человек, взаимодействующий с партнёром на равных.

А то, что это равенство не принимается его партнёром, ДЕМОКРАТУ тоже не сразу приходит в голову: непонятно, как можно высокомерно обращаться с человеком, который взаимодействует с тобой на равных?

Ломка систем координат по этим двум, структурирующим квадровым признакам бывает чрезвычайно болезненной: демократ знать не знает, что его встраивают в какую - то вертикаль, а аристократ не понимает, зачем его низводят до этих запанибратских отношений и чувствует себя оскорблённым их фамильярностью.

АРИСТОКРАТ часто обижается, протестует, бывает шокирован грубой развязностью своего соконтактника - ДЕМОКРАТА, возмущённого (со своей стороны) надменным высокомерием АРИСТОКРАТА и реагирующим на это высокомерие преувеличенной грубостью, намеренной жёсткостью и террором (стараясь сбить гонор у всякого, кто без веских на то причин возносится слишком высоко).

В свете таких отношений взаимодействие в смежных квадрах бывает не менее конфликтогенным, чем в ортогональных. Несовместимость по смежному квадровому признаку АРИСТОКРАТИЗМА - ДЕМОКРАТИЗМА бывает столь же болезненной и создаёт такой же (если не больший) психологический дискомфорт, что и несовместимость по другим - ортогональным - квадровым признакам (СУБЪЕКТИВИЗМУ - ОБЪЕКТИВИЗМУ и РЕШИТЕЛЬНОСТИ - РАССУДИТЕЛЬНОСТИ) вместе взятым.

10. СОВМЕСТИМЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПО ДИСКУССИОННЫМ КЛУБАМ (ВНУТРИКВАДРОВЫЕ И ОРТОГОНАЛЬНЫЕ)

Отношения по "дискуссионным клубам" (если представить клуб как сообщество, социум, социальную систему) в свете квадровых признаков схематично будут выстраиваться так:

1. "ГУМАНИТАРИИ" И "УПРАВЛЕНЦЫ" (АРИСТОКРАТЫ)
• взаимовыгодное дополнение идеологов системы ("гуманитариев") с её иерархами ("управленцами") в вечной и непреходящей борьбе за власть;
• извечная борьба приоритетов служителей муз со служителями системы;
• светская власть в дополняющем соперничестве с духовной;
• теократический аппарат в дополняющем соперничестве с бюрократическим;
• непреходящая борьба за доминирование духовного ("гуманитарии") и материального ("управленцы") преимущества двух дополняющих и взаимозависимых социальных систем.

2. "ИССЛЕДОВАТЕЛИ" И "СОЦИАЛЫ" (ДЕМОКРАТЫ)

• взаимовыгодное сосуществование на равных в рамках одной социальной системы;
• взаимозависимое дополнение в процессе мирного существования и освоения окружающей среды (преимущественно, альфа - квадра);
• взаимозависимое дополнение в процессе борьбы за существование с враждебными внешними силами (преимущественно, гамма - квадра).

читать дальше
запись создана: 29.04.2012 в 00:27

URL

СОЦИОНИКА. ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА

главная