• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:39 

СОЦИОНИКА. ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


КРАТКИЕ ТЕЗИСЫ ПО ПРИЗНАКАМ РЕЙНИНА. Автор: Вера Стратиевская, ©2010г.

I. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ:

ЭКСТРАВЕРСИЯ — ИНТРОВЕРСИЯ
Признак отслеживает (формирует, регулирует) субъектно-объектный план взаимодействия информационных метаболитов – их свойства и качества (ЭКСТРАВЕРСИЯ) и отношения между ними (ИНТРОВЕРСИЯ).

1. ЭКСТРАВЕРСИЯ – ориентация на преимущества объектных качеств и свойств объектов/информационных метаболитов (ИМ).
2. ИНТРОВЕРСИЯ – ориентация на преимущества связей и отношений между объектами (ИМ).

ЭТИКА – ЛОГИКА
Признак отслеживает (формирует, регулирует) рациональный (материальный) и эмоциональный (энергетический) план взаимодействия информационных метаболитов (ИМ).

1. ЛОГИКА – ориентация на рациональный план отношений и свойств объектов; преимущество рационального подхода к свойствам и связям объектов (с объектами удобно взаимодействовать, когда их свойства и связи хорошо изучены, измерены в соотношениях, просчитаны, выверены…).

2. ЭТИКА – ориентация на эмоциональный план отношений и свойств объектов; преимущество эмоционального подхода к свойствам и связям объектов (с объектами удобно взаимодействовать, когда их свойства привлекательны, связи благоприятны – доставляют радость, пробуждают чувства, поднимают настроение …).

СЕНСОРИКА – ИНТУИЦИЯ
Признак отслеживает (формирует, регулирует) сенсорный (пространственный) и интуитивный (временной) план взаимодействия информационных метаболитов (ИМ).

1. СЕНСОРИКА – преимущество пространственных свойств и связей объектов. (С объектами приятно взаимодействовать, когда они удобно расположены в пространстве, когда их свойства и качества не вызывают у нас неприятных ощущений.) Ориентация на ощущение, на отношения объектов и их свойства в пространстве ("В этой комнате нам будет тесно", "этот шкаф здесь не поместится", "эти туфли будут жать", "эта ткань даст усадку".)

2. ИНТУИЦИЯ – преимущество временных свойств и связей объектов. (С объектами удобно взаимодействовать, когда изменения их свойств и соотношений предопределены по времени – "вода скоро закипит", "лёд скоро растает", "помещение скоро прогреется"...). Ориентация на предвидение, на изменения отношений и свойств объектов во времени.

ДИНАМИКА – СТАТИКА
Признак отслеживает (регулирует, оказывает) стабилизирующее и дестабилизирующее влияние на информационные процессы.

1. СТАТИКА – ориентация на стабильные, устойчивые, уравновешенные свойства объектов и отношений между ними; преимущества стабильности над нестабильностью; стабилизация состояний объектов и отношений между ними.

*преимущества неизменности объектных качеств и свойств (ЭКСТРАВЕРТНАЯ СТАТИКА)
*преимущества сохранение равновесия в отношениях и связях между ними (ИНТРОВЕРТНАЯ СТАТИКА).

2. ДИНАМИКА – ориентация на переменчивые, нестабильные, неустойчивые, неуравновешенные свойства объектов и отношений между ними; преимущества переменчивости (нестабильности, дестабилизации) над стабильностью; дестабилизация состояний объектов и отношений между ними.

*преимущества изменений объектных качеств и свойств (ЭКСТРАВЕРТНАЯ ДИНАМИКА),
*преимущества нарушения равновесия в отношениях и связях между ними (ИНТРОВЕРТНАЯ ДИНАМИКА).

КВЕСТИМНОСТЬ – ДЕКЛАТИМНОСТЬ
Признак отслеживает интегрирующие (ДЕКЛАТИМНОСТЬ) и дифференцирующие (КВЕСТИМНОСТЬ) свойства объектов (информационных метаболитов) и связей (отношений) между ними.

1. ДЕКЛАТИМНОСТЬ – стремление к интеграции, сближению пространственно-временных связей и отношений (к сокращению пространственно-временных интервалов). Индуктивные свойства мышления. Направление мышления от частного – к общему: стремление к обобщению частностей, к целостности, компактности, сжатости схем. Основной упор делается на поиск общностей, на обобщение и объединение объектных свойств системы в целях сохранения её целостности (что приводит к упрощению моделируемых по этим схемам объектов). Задание на выявление одинаковых элементов в нескольких различных рисунках ДЕКЛАТИМ выполнит быстрей и охотней, чем КВЕСТИМ. При анализе схожих схем и объектов ДЕКЛАТИМ неохотно переходит к поиску различий (или вообще их опускает) – "застревает" на обобщениях, спешит с "окончательными", обобщающими выводами . Для ДЕКЛАТИМА переход к рассмотрению частностей равносилен движению вспять – возвращению к исходной точке анализа.

2. КВЕСТИМНОСТЬ
– стремление к дифференциации, отдалению, разграничению пространственно - временных связей и отношений (увеличению пространственно-временных интервалов). Дедуктивные свойства мышления. Направление мышления от общего к частному: стремление к поиску различий и разграничению частностей, к разветвлённости, развёрнутости схем. Основной упор делается на поиск различий и выявление частностей, на их разделение и разветвление по различиям (что приводит к усложнению моделируемых по этим схемам объектов). При анализе схем и объектов КВЕСТИМ не спешит переходить к обобщающим выводам (может вообще до них не дойти) – "застревает" на поиске различий (задание "Найди десять различий в двух схожих картинках" КВЕСТИМ выполнит быстрей и охотней, чем ДЕКЛАТИМ) и на разветвлённости направлений расширения (развития) схем. Для КВЕСТИМА делать обобщающие выводы – всё равно, что двигаться вспять – возвращаться к исходной точке анализа.

В структуре моделей КВЕСТИМОВ все ЭКСТРАВЕРТНЫЕ аспекты (на схеме они обозначаются чёрными символами) – ЭВОЛЮЦИОННЫЕ – в силу усложнения объектных свойств разветвлённой (обрастающей частностями) системы, приобретают ЭВОЛЮЦИОННОЕ – усложняющееся, конструктивное, перспективное – направление развития (знак «плюс» перед символом аспекта), а ИНТРОВЕРТНЫЕ аспекты (обозначаются белыми символами) – ИНВОЛЮЦИОННЫЕ – в силу упрощения и ослабления структурных связей по мере их отдалённости и разобщённости, приобретают ИНВОЛЮЦИОННОЕ – ретроспективное и реконструктивное, альтернативное, корректирующее направление (знак «минус» перед символом аспекта).

В структуре моделей ДЕКЛАТИМОВ – наоборот: все ЭКСТРАВЕРТНЫЕ аспекты – ИНВОЛЮЦИОННЫЕ – в силу стремления схем и моделей к целостности и упрощению объектных свойств) приобретают ИНВОЛЮЦИОННОЕ направление развития (знак «минус» перед чёрным символом аспекта), а все ИНТРОВЕРТНЫЕ аспекты – ЭВОЛЮЦИОННЫЕ, – в силу усложнения и укрепления структурных связей по мере их сближения и сокращения, приобретают ЭВОЛЮЦИОННОЕ направление (знак «плюс» перед белым символом аспекта).

ПОЗИТИВИЗМ – НЕГАТИВИЗМ
Признак отслеживает позитивные и негативные тенденции информационных процессов.

1. ПОЗИТИВИЗМ – преимущество позитивного над негативным; первичная, непосредственная ориентация на позитив, стремление видеть хорошее в плохом («Если у Вас нету дома, пожары ему не страшны, и жена не уйдёт к другому, если у Вас нет жены…»).

2. НЕГАТИВИЗМ – преимущество негативного над позитивным; первичная, непосредственная ориентация на негатив, стремление выявлять плохое в хорошем. ("Не всё то золото, что блестит") Опосредованная (вторичная) ориентация на позитив ("Не было бы счастья, да несчастье помогло").

КОНСТРУКТИВИЗМ – ЭМОТИВИЗМ
Признак отслеживает рациональные (логические) и эмоциональные (этические) приоритеты (первичность, инертность) и способы коммуникативного воздействия (вторичность, мобильность) информационных метаболитов.

1. КОНСТРУКТИВИЗМ (КОНСТРУКТИВНОСТЬ) – этическая инертность, логическая мобильность; (этические аспекты в инертном блоке модели, логические аспекты – в мобильном); стремление апеллировать к логическим (измеряемым) свойствам личности («Ты же взрослый человек, ты обязан учитывать…»), способность манипулировать логическими категориями, связями и отношениями (Из диалога двух конструктивистов: «Как я могу вас обмануть? Где вы здесь видите подвох?!» – ответ: «Если мы не видим подвоха, это не значит, что его здесь нет…»)

2. ЭМОТИВИЗМ (ЭМОТИВНОСТЬ) – логическая инертность, этическая мобильность; (логические аспекты в инертном блоке модели, этические аспекты – в мобильном); стремление апеллировать к этическим (благоприятным) свойствам личности («Ты добрая, ты меня простишь…»), способность манипулировать этическими категориями, связями и отношениями («Главное – это любовь и взаимопонимание. Никто меня так не понимает, как ты…»).

СТРАТЕГИЯ – ТАКТИКА
Признак отслеживает способы достижения цели и продвижения к ней.

1. СТРАТЕГИЯ – ориентация на конечное достижение цели ("Наша цель – коммунизм!"), на скорейшее достижение цели ("Пятилетку в четыре года!", "Построим коммунизм за двадцать лет!", "Догоним и перегоним Америку!"), на глобальные преобразования ("Мы наш, мы новый мир построим..."), на работу с размахом ("Кто был никем, тот станет всем").

2. ТАКТИКА – ориентация на процесс продвижения к цели ("Вперёд, вперёд! И ни шагу назад! Сражаясь неустанно, доживём мы с тобой, Санчо, до Золотого Века!"), – на промежуточные, локальные преобразования и последовательную их проработку ("Подвиг за подвигом – вот и не узнать этот мир!").

ТАКТИК больше дорожит локальным, промежуточным результатом. СТРАТЕГ – глобальным, конечным, даже при том, что из промежуточных результатов старается извлечь максимум пользы и выгоды.

Для ТАКТИКА из промежуточных результатов складывается конечный результат. Для СТРАТЕГА конечный результат складывается из достижений и потерь промежуточных (В.И. Ленин (СЛЭ) "Шаг вперёд, два шага назад" – о необходимости иногда отступать от завоеванных позиций.).

II. ДИАДНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ:

РАЦИОНАЛЬНОСТЬ – ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ

Признак отслеживает непосредственную ориентацию на расчёт и просчитанные, предсказуемые закономерности (РАЦИОНАЛЬНОСТЬ) и опосредованную (ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ).

1. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ
– преимущество планомерного над спонтанным; первичная, непосредственная ориентация на расчёт – просчитанные, предсказуемые закономерности, вторичная, (по ощущениям), опосредованная – на спонтанность.
2. ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ – преимущество спонтанного над планомерным; первичная, непосредственная ориентация (по ощущениям) на спонтанность, вторичная, опосредованная ориентация – на расчёт – просчитанные, предсказуемые закономерности.

ЭВОЛЮЦИЯ – ИНВОЛЮЦИЯ

Признак отражает способы включения в созидательный процесс:
1. ЭВОЛЮЦИЯ (знак "+" перед информационным аспектом) – преимущество конструктивного над реконструктивным; ориентация на качественное начинание и процесс («важно с самого начала всё сделать правильно, чтобы потом не переделывать, не создавать проблем бесконечными исправлениями, множеством трудно согласуемых поправок, нескончаемыми поисками альтернативы и т.д.»).

2. ИНВОЛЮЦИЯ (знак "-" перед информационным аспектом) – преимущество реконструктивного над конструктивным; ориентация на качественное завершение процесса («всего предусмотреть невозможно, важнее всего результат», «исправлять ошибки, искать альтернативные варианты никогда не поздно»).

ЭВОЛЮЦИОННЫЕ ("+") и ИНВОЛЮЦИОННЫЕ ("-") информационные аспекты дополняют друг друга во взаимной коррекции и взаимном ограничении на каждом уровне модели "А" (в парных вертикальных и горизонтальных блокировках) и отражают основные закономерности их развития, в соответствии с которыми ЭВОЛЮЦИОННЫЕ (конструктивные, созидательные) процессы дополняются, корректируются и ограничиваются ИНВОЛЮЦИОННЫМИ (реконструктивными, разрушительными) и наоборот. Одно в отрыве от другого — ЭВОЛЮЦИЯ без ИНВОЛЮЦИИ — разрушение без созидания, поиски альтернатив без принятия конструктивных, позитивных решений (не путать с признаком ПОЗИТИВИЗМА — НЕГАТИВИЗМА)– так же бессмысленно и деструктивно, как и созидание без коррекции и реконструкции – как поиски позитивных решений без учёта альтернатив.

ЭВОЛЮЦИОННЫЕ И ИНВОЛЮЦИОННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ АСПЕКТОВ В СОЦИОНЕ И В СОЦИУМЕ

16 аспектов информационного потока образуют 16 доминирующих информационных программ (ЭГО - программ), которые программируют 16 ТИМов социона и развивают их в процессе эволюции ТИМа и социума конструктивно (эволюционно) и реконструктивно (инволюционно).

ИНВОЛЮЦИОННОЕ (реконструктивное) и эволюционное (конструктивное) направление развития аспектов отмечается знаками минус ("-") и плюс ("+").

РЕКОНСТРУКТИВНАЯ ПОЗИЦИЯ ИНВОЛЮТОРА "ЛОМАТЬ — НЕ СТРОИТЬ"


Инволюционная потребность искать и предъявлять альтернативу как таковую часто проявляется в позиции «ломать — не строить» (чему можно противостоять самым простым методом: «Послушай инволютора и сделай наоборот»). Так, например, инволюционная программа ЛИИ (–БЛ1) часто проявляется в упорном желании доказывать обратное вопреки очевидному (по принципу «всё равно что, лишь бы альтернатива»). Инволюционные свойства хаотичного подбора альтернатив наблюдаются и в программном аспекте ИЭЭ (–ЧИ1), что нередко приводит к необратимым разрушительным последствиям.

Реконструкция, включающая в себя и преобразование уже существующего, и коррекцию сделанного, и переоценку достигнутого, и поиск альтернатив для осуществления задуманного, существенно замедляет процесс развития аспекта в социуме, хоть и проводит необходимую подготовку к процессу. Поэтому реконструктивное (ИНВОЛЮЦИОННОЕ) — замедляющее, затормаживающее (заставляющее возвращаться назад) — развитие аспекта в соционике обозначается знаком минус ("-").

Конструктивное (ЭВОЛЮЦИОННОЕ) направление информационного аспекта предполагает его эффективное и интенсивное развитие с учётом всех достигнутых результатов, с использованием самых прогрессивных средств, что существенно ускоряет процесс развития. Поэтому конструктивное (ЭВОЛЮЦИОННОЕ) развитие аспекта в соционике обозначается знаком плюс ("+").

Так например:
Прежде, чем эффективно (методично) развивать способности — прерогатива эволюционного аспекта интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ), — эти способности нужно выявить, найти, — что и является прерогативой аспекта инволюционной интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ).

Прежде, чем эффективно развивать и осваивать — обживать — окружающую среду, территорию, жизненное пространство (аспект эволюционной сенсорики ощущений, +БС), эту территорию ещё нужно найти, провести экологическую разведку, — а это уже прерогатива инволюционного аспекта сенсорики ощущений (-БС), в функции которой входит поиск экологических альтернатив, — поиск альтернативных жизненных пространств, альтернативных жизненных условий.

Прежде, чем эффективно распространять какую-либо идеологию или сформировать общественное мнение (задача эволюционного аспекта этики эмоций, +ЧЭ), нужно создать в обществе настроение, альтернативное существующему, — возмутить общественные массы, посеять панику, создать ажиотаж, распространить порочащие слухи, выступить с резкой критикой существующей идеологии и т.д.). Эту задачу успешно выполняет аспект инволюционной этики эмоций -ЧЭ.

Прежде, чем распределять права и привилегии на всех уровнях иерархии (эволюционный аспект логики соотношений +БЛ), нужно установить равно справедливые отношения на каждом из её уровней, тщательно выверяя и корректируя распределение прав и обязанностей. Эту работу проводит аспект инволюционной логики соотношений,-БЛ.

Прежде, чем заполнить личное время работой или неотложными делами (аспект эволюционной интуиции времени, +БЛ), нужно найти время для таких дел, — нужно освободить его — отделить от времени, необходимого на поддержание жизненно важных процессов, на восстановление жизненных сил и эмоционального тонуса — сна, питания, отдыха. Этим распределением времени ведает аспект инволюционной интуиции времени, -БИ).

Прежде, чем распространить власть и влияние на окружающие системы или объекты (задача эволюционного аспекта волевой сенсорики, +ЧС), нужно захватить и удержать власть в своей системе, сконцентрировать, централизовать власть в своих руках. С этой задачей успешно справляется аспект инволюционной волевой сенсорики, -ЧС.

Прежде, чем доводить личность до нравственного совершенства (прерогатива аспекта эволюционной этики отношений, +БЭ), нужно подвести её к выполнению необходимых нравственных норм, — выявить недостатки, искоренить пороки, — оптимизировать процесс перевоспитания, чтобы подготовить для будущего нравственного совершенствования. Этим занимается аспект инволюционной этики отношений, - БЭ.

Прежде, чем совершенствовать методики и технологии (прерогатива аспекта эволюционной деловой логики, +ЧЛ), нужно оптимизировать их, — пересмотреть, откорректировать, отбросить устаревшие, поискать более эффективные альтернативы. Эту задачу успешно решает аспект инволюционной деловой логики, -ЧЛ.

В связи с этим знаки “+” или “—” здесь рассматриваются ещё и как способы расширения информационного поля ЭВОЛЮЦИОННЫХ и ИНВОЛЮЦИОННЫХ аспектов, — как способы освоения и преобразования жизненного пространства.
Знак (+) — предполагает расширение аспектного поля за счёт накопления преимуществ и концентрации информационного опыта и потенциала.
Знак (-) предполагает развитие информационного поля за счёт восполнения дефицита этого аспекта в социуме, а также расширение его за счёт переосмысления или переоценки уже существующих (в этом поле или в окружающем пространстве) ценностей. В связи с чем “минус” — аспекты и рассматриваются как альтернативные, корректирующие программы поиска и выбора альтернативных решений, программы анализа и переработки негативного опыта.

Пределы развития направлений информационных аспектов обусловлены экологическим потенциалом социума, экологическими и историческими условиями его развития, критериями экологической целесообразности, вследствие которых чрезмерное развитие тех или иных аспектов в социуме становится разрушительным для общества, — приводит к его деградации, распаду, упадку.

Пределы развития информационных аспектов в социуме и в индивидуальном порядке также подчинены критериям экологической целесообразности, выявленным и изложенным в так называемом принципе "бритвы Оккама", согласно которому не следует вкладывать больше средств и прикладывать больше усилий там, где можно обойтись меньшими. Основываясь на этом принципе, происходит взаимная коррекция и взаимная ревизия эволюционных и инволюционных аспектов в моделях, их развитие в социуме и сменяемость в квадрах.

В соответствии с этим возникает и необходимость переключения направлений развития аспектного поля с инволюционного на эволюционное. Бесконечно долгое "зависание" на инволюционных или эволюционных направлениях приводит к кризису и последующему разрушению социума, к хаосу информационного поля в нём. Так, например, при стремлении к упрощению (инволюционный аспект) возникает опасность деградации (личности, социума, идеи), а бесконечный поиск хаотично выдвигаемых альтернатив, вместо реального приложения оптимальной из них, так же опасен, как и повсеместное начинание (эволюционный аспект) авантюрных, недостаточно продуманных проектов.

ЭВОЛЮТОР (программирующий, ЭГО-программный, аспект ТИМа — эволюционный), исчерпав конструктивный потенциал своего проекта, считает нецелесообразным его продолжение и может предпочесть дальнейшую его разработку другому (тоже очень перспективному) начинанию. Вследствие этого создаётся впечатление, что ЭВОЛЮТОРЫ более ориентированы на начинание и процесс.

ИНВОЛЮТОР (программирующий, ЭГО-программный, аспект ТИМа — инволюционный), исчерпав реконструктивный потенциал своего проекта, считает нецелесообразным продолжение поиска альтернативных средств и завершает работу подбором оптимальных средств и методов. (Не завершить работу он не может, поскольку при этом начатая им реконструкция не будет полной — "не стоило и ломать, если не можешь восстановить". Вследствие этого создаётся впечатление, что ИНВОЛЮТОРЫ более ориентированы на завершение и результат.

ЭВОЛЮЦИЯ И ИНВОЛЮЦИЯ КАК ДИАДНЫЙ ПРИЗНАК

ЭВОЛЮТОР и ИНВОЛЮТОР — производное от название признака: ЭВОЛЮЦИЯ и ИНВОЛЮЦИЯ, введенного В.В. Гуленко (в середине 90-х гг.) вместо прежнего названия того же признака, "ЛЕВЫЕ/ПРАВЫЕ", введённого Аушрой Аугустиновичуте в работе "Теория признаков Рейнина".

ЛЕВЫЕ (ЭВОЛЮТОРЫ)
— это те диады, в модели которых программная функция (левый аспект уровня ЭГО) имеет знак "+".
ПРАВЫЕ (ИНВОЛЮТОРЫ) — те диады, в модели которых творческая функция (правый аспект уровня ЭГО) имеет знак "+", а левый — программный аспект имеет знак "-". В дальнейшем название ЭВОЛЮЦИЯ/ИНВОЛЮЦИЯ поменялось на ПРОЦЕСС/РЕЗУЛЬТАТ.

ЭВОЛЮТОРЫ — из-за их программной ориентации на начинание и процесс — стали называться ПРОЦЕССОРАМИ; ИНВОЛЮТОРЫ — из-за их программной ориентации на коррекцию в процессе работы, её реконструкцию и завершение — стали называться РЕЗУЛЬТАТОРАМИ.

"Застревание" на процессе подбора альтернатив без принятия результативного решения (процесс ради процесса без выхода на результат) — это патологическое отклонение от нормы, "сбой" программы признака ИНВОЛЮЦИИ. (Пример: увлёкшись подбором возможностных альтернатив в процессе самолечения тяжело больного полугодовалого ребёнка, мать-ИЭЭ четыре дня просидела в чате, обсуждая на форуме народные средства лечения описанных ею симптомов. Не получив своевременной медицинской помощи за эти четыре дня, не дождавшись результата её решения и последующих эффективных действий, ребёнок умер. Мать-ИЭЭ осудили за неоказание помощи смертельно больному ребёнку.)

УПРЯМСТВО — УСТУПЧИВОСТЬ

Признак отражает способы накопления эмоциональных и рациональных преимуществ для последующего их прагматичного использования:

1. УПРЯМСТВО – преимущества накопления негативного этического потенциала для последующей борьбы за право первенства в системе (аспекты этики эмоций (ЧЭ) и структурной логики (БЛ) в инертном блоке ментала).

2. УСТУПЧИВОСТЬ — преимущества накопления позитивного этического потенциала с последующим его прагматичным использованием (аспекты этики отношений (БЭ) и деловой логики (ЧЛ) в инертном блоке ментала).

БЕСПЕЧНОСТЬ — ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ

Признак отражает способы накопления пространственных и временных преимуществ для последующего их прагматичного использования.

1. БЕСПЕЧНОСТЬ
– спонтанная готовность к возможным переменам (как пионер:"Всегда готов!" к чему бы то ни было); преимущество спонтанного использования имеющихся возможностей, ресурсов, накоплений ("Надейся на случай, пользуйся тем, что под рукой").

2. ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ
– заблаговременная подготовка к ожидаемым переменам ("Готовь сани летом, телегу – зимой!"); преимущество планомерного использования накопленных ресурсов.

III. КВАДРОВЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ:

ДЕМОКРАТИЗМ – АРИСТОКРАТИЗМ

Признак отслеживает (регулирует, формирует) доминирование НЕРАВНОЗНАЧНЫХ ("вертикальных", иерархических) и/или РАВНОЗНАЧНЫХ ("горизонтальных", демократических) связей в системе и социуме:

1. ДЕМОКРАТИЗМ — преимущества РАВНОЗНАЧНЫХ ("горизонтальных") связей системы над соподчинёнными, НЕРАВНОЗНАЧНЫМИ ("вертикальными"), — отношения равенства прав и возможностей, исключающие (нивелирующие) иерархические приоритеты. Осознанное стремление к равенству, равноправию ("демократические" информационные аспекты составляют ментальный блок модели) и неосознанное стремление к доминированию, соподчинению, подавлению ("аристократические" информационные аспекты составляют витальный блок). Вследствие этого ДЕМОКРАТЫ бывают неосознанно небрежны, бесцеремонны в отношениях соподчинения, пренебрежительно относятся к признанным авторитетам, установившимся правилам поведения и распорядкам и часто не понимают из-за чего их одёргивают, делают замечания. Возмущаются, когда их ставят в рамки "глупых" условностей, часто пренебрегают ими. Могут изначально считать себя авторитетом в чём угодно и возмущаются, когда это их мнение оспаривается. В КВАДРАХ ДЕМОКРАТОВ: "Сначала ты работаешь на авторитет, потом авторитет работает на тебя."

2. АРИСТОКРАТИЗМ – преимущества НЕРАВНОЗНАЧНЫХ, соподчинённых ("вертикальных") связей системы над РАВНОЗНАЧНЫМИ ("горизонтальными"), – отношения соподчинения, исключающие (нивелирующие) равноправие. Осознанное стремление к доминированию, соподчинению, подавлению ("аристократические" информационные аспекты составляют ментальный блок модели) и неосознанное стремление к равенству, равноправию ("демократические" информационные аспекты составляют витальный блок). Из-за привычной и естественной для АРИСТОКРАТОВ оценки отношений в ракурсе соподчинения, их отличает зависть к чужим успехам и преимуществам с одновременной готовностью жестоко отстаивать свои права и преимущественные позиции в иерархии, защищать свои достижения и добиваться ещё больших преимуществ ("Плох тот солдат, который не хочет стать генералом"). Вследствие этого, им свойственна крайняя мнительность и обидчивость в отношениях (тут их "обидели", там обошли, обделили), которую они навязывают и ДЕМОКРАТАМ. ("этот тебя обошёл, другой обошёл, скоро в хвосте плестись будешь"). В КВАДРАХ АРИСТОКРАТОВ: "Работать на авторитет надо всю жизнь."

СУБЪЕКТИВИЗМ – ОБЪЕКТИВИЗМ
Признак отслеживает формирование субъективных и объективных приоритетов в системе (социуме):

1. СУБЪЕКТИВИЗМ – ОБЪЕКТИВИЗМ
Признак отслеживает формирование субъективных и объективных приоритетов в системе (социуме):

1. СУБЪЕКТИВИЗМ – доминирование субъективного мнения над объективными фактами. Отрицание или подтасовка объективных фактов в угоду доминирующей системе взглядов, представлений (пример: схоластический скептицизм: «Глаза и уши – фальшивые свидетели»); доминирование системных ограничений над правами и свойствами личности («интересы системы превыше всего»). Осознанная и непосредственная борьба за место в системе (в семье, в иерархии, в коллективе), осознанное вытеснение из системы нежелательных её элементов ("лишних" и "слабых" звеньев).

2. ОБЪЕКТИВИЗМ – доминирование объективных фактов над субъективным мнением («лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать»); доминирование объективных прав и свойств личности над системными ограничениями («права личности превыше интересов системы»). Неосознанная, опосредованная борьба за место в системе, неосознанное, опосредованное вытеснение из системы (из дома, из семьи, из иерархии, из коллектива) нежелательных её элементов ("лишних" и "слабых" звеньев).

РЕШИТЕЛЬНОСТЬ – РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ

Признак отслеживает методы непосредственного (активного, действенного) и опосредованного (отвлечённого, выжидательного) включения в решение актуальных проблем:

1. РЕШИТЕЛЬНОСТЬ – преимущества своевременного действия («Поздно рассуждать, надо действовать!»).

2. РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ
– преимущества своевременного обсуждения («Ничего не буду предпринимать, пока мы все вместе не сядем, не обсудим наши проблемы, не поговорим о наболевшем»).

РЕШИТЕЛЬНЫЕ И РАССУЖДАЮЩИЕ ИНТУИТЫ И СЕНСОРИКИ:

РЕШИТЕЛЬНЫЕ («ВИКТИМНЫЕ») ИНТУИТЫ-ДИНАМИКИ отличаются способностью провоцировать агрессию («вызывать огонь на себя»), «держать удар», а затем отражать удар, добиваясь при этом особых для себя преимуществ.

РАССУЖДАЮЩИЕ («ИНФАНТИЛЬНЫЕ») ИНТУИТЫ-СТАТИКИ напрямую, – часто довольно жёсткими, агрессивными (и по-детски инфантильными) методами: капризами, скандалами (логики), упрёками, бойкотами (этики) – заставляют партнёра заботиться о себе.

РАССУЖДАЮЩИЕ («ЗАБОТЛИВЫЕ») СЕНСОРИКИ-ДИНАМИКИ напрямую опекают своих партнёров, – изначально стремятся навязать им свою опеку. Агрессия (как стремление приструнить, дисциплинировать) проявляется в ответ на сопротивление партнёра оказываемой ему опеке.

РЕШИТЕЛЬНЫЕ («АГРЕССИВНЫЕ») СЕНСОРИКИ-СТАТИКИ изначально стремятся приструнить (дисциплинировать) своих партнёров. Опека подаётся в форме поощрения.

читать дальше
запись создана: 03.03.2012 в 21:59

URL
22:38 

ТАБЛИЦЫ ПРИЗНАКОВ РЕЙНИНА

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)








запись создана: 14.07.2012 в 01:03

URL
22:38 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА — ОСНОВА ФРАКТАЛЬНОЙ СОЦИОНИКИ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


О ФРАКТАЛЬНОСТИ МОДЕЛИ "А" (автор Вера Стратиевская)

В соционике мы представляем фрактальность, как бесконечно объёмную, эволюционирующую модель, где фрактал выступает как алгоритм. И представляет собой часть целого, наделённую всеми программирующими свойствами целого. По аналогии с живой клеткой, которая является частью целого, но из которой может произрасти целое – прорасти, а не просто сложиться (в треугольнички, квадратики и прочее).

То есть, по идее, по максимум своих возможностей (только по максимуму!), 8- ми компонентная модель «А» может наращивать фракталы (фрактальные структуры) в геометрической прогрессии, каждый член которой будет соответствовать одному уровню, начиная с нижнего:

8 (1) – матричная модель, она же первый уровень, 8 (2) – 2-й уровень; 8 (3) – 3-й уровень и т.д. То есть:

8(1), 8(2), 8(3), 8(4), 8(5), 8(6) ..... Но опять же, это только по максимуму возможностей.

(Тут можно, в качестве метафоры, привести аналогию с картофелиной: если проступили ростки, то она может прорасти во всех направлениях, но какие-то будут длиннее и крепче, а какие-то короче и слабее. И не всякий росток разовьётся в куст, хотя по идее – если его отсадить отдельно, то может развиться. И если хотят использовать максимум возможностей – с одной кратофелины получить несколько кустов, – то так и делают. Но одно дело картофель – его разрезать можно. А модель «А» не разрежешь, но зато она сама гибко приспосабливается к задаваемым внешним условиям. И в этом гибком приспособлении может выдавать бесконечное множество вариантов развития ТИМов с акцентуациями разных уровней, различной степени глубины проработки тех или иных аспектов и функций. Как, например, профессия актёра влияет на ТИМ человека? Человек становится универсальным – всечувствующим, всевидящим, всезнающим, – переживает жизнь своего персонажа сколь угодно глубоко, преображается, перевоплощается – что -то удаётся лучше, что - то хуже, но возможности перевоплощения есть и они заложены в модели ТИМа.)

Зачем нужен этот максимум возможностей фрактальных преобразований модели ТИМа? – Он нужен для разнообразия жизни на Земле. Для разнообразия видов.

16 ТИМов социона сформировались (судя по данным палеонтологии) совсем недавно: 100 – 70 тысяч лет назад, а жизнь на Земле зародилась по самым скромным подсчётам – 3, 5 млрд лет назад. И весь этот срок, вместе с усложнением живых организмов (вместе с усложнением структур вещественного метаболизма) происходили фрактальные изменения в структурах их информационного метаболизма.

Живая клетка развивалась в нечто более сложное. Поначалу примитивные существа, населявшие первородный океан, вегетативно размножалась – почкованием, потом появились гендерные различия у живых существ, и они стали размножаться спариванием. Появились примитивные формы брачных программ, а вместе с ними появились и зачатки аспекта этики – примитивные формы проявления этических программ (Конрад Лоренц наблюдал проявление этических программ у рыб – там тоже есть свои «любовные треугольники» с ревностью и борьбой за партнёра).

Но ещё раньше, по мере формирования физической формы, массы тела, физических и физиологических свойств самых примитивных живых существ, населявших первородный океан, стал развиваться аспект волевой сенсорики, включающий в себя программы защиты и жизнестойкости живых существ, хотя на тот момент они ещё все были мягкотелыми, «желеобразными». Потом 500 – 600 млн. лет назад из - за природных катаклизмов возник переизбыток кальция в океане и живые существа стали обрастать панцирями, клешнями, раковинами, зубами, скелетами (пока ещё только в воде), но всё это стимулировало интенсивное развитие аспекта волевой сенсорики и подготовило выход животных на сушу, когда уровень воды понизился и стали проступать материки.

Я не буду сейчас пересказывать всю историю эволюции жизни на Земле. Скажу только, что с момента зарождения живой клетки, в ней зародились и все 16 информационных аспектов социона, тогда ещё спрессованные до 8. На 16 они разделятся позднее. Но вся информация об этих аспектах, – о её прошлых, настоящих и будущих путях эволюционного развития в них уже содержалась, как содержалась в первой живой клетке, из которой зародилась жизнь.

Соционика ведь не ограничивается исследованием только 16 типов ИМ человека. Человек ведь не взялся «ниоткуда»! Как биологический вид он имеет многомиллионную предысторию своего эволюционного развития. И все 16 аспектов социона развивались вместе с ним, по мере усложнения структуры типов ИМ, которых у некоторых видов гоминидов не всегда было 16 !

По этой причине некоторые из них (неандертальцы) оказались слепой ветвью эволюции. Почему? Официальная версия: неандертальцы вымерли (30 тысяч лет назад), потому что были каннибалами – решили продовольственную проблему методом наименьшей затраты сил, – не выходя из пещеры и вымерли, когда уже некогда было размножаться. А выйти из пещер им уже было страшно, потому у них появился сильный конкурент – человек разумный. И он, в отличие от неандертальцев, умел разговаривать – у него было больше возможностей по обмену информацией, чем у них. Известно (недавно открыто палеонтологами), что 70 тысяч лет назад совершилась последняя мутация в скелете человека – видоизменилась клиновидная кость у основания черепа, изменилась форма гортани, и человек получил возможность озвучивать многие фонемы. Вот тут он и заговорил. А заговорив, стал договариваться, организовываться в охотничьи команды, придумывать различные виды охоты, различные формы ловушек, капканов, видов оружия. А кроме того, он ещё научился издавать разные звуки, подражать голосам животных. Когда люди обрели речь, они стали невероятно успешны по сравнению со всеми другими видами гоминидов. И в первую очередь люди потеснили неандертальцев – вытеснили их с их охотничьих угодий и загнали в пещеры, откуда те уже боялись выйти, потому что все аспекты социона у людей уже развивались полным ходом: и аспекты деловой логики (совершенствовались виды охоты), и аспекты логики систем (совершенствовались законы организации общества), и аспекты сенсорики ощущений (совершенствовались способы освоения окружающей среды: люди приручали и одомашнивали диких животных, приспосабливая их для своих и общественных нужд). Развивались и аспекты этики отношений – совершенствовались нравственные нормы (стариков и детей уже не бросали на произвол судьбы, их болезни, их раны и даже сломанные конечности пытались лечить), появился парный брак, развивалась командная этика. Развивался аспект этики эмоций, возникали разнообразные культы служения покровителям племени, – ковалась идеология. Развивались формы волевой защиты интересов общества, совершенствовались виды боя и вооружения – аспект волевой сенсорики. Развивались интуитивные аспекты, потому что над всем этим главенствовали мудрейшие старейшины, жрецы, прорицатели и прочая интеллектуальная элита. И всё это было бы невозможно без развития речи, которая тут же выявила предпочтения в вербализации тех или иных тем, и в структуре ТИМов стали проявляться и развиваться вербальные и лаборные блоки. (Каждому что - то удобнее было решать индивидуально (индивидуальная реализация вербальных блоков), а что - то выносить на коллективное обсуждение (коллективная реализация лаборных блоков). Появились квадровые общности, которые уже доминировали над тем или иным социумом, появились и квадровые противоречия внутри социума и вне его. То есть, люди (и их ТИМы) интенсивно развивали общество, а общество развивало людей и ТИМы в них.

И чем успешнее развивались люди (homo sapiens sapiens), тем больше проигрывали им в развитии неандертальцы. Палеонтологи открыли несколько очень существенных различий в развитии между неандертальцами и людьми:

1. Неандертальцы почти не умели разговаривать (их гортань была не приспособлена для этого). А значит возможности информационного обмена по сравнению с людьми у них были чрезвычайно ограничены.

2.Как следствие: мозг неандертальцев не был таким объёмным, как у человека (их череп с низким, нависшим над бровями, лбом тому подтверждение)

3. И самое главное для соционики: в их лицах (уже реставрированных по черепам) почти совсем не просматриваются ТИМы. И – что важнее всего – не просматривается различие по признаку квестимности и деклатимности.

Что это значит? Это значит, что у них были проблемы с соционным развитием их биологического вида – то есть они были обречены на вымиранием именно в силу ограниченности возможностей их информационного взаимообмена.

Не развивались у них типы информационного метаболизма (или развивались недостаточно интенсивно) в силу торможения программы разделения их информационной модели по признаку квестимности и деклатимности. А это значит, что разделения на 16 ТИМов у них не было. Программа этого разделения затормозилась, и они начали деградировать. Как если бы сама соционная природа их отбраковала и наметила на отсев – вымирание, – отправила в тупик, из которого они так и не выбрались.

ЧЕМ ВАЖЕН ПРИЗНАК КВЕСТИМНОСТИ - ДЕКЛАТИМНОСТИ?

Дело в том, что кроме соционной природы у человека есть ещё дуальная природа. Фактически соционика началась не только с публикаций о модели «А», но и с известной работы Аушры Аугустиновичуте «О дуальной природе человека».

Не будь у человека этой дуальной природы, он бы и по сей день размножался вегетативно – почковался, как гидра.

Наличие дуальной природы обеспечивает:

1. бесконечное многообразие дуализирующих информационных программ, входящих в информационную структуру дуальности;

2. многообразие интертипных отношений, развивающих соционную природу человека;

3. бесконечное многообразие развития информационных структур и подструктур, архивирующих накопленную информацию;

4.бесконечное многообразие фрактальных форм информационной модели, при которых накопленная информация преобразуется в новые, более современные, или более востребованные формы развития информационных структур.

(Это могут быть и новые – наиболее продвинутые – «супер - ментальные» (или супраментальные, по Букалову) информационные структуры, – структуры гениев, сверх - человеков, гуманистов, праведников (надстройка над ментальным уровнем). А могут быть и хорошо забытые, но выплеснутые на поверхность из архивов памяти, архаичные, старые структуры – этакие «супер - витальные» (или суправитальные, по Букалову) атавистические структуры – («тёмный подвальчик» под витальным уровнем, в котором копошится всякое грязное, гадкое, тёмное).

Главным в дуальной природе человека – главной дихотомией – главным дуализирующим признаком является разделение по признаку квестимности и деклатимности, которые по ряду свойств [1] привносят программу гендерного разделения в дуальную природу человека, обеспечивая в дуальной диаде единство двух начал – мужского (признак деклатимности, вместе со всеми его свойствами) и женского (признак квестимности, вместе со всеми его свойствами).

Таким образом 16 Тимов социона делятся (грубо говоря) на восемь «мужских» (деклатимных) ТИМов и восемь «женских».

Эти ТИМы в аспектном плане программируются следующим образом:

В структуре модели квестимов все экстравертные аспекты эволюционные (со знаком «+»), а интровертные – инволюционные (со знаком минус «–»).

В структуре модели деклатимов – наоборот: все экстравертные аспекты инволюционные (со знаком минус «–»), а интровертные аспекты эволюционные (со знаком «+»).

Исходя из этого для каждого из признаков квестимности или деклатимности образуется огромный – бесконечно большой набор свойств, которые фрактально отражаются в каждом аспекте их информационных (квестимной или деклатимной) моделей

Эти модели никогда между собой не объединяются структурно. То есть, квестимные аспекты в рамках одного ТИМа никогда не сочетаются с деклатимными. А следовательно и фрактальное развитие информационных структур модели «А» ограничено рамками разделения по признаку квестимности и деклатимности и происходит только в рамках одной из этих моделей – либо квестимной: экстравертные аспекты (+), интровертные (–), либо деклатимной: экстравертные аспекты (–), интровертные аспекты (+).

Вот почему я в изображении фрактальных структур использую два цвета.

Голубым (и серым) цветом я изображаю квестимную фрактальную модель (если присмотритесь, увидите: экстравертные аспекты (+), интровертные (–). А светло - оранжевым (и коричневым) цветом я изображаю деклатимную фрактальную модель: экстравертные аспекты (–), интровертные аспекты (+).


Почему такое цветовое различие?

Потому, что квестимная информационная модель программируется далёкими пространственными и временными отношениям (дифференцирующие свойства квестимности) и вследствие этого она «холоднее», пассивнее, интровертнее – её энергетические связи слабее.

Деклатимная информационная модель программируется близкими пространственными и временными отношениям (интегрирующие свойства деклатимности). И вследствие этого она «теплее», активнее, экстравертнее (и даже агрессивнее) – её энергетические связи сильнее.

То есть ТИМ, как 1/16 модели А, подобен социону, потому что он живет в рамках социона, расширяется и наполняется в рамках социона. Что это значит? А то, что в нас есть отголоски всех 16 психотипов...– Вот с этим уже нужно быть осторожней, именно вследствие разделения 16 - ти ТИМов по признаку квестимности и деклатимности. То есть, в каждом из нас РЕАЛЬНО заложены программы 8 - ми психотипов, представленных фрактальными, программирующими свойствами 8 информационных аспектов в структуре либо квестимной, либо деклатимной модели.

Мы берём (к примеру) модель ИЛЭ (Дона) и видим программирующие аспекты моделей всех ТИМов квестимов: ПФ-1 (ИЛЭ), ПФ-2 (ЛИИ), ПФ-3 (СЭЭ), ПФ-4 (ЭСИ), ПФ-5 (СЛИ), ПФ-6 (ЭИЭ), ПФ-7 (ИЭИ), ПФ-8 (ЛСЭ).

В этой связи квестимная модель – экстравертные аспекты (+), интровертные (–) – уже сама по себе становится автономным и мощным вместилищем накопленной информации по всем этим аспектам и ТИМам. И из всех этих «архивов» она «по запросу» выдаёт – отсылает нужную информацию то в один, то в другой аспект, по мере надобности, необходимости, углублённости в признак, программу, тему.

Допустим актёр психотипа СЛИ (Габен) должен сыграть роль Гамлета (принца Датского) в трагедии Шекспира. Для того, чтобы успешно выполнить эту задачу, он должен совершить очень глубокое погружение в архивы памяти аспекта этики эмоций, программирующий ТИМ ЭИЭ (+ЧЭ1). Какое влияние всё это окажет на его психику – это уже другой вопрос, но информацию по этому образу, ТИМу, актёр должен будет взять из архива квестимной модели, из фрактальных свойств аспекта этики эмоций (+ЧЭ), программирующего ТИМ ЭИЭ. Вот когда он погрузится в этот ТИМ так, что он представит себя ЭИЭ, тогда в нём откроется психологическое пространство этого ТИМа и он сможет психологически точно сыграть эту роль.

Хуже, если Гамлета придётся играть деклатиму. В его модели нет аспекта (+ЧЭ). Есть родственный аспект (– ЧЭ) – программный аспект ЭСЭ (Гюго). Но этот аспект наделён совершенно другим рядом свойств – аспект позитивный, демократический, рассчитан на совершенно другой театральный жанр (демократичной комедии), на другое амплуа. Тут уже придётся играть через какие - то искажения, которые опосредованно будут встраиваться в этот образ. Будут подбираться подходящие – близкие, схожие концепции и играть Гамлета уже нужно будет как фигляра, придурка, дурака... – то есть выстраивать эту роль опосредованно, потому что напрямую к ней уже не подойти – подходов нет из - за жёсткого разграничения квестимной и деклатимной моделей.

Та графической схема, которой проиллюстрирован текст, нарисована произвольно, по одному из бесконечного множества вариантов фрактальных моделей, которые могут быть выстроены от разных аспектов и выходить на разные уровни. Поэтому никаких ограничений в возможностях разностороннего развития фрактала здесь нет – всё обусловлено задачами природы и эволюционным отбором. Природа требует количества – генетического разнообразия видов, а значит и разнообразия свойств. А эволюция предъявляет высокие требования к качеству этих свойств – их жизнестойкости, способности к интенсивному развитию, выполнению различных функций. И вот тут уже эти свойства в рамках одной информационной модели функционально приглушают друг друга (по принципу «извини подвинься»).

В одной модели одно свойство выйдет на доминирующее место (и остальные аспекты распределятся по местам в соответствии с программирующими свойствами доминантного аспекта), в другой – другое.

То есть, в идеале возможности фрактала неограниченны (природа этих ограничений не потерпит), а в реальности они ограничиваются свойствами модели и активизируются только «по запросу», под воздействием внешних факторов, стимулирующих условий.

Пример: сын- СЛЭ (Жуков) живёт с родителем СЛИ (Габеном). Ситуация складывается так, что в силу различных причин в процессе взаимодействия родитель -СЛИ апеллирует к нормативной интуиции потенциальных возможностей Жукова (– ЧИ3), которая соответствует программному аспекту ТИМа его дуала – ИЭЭ, Гексли (– ЧИ1).

Разумеется, эта функция не работает достаточно активно в том режиме, в каком это необходимо родителю - Габену, но постепенно она развивается именно в том плане, чтобы запросы родителя (на суггестию и прочее) удовлетворять в наиболее полном объёме. Вследствие этого родитель- СЛИ «вытягивает» её, как гармошку, из матричной структуры ТИМа СЛЭ в самостоятельную фрактальную структуру (и получает модель – отросток), которая выполняет требуемую задачу – суггестирует папашу по интуиции потенциальных возможностей. То есть сынок время от времени говорит отцу уверенным тоном: «Держись, батя, поверь в себя! Ты можешь, ты справишься, у тебя получится». Если будет запрос на этическую манипуляцию в рамках наносной фрактальной модели ИЭЭ, сынок в рамках этой нормативной функции (которая теперь разрослась до объёмного фрактала) изыщет и эти возможности. А потом будет удивляться: «откуда это во мне?». А это уже его модель работает на запрос по принципу «Чего изволите?» и подгоняет из архива глобальной деклатимной модели нужный материал. Хочешь этически манипулировать? – вот, пожалуйста, тебе «материал» по творческой этике отношений Гексли. У сына- СЛЭ на его матричную модель Жукова и ранимую ТНС (+БЭ4) накладывается наслоение в виде манипулятивной этики отношений Гексли. Возможно это помогает ему в решении коммуникативных проблем с отцом, который не терпит Жуковской прямолинейности, раздражается, сердится и т.д. А тут вдруг конфликты начинают сглаживаться. Сын применяет эту методику и по отношению к другим. Нарабатывает себе коммуникативную модель этического манипулятора, но использует её в безобидных и полезных целях — кого - то успокоить, с кем - то договорится, кого - то помирить. Потом он начинает изучать соционику и типирует себя в Гексли (и то не сразу — ещё какое - то время колеблется, сомневается в правильности предположения). Потом под его аватаркой появляется обозначение ТИМа: Гексли. Ладно, пусть будет ему на здоровье, — Гексли, так Гексли, хотя в каждом его посте насквозь виден Жуков. Человек живёт в одном ТИМе, считает себя другим. И только время от времени раздражается, сталкиваясь с ценностями якобы «своей» дельта - квадры и говорит оппонентам: «Вот брошу вас и уйду в бету! Там хотя бы народ правдивый».

Вот, примерно, так раздутый фрактал может дезориентировать человека. А откуда он такой вырастет, – это уже зависит от внешних факторов. Теоретически каждый аспект может «прорасти» и образовать свою собственную модель, потому что каждый ТИМ наделён программирующими (фрактальными) свойствами. Вопрос, — нужно ли модели беспредельно искажать матричный ТИМ и до такой степени терять себя?

А с другой стороны — условия жизни человека многообразны, социум постоянно развивается и усложняется. И значит, модель, чтобы человек был социально и экологически успешным, тоже должна создавать ему для этого подходящие — хотя бы минимально терпимые условия. (Во многих странах существует пожизненный, религиозный брак, при котором жених с невестой даже до свадьбы не знакомятся друг с другом. Жить трудно, но жить как-то надо, — содержать семью, вести дом, растить детей. Да ещё хорошо бы от жизни какие - то радости поиметь. Как всё это совместить? Вот модель, складываясь кубиком - рубиком — то реально, то виртуально (по опосредованной подстройке) и эту задачу худо - бедно решает. Кто-то может приспособиться к сложным условиям, кто-то — нет. Тот, кто приспособится, выживает, производит потомство, передаёт информацию будущим поколениям.

читать дальше
запись создана: 30.04.2012 в 05:44

URL
22:38 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИНТЕРТИПНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ДРАЙЗЕР КАК СТРАЖ ЭТИЧЕСКОГО ПРАВОПОРЯДКА (ПРОГРАММА «ОХОТА НА ЛИС») на примере родственных отношений в диаде Драйзер– Достоевский (Автор Вера Стратиевская ©2009)

Драйзер часто оказывается "виноватым" у любителей сваливать свою вину на другого. Но он оказывается вдвойне виноватым, когда по уступчивости или в жертвенном, благородном порыве берёт чужую вину на себя.

Инволюционная этическая программа Драйзера, его квестимная "дальнозоркая" этика отношений (которая заставляет его держаться на далёкой от всех дистанции и именно на далёкой дистанции всех видит насквозь (как стеклянных) и ничего хорошего не усматривает, сколько ни вглядывается) день и ночь внушает ему опасения, заставляя его сомневаться в нравственных качествах окружающих его людей.

Удивительным свойством обладает взгляд Драйзера: он словно взрывает парадную, "глянцевую" оболочку души каждого, интересующего его человека, и словно заглядывает в самые тёмные и архаичные её глубинны, так что все ещё нереализованные и до времени спящие её негативные, тёмные силы этакими чёрными побегами начинают прорываться наружу сквозь всю эту гламурно - глянцевую мишуру.

Человек при этом чувствует себя словно разоблачённым — так, словно его душу насквозь просвечивают рентгеновскими лучами; начинает испытывать смущение. Чувствует себя, как на Страшном Суде или (по меньшей мере), как на исповеди. Откуда-то всплывает нём чувство вины и стыда. Его начинают терзать угрызения совести, а потом становится страшно и очень страшно: оказывается то, что творится в его душе, заметно и окружающим. Он уже начинает смотреть на Драйзера как на человека, способного читать его мысли и видеть самые сокровенные тайники его души, — весь их слипшийся ил, лежащий комками на её дне и хранящий Бог знает, какие тайны. И когда все эти "тёмные окаменелости" теневой стороны его души начинают пробиваться наружу он, в лучшем случае, и сам готов их отторгнуть, с тем, чтобы очистить себя навсегда от этой скверны.

И в этом заключается инволюционная миссия Драйзера, расчищающего этическое информационное поле для будущего позитивного эволюционного развития и роста. Работая таким образом, этика Драйзера словно очищает русло информационного потока от "грязи" и "тины", позволяя ему дальше нести только чистую и светлую информацию, распространять её жизнеутверждающую и позитивную сущность.

А для того, чтобы успешно выполнять эту миссию, чтобы к чужой грязи не прибавлять ещё и свою, Этическая ЭГО - программа Драйзера заставляет его быть жёстким, строгим, принципиальным, держаться особняком и защищать интересы своей миссии, интересы членов своей команды, многократно проверенных на прочность и нравственность отношений, выполняющих ту же миссию и реализующих ту же (или схожую с ней) позитивную цель.

Воинственная этическая ЭГО - программа запрещает Драйзеру идти на компромиссы и подставлять их, или себя под удар, под измену, ложь, предательство и разные прочие неприятности, от которых он считает необходимым их и себя защищать. Программа запрещает ему рисковать успехом их миссии и их благополучием. И она также запрещает ему рисковать и его собственной обороноспособностью, заставляя действовать не только честно, искренне и принципиально, но и здраво, и экологически целесообразно. И вот этим планом экологической целесообразности Драйзера можно запутать и дезориентировать, склонить к уступкам, убеждая в очевидной их пользе, поскольку здесь он уже попадает в полосу очень сложного выбора между качеством цели и качеством средств её достижения. Единственной возможностью удержаться на жёстко - принципиальных позициях оказывается всё та же ориентация на его этическую ЭГО - программу. Она ему, как солдату, советует: "Если не знаешь, как поступить, посмотри инструкцию".

ЭГО - программа не позволяет Драйзеру попадать в отношения, при которых бы его лестью и подкупом перевербовали, дезориентировали, "размягчили", "растопили, как воск" и начали бы из него лепить некое услужливое и послушное существо, пользуясь в своекорыстных целях его уступчивостью и податливостью. Его негативистская инволюционная, жёстко критическая ЭГО - программа этика отношений (-б.э.1) заставляет его быть честным, принципиальным и неподкупным, запрещает "брать взятки" и поддаваться на лесть. Запрещает уступать эмоциональному или волевому давлению, как бы говоря : "Вот там, где тебя поставили, там и стой, как вкопанный и защищай доверенные тебе рубежи!".
Этическая программа запрещает Драйзеру пускаться в опасные авантюры, поддаваться "на спор", "на слабо", на подначки, рисковать своим и чужим оптимальным благополучием, в надежде получить нечто избыточное.

И в этом плане Драйзер, как и Максим, напоминает собой "человека в футляре" (точнее, — в броне). Но в отличие от деклатима - Максима, у квестима- Драйзера броня полегче и поуязвимей будет. Поэтому, при желании, и при активной волевой и эмоциональной атакой её можно пробить. (Потому, что основная её составляющая, ориентированная на расщепление (разделение и дифференциацию) квестимная модель не создают своему (гамма - квадровому) аспекту волевой сенсорики (+ЧС) такой монолитной и плотной структуры, какую создаёт своему (бета - квадровому) аспекту волевой сенсорики
(-ЧС) деклатимная модель, ориентированная на интеграцию, объединение и сплочённость. Отсюда и повышенная прочность, обороноспособность (и, соответственно, агрессивность) бета - квадровых волевых сенсориков. Отсюда и их способность активно нападать, стремительно сокращая дистанцию. Отсюда и потребность Драйзера держать дистанцию в обороне.) И как результат: сверх - прочную, деклатимную "броню" упрямого - системного логика и авторитарного аристократа Максима (+БЛ1/ -ЧС2) — на близкой дистанции нельзя пробить, а хрупкую квестимную "броню" уступчивого- этика - демократа Драйзера (-БЭ1/ +ЧС2) — можно.

Драйзера можно разжалобить, можно этически дезориентировать ("переориентировать") по деклатимной этике отношений Достоевского (+БЭ), которая будучи аристократичной и (вследствие этого) конъюнктурно - спекулятивной часто кажется Драйзеру иногда более убедительной в позитивном этическом плане, более предпочтительной, привлекательной и заслуживающей большего уважения и доверия, чем его собственная критическая инволюционная этическая программа (-БЭ1 ).

Можно упорно и настойчиво влиять на Драйзера, день за днём, идеологически зомбируя его, перестраивая и перепрограммируя его, подменяя деклатимной этикой отношений его квестимную этическую программу (уговаривая его для всех быть хорошим, всем доверять, со всеми сближаться, легко сходиться с людьми, стараться всем угодить, удружить, услужить), используя его возможностный и силовой потенциал как вспомогательное средство для достижения своих прагматичных целей, как мелкую разменную монету в своей игре. Драйзер, склонный к сомнениям, попытается экспериментальным путём проверить все навязываемые ему рекомендации (поставит себя в крайне рискованные условия и поверит). Но потом за все эти уступки и за рискованные эксперименты ему приходится жестоко расплачиваться своим будущим уязвимым и унизительным положением, при котором он, "покупаясь на лесть" и подсаживаясь на неё, как на наркотик, становится зависимым от чужого мнения, к которому прежде мог относиться спокойно и равнодушно. Таким образом в результате он "зарабатывает" себе ещё большую уязвимость по интуиции потенциальных возможностей. Получает ещё одну "слабую точку, —"ахиллесову пяту", за которую его потом будут презирать, как падкого на лесть "слабака". Будут манипулировать им, как конъюнктурщиком, которого можно завербовать или "купить ни за грош".

Одна уступка повлечёт за собой лавину потерь. По этой причине многие представители этого ТИМа ЭСИ очень неохотно идут на уступки. На протяжении всей своей жизни каждый из них довольно часто сталкивается с подобным явлением, — зарабатывает "поощрительные купоны", в погоне за мелочной уступчивостью и дешёвой лестью. Покупается на "благие намеренья" (ведущие в ад) и, преодолевая внутреннее сопротивление, фактически "ломает себя", стараясь удружить и угодить тем, кто мало того, что злоупотребляет его расположением, так ещё и презирает его за его доброту и отзывчивость, за верность долгу и своим обещаниям.

При том, что все эти "друзья- доброжелатели" представляют Драйзеру каждую такую уступку как "очередную победу над самим собой", она фактически является его очередным поражением, за которое ему потом же самому придётся расплачиваться.

Драйзера считают конфликтёром всему социону, потому, что сама программа выдвигает его из всего общего ряда остальных ТИМов, словно противопоставляет его им всем.

Как квестим, Драйзер и сам противопоставляет себя окружающей его и часто враждебной ему среде. А устав от вражды, иногда старается услужить и удружить окружающим, надеясь, смягчить этим их отношение к себе, полагая, что настоящий его этический потенциал никому не известен, не виден и недооценён. Вот тут - то его ЭГО -программа и напоминает ему о величайшем грехе "гордыни": "Захотел, чтобы тебя похвалили, поощрили и премировали? Ну, так получай на закуску горькую "конфетку"!". И ладно бы была только одна эта "горькой конфетка"! А то ведь такое "послевкусие" от неё остаётся, что Драйзер на всю жизнь эти печальные уроки запоминает и всякий раз зарекается впредь поддаваться на лесть и позволять кому - либо собой манипулировать.

Его демократичная и дальнозоркая этическая программа (- БЭ1), ещё загодя, издалека предостерегает и убеждает его каждый раз в том, что идя на поводу у своих (или чужих) дутых амбиций, он весь свой этический, возможностный и силовой потенциал разбазаривает ни за грош, разменивает (как "ворона") на "кусочки сыра", которыми вскармливает вокруг себя всех, злоупотребляющих его доверием и наживающихся на его несчастьях "лисиц".

"Ловите нам лис и лисенят, они портят наши виноградники, а виноградники наши в цвете." — говорится в Библии ("Песнь песней", 2:15 ). Указание даётся здесь не двусмысленное. И заключается оно в том, запретительные заповеди (этические заповеди квестимной модели) нужно отстаивать, соционную миссию Драйзеру (носителю этих заповедей) всё же приходится исполнять: разоблачать и отлавливать "лис", выводить их на чистую воду, ловить на фальши, на лжи, лицемерии, на измене, предательстве, ханжестве и на прочих других грехах, которыми они (эти "лисы" и "лисенята") развращают и заставляют деградировать социум и социон.

К этому же призывает его и заповедь "Истреби зло из среды своей" — одна из краеугольных в его ЭГО - программе. В соответствии с ней он и обрушивает свою ярость на всех тех, кто портит нам "цветущие виноградники", — бичует их и "огнём и мечом", язвительным, острым словом. (Последнее, — особенно раздражает тех, у кого и так рыльце в пушку, — они просто начинают визжать, как крысы из подпола, ощущая себя безмерно обиженными этим "градом камней", которые все без исключения летят исключительно в их огород, — устраивают "пир мелких хищников" и заводят очередную "мышиную возню", стараясь перенести свою вину на его голову.)
Но, как говорят в народе: "Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива". Опять же, и свободу выбора никто не отменял: принимать ли критику на свой счёт, усматривая в ней сходство с собой, заявлять ли об этом во всеуслышанье — каждый решает для себя сам. "Зеркало для героя" ("щит и латы, посох и заплаты") — каждый выбирает по себе, исходя из иерархии личностных мотиваций, системы приоритетов и аналитического "инструментария" своей модели.

Кому - то может и не понравиться своё отражение в зеркале, а Драйзер против своего сурового облика ничего не имеет. И беспринципно - добреньким в угоду очередным горлопанам выглядеть не собирается. Функции Санта - Клауса ("каждому по мешку с пряниками и по поздравительной открытке") он на себя не принимает. Это не его миссия, это его с кем - то путают. Драйзер критиком быть не перестанет. Равно, как и не перестанет отделять добро от зла. Потому что его программа основана НЕ на интегрирующей деклатимной этике отношений (+БЭ) и не на её примирительно - объединительных заповедях, а на дифференцирующей этике отношений квестимной модели (-б.э.), заставляющей не только отделять, но и всемерно отдалять добро от зла, на фундаментальных и базисных РАЗДЕЛИТЕЛЬНО - ЗАПРЕТИТЕЛЬНЫХ заповедях (организованных на уровнях архетипов квестимной модели), из которых: "Не убий", "Не укради", "Не лжесвидетельствуй" и "Не сотвори себе кумира" — самые главные. Равно как и заповедь "око за око, зуб за зуб" ("мера за меру"), заставляющая его удерживать равновесие и восстанавливать справедливость, в соответствии с законами сохранения, управляющими этим миром и в соответствии с отражёнными в квестимной модели аспектами справедливой (равновесной и равноправной) логики соотношений (-БЛ), где на чашах весов уравнивается мера преступления и наказания, мера суровой и бескомпромиссной этики отношений (-БЭ), установившей базисные этические нормативы современного цивилизованного общества.)

Как квестим, Драйзер в первую очередь анализирует не сходства, а различия логических и этических аспектов. (Например, соционику он рассматривает, как науку, изучающую закономерности психологической несовместимости, а не как систему сравнения и совместимости позитивных психологических свойств.) И это опять же связано с признаком квестимности, с особенностями дедуктивного мышления и с дифференцирующими свойствами его квестимной модели. (Для сравнения (перефразируя Льва Толстого) скажем, что если позитивные свойства все хороши и чем - то похожи друг на друга (как "счастливые семьи"), то каждое негативное свойство отличается от других и плохо по - своему, да ещё и тянет за собой целый пучок проблем, каждая из которых может иметь самые страшные последствия для жизни человека и его судьбы.

Благодаря соционике и свойства эти и их проблемы оказываются теперь предсказуемыми и прогнозируемыми. (То есть, на смутные предчувствия, ощущения и на интуицию свою теперь полагаться необязательно: достаточно знать закономерности, схемы, помнить все её особенности в подробностях и нюансах, о которых мы опять же узнаём благодаря разделению (отделению хорошего от плохого), а не обобщению.)

Ободряюще - утешительная этика деклатима - позитивиста Достоевского склонна к объединению и обобщению на базе позитивных свойств, не обременяя себя особенным разделением хорошего и плохого (за компанию всё сгодится!). Куда как просто слепить все свойства и наблюдения в один "розовый комок" и пойти с ним по жизни с песнями и сказками, считая себя вооружённым знаниями. Но ведь за этот самообман придётся потом кому - то расплачиваться, а значит и наживать себе новые беды и неприятности.

Как квестим Драйзер не признаёт такой анализ достаточно системным и объективным. А как негативист, считает своим долгом предостеречь и предупредить об опасных последствиях такой ложно- позитивной тенденции.

Как "страж этического правопорядка", Драйзер не имеет права на излишний позитивизм, на розовые очки, застилающие глаза. Не имеет права бояться крикунов - горлопанов, раздражённых и озлобленных его критическими оценками. Не имеет права быть предубеждённым, поддаваться страху, личной неприязни и ненависти, покупаться на "личные симпатии" и "личные предпочтения", заставляющие его идти на уступки. Как этический демократ - объективист он должен быть справедлив и объективен. Как критический аналитик и беспощадно решительный, воинствующий этик - моралист должен выполнять свою соционную миссию. А как неподкупный и бескомпромиссный страж идеалов высокой нравственности, должен "стоять на посту" и не уступать ни пяди "святой земли" информационного поля своего этического программного аспекта, защищая каждую из его нравственных ценностей, как последний рубеж.

Уговаривать Драйзера "идти на уступки", заставлять его быть беспринципно - добреньким в угоду всем, пытаться подкупать его лестью, примирять с беспределом, лицемерно и ханжески его умиротворять — значит катастрофически ему вредить — подтачивать фундаментальные основы его этической программы, разрушительно воздействовать на неё, деформируя и дезориентируя её, заставляя перестраиваться на деклатимность и отступать от квестимных форм её модели, что недопустимо. Потому, что в результате таких деформаций Драйзер перестаёт быть самим собой, становится "никем": "ни тем, ни этим", — куклой - марионеткой в чужих руках, послушной пешкой в чужой игре, безвольным слепком чужих дутых амбиций. Как личность и как ТИМ он погибает. Кого - то из "лисенят" это, возможно, обрадует: "Одним критиком стало меньше, — это хорошо!.." Но у самого Драйзера (у ЭГО - программы его ТИМа) на этот счёт другие планы, другое мнение и совершенно противоположные задачи и цели.

читать дальше
запись создана: 08.05.2012 в 22:19

URL
22:37 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИНТЕРТИПНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ДРАЙЗЕР. ПРОГРАММА "НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА!" НА ПРИМЕРЕ МИРАЖНЫХ ИТО ДРАЙЗЕР – ГАМЛЕТ (Автор Вера Стратиевская ©2008)

Для того, чтобы заручиться поддержкой Гамлета на все времена, надо признавать его бессменным лидером, гарантировать ему неизменное социальное превосходство, безоговорочно подчиняться ему всегда и во всём (рискуя вызвать его раздражение своей покорностью). Максим, ориентированный на иерархическую систему отношений, может дать Гамлету такие гарантии (но опять же, ненадолго, и только если будет его бояться, почитать и уважать).

ДЕМОКРАТ - Драйзер такой гарантии Гамлету дать не может. (С какого это перепугу?). И он этого тем более не сделает, даже если Гамлет начнёт терроризировать страхом и его самого и всех вокруг. Драйзер просто возненавидит его как воплощённое зло, а уважать не будет — уж это, увольте! Восторженно и восхищённо вне соответствующих заслуг ЭСИ на Гамлета тоже смотреть не будет. (Даже, если заслуги имеют место, даже если ЭСИ подносит цветы любимому исполнителю или артисту- Гамлету, он всё равно будет стыдиться восторженно смотреть ему в глаза.)

Своё восхищение творческими успехами Гамлета Драйзер предпочитает изливать издалека, на расстоянии, — так, чтобы это не воспринималось как лесть. (К этому вынуждает его и признак квестимности — свойственная квестимной модели предрасположенность к отдалению, возведению преград и препятствий. В частности, возведение преград между собой и "кумиром": "Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии". Поэтому и достоинства великого человека лучше оценивать на расстоянии. Это намного этичней, с точки зрения объективиста Драйзера, — удобней и для того, чтобы не тревожить его, и не смущать: человек имеет право на свою частную жизнь.)

Драйзер и сам ненавидит лесть, и боится прослыть льстецом, чтоб опять же не попасть под критику того же Гамлета, выступающим в среде квестимов строгим этическим контролёром. Иногда Гамлет, не дождавшись излияния восторгов ЭСИ намеренно начинает терроризировать его придирками и упрёками. И этим разрушает благоприятное впечатление о себе. (Как это бывает в отношениях "учитель — ученик": ученик - Драйзер бывает скуп на комплименты, а амбициозного учителя -Гамлета это, как правило, раздражает. С другой стороны, и напрашиваться на комплимент он не будет. Он слишком горд для этого. (Хотя ему в принципе иногда кажется обидным то, что человек сдерживает свои эмоции, свои восторженные порывы: если тебе нравится работа учителя, почему бы не сказать об этом вслух?

Драйзер это понимает и соглашается с этим мнением, но изменить себе и своей программе не может. Программа (-БЭ1) "запрещает" ему возносить хвалу кому бы то ни было, запрещает создавать себе кумиров. И это требование он ощущает в себе постоянно: не может изливать восторги, как бы ни хотел.

Признак квестимности в сочетании с признаком негативизма и объективизма — так же приводит его к сдержанной эмоционально оценке и сдержанному поведению на близкой дистанции, которое также создаёт преграды и не позволяет вступить в эмоциональный контакт с своим "кумиром"
(Слушая у себя дома звукозапись любимого исполнителя, Драйзер может бурно восхищаться исполнением (и даже заочно аплодировать ему), но если судьба его напрямую сведёт с этим музыкантом (случайно столкнёт носом к носу в метро: "вот он, вот — я, и мы стоим и смотрим друг на друга "), Драйзер, при этом постарается ничем не выдавать своего волнения (и даже внешне покажется особенно строгим и настороженным), но внутренне будет глубоко взволнован происходящим и постарается запомнить эти несколько минут на всю оставшуюся жизнь. (Потом будет корить себя за нерешительность и сожалеть, что не хватило духу войти в контакт, сказать несколько добрых, восторженных слов, попросить автограф, (хотя это, безусловно было бы неэтично: популярный человек имеет право на спокойную, частную жизнь).

Драйзер понимает, что если б он снова попал в ту же ситуацию, он снова бы поступил точно так же: при всём желании подойти и пообщаться со своим "кумиром", он бы не смог себя переломить; есть ощущение какого - то запрета, через который он не может переступить.).

Эта же программа и эта заповедь ("Не сотвори себе кумира") не позволяет ему слепо восхищаться друзьями, как бы хороши они ни были, но заставляет отслеживать и различать их недостатки. (Даже если он по уши влюблён в какого - то человека, искренне предан ему, привязан до глубины души и готов многим пожертвовать для него, он (Драйзер) не перестаёт видеть в нём недостатки, которые когда - нибудь позволят ему быстро "остыть", охладеть к этому человеку (и даже перейти от любви к ненависти), если будет необходимо прервать отношения. И именно потому, что программа обязывает его быть этически неподкупным и независимым стражем интересов корпоративной этики, интересов дела, интересов команды, интересов её "капитана". ЛИЭ, Джек — единственный, к кому Драйзер может насмерть "прикипеть" — так, что никакой силой его не оторвёшь, не отцепишь. Но и в Джеке Драйзер умудряется находить недостатки (что, в общем-то не трудно, поскольку ЛИЭ, Джек их и не прячет). По большому счёту Драйзер принадлежит своей этической ЭГО - программе — своей соционной миссии, и ни кому, и ни чему другому.

читать дальше
запись создана: 08.05.2012 в 22:53

URL
22:37 

Признаки Рейнина в ИТО соцзаказа

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ОТНОШЕНИЯ СОЦЗАКАЗА СЛИ, ГАБЕН – ЭСИ, ДРАЙЗЕР

Со стороны они кажутся очень удачной и подходящей друг другу парой. Лучшего и желать нельзя — оба красивы, подтянуты, эстетичны, опрятны, обоих отличает хороший вкус, сдержанность поведения и приятные манеры; оба умеют и любят работать над собой, постоянно расширяют круг интересов и творческих увлечений — так выглядит эта пара в процессе приёма (Драйзером) и передачи (Габеном) социального заказа.

1. СБЛИЖЕНИЕ С ПОДЗАКАЗНЫМ. ЦЕЛИ И СПОСОБЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА НЕГО.

Габен ( как иррационал) не всегда может осознавать, что именно побуждает его сблизиться с Драйзером. Эти цели не всегда бывают определённы и чаще всего объясняются обычной симпатией или физическим “влечением” (“Ты мне показалась интересным человеком, я почувствовал к тебе влечение”.).
Мнение заказчика Драйзеру небезразлично, поэтому он всегда старается выяснить, что именно побудило партнёра проявить к нему интерес.

В тех случаях, когда отношения рассчитаны на активное физическое сближение и цель их Габеном вполне осознана, он может прямо и бесхитростно ошеломить Драйзера откровенным признанием (или недвусмысленным предложением), но при этом он может проявлять такое сильное возбуждение и “излучать” настолько сильное нетерпение (раздражение и вызванный неудовлетворённостью его желания сенсорный дискомфорт), что все эти состояния тут же начинают передаваться Драйзеру в виде неприятных (а иногда даже и нестерпимых, мучительных) ощущений. (Аспект сенсорики ощущений, канал 1 — 7, уровня ЭГО — ИД).

Подсознательно настроенный на уязвимую сенсорику ощущений своего дуала, Драйзер не может равнодушно относиться к физическим страданиям партнёра, поэтому, ощущая сенсорный дискомфорт со стороны Габена, он начинать испытывать чувство тревоги и беспокойства. Ему передаётся раздражение партнёра и у него возникает желание — срочно, любыми средствами, любой ценой! — избавить его от состояния дискомфорта, расслабить и снять напряжение.

Поддавшись этому состоянию (которое условно можно назвать состраданием), Драйзер способен выполнить любое желание, любую прихоть Габена (лишь бы только партнёр успокоился и перестал испытывать дискомфорт). Поскольку порыв этот чаще всего бывает импульсивен, Драйзер не всегда отдаёт себе в нём отчёт и вскоре начинает сожалеть о своей уступчивости — стыдится и казнит себя одновременно, пытаясь понять, что же это за наваждение на него нашло? И как он мог так быстро поддаться чужому влиянию, уступить воле постороннего, иногда даже едва знакомого человека?

После столь неожиданно лёгкой “ победы” Габен способен потерять к подзаказному всякий интерес и отношения на этом могут либо закончиться, либо принять однообразный и сугубо утилитарный характер.
Но при этом социальный заказ ( пусть даже на самом примитивном уровне) оказывается выполнен — желание соцзаказчика исполнено, его “проблема” решена, социальный опыт Драйзером тоже усвоен: не будь простачком и не давай себя так легко обмануть!

Разумеется, “признание” Габена тоже не всегда бывает кратким и лаконичным, хотя оно всегда сопровождается мощным сенсорным импульсом (который усиливается по мере продолжительности признания), так что в конечном счёте Драйзер ощущает только слабость (до звона в ушах) и всё возрастающее давление, с которым ему бывает трудно справится. (Это уже потом, когда инцидент исчерпан, Драйзер может пытаться вспомнить, что именно ему говорили и как это получилось, что он потерял над собой контроль и испытал непреодолимое желание уступить, которому и подчинился..

Воле Габена сопротивляться трудно, особенно когда он противопоставляет свою волю сопротивлению других. Наметив себе конечную цель, Габен очень быстро её достигает (даже не отдавая себе отчёт, как это у него получается, поскольку аспект волевой сенсорики (+ЧС7) реализуется у него подсознательно).

Габен (вне зависимости от его интеллектуального и социального уровня) отличается одним интересным свойством: способностью переживать ощущение физической близости (физически овладевать человеком), не входя с ним в физический контакт, а только воспроизводя эти ощущения в своём воображении. (Что опять же не означает, что он полностью лишает себя физических удовольствий или может без них обойтись!). Габен сам определяет для себя меру, качество и способ удовлетворения своих желаний, равно как и способ получения удовольствий. При этом, будучи реалистом и практиком, он оценивает ситуацию как с точки зрения возможностей достижения целей, так и с точки зрения перспектив.

Таким образом и атака Габена на Драйзера проводится сразу в нескольких направлениях: это и волевое давление (аспект волевой сенсорики), и определённый сенсорный “фон”, лихорадочное возбуждение, которое он начинает активно транслировать (доминирующий аспект сенсорики ощущений).
Габен может обратиться к Драйзеру и с каким - либо неожиданным вопросом (грубым или бестактным) и тут уже попадает на слабые, серединные блоки модели Драйзера, — в зону его абсолютной слабости (+ЧЛ5) и беспомощности (+ЧИ4) — воздействует на аспекты интуиции потенциальных возможностей и деловой логики.

Первая цель Габена (как УПРЯМОГО- СТРАТЕГА-АРИСТОКРАТА) — произвести впечатление на интересующего его человека, огорошить его шокирующей неожиданностью и застать врасплох, вторая — перейти в атаку, а затем уже обратиться с конкретным и выгодным «деловым предложением», которое может быть подано и без всякой связи с предыдущими репликами (что иногда тоже шокирует). И этому “деловому” предложению Драйзер неожиданно для себя подчиняется. (Пока он пытается что - либо сообразить в этой ситуации, Габен уже начинает его суггестировать по своей творческой деловой логике, (+ЧЛ2 — +ЧЛ5), — переходит к “позитивным” деловым предложениям, уступать которым Драйзер, подчиняясь этой суггестии, считает для себя единственно возможным (другого выхода он “почему - то” не видит!).

2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СТРАТЕГА И ТАКТИКА

Как ИНВОЛЮТОР, ИРРАЦИОНАЛ и творческий прагматик (+ЧЛ2), Габен часто выстраивает ситуацию знакомства (первого контакта с партнёром) неожиданным и неординарным способом: с одной стороны он пытается удивить соконтактника своей непредсказуемостью, с другой — активно вводит его в удобную ему ситуацию и насильно “удерживает” в ней, отвлекая внимание и переводя его с одного аспекта на другой. Главное во всём этом — стремительность, натиск (+чС7), новизна и неожиданность!

Для того, чтобы “заинтересовать” собой человека, Габен иногда активно вовлекает его в ссору (УПРЯМЫЙ-СТРАТЕГ-ИНВОЛЮТОР), поэтому и “ссора” для него может быть не только способом знакомства (самым быстрым, кратчайшим и альтернативным), но и способом выбора партнёра (по принципу "свой - чужой", "подходящий- неподходящий"), методом проверки его интуиции и находчивости (расчёт на интуитивную ЭГО - программу (-ЧИ1) его дуала -Гексли). И от того, как поведёт себя в этой ситуации соконтактник, — от того как он сумеет (или не сумеет) ответить на эту "заявку", зависит дальнейший интерес к нему Габена.

К сожалению, и в этом плане Драйзер Габена разочаровывает и поступает совсем не так, как от него ожидают. Драйзер не терпит вмешательства в свои личные дела и никому не позволяет себя задевать; на всякого рода “невинные шалости” Габена он реагирует чрезвычайно болезненно и раздражённо (тем более, если они доставляют ему неприятности или разрушают какие - то его давно вынашиваемые планы). Драйзер опасается шокирующей непредсказуемости со стороны соконтактников (+ЧИ4), не любит, когда его ставят в идиотское положение (а кому это приятно?), но он, тем не менее, довольно часто туда попадает из - за собственной интуитивной ограниченности и из - за этической и интуитивной ограниченности Габена, которому иногда хочется "сразить" своего подзаказного, поразить его воображение каким-то неординарным поступком, а заодно и сбить с него гонор, не задумываясь о последствиях (БЕСПЕЧНЫЙ), желая одержать победу здесь и сейчас (УПРЯМЫЙ-СЕНСОРИК-ДИНАМИК-СТРАТЕГ).

Осторожный и замкнутый (из-за своего программного НЕГАТИВИЗМА и интуитивной ограниченности) Драйзер (по первому впечатлению) Габену кажется высокомерным, заносчивым — неприступным. Этой кажущейся заносчивостью он невольно и провоцирует “задиристость” Габена, ошибочно напоминая ему его УПРЯМОГО-АРИСТОКРАТА дуала-Гексли. Но в отличие от гибкого и “изворотливого” Гексли, Драйзер проявляет себя слишком неудобным, (“неподатливым”) партнёром — “ворочаешь” его и так и этак, ставишь его то в неловкую ситуацию, то в тупик, а он всё умудряется выйти с наименьшими для себя потерями: либо вообще не принимает навязанной ему игры, либо отыгрывается с явным этическим преимуществом (вызывая досаду Габена, уже вошедшего во вкус этой игры).

Нехитрые “ловушки”, расставляемые ему Габеном, Драйзер не воспринимает как приглашение к знакомству или (ещё того хуже!) как акт ухаживания. (А если даже и догадывается об этом, делает вид, что “не понял”, поскольку рассматривает такую попытку заигрывания как принципиально провокационную или неэтичную, а потому и поощрять её не считает нужным. Драйзер обостряет отношения и доводит их до вражды своими осуждающими (подозрительными и презрительными) взглядами, которые особенно травмируют Габена, заставляя его ужесточать давление на партнёра и вовлекать в ещё более тупиковую ситуацию (СТРАТЕГ-СЕНСОРИК).

На что же рассчитывает Габен, доводя отношения до кризиса?

На то, что партнёр сменит тактику, смягчится, предложит перемирие, пойдёт на компромиссы. Габен ориентирован на гибкую и маневренную позитивную (+БЭ2) этику отношений Гексли и на его тактичную программную интуицию возможностей (-ЧИ1). Драйзер же этот “инструментарий” в процесс разрешения конфликтов не включает (за неимением такового). Своей инволюционной программной этикой отношений (-БЭ1) он пользуется в основном для установления запретов, ограничений и определения меры наказаний, а про интуицию возможностей он вообще вспоминает в последнюю очередь, когда ситуация ему кажется безвыходной и тупиковой. Поэтому то, с чем Гексли справился бы легко, Драйзеру часто оказывается не под силу. И не только потому, что он не может Габена осадить или “поставить на место”, но ещё и потому, что каждую “пустяковую” (в понимании Габена) ситуацию, воспринимает слишком серьёзно, затрачивает слишком много эмоций и душевных сил, обезоруживая себя перед партнёром, демонстрируя свою интуитивную слабость, незащищённость, доверчивость и простоту — то, чего никогда не позволил бы себе находчивый и изобретательный (по части выдумок) Гексли. Там, где Гексли всё обратил бы в игру и шутку (к радости и удовольствию Габена), Драйзер (к разочарование и недоумению Габена) искренне и всерьёз негодует (повод для этого всегда находится).

В рамках своей стратегии (а задерживаться на пути продвижения к цели Габену не хочется), Габен нивелирует ужесточающиеся этические требования Драйзера, игнорирует его обиды и возмущение, настоятельно советует ему «быть проще» и относиться к происходящему «легко».

И дело не в том, что Габену так уж необходима “простота” Драйзера (когда Габен с ней реально сталкивается, он абсолютно теряется и не знает, что с этим делать), Габена раздражает прямолинейность и этическая инертность Драйзера — в какую сторону его направили, туда и пошёл, пока в тупик не упёрся. А нет бы за себя постоять, извернуться и переломить ситуацию, выставить всех дураками, а себя героем (как поступил бы Гексли!). Драйзеру ничего подобного и в голову не приходит — его только слегка задели, “пошутили” с ним, а он тут же обиделся и ушёл — с ним неинтересно!..
Драйзер, как его ни направляй, ни при каких обстоятельствах не захочет “быть проще”, — и не просите, не уговаривайте!

3. ПОЗИЦИЯ ДРАЙЗЕРА, ЗАПРОС ПОДДЕРЖКИ НА СУПЕРИД

Взаимопомощь, поддержка, стабильность и перспективность — это то, что Драйзер (ориентируясь на своего дуала Джека) ценит в партнёре и в отношениях. Аспект деловой логики и интуиции времени — это то, чем Габен может привлечь Драйзера — то, на что он в партнёрстве с ним будет рассчитывать.
И тем более глубоким и болезненным разочарованием оказывается несовпадение (нестыковка) ценностей у обоих партнёров. Всё то, что для Габена могло быть только побочным условием достижения цели, для Драйзера является самоцелью — существенной поддержкой по уровню СУПЕРИД – аспекты деловой логики (+ЧЛ5) и интуиции времени (-БИ6), — поэтому он так жадно ловит и “впитывает” все обещания и обнадёживания со стороны партнёра — подпитывает ими свою активационную (-БИ6) и суггестивную (+ЧЛ5) функции, — поэтому так дорожит любой, пусть даже самой незначительной услугой (и по той же причине он так обострённо воспринимает и отсутствие этой поддержки, — потому так сильно и обижается, что для него всё это чрезвычайно важно).

С другой стороны, все те ценности и удовольствия (по аспекту сенсорики ощущений), которые являются важными и значимыми для Габена, Драйзера мало интересуют и представляют малозначимую и второстепенную ценность. Драйзер (будучи физически сильным человеком — творческая волевая сенсорика) как программный ЭТИК-КВЕСТИМ больше всего ценит в себе красоту духовную. (Красота физическая для него является нормой).

Из красоты, из чувственных наслаждений в его дуальной диаде (Джек — Драйзер) не делают культа. И в качестве “генератора удовольствий” здесь никто выступать не захочет. В этой диаде (РЕШИТЕЛЬНЫХ-ДЕМОКРАТОВ-РАЦИОНАЛОВ-ОБЪЕКТИВИСТОВ) есть свой оптимальный баланс возможностей и удовольствий. Если ситуация (или отношения) обязывают, то от удовольствий можно (и нужно) отказаться. Удовольствия — это не главное, важнее всего интересы дела и прочность этических отношений. На преданности и верности Драйзера, на его честности, порядочности и чувстве ответственности здесь многое держится. Поэтому, если Драйзер (о таком даже страшно подумать!) вдруг увлечётся поиском наслаждений и начнёт активно “реализовывать свой темперамент”, Джек вынужден будет отказаться от большинства своих планов, от длительных экспедиций и командировок и оставит за собой одну только заботу: сидеть дома и сторожить своего дуала (а заодно и перевоспитывать его).

По счастью, в диаде “Джек — Драйзер” такое в принципе не может произойти! Драйзер был, есть и будет этическим и сенсорным оплотом своей диады, — её опорой и стрежнем. И значит “наука” (и система приоритетов) Габена ему впрок не пойдёт — рано или поздно он в ней всё равно разочаруется и от неё откажется. Но ещё раньше он разочаруется в своём соцзаказчике, поскольку этот диссонанс ценностей — это расхождение взглядов и предпочтений будет раздражать его всё больше и больше.

4. ВЗАИМНЫЙ ПРАГМАТИЗМ, ВЫХОД НА ВОЛЕВОЕ ПРОТИВОБОРСТВО; ЭТИЧЕСКАЯ И ИНТУИТИВНАЯ КОРРЕКЦИЯ

Программная сенсорика ощущений (-БС1) Габена может иметь несколько составляющих и каждая из них будет (на первых порах!) по - своему привлекательна для Драйзера: это и эстетика, гармония и целесообразность в организации быта и окружающего пространства, органичное взаимодействие с природой и окружающими его людьми. Как программный эстет и ПОЗИТИВИСТ Габен чрезвычайно привлекателен — обаятелен, мил, услужлив, открыт для общения, легко и быстро завязывает новые знакомства, старается быть полезен людям, проявляет о них заботу и внимание.

Габен часто производит впечатление человека умеющего хорошо и комфортно — уютно, удобно, "рационально" (+ЧЛ2) — устраиваться в жизни. Именно поэтому РАЦИОНАЛУ-ОБЪЕКТИВИСТУ Драйзеру (с его жаждой подпитки на суггествиную деловую логику +ЧЛ5) подсознательно хочется войти в ближайшее окружение Габена, “замкнуть” его на себе, подчинить своей воле, влиянию, этически “упорядочить” его отношения и жизнь («будь только со мной и больше ни с кем!») и безгранично пользоваться его услугами, добрыми делами и советами, отзывчивостью и покровительством.

Кажется, стоит Драйзеру только захотеть и он приобретёт в лице Габена и персонального врача (диетолога, косметолога, массажиста), и персонального тренера (по всякого рода лечебным и оздоровительным гимнастикам), и персонального повара, дизайнера, парикмахера, модельера, визажиста, а также персонального знахаря, экстрасенса, и, разумеется, незаменимого домашнего мастера — умельца на все руки, способного любую работу сделать на высочайшем профессиональном уровне.

Отношения ОБРАТНОГО СОЦИАЛЬНОГО ЗАКАЗА (подзаказного — к заказчику) чрезвычайно прагматичны, стабильны, конкретны и имеют определённую цель. Габен кажется Драйзеру именно тем человеком, с помощью которого ему всего удобнее решать свои бытовые проблемы.

Габен пользуется этой заинтересованностью Драйзера и, как творческий прагматик (а к тому же УПРЯМЫЙ -АРИСТОКРАТ), устанавливает свой, выгодный ему (иерархический) порядок вещей, в котором Драйзеру (как потребителю услуг Габена) отводится подчинённое, второстепенное место, на которое Габен и выводит Драйзера настойчиво и последовательно, по праву доминанта этой иерархии — её "главного" и "наиболее востребованного" звена.).

Одновременно с этим Габен заставляет Драйзера постоянно ощущать эту его востребованность (то есть, набивает себе и своим услугам цену) — заставляет Драйзера постоянно нуждаться в нём, для чего постепенно обостряет (увеличивает) дефицит раздариваемых им услуг. Он всё чаще фрустрирует и разочаровывает Драйзера, отказываясь от выполнения данных ранее обещаний (или откладывая их в долгий ящик). Претензии Драйзера он, в связи с этим, поначалу воспринимает как знак того, что его уловка оказала желаемое действие: Драйзер нуждается в нём, он уже "подсел" на заботу и услуги Габена, а по мере откладывания обещаний, он становится всё более зависим от поддержки Габена и его услуг.

Прагматизм Габена (+ЧЛ2) ставится во главу угла в его отношениях с Драйзером. Драйзера же такая доминанта (а тем более зависимость) в этих отношениях начинает всё больше травмировать. И тогда уже в силу вступает программное УПРЯМСТВО, СТРАТЕГИЯ и сенсорный напор Габена. Ему приходится “ломать” этические каноны Драйзера и его ЭГО-программные представления о “порядке этических отношений” и об этическом “порядке вещей” (-БЭ1). Габена сковывает жёсткая рациональность Драйзера и его этические нормативы (которые он всем, повсеместно навязывает). У Габена возникает желание разрушить жёстко навязанный ему тривиальный сценарий. В этом проявляется и естественная потребность Габена в интуитивной подпитке на суггестивную функцию (+ЧИ5) — потребность в экстравагантных и неординарных поступках, которые внесли бы приятное разнообразие в его жизнь, но которых он не может ожидать от Драйзера.

Не получая должной поддержки по интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ5), Габен начинает сам себя ею обеспечивать — бунтовать, задираться, провоцировать ссору и самые неожиданные и непредсказуемые развязки различных (изначально жёстко планируемых) ситуаций. Габен — бунтарь по своей натуре, а с Драйзером ему становится нестерпимо скучно — слишком уж Драйзер строг, ординарен и предсказуем (а в некоторых случаях и откровенно нацелен на реализацию запланированного им “этического сценария”, на получение “запланированных удовольствий”.).

Само понятие “запланированные удовольствия” для Габена кощунственно — такое же как “запланированное счастье” или “запланированная радость”. В самом понятии “запланированное, ожидаемое удовольствие” с точки зрения ИРРАЦИОНАЛА-Габена уже есть элемент насилия над личностью — значит кто - то обязан это удовольствие доставить. И это уже само по себе напрягает Габена и разрушает его позитивный настрой и позитивное отношение к ожидаемому празднику, заставляя его этот праздник (это удовольствие) тем или иным способом омрачать.

Удовольствия, по мнению РАССУЖДАЮЩЕГО- ДИНАМИКА- ИРРАЦИОНАЛА-Габена, могут быть только незапланированными (и зависимыми от его, Габена, желания и настроения), и в этом он как ИРРАЦИОНАЛ и как “программный сенсорик” абсолютно уверен. Потому он и ломает позитивный эмоциональный настрой и позитивные планы Драйзера, причём делает это упрямо и последовательно. (А как иначе объяснить человеку, что запланированное счастье — это неправильно? Ожидаемая радость (по мнению Габена) — это слишком высокая планка требований, которая уже сама по себе может стать источником многих разочарований, что он повсеместно и пытается доказать своему подзаказному, разрушая его планы и навязывая ему ИРРАЦИОНАЛЬНЫЕ приоритеты, как бы говоря: "живи сегодняшним днём, цени сегодняшний миг удовольствий", что для РАЦИОНАЛА-Драйзера и мучительно и неприемлемо, поскольку усугубляет его страхи по болевой интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ4), усиливает неуверенность в завтрашнем дне (дезактивирует по интуиции времени -БИ6), обостряет жажду подпитки на суггестию, которая из-за этого постоянно испытывает недостаток поддержки по деловой логике (+ЧЛ5) — Драйзер не чувствует опоры в Габене, и отношения с ним становятся для него всё более тягостными и мучительными.

Одновременно с этим Габен пытается и ограничить всё возрастающие потребности Драйзера по аспекту сенсорики ощущений (хорошего понемножку! ). Габен сам определяет меру удовольствий для себя и для партнёра, сам её и регулирует ( исходя из своих планов, целей и настроений). Габену нужен податливый, суггестируемый по сенсорике ощущений партнёр. Драйзер таковым не является и его прямая заинтересованность в получении удовольствий (коль скоро он их предвкушает), всё более настораживает и подавляет Габена (поскольку и запрос на эти удовольствия (по мере увеличения их дефицита) подаётся Драйзером в форме во всё более возрастающих в своей настойчивости требований).

Сам Габен тоже не желает быть “генератором удовольствий” и никому не позволит себя к этому принуждать — он слишком хорошо знает, как опасно и разрушительно пресыщение для создания гармоничных отношений (гармония здесь подразумевается уже сенсорная ).
Кроме того, Габен видит и другие “недоработки” Драйзера по интуиции возможностей — его доверчивость, честность и простодушие (что обещал — исполняет, даже себе во вред), его недогадливость и легковерие (обмануть, облапошить его — легче лёгкого), его неумение ориентироваться в ситуации и неумение предвидеть её развитие.

5. КООРДИНАЦИЯ ПЛАНОВ, ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПО ИНТУИТИВНЫМ АСПЕКТАМ

Позитивные прогнозы и обещания, подаваемые Габеном в виде "аванса" (уловки, приманки) с позиции его ролевой. нормативной интуиции времени (-БИ3), активизируют, приободряют Драйзера (-БИ6), вселяют (зыбкую и кратковременную) надежду на будущее, требующую постоянной поддержки и подкрепления (ориентир на творческую интуицию времени его дуала- Джека). Но стоит ему только попытаться стабилизировать отношения в интуитивном плане — потребовать от Габена неукоснительного выполнения намеченных планов и обещаний, как действительность его тут же начинает разочаровывать.

Первое, что Габен пытается внушить Драйзеру — это полнейшее неприятие каких - либо временных ограничений. Стоит только Драйзеру спросить: “Ты пришёл на весь вечер?” Как Габен уже начинает чувствовать себя в тисках каких - либо обязательств, которые ему непременно хочется разрушить (он же не может знать, что по аспекту интуиции времени Драйзеру нужна абсолютная гарантия и определённость). Именно поэтому, стоит только Драйзеру расслабиться и подумать: “Как хорошо, мы проведём весь сегодняшний день вместе!”, как Габен тут же находит способ “выскользнуть” из временных и сенсорных рамок: “Я выйду на пару минут, тут надо ребятам антенну поставить. Это рядом. Я скоро вернусь.”
Надо ли говорить, что Габен в этот вечер уже не вернётся, а Драйзер будет его терпеливо ждать, поглядывать на часы, волноваться, сожалеть о потерянном вечере и чувствовать себя обиженным и несчастным — его опять обманули!

6. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПО ЛОГИЧЕСКИМ И ИНТУИТИВНЫМ АСПЕКТАМ

Драйзер предпочитает не контролировать партнёра во всём, что касается деловой логики и интуиции времени (аспекты уровня ЭГО его дуала Джека). Он вообще старается партнёру по мере возможностей доверять — боится, что недоверие разрушит гармонию их взаимоотношений. Но и в ситуации постоянно нарушаемых обещаний Драйзер существовать не может — для него это невыносимо! Самое неприятное, когда пообещав вернуться через 15 минут, его друг возвращается где - то под утро или вообще только на следующий день (а то и через неделю или через месяц). И при полнейшем отсутствии извинений с наглой улыбочкой заявляет: “А что такого? Там были интересные люди, и я остался с ними — не хотелось уходить.”. Такого рода “объяснениями” Драйзер бывает просто шокирован. Он пытается понять, как следует ко всему этому относиться и как это воспринимать, — как издевательство? Как наплевательское отношение?

Присваивая себе всё большие права и привилегии, Габен не только разрушает планы Драйзера на будущее, но — что гораздо страшнее! — нивелирует значимость его этических взглядов и принципов (получается, что слово, данное партнёру, для Габена ничего не значит, — как же строить отношения с таким человеком?). Стараясь внести ясность в эти отношения и этически их упорядочить, Драйзер начинает протестовать против привносимого Габеном сумбура и хаоса и яростно отстаивать краеугольные позиции своей ЭГО-программы, растрачивая на это колоссальное количество энергии, душевных и физических сил.

Габен, разумеется, игнорирует протесты Драйзера, поскольку не собирается уступать подзаказному доминирующие позиции в их отношениях! С высоты своей программной сенсорики ощущений (-БС1) он продолжает "учительствовать" и "вещать с кафедры", акцентируя внимание подзаказного на периферийных ценностях этого аспектах . Для отвода глаз (изображая мнимое участие) будет проявлять "особый интерес" к физическому состоянию Драйзера, его самочувствию, "здоровому образу жизни", продолжает давать советы о правильном и полезном питании и экономном расходе душевных и физических сил, которые на фоне (невольно проводимых им) моральных и нравственных истязаний подзаказного и крушении его программных (этических) интересов, планов и ценностей будут восприниматься Драйзером как новое, изощрённое издевательство: “Ты мои душевные силы пожалей, злодей ты бесчувственный! — возразит ему на это Драйзер. — Наплевать мне на твоё диетическое питание!” — на что Габен будет молчать, ухмыляться, либо просто уходить от ответа (откуда ему знать, что Драйзер не суггестируется по аспекту сенсорики ощущений, — он же не Гексли!).

Допустить, чтобы Драйзер взаимодействовал с ним на равных Габен как, соцзаказчик, в принципе позволить себе не может, равно как и не позволит себе уступить ему своих приоритетных позиций. Габен уже ощутил всю полноту власти в этих неравновесных (и пока ещё удобных для него) отношениях, привык чувствовать себя в них доминантом (что немаловажно для него как для АРИСТОКРАТА) и не пожелает уступать своих привилегий подзаказному. Для Габена, страдающего дельта-квадровым "комплексом подрезанных крыльев", это равносильно тому, чтобы самого себя сбросить с небес на землю, на что он добровольно, разумеется, не пойдёт.

Напрямую об этом Драйзеру он тоже сказать не может (чтобы не обидеть своего подзаказного), — не скажет ему: "Ты хочешь, чтобы мы с тобой поменялись местами? Ты стал хозяином, а я — рабом? Извини, дорогой, здесь дураков нет!", — поэтому и не находит ничего лучше, как уходить от ответа с лукавой улыбкой (человека, которому в очередной удалось выскользнуть из неловкой ситуации), ухмыляться и отмалчиваться.

О том, что с партнёром можно взаимодействовать на равных, Габен разумеется (в теории) знает, но на практике (а тем более с подзаказным) у него это не получается (да и зачем, если в сложившихся отношениях можно обойтись и без этого равенства, если лично для него так удобнее?). Для упрочнения своих доминирующих позиций Габен продолжает убеждать и себя, и подзаказного Драйзера, что тот ещё "не дорос" до "настоящего" равенства с ним, — что ему, Драйзеру, нужно ещё много "работать над собой", чтобы хоть в чём-то сравняться с Габеном. (В чём именно — Драйзеру так и не удаётся понять до конца: по мере общения с соцзаказчиком, он всё более разочаровывается в Габене, всё более сомневается в его достоинствах, постепенно начиная осознавать, что достоинства эти все мнимые — дутые, — сам "король"-то — голый!).

Пытаясь удержаться на доминирующих позициях, Габен изводит Драйзера всевозможными придирками и наставлениями (находит повод по своей альтернативной, демонстративной логике соотношений -БЛ8), указывает Драйзеру на те или иные "вопиющие недостатки" и использует всевозможные уловки и ухищрения, позволяющие ему ещё какое-то время удерживать подзаказного в своём подчинении.

Действуя таким образом, он втягивает Драйзера в своего рода "лохотрон" по целому ряду аспектов, так или иначе задевающих болезненную интуицию потенциальных возможностей подзаказного (+ЧИ4), из-за чего тот ощущает себя рядом с Габеном ещё более униженным и оскорблённым. (И такой-то он "малодушный", "никчёмный", "безвольный", "обидчивый", "мнительный" человек, — не может подняться над своими обидами, не может быть "выше этого", — сердится, обижается ("непонятно на что"), "видит повод для обиды" там, где его (якобы) нет, но при этом позволяет себя обижать. (Габену может даже показаться, что таким образом он воспитывает в Драйзере "бойцовские качества" — превращает его из УСТУПЧИВОГО в УПРЯМОГО, "учит" защищать свои интересы наперекор всему, — что уже само по себе "пойдёт ему на пользу".).

И Драйзер когда-нибудь "отблагодарит" Габена и за "перевоспитание", и за эту "науку". И начнёт с того, что перестанет с ним самим церемониться, а там и вовсе предъявит счета к оплате — начнёт воздавать должное за все пережитые им страдания и унижения. (А как же иначе? — "око за око, зуб за зуб" — одна из краеугольных заповедей его этической ЭГО-программы, позволяющая восстанавливать равновесие между обидчиком и обиженным, воздавая мерой за меру (-БЛ3).).

Драйзер понимает, что Габен живёт по каким - то своим, чуждым ему этическим "правилам" и “ законам”, которые к его (Драйзера) этике не имеют ни малейшего отношения и которые лично ему, Драйзеру, оставляют в этих отношениях слишком мало места — мало субъективного пространства и личных свобод, что уже само по себе болезненно воздействует на слабые уровни его психики, — "бьёт" по логическим и интуитивным аспектам его модели. Драйзер осознаёт несправедливость этих отношений с Габеном и собственное унизительное положение в них. Понимает, что у этих отношений нет будущего, равно как и нет возможностей их исправить, — выравнять этически и позиционно и пролонгировать, не нанося ущерба краеугольным принципам его, Драйзера, этической ЭГО-программы — принципам ЭТИЧЕСКОГО РАВЕНСТВА обоих партнёров в правах, возможностях и обязательствах друг перед другом.

Неравновесность этих отношений,— неравноценность взаимозависимости в них партнёров — уже сама по себе обесценивает эти отношения в глазах ДЕМОКРАТА-Драйзера, делает их бесперспективными, бессмысленными и антигуманными: "Зачем насаждать зло, попустительствуя этой жестокости и этому неравенству? Не лучше ли разорвать отношения и прекратить их, подавив в себе желание продолжать их на любых условиях, какими бы они ни были? Почему бы не уничтожить, не ликвидировать их как источник всех свалившихся на него бед и несчастий? Почему бы, как минимум, не отдалить их от себя, сделав себя недосягаемым для новых искушений и новых (безуспешных) попыток что-либо изменить к лучшему в этих отношениях, — попыток, которые всякий раз заканчиваются провалом, новыми неудачами и разочарованиями?

Проблема усугубляется ещё и тем, что Драйзер находится в очень сильной зависимости от тех сенсорных удовольствий к которым приобщает его Габен. И при каждом новом разочаровании он испытывает состояние, сопутствующее сильным психологическим фрустрациям (по ощущениям близким к состоянию наркотической ломки) — невероятное, доходящее до судорог нервное и мышечное напряжение. Которое усиливается в периоды долгих, многочасовых ожиданий и сопровождается состоянием мучительной неизвестности, обостряет его “страхи ” по аспекту интуиции возможностей — "страхи неизвестности" – одной из самых уязвимых точек его психики).
“Где он, что с ним, почему не приходит? — беспокоится он о Габене. — Забыл обо мне, или что - то случилось? Издевается он надо мной, что ли?” — эти вопросы Драйзера мучают постоянно.

Но Габен приходит, и с ним всё в порядке — он спокоен и улыбается. И эта улыбка буквально шокирует Драйзера. И ощущение страха у него сменяется возмущением, ощущением ужаса, предельным негодованием и полнейшим непониманием мотивов поведения партнёра, заставившего его в очередной раз страдать: "Кто этот человек? зачем он издевается надо мной? почему он так спокоен и не испытывает ни малейших угрызений совести?"— над всеми этими вопросами Драйзеру тут же приходится размышлять, все они ставят его в тупик и все требуют разрешения (потому что без оснований — пока вина человека не доказана, Драйзер его обвинять не может — не считает себя вправе). Одно несомненно: после такого рода “объяснений” Драйзер уже ни кричать, ни выяснять отношения не может. Он ощущает себя ВЫТЕСНЕННЫМ из этих отношений, В КОТОРЫХ ВСЁ ПОДЧИНЕНО ИНТЕРЕСАМ И ВОЛЕ ЕГО ПАРТНЁРА, а сам он в этих отношениях занимает ничтожно малое место и играет всё менее значительную роль, — вытесняется на самые периферийные позиции. Осознание этого заставляет Драйзера ощущать себя беспредельно униженным, — поскольку роль его собственной этической программы (-БЭ1) предельно занижается, а лучшие и самые сильные её качества — ЧЕСТНОСТЬ, ПРЕДАННОСТЬ, ВЕЛИКОДУШИЕ, САМООТВЕРЖЕННОСТЬ, ВЕРНОСТЬ, — оказываются невостребованными. Всё происходящее напоминает ему игру в одни ворота, при которой он всегда остаётся в проигрыше. Драйзер чувствует себя лишним в этих отношениях. Ему хочется уйти куда глаза глядят и вычеркнуть этого человека из памяти.

Но и забыть себя Габен Драйзеру не позволяет. Через какое - то время он снова о себе напоминает: звонит или появляется без предупреждения — весёлый, добродушный, беззаботный. Словно говорит: “Всё хорошо и жизнь прекрасна! Расслабься и будь ты проще!” И снова начинаются обещания, заверения и обнадёживания Габена, подготавливающие его подзаказного для новых “ударов” и разочарований по иррациональным аспектам (по продуктивным функциям) — по тем самым, по которым рационалу трудно понять, проанализировать и осмыслить ситуацию.

Действуя таким образом (по творческой деловой логике) Габен как бы создаёт некую “идеальную форму" удобных для него сенсорных отношений, в границах которой и пытается удержать своего подзаказного. И этот “проект” изначально бывает настолько иррационален, настолько абстрактен даже для Габена (поскольку в этом он ориентируется на некий “идеальный” образ своего дуала-Гексли), что цель этой “формовки” оказывается для него совершенно непонятной и реализуется "на авось", по паринципу "будь что будет!". Но ещё более непонятной и совершенно непостижимой она оказывается для его подзаказного Драйзера, — доставляет ему бесконечное множество страданий (душевных и физических), ввергает его в мучительные поиски и размышления, из которых он не находит ни решения, ни выхода.

Таким выходом может оказаться обратный социальный заказ, к которому Драйзер приходит после долгих и безуспешных раздумий, после трудной и мучительной “ломки”, а также в результате серьёзного (логико - интуитивного) анализа ситуации, который не всегда удаётся сделать без посторонней помощи.

ОБРАТНЫЙ СОЦЗАКАЗ: ДРАЙЗЕР— ГАБЕН
7. ПОЗИЦИЯ ЗАКАЗЧИКА В ОТНОШЕНИЯХ ОБРАТНОГО СОЦЗАКАЗА


УПРЯМОМУ- СТРАТЕГУ - АРИСТОКРАТУ Габену действительно не хочется отпускать своего подзаказного Драйзера, как не хочется уступать ему своих позиций. Для него как для соцзаказчика (и как для прагматичного упрямого аристократа и стратега) это вопрос самоутверждения и престижа. Он уже вошёл во вкус своей власти над ним. Поэтому, создавая видимость безразличия к Драйзеру, Габен тем не менее "замыкает” его на себе, ограничивает его свободу, исключает для него всякие другие варианты, продолжая при этом удерживать на унизительных, подчинённых позициях (“ревнивый Габен”).

Замыкая на себе подзаказного, Габен (ориентированный на программного интуита-Гексли, который по аспекту ЧИ своего не упустит) не понимает того, что Драйзер (у которого этот аспект попадает на позиции ТНС) действительно упускает с ним свои возможности. Но Габен не из тех партнёров, кто будет волноваться из - за чужих упущенных возможностей, его гораздо больше волнуют свои. ( Аспект интуиции возможностей — его суггестивная функция — “точка абсолютной слабости”). Будучи подсознательно настроен на Гексли ( чей программный аспект — интуиция возможностей), Габен пребывает в уверенности, что партнёр своего не упустит, поэтому и призывы Драйзера о помощи (по аспекту интуиции возможностей) он посчитает блажью и проигнорирует. Но одно дело “замкнуть” на себе непоседу - Гексли (чьи возможности иной раз не грех и ограничить), другое — скромника - Драйзера, который и так к партнёру сверх меры привязывается, проявляя чудеса верности и долготерпения...

Именно поэтому рядом с Габеном Драйзер чувствует себя особенно закрепощённым и скованным, обиженным и обделённым вниманием — от него много требуют, но ему мало дают. (Но нельзя забывать и того, что в эту зависимость, в эти “унизительные” отношения Драйзер ставит себя сам. Строя отношения на близкой дистанции, он всегда становится “ заложником” этих отношений — заложником своей этической программы, своих обещаний и обязательств. Проблема в том, что такой же отдачи он требует и от партнёра. (В диаде Джек — Драйзер, где существует строжайший “этический кодекс партнёров” и где отношения строятся прочно, надолго и всерьёз, непременным условием является понятие этического долга перед партнёром, взаимная и полная самоотдача.).

Габена же этот “свод законов” тяготит, поэтому он пытается “облегчить” отношения, сделать их более гибкими, эластичными, “иррациональными” — независимыми от налагаемых моральных обязательств.
Габен сам решает, какие обязательства ему следует выполнять в первую очередь (и выполнять ли их вообще).

ЧЕМ БОЛЬШЕ ДИСКОМФОРТА ИСПЫТЫВАЕТ ГАБЕН В ОБЩЕНИИ С ПАРТНЁРОМ, ТЕМ МЕНЬШЕ ДОРОЖИТ ОТНОШЕНИЯМИ С НИМ И ТЕМ МЕНЕЕ СКЛОНЕН УСТУПАТЬ ЕГО ПРОСЬБАМ.
Не будем забывать и того, что Габен — ленив и не так уж часто склонен проявлять деловую инициативу, если этого можно избежать или переложить на кого - нибудь другого. (Вспомним, что его изобретательность часто является оборотной стороной его лени — там, где не хочется что - либо делать самому, он изобретёт автомат, который бы за него это сделал, либо найдёт себе в этом деле замену).

Опекать Драйзера по деловой логике Габену тоже не всегда хочется (особенно если отношения перестают быть для него приятными и перспективными). Если Драйзер исключается из разряда “нужных” людей, Габен преспокойно “забывает” о его просьбах и раздражается, когда ему о них напоминают.

А Драйзер не просто напоминает, он требует, настаивает, возмущается. И потому получает отказ, — наталкивается на волевое противоборство Габена, которое “включается” импульсивно, подсознательно, “автоматически”. Габен никому не позволяет чего - либо от себя требовать.
И вот на это - то непроизвольное сопротивление Драйзер постоянно и наталкивается...

Возникает взаимное волевое противоборство — волевому напору Драйзера Габен противопоставляет своё “непробиваемое упрямство”, возрастающее по мере оказываемого на него давления. Когда ситуация становится критической (дискомфортной) Габен из неё “выходит”, используя ряд “дежурных” отговорок (вспоминает, что ему куда - то надо срочно уйти, – «подежурить у постели больного друга», «забрать соседских ребятишек с продлёнки», «отвести племянницу в драмкружок» и т.д.)

Удержать Габена (если он уже куда - то направился) невозможно — не стоит и пытаться; во всяком случае Драйзеру это будет не под силу.
Иное дело Гексли: “Уходишь? Подожди, я тоже ухожу... Меня пригласили на вечеринку...” И сразу начнутся вопросы: “Кто пригласил? Какая вечеринка? — и я с тобой!..”

А Драйзер не может так поступить. Ему мешает диктат собственной программной этики отношений (-БЭ1), и связанный с ней избыток честности. Драйзер (при его РАЦИОНАЛЬНОСТИ и слабой интуиции возможностей) не может гибко приспосабливаться к постоянно изменяющейся ситуации, менять свои планы и подготавливать “запасные варианты” “на всякий пожарный случай” — тут сорвалось, туда пойду! Этические принципы и чувство ответственности перед партнёром не позволяют ему этого сделать. Никуда Драйзер от своей программы не денется: и захочет уйти — не уйдёт, потому что “принимает” Габена за Джека и взаимодействует с ним в соответствии с этическими мерками своей диады и поступать по принципу “спасибо этому дому, пойдём к другому” — не может. (А если даже и принимает для себя такую позицию (с досады), то это происходит только при длительном общении с Габеном, при систематическом повторении подобной ситуации. В этом случае Драйзер может сам себя осуждать, чувствовать, что он себя теряет, катится в пропасть и т.д.).

Габен тяготится преданностью Драйзера, поскольку на него самого это тоже налагает определённые обязательства, в которых он чувствует себя стеснённо. (А значит и дискомфортно: отношения перестают быть беззаботными и приятными, перестают доставлять удовольствие, а значит теряют и смысл. Возникает вопрос: стоит ли их поддерживать?).

Неспособность Драйзера проявлять выдумку и находчивость в неординарных ситуациях, заставляет Габена разочаровываться в нём. Габен в лице Драйзера не получает достаточно “интересного” партнёра, способного суггестировать его по интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ5), заинтересовать и дать достаточную пищу его воображению.

Но Драйзер не знает, что корень всех его бед именно в этом, об этом даже он не догадывается...
Он о многом не догадывается. В частности о том, как воспринимать замкнутость и невозмутимость Габена, его “закрытость”и “непроницаемость”, которая в немалой степени дезориентирует Драйзера, путает его, даёт пищу для ложных подозрений и обвинений.
Попытка выяснить отношения тоже ни к чему хорошему не приводит: Драйзер осыпает Габена градом упрёков, подступает с огромным количеством обвинений и требований, главное из которых: “Объясни мне своё поведение!”

Объяснить этическую подоплёку своих поступков Габен не сможет даже если бы захотел — аспект этики отношений его продуктивная функция, а не аналитическая. На вопрос: “ Как ты ко мне относишься?”, будет ответ: “Хорошо я к тебе отношусь” — и это правда, Габен действительно намеревается хорошо относиться к Драйзеру, но сам Драйзер губит эти намерения постоянными упрёками и обвинениями.

А в результате активация Габена по этике отношений сменяется дезактивацией (-БЭ6) — инертностью и безразличием. И тогда уже Габен от взаимоотношений с Драйзером ничего хорошего для себя не ждёт и думает только о том, как бы с наименьшими потерями из этих отношений выйти. Но тут уже Габена подводит его настойчивость и оптимизм: а что если ещё раз попытаться, а вдруг ещё не всё потеряно и можно что - то исправить? — его сочувствие, сострадание и расположение к Драйзеру — хороший человек, наверное я его действительно чем - то обидел. И Габен снова появляется в поле зрения Драйзера и пытается начать отношения “заново” — с чистого листа...

Но не тут - то было! Заметив заинтересованность в нём Габена, Драйзер начинает "оплаты по счетам" (в качестве профилактики новых "сюрпризов" Габена и подстраховки от них на будущее): предъявляет длинный перечень давних проступков Габена и требует объяснений по каждому пункту!

Попытка Габена ускользнуть от ответа, обнадёжить, расслабить Драйзера, загладить свою неловкость (“вылить масло на воду”) — тоже ни к чему не приводит: Драйзер не отпустит Габена, пока не получит ответы на свои вопросы...

Для Габена остаётся единственный выход — снова пуститься в бега...
Но теперь уже, зная тактику Габена, Драйзер, может и перехватить его по дороге либо начинает активно и агрессивно его преследовать — обзванивает всех общих знакомых (в любое время суток), устраивает ему облаву на дому (или где - нибудь у друзей). И тогда уже изобретательная и мобильная волевая сенсорика Драйзера (+ЧС2) вступает в активное противоборство с инертной волевой сенсорикой Габена (+ЧС7).

Изучив все “маршруты” Габена, Драйзер постарается перерезать ему пути к отступлению. И тут уже соцзаказчик обыгрывает его по своей программной альтернативной пространственной сенсорике (-БС1). Габен всегда найдёт, куда ускользнуть — всегда отыщет себе лазейку. В крайнем случае “уйдёт в себя”, спрячется за своей непроницаемой “маской” и Драйзер остаётся один со своими неразрешёнными вопросами, при своём интересе...

8. ДРАЙЗЕР. ВЫХОД ИЗ СОЦИАЛЬНОГО ЗАКАЗА

Драйзер ужесточает “террор” по аспекту этики отношений, жёстко заявляет на Габена свои права, требует неукоснительного выполнения моральных обязательств, сурово карает за ложь, за “предательство”, за сорванные планы и невыполненные обещания, за любой неблаговидный поступок.

Габен же стремится предельно облегчить их взаимоотношения, направляя их в русло “взаимо приятных”, обоюдовыгодных, недолговечных и поверхностных — “товарищеских”, с чем Драйзер в принципе согласиться не может. Понятие “товарищеские отношения” для него вообще никакой ценности не имеет — ни смысловой, ни этической. Слишком много сил затрачено им на коррекцию этих отношений, чтобы превращать их в “товарищеские”.

Вторая причина, по которой Драйзер не может перевести эти отношения в разряд “лёгких” и ни к чему не обязывающих — его всё усиливающаяся зависимость от “щедрот” и “милостей” Габена по аспекту сенсорики ощущений.

Несмотря на приверженность собственным принципам и убеждениям, Драйзер по этому аспекту оказывается слишком способным учеником — слишком усердным и добросовестным. “Западая” на аспекты уровня ИД— уровня импульсивных действий и “безрассудного самопожертвования”, Драйзер часто теряет чувство меры, полагается на контроль и оценку партнёра и позволяет ему собой руководить — “настраивать как скрипку”, открывать для себя новые ощущения, ослаблять или усиливать “поток эмоций”. (Последнее, конечно, даётся с трудом, поскольку у Драйзера этика эмоций инертная функция, и чтобы ею “руководить” Габену приходиться либо “распалять” эмоции Драйзера, требовать от него полной “раскрепощённости” и “ податливости”, либо охлаждать его чувства (“сбивать огонь”), фрустрируя и разочаровывая его.).

В результате Драйзер попадает в ещё большую зависимость от чувств.настроений и расположения соцзаказчика — удовольствий хочется получать всё больше и больше. Драйзер становится всё более требователен и агрессивен. И тогда уже Габену приходится экономно расходовать свои силы и возможности (вне зависимости от “воспитательных” и прочих мер воздействия на подзаказного — здесь уже речь идёт о выживании и самосохранении). Габен пытается призвать Драйзера к умеренности и воздержанию, а если не получается, то и сажает его на “ голодный паёк”.

Любопытства (или развлечения) ради, Габен может приобщить Драйзера и к каким - то запретным, “сверхчувственным” удовольствиям, приучить его к ним, сделать так, что тот не сможет без этого обходиться. Габен может требовать к себе и безграничного доверия, и безоговорочного подчинения. Есть у него возможность и воздействовать на ощущения Драйзера — всё зависит от его конкретных целей в отношении подзаказного и от того, как долго Драйзер будет мириться со своим зависимым положением.

А зависимости от чужой воли Драйзер не потерпит. Его творческая волевая сенсорика ему этого не позволит. (Равно как и мобилизационная интуиция возможностей — “как бы чего не вышло). Зависеть от чужой воли Драйзер не может — это слишком опасно! — тем более от воли человека, который его разочаровывает в этическом плане — это опасно вдвойне!

Убедившись в необходимости избавиться от влияния соцзаказчика (собрав необходимый компромат, пронаблюдав его поведение, поразмыслив), Драйзер усилием воли подавляет все чувства и все симпатии, которые он когда либо испытывал к этому человека, перечёркивает всё хорошее, что у него когда - то с ним было (“решительным мерам” ничто не должно мешать) и разрывает отношения спокойно и методично — без всякого сожаления!

Драйзер не просто уходит — он сжигает за собой мосты, чтобы уже никогда не вернуться.
Драйзеру важнее всего решиться на разрыв, прийти к выводу, что чувства партнёра его больше не интересует. Остальное — “дело техники”, выбор оружия” и направления “главного удара”, — выбор “ болевой точки”, наиболее ранимой и уязвимой...

И такой точкой оказывается этика эмоций — точка наименьшего сопротивления Габена, его мобилизационная функция. Общаясь с Драйзером, равно как и с другими “не в меру эмоциональными” этиками, Габен старается эту функцию прикрывать, нарабатывает определённые приёмы её защиты — уходит от разговора, “ускользает” от ответа, надевает непроницаемую “защитную маску”, изображает из себя человека абсолютно равнодушного к чужим страданиям и требованиям...

Но этим же он провоцирует и новые «разборки», от которых он опять же старается уйти. Воздействуя на Габена по этике эмоций, Драйзер не видит результатов этого “удара”, поэтому может считать такую меру неэффективной ("Что толку на него кричать, когда он стоит себе и улыбается — совести у него нет!"). К моменту выхода из соцзаказа, Драйзер может быть разочарован практически во всех этических мерах своего воздействия — всё испробовано: и крики, и упрёки, и ссоры, и скандалы— всё бесполезно! Остаётся единственное средство: ударить по самооценке — “комплексу полноценности”, отказаться от кнута и от пряника и снова стать самим собой: не надо мне твоих “удовольствий”, если из - за них я попадаю в такую зависимость, “ни мёда, ни жала мне твоего не надо”. ( Взаимодействие по аспект сенсорики ощущений, канал 8 — 1, уровней ИД — ЭГО).

Отказ от “излишеств” по сенсорики ощущений в пользу нормативов по волевой сенсорике является ключевым в механизме отношений обратного соцзаказа в этой диаде. То, что в полудуальных отношениях было сферой внешних противостояний ( взаимодействие по творческим функциям полудуалов ) в отношениях социального заказа становится областью внутреннего противоборства подзаказного — аспект сенсорики ощущений вступает в противоречие с аспектом волевой сенсорики. Безудержной раскрепощённости, погоне за удовольствиями и жажде наслаждений мешают жёсткие самоограничения Драйзера по волевой сенсорике, усугубляемые страхами по интуиции возможностей (это в какую же пропасть я падаю?! ).

И тут уже давления по волевой сенсорике со стороны Габена оказывается недостаточно для того, чтобы снять эти ограничения. Из послушного и исполнительного ученика Драйзер превращается в непослушного упрямца. А осознав, в какую “пропасть” Габен его сталкивает, взвалив всю ответственность за происходящее на подзаказного, начинает ему жестоко мстить. (“Растлевать?! Меня??? Ах, ты!..”)
На этом этапе Драйзер начинает уже активно возвращаться на свои исходные этические позиции к прежним нормативам личной самоорганизации. А поскольку какие - то жёсткие рамки и самоограничения у него всё же имеются (на тот случай, если его заказчик находится на более низком духовном и социальном уровне развития — “живёт в другое социальное время”), Драйзер выходит из - под влияния соцзаказчика, отвергая для себя многое из того, чему тот его “учил”.

ВЫВОДЫ:

Позиция Габена (программа -БС1 – сенсорные (чувственные) отношения): Отношения хороши, пока люди заботятся друг о друге, стремятся доставить удовольствие, дарят радость друг другу и душевный покой.
Позиция Драйзера (программа -БЭ1 – этические отношения): отношения приемлемы, пока люди выполняют взаимные обязательства, дорожат привязанностью и чувствами друг друга.

ПОИСК КОМПРОМИССОВ:


Драйзер может принять программу Габена как ситуативную, а отношения — как ни к чему не обязывающие, “однодневные” — как одноразовое развлечение. Если Габен захочет пролонгировать ситуацию и стабилизировать отношения, ему придётся постоянно заинтересовывать собой Драйзера, доказывать ему свою нужность и стараться не разочаровывать. Драйзеру не имеет смысла проявлять заинтересованности в стабилизации отношений, равно как и реагировать на попытку Габена стабилизировать их — эти отношения слишком иллюзорны и эфемерны для Драйзера и проблем его не решают.

ПЕРЕДАЧА СОЦИАЛЬНОГО ОПЫТА

Драйзер (при его программном негативизме, жёсткой, статичной этике отношений, слабой логике и болезненной интуиции потенциальных возможностей) часто бывает закрыт для получения всякой новой, необходимой ему информации и в силу этого ограничен в реализации своих возможностей. Габен как заказчик заставляет его расширить своё информационное поле либо ставит его в ситуацию, когда он бывает вынужден сделать это.

Драйзер, таким образом, получает мощный волевой и информационный импульс, позволяющий ему существенно расширить сферу своих интересов и, овладев новой ( и необходимой ему) системой знаний, методикой или технологией, успешно реализует многие свои возможности,.
Будучи сориентирован на пытливого и любознательного Гексли, Габен разносторонность интересов партнёра считает самым обычным норамативным качеством, всякое отступление от которого может его раздражать и разочаровывать. Поэтому и расширение кругозора партнёра он может считать своей приоритетной задачей.



КАК КОНТАКТИРОВАТЬ С ГАБЕНОМ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА ОТНОШЕНИЙ

— Нужно помнить, что у Габена всегда широкий круг общения (СТРАТЕГ), ему всегда есть, куда уйти и к кому (-БС1). И значит, для того, чтобы удержать его возле себя, нужно быть конкурентноспособным относительно остальных его друзей и знакомых, нужно иметь определённые преимущества перед ними.
А именно:
*Нужно быть (или казаться) более интересным человеком: занятным выдумщиком, весёлым, разнообразным затейником, — прикольным, начитанным, разговорчивым, умным, приятным в общении (для Габена это запрос-поиск подпитки по суггестивной +ЧИ5).
*Нужно быть человеком, устроенным в бытовом и профессиональном отношении, иметь перспективу профессионального роста и роста материальной базы (Габены— честолюбивые прагматики, — АРИСТОКРАТЫ-ОБЪЕКТИВИСТЫ).
*Нужно быть достаточно успешным в профессиональном плане, иметь высокую самооценку, быть высокого мнения о своих успехах и своей привлекательности (прагматизм АРИСТОКРАТА- ОБЪЕКТИВИСТА и запрос-поиск подпитки по суггестивной +ЧИ5).
*Нужно строить отношения не всерьёз, а как игру: "Любовь— игра, отношения — игра. Всё в этом мире не всерьёз".
*Поменьше требований, упрёков, принудиловки и обязаловки — всё это отталкивает Габена. Почаще давать понять, что Вы с ним только до тех пор, пока Вам с ним не скучно и приятно.
*Побольше интриговать и блефовать, давая понять, что у Вас много интересных и приятных друзей (масса "магнитов попритягательней"), вне зависимости от того, существуют ли они в реальности. Но знакомить его ни с кем не нужно,— даже, если бы они и были,— пусть висит на крючке: это "морковка" для него, — стимул выхода на крайне нужный ему новый круг общения (по программной -БС1).
*Вам Нужно позаботиться об эстетике Вашего быта и облика, — чтобы он не занижал Вашу самооценку по БС и чтобы стремился бывать у Вас почаще.
*Почаще говорите ему о своих успехах (пусть даже несуществующих, мнимых) и о комплиментах, которые (якобы) Вам сделали окружающие (допустим, коллеги по работе).
*Если он будет ёрничать и насмехаться, — не обращайте внимания — это от ревности к Вашим успехам (взыграл комплекс "подрезанных крыльев"), это значит и то, что он поверил Вашим словам (Габены доверчивы, и ваше бахвальство могут принять за чистую монету).
*Нужно производить впечатление независимо мыслящего и независимо действующего человека, свободного во мнении и взглядах, самодостаточного во всём и устроенного во всех отношениях, чтобы он не видел в Вас потенциальную обузу — человека, который глубоко в нём нуждается, будет всесторонне от него зависеть и этим обременять,— иначе, он начнёт Вас избегать.
*Не обременяйте его своим восхищением, как бы Вы ему ни симпатизировали. Ведите себя так, словно Вас трудно чем-либо удивить. Пусть он старается подтянуться до Вас, иначе Вы будете ему не интересны ( он недополучит подпитки на свою суггестивную +ЧИ5), быстро наскучите и ему захочется уйти от Вас к другому партнёру.
*Не бойтесь напускать на себя высокомерный вид, даже, если это Вам претит и противоречит Вашим демократическим убеждениям, в общении с АРИСТОКРАТОМ-Габеном это необходимо, иначе он потеряет к Вам интерес. Держите себя с ним так, как будто он Вам по щиколотку и перед собой Вы его в упор не видите — пусть старается, подпрыгивает. Если Вы хотите удержать этого парня, Вам придётся наработать КМ (коммуникативную модель) Гексли.
*Не откликайтесь на каждое его предложение о встрече. Позиция "ты свистни, тебя не заставлю я ждать" — здесь НЕДОПУСТИМА!. НЕ будьте слишком доступны (на любом этапе отношений), заставьте его за Вами побегать (Габен— СТРАТЕГ, а СТРАТЕГУ нельзя уступать слишком быстро), заставьте его Вас завоевать (но опять же, помедленней, насаждая препятствия на ровном месте, чтобы он дорожил победой).
*Переведите отношения в область игры, и, что бы ни случилось, не относитесь к ним слишком серьёзно, не принимайте кажущиеся неудачи близко к сердцу, ведь вы ещё так молоды! И он не самый подходящий для Вас партнёр. Рассматривайте эти отношения, как "разминку", как психологический "тренинг", в котором ведущую роль играете только Вы,— как отработку методики Ваших будущих побед на личном фронте.
*Старайтесь контролировать ситуацию в плане развития отношений (в любом ракурсе, по любому аспекту).
*Если в плане сенсорики Вас что-то не устраивает — не в том виде пришёл, не те условия создал, не тот уровень комфорта обеспечил, — будьте требовательней (не прогадаете).
*Регулируйте темпы развития отношений во времени (настройте себя на то, что оставите его только тогда, когда сами этого захотите).
*НЕ реагируйте на его внезапные исчезновения (долговременные отлучки) даже мало-мальски болезненно (как, если бы Вы их вообще не заметили). Делайте вид, что не придаёте им значения: "что был, что не был, — какая разница?". Реагируйте на это также безразлично, как если бы муха в окно залетела или вылетела. Его это заденет, но у него будет стимул почаще показываться Вам на глаза и стараться что-то из себя представлять.
* Не отслеживайте продолжительность его отлучек. Долгие отлучки для Габена — это не только смена психологического климата, круга общения, интересов и поиски новой подпитки на суггестивную +ЧИ5, но это ещё и способ проверки собственной значимости в глазах партнёра и способ регулирования дистанции: если партнёр остро реагирует на исчезновения, значит соскучился; если злится на долгое его отсутствие, — значит серьёзно "подсел" на психологическую зависимость от него и теперь не сможет без него обходиться. после недолгого торжества удовлетворённого самолюбия (засчитав себе очередную победу) Габен начинает с психологической зависимостью партнёра бороться (зачем ему лишние моральные обязательства и психологические нагрузки?), "ломая" его самыми жестокими способами. Так вот, старайтесь не доводить до того, чтобы он Вас "ломал".
*Не реагируйте на его предложения быть более или менее эмоциональной, не обращайте внимания на его подколки в этом плане: порог своей эмоциональности ВЫ определяете для себя сами — это непременное условие Ваших отношений, вне зависимости от того, нравится оно ему или нет. НЕ позволяйте ему дирижировать Вашими эмоциями! НЕ позволяйте ему играть в "замри— отомри".
*Не исключайте также того, что отношения с Вами для Габена могут быть частью какого-либо, задуманного им, психологического эксперимента, в процессе которого он пытается определить порог Вашей терпимости или выносливости, хочет выяснить, на какие "приманки" Вы ведётесь, что Вас раздражает, что подкупает, что радует. Поэтому не обольщайтесь его внезапной уступчивостью, доброжелательностью или расположением к Вам, а также старайтесь не выдавать своего раздражения (не проявлять возмущения) по поводу дерзких и откровенно провокационных выходок и подстав, резкого охлаждения к Вам или демонстративной потери интереса, — всё это могут быть рабочие моменты его "психологического эксперимента" — психологическая отработка информации по творческой логике действий, которая может быть ему интересна с познавательной (+ЧИ5, -БЛ8) или практической и этической (+ЧЛ2, -БЭ6) точки зрения и давать необходимую ему подпитку на суггестивную функцию (+ЧИ5) — интересно же посмотреть, как человек будет реагировать на то или иное его отношении, в той или иной ситуации.
*Не принимайте близко к сердцу резкие перепады и перемены в его отношениях: Габен — не этик, а творческий логик-прагматик. Человек для него — прежде всего занимательный механизм: интересно знать, как он устроен психологически, и что у него заболит, если потянуть его за ту или иную "ниточку", нажать ту или иную кнопку. Сам Габен на подобное отношение к себе обижается, но по отношению к другим не видит в этом ничего зазорного: техническое, научное исследование — наиважнейшее дело, особенно, если оно открывает безграничные возможности доминирования одного человека над другим и огромную пользу обществу (или лично Габену) принести может.

Остальное читайте здесь:
socionika-forever.blogspot.ca/2010/12/blog-post...
запись создана: 18.06.2012 в 11:31

URL
20:41 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИНТЕРТИПНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ПРИЗНАК РЕШИТЕЛЬНОСТИ – РАССУДИТЕЛЬНОСТИ
НА ПРИМЕРЕ КОНФЛИКТА СЭИ, ДЮМА – ЛИЭ, ДЖЕК
(Автор Вера Стратиевская ©2010)

В квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ традиции гостеприимства тоже соблюдаются, но акценты смещаются с точностью до наоборот.

Если, к примеру, в альфа - квадре подготовка к празднику (весёлому, мирному, радостному) считается делом серьёзным и важным, то в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ серьёзным делом считается обеспечение обороноспособности в суровые времена и жизнеспособности в мирные — то есть подготовка к войне и к работе.

А если дело, работа ставится превыше всего, то подготовку к празднику вообще следует перепоручить кому-нибудь другому, а лучше вообще прийти в чужой дом на готовенькое. Так, например, и поступает РЕШИТЕЛЬНЫЙ гамма- квадрал, ЛИЭ, Джек (программный аспект (-ЧЛ1) — оперативная, деловая логика) вопросы отдыха и развлечения решает предельно рационально, стараясь расходовать минимальное количество времени и средств.

Сам ЛИЭ, Джек к радости, к празднику, к приятным удовольствиям приобщается очень охотно (ЭКСТРАВЕРТ- ПОЗИТИВИСТ). И любит приобщать к ним случайных людей, — тех, с которыми предполагает подружиться "в интересах дела", кого собирается привлечь к своей работе, к своему проекту, включить в свою команду. Но с своим ближайшим партнёром приятными впечатлениями, пережитыми им на праздничных или развлекательных мероприятиях делится крайне скупо и неохотно. Где был, не скажет, что чувствовал, что пережил — не расскажет. В лучшем случае, если долго упрашивать и надоедать, Джек может рассказать о каких - то казусах, недоразумениях, неловкостях, происходивших с ним или его попутчиками в этой поездке. Но не расскажет о том, что его действительно порадовало, восхитило, развлекло, произвело приятное впечатление, — то, что особенно важно для РАССУЖДАЮЩЕГО. (И что особенно огорчает его конфликтёра СЭИ Дюма и идёт вразрез с его творческой этике эмоций (-ЧЭ2) и её краеугольной этико - сенсорной программой "веселье и радость для всех, праздник жизни для всех": Дюма мало того, что оказывается непричастен ко всем тем удовольствиям, к которым приобщается Джек, так ещё и теряет возможность получить о них представление из рассказов очевидца, что для него тоже крайне важно!).

Возвращаясь из экскурсии, из путешествия, Джек в лучшем случае покажет фотографии каких- то строений, на фоне которых он стоит в обнимку с какими-то неизвестными людьми. Кто они, где всё это происходило, по какому случаю, — Джек объяснять не будет — недосуг! Хорошо, если вообще покажет фотографии, а то может сказать своим домочадцам: "Потом, когда проявлю их, сами всё увидите!". Проявлять фотографии он ещё долго не будет, а потом забудет, что обещал их показать.

С собой в путешествие (на экскурсию, прогулку, рыбалку, охоту) Джек редко берёт своего брачного партнёра. Обещает: "В первый раз я один съезжу, всё посмотрю, разведаю, а потом уже тебя с собой возьму!" Всё это, разумеется, — отговорки, потому что второй раз по одному и тому же маршруту Джек не ездит, — ему это уже не интересно: жизнь коротка, надо успеть всё увидеть, везде побывать. А задача партнёра — сидеть дома и дожидаться его возвращения: вот он приедет и всё расскажет. Джек приезжает и ничего не рассказывает, сколько ни проси. Рассказывать ему о пережитом лень, переживать всё это заново — тоже лень. Да и зачем? — во второй раз это будут уже не те ощущения.

В результате, партнёр чувствует себя обиженным и обманутым. И особенно остро это воспринимают сенсорики альфа - квадры. И в первую очередь — Дюма, у которого аспект сенсорики ощущений является программным (+БС1).

В альфа - квадре отстранение от удовольствия, от праздника (а тем более, — от "отблесков" его — от рассказов о нём,) считается самым суровым, самым болезненным (а нередко и самым несправедливым) наказанием. Возвращаясь с праздника, альфа - квадрал (и не только сенсорик) обязательно принесёт что - нибудь своим домочадцам — конфеты, кусок пирога (если позволят взять). Обязательно подготовит и принесёт с собой множество рассказов и впечатлений о празднике, которыми непременно поделится со своими друзьями и родственниками, чтобы у них тоже создалось впечатление присутствия на этом празднике, как если бы они побывали на нём.

Джек своего партнёра (в том числе и дуального) этими впечатлениями не одаривает. (Клещами из него не вытянешь рассказов о том, что и как там было). На праздник он часто приходит "случайно"— один без партнёра, как если бы зашёл "по делу", но случайно попал на праздник. Партнёру звонит домой и кратко, "бегущей строкой", сообщает: "Случайно попал на праздник… нет, сюда не приезжай, ты здесь никого не знаешь… приеду домой всё объясню, расскажу…". На самом же деле его обещания ("Приеду домой, расскажу!") — пустой звук, — ничего он не расскажет о празднике, как если бы он вообще на нём не был. Так что и партнёр его (в том числе и дуальный) сразу же начинает беспокоиться и подозревать его во лжи, гадая: "А где он был на самом деле? Почему ни фотографий, ни подарков с праздника не привёз? А если он был на празднике, то почему молчит? Почему не рассказывает, не делится впечатлениями?"

А Джеку как ДЕКЛАТИМУ вообще трудно чем-либо делиться (из-за стремления к цельности, завершённости ДЕКЛАТИМНОЙ модели и всего, что ею программируется). И тем более ему трудно делиттся пережитыми впечатлениями и ощущениями (аспекты, отвечающие за озвучивание этих тем — (-ЧЭ3) и (+БС4) — у него с трудом вербализуются. Кроме всего прочего, ему бывает и лень рассказывать о чём-либо. Да и зачем тратить время на эти рассказы, если можно ещё раз куда-то поехать, снова что-то увидеть, набраться новых впечатлений, (обещая потом ими поделиться?. Подарки он тоже не всегда может довезти до партнёра — раздарит по дороге случайным людям — их жёнам, подругам и детям — а о близком ему человеке вспомнит в самую последнюю очередь (если вспомнит).

читать дальше
запись создана: 15.04.2012 в 03:57

URL
20:40 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИНТЕРТИПНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ УПРЯМОГО-АРИСТОКРАТА-СУБЪЕКТИВИСТА (ЛСИ) И УСТУПЧИВОГО-ДЕМОКРАТА-ОБЪЕКТИВИСТА(ЛИЭ)

16. ПРИСВОЕНИЕ ПРАВ И ПРИВИЛЕГИЙ "ПО УМОЛЧАНИЮ"

В фильме Ильи Авербаха "Чужие письма" два варианта энергонасыщенности ТИМов и их ЭГО - программ представлены в рамках миражного взаимодействия ЛСИ, Максима (Зиночки Бегунковой) и Джека, ЛИЭ (её учительницы математики, Веры Ивановы).

ЭГО-программа ЛИЭ (Веры Ивановны) проявлена недостаточно активно («не в тонусе»), - отсюда и столько нерешительности у обычно решительного ЛИЭ: и полное запустение в домашних делах, и неопределённость на личном фронте, заторможенность в принятии решений, замедленность реакций, запоздалые оценки ситуации.

И совершенно противоположный вариант энергонасыщенности программы ТИМа у Зиночки Бегунковой (ЛСИ), которая на фоне заторможенной Веры Ивановны вообще выглядит "хищницей": подбирает все те привилегии, которые Вера Ивановна упускает.

Зиночка, как "сорока - воровка" подбирает вокруг себя всё то, что "блестит" и открывает ей путь к успешности и успеху, - подбирает все упущенные окружающими права и преимущества. И уже назад их не отдаёт: борется за захваченное всеми силами и любой ценой, теряя человеческий облик, опускаясь до жестокости и цинизма, отпугивая и устрашая своей неукротимой яростью и непримиримой решимостью даже отслуживших в армии видавших виды взрослых мужчин. Одну только Веру Ивановну Зиночка (до поры - до времени) не отпугивает, потому что рассеянная и мечтательная (влюблённая) Вера Ивановна вообще не замечает и даже не старается замечать того, что творится с девочкой. Следуя заранее принятым установкам, одна старается игнорировать её циничные упрёки и, отбрасывая тени сомнение, идя наперекор здравому смыслу, заставляет себя принимать её льстивую и лицемерную доброжелательность за глубокое и искреннее чувство. (Следуя установкам своей слабой, альтруистической этике отношений (+б.э.5) и активизирующей её демонстративной интуиции потенциальных возможностей (-ч.и.), она придерживается принципа: "Наша реальность - это то, что мы о ней думаем. Думай о человеке хорошо, он станет лучше. И мир вокруг нас станет лучше") Вера Ивановна старается думать о Зиночке лучше, - чего бы та ни натворила, к этому, по сути и сводятся все методы её воспитания - к бесконечным авансам и бессчётным уступкам, которые она постоянно делает Зиночке, полгая при этом, что желаемое (благодаря таким мерам) когда-нибудь преобразуется в действительное.

Все её упущения и уступки Зиночка активно использует для повышения своего статуса в их отношениях, для приобретения новых прав и расширения своих полномочий.
С тех пор, как она обрела покровительство Веры Ивановны, которая будучи введена ею в заблуждение, подобрала её "бедную, бездомную ", как птенца выпавшего из гнезда, и позволила жить в своей квартире.

Зиночка окружила заботой и сенсорной опекой "неустроенную" (по её мнению) и "неспособную постоять за себя" Веру Ивановну. И одновременно, пользуясь предоставленной возможностью, "перетянула на себя" привилегии "доминанта системы". Присвоила их себе "по умолчанию", с молчаливого согласия деликатной и уступчивой Веры Ивановны. Взяла на себя обязанности хозяйки дома, тем более, что Вера Ивановна хозяйством не занималась: для неё, что есть продукты в доме, что нет - всё едино. При том, что в доме двое "детей" - девочка- школьница и её щенок, - в жизни Веры Ивановны ровным счётом ничего не изменилось. Как и прежде, она приходит со школы и садится за конспекты и тетрадки, не замечая присутствия других членов семьи в доме, что есть они, что нет - какая разница?

Зиночка становится "хозяйкой" в полном смысле этого слова - главенствует, принимает важные в их общей жизни решения, берёт на себя всё больше прав и обязанностей по управлению личными делами и личной жизнью Веры Ивановны. Знакомится с её женихом, присвоив себе статус и обязанности будущей тёщи, выспрашивает его о планах на будущее, о его зарплате. Вера Ивановна приходит в ужас от такого допроса, но Зиночку это ни капельки не смущает: она теперь - член семьи, член системы и хоть её никто в этом доме не удочерял, ей не безразлична дальнейшая судьба Веры Ивановны Известно ведь: "любовь зла…" и значит надо поближе познакомиться с женихом Веры Ивановны и получить о нём полное представление, как о человеке и возможном, потенциальном отчиме: на этом этапе Зиночка свою судьбу от дальнейшей судьбы Веры Ивановны не отделяет, поэтому жёстко контролирует ситуацию во всех аспектах, жёстко удерживает доминирующие позиции в семье, в судьбе и в жизни Веры Ивановны.

Желая считать себя не только самой хорошей (образцово- показательной), но и самой любимой (достойной любви и понимания, которого в доме Веры Ивановны ей явно недоставало), она переписывает и переадресовывает себе некоторые лирические фрагменты из глубоко личных посланий, адресованных Вере Ивановне её женихом и случайно оставленные классной руководительницей на письменном столе. (Во второй квадре человека, неспособного себе обеспечить сохранность и тайну личной переписки считают самого виноватым в собственных несчастьях. С этих же позиций подошла и Зиночка, когда переписывала интимные письма, адресованные Вере Ивановне к себе в тетрадь: если Вера Ивановна повсюду разбрасывает свои письма, значит хочет, чтобы их прочитали. А где "прочитали", там и "переписали", и значит, никакой "вины" в этом поступке нет: всё, что не сохранено, может быть перехвачено - к этому надо быть готовым. Беспечная Вера Ивановна этого не предусмотрела - "её вина" и "её проблема": даже если она и узнает об этом, впредь будет внимательной и аккуратной: учить учителей никогда не поздно!

Когда эпизод с письмом вышел из-под контроля: письмо, адресованное Вере Ивановне, но переписанное на свой счёт Зиночкой, стал перечитывать и высмеивать весь класс, Вера Ивановна, желая умиротворить ситуацию любой ценой прибегла ко лжи и, "желая сделать как лучше", стала вводить в заблуждение здраво оценивающих эту ситуацию детей, говоря: "Я не вижу причин, по которым нашей Зине не могли бы писать такие письма!", Зина первая взорвалась: "Вера Ивановна, но вы- то зачем врёте? Вы же знаете, что это не так!"

А в результате - новый урок, новый "выпад" со стороны Зиночки: "что простительно ученикам, не простительно учителю, - потакай, да знай меру!". И новое "моральное" преимущество, перехваченное ею "по случаю". Поступок Веры Ивановны Зиночка расценила как трусость, малодушие, позорную и постыдную слабость. (А иначе, зачем бы ей понадобилось врать и выгораживать свою подопечную Зиночку? Затем, чтобы не признавать перед классом несостоятельность методов своего воспитания: чуть только Зиночка попала под её персональное влияние и воспитание, как из принципиально честного человека (пусть даже, - жестоко честного, каким Зина предстаёт в начале фильма) сумела превратиться в приспособленку и лгунью.

Зиночка впервые осознаёт, что общество Веры Ивановны влияет на неё не лучшим образом: со временем и она может стать такой же малодушной трусихой и лгуньей, а это (по её глубокому убеждению)опасно и вредно для становления личности. И значит преподавателю, подающему дурной пример, следует сделать замечание, "поставить на вид". И этой возможности (с молчаливого согласия Веры Ивановны) Зиночка тоже не упускает. (Было бы странно, если бы ЛСИ - упрямый, беспечный - решительный тактик - аристократ не воспользовался мелкой (локальной) возможностью захватить ещё одно ситуативное моральное преимущество, чтобы иметь на своём счету ещё больше льгот и привилегий, на которые при случае можно будет претендовать, ссылаясь на это сию - минутной, мизерное превосходство.)

Когда таких "моральных и нравственных превосходств" накапливается неисчислимое множество, Зиночка (по совокупности всех преимуществ) берёт непосредственное управление поступками Веры Ивановны в свои руки. Она деспотично распоряжается её жизнью и судьбой: ставит в положение жертвы своей тирании, - не отпускает Веру Ивановну на долгожданное и такое важное для неё свидание с женихом. Зиночка запирает свою учительницу в комнате и, пряча ключ к себе в карман, впервые выступает в роли её тюремщицы, изувера, жестокой и неумолимой надсмотрщицы, считая, что по совокупности всех накопленных ею моральных и социальных (+б.э.3 и +б.л.1) преимуществ, она имеет на это право.

Фильм "Чужие письма" - очаровательная "педагогическая притча", в которой (как это чаще всего и бывает) ученики учат учителей уму- разуму, преподают жестокие уроки, ставят перед учителями сложные задачи и заставляют решать их не упрощёнными методами. Заставляют их отказываться от поисков лёгких решений, предостерегают от иллюзорно - упрощённого понимания происходящего.

По сути, Зиночка преподаёт Вере Ивановне урок уставных, системных отношений, которые (несмотря на строгие предупреждения своих коллег) Вера Ивановна упорно отказывалась соблюдать, продолжая демократично уравнивать девочку с собою в правах, воспринимая её как равного члена своей семьи, равного члена своей команды. ( А по системе ценностей ЛСИ "Равных членов команды нет, и быть не может: в команде обязан всем командовать командир. И если "старший по званию" не принимает на себя эту обязанность, её возьмёт младший по званию. Но место у кормила власти так или иначе пустовать не должно. Команда, в понимании Максима, - это, в первую очередь, иерархическая система, где должны быть установлены отношения соподчинения. И как бы демократично "капитан" ни относился к остальным членам команды, без жёсткого соподчинения "корабль" непременно, рано или поздно, налетит на рифы. Рассуждая таким образом, Зиночка попросту перехватила штурвал у Веры Ивановны. И вместо неё встала на капитанский мостик.

В отношениях ЛСИ (Максима) и ЛИЭ (Джека) "виноватым", так или иначе, оказывается ЛИЭ - как уступчивый экстраверт - демократ, претендующий на лидерство, но не проявляющий для этого достаточной твёрдости. Недостатка упрямства, должных иерархических амбиций, необходимых для утверждения своего права лидерства подчинённый Максим лидеру- Джеку не прощает, считает это правовым нарушением в иерархии каждый должен знать и занимать своё место, а иначе это - хаос и беспорядок получается. А с хаосом и беспорядком (и прежде всего - иерархическим), Максим воюет, как умеет, всеми доступными средствами. Первое из которых - перераспределение права лидерства в свою пользу.

Воспринимая уступчивость ЛИЭ как "одобрение по умолчанию", Максим "восстанавливает порядок" на "тонущем корабле", беря управление им в свои руки. Джек спохватывается только, когда уже оказывается "запертым в трюме". Поначалу пытается восстановить справедливость, но отступает от этой задачи, убеждаясь, что перехватить власть у Максима практически невозможно (проще его самого "выбросить за борт "). Это в конечном счёте Вера Ивановна и предпринимает, выгоняя девочку из своей квартиры.

Хотя в реальной жизни и это не представляется возможным: права Максима в системе, как правило, бывают закреплены лучше, чем у кого бы то ни было. (А иначе не имеет смысла считать себя частью системы).

Вере Ивановне ещё повезло, что она связалась с маленькой девочкой, своей ученицей, которая жила в её доме не прописанной (не имея на это проживание формальных прав).

В реальной жизни, оказавшись на одной территории с Джеком, Максим сначала перехватывает все реальные, формально закреплённые права, а потом уже - все мнимые.



17. РЕАЛЬНЫЕ И МНИМЫЕ ПРАВА В ДИАДЕ МАКСИМ - ДЖЕК

Джек попадает в миражные ИТО, занимаясь поисками новых, надёжных и подходящих членов своей рабочей команды. Конкретно ищет себе логика-сенсорика. (Этик-то ему зачем? - логик - сенсорик и проще, понятней и понадёжней будет.)

Джек выходит на Максима прагматично, расчётливо, в поисках надёжных и крепких тылов. (Также, как на Максима выходит Гексли). Поначалу общается с Максимом легко и непринуждённо - по-дружески: что -то поручит - перепоручит ему, что - то перебросит на его плечи, деньжат у него перезаймёт... И так - до тех пор, пока Максим не сообразит, что Джек его просто использует. И тогда уже у него возникает естественное (для упрямых - решительных - аристократов) желание "покуражиться" над Джеком, позлословить, жестоко его разыграть, испытать "на прочность", разобраться с ним "по понятиям" и установить отношения соподчинения, чтобы понять, кто- кому подчиняться должен, кто - кому здесь "шестёрка", с какой стати и на каком основании. Слишком долго безотказным другом Джеку Максим быть не сможет: интересной для Максима идеологической программы и сверх задачи нет. Отношения кажутся пустыми и мелочными, лишёнными идеологического стержня, а потому и не заслуживающими внимания: не системные это отношения, а так, - тусовка. Максиму они не интересны: маяты, безалаберности и сумасбродства ему и о жизни хватает. Попытку Максима "навести порядок" в этом хаосе Джек не одобряет - ему это не выгодно. По творческой интуиции времени Джеку удобен тот порядок отношений, который позволяет быстро накапливать преимущества в случайно сложившихся связях и обстоятельствах - такой он охотник за ценностями, "недоучтёнными впопыхах". А за "недоучтённым" добром Максим не хуже него охотится, прибирая к рукам то, что не является чьей то определённой собственностью.

Между ними возникают первые столкновения: непонятно, кто - кому и чем обязан, кто и что у кого одалживает ( ты - мне моё, или я - тебе твоё?). Недоразумения пока ещё разряжаются "шуточками". Всё самое интересно ещё впереди. И зависит от того, в каком направлении и с какой целью будут развиваться отношения, в каких условиях и при каком стечении обстоятельств. Если у Джека нет цели и сверх - задач, а есть только необходимость (причём, вынужденная) существовать бок о бок с Максимом, отношения будут томительными и тягостными для обоих и закончатся жестоким противостоянием с тяжёлыми и неприятными последствиями для каждого из них.

Многое зависит от силовых преимуществ, от тактической или стратегической расстановки сил. Не имея возможности напрямую противоборствовать такому жёсткому сенсорику как Максим, Джек собирает "команду", начинает чувствовать себя полководцем и расправляется с Максимом стратегически - "по - крупному", сокрушает его ломовым ударом, мобилизуя для этого все силы своей команды, которую потом и распускает по завершении мероприятия: дело сделано, теперь можно и по домам разойтись - на время, до следующей необходимости.

(Так пенсионерка - Джек воевала со своей соседкой по коммунальной квартире (пенсионеркой ЛСИ), которая жестоко и планомерно измывалась над ней, строила всякие козни, какие только могла придумать: установила контроль над всеми жизненно важными объектами в квартире, используя для этого абсолютно надуманные и мнимые права, объявила себя "ответственной по коридору" и требовала чтобы соседка ходила по квартире на цыпочках и в мягкой домашней обуви. Ввела комендантский час в квартире, установила время приёма "гостей -посетителей": только по выходным и только до одиннадцати вечера. Потом объявила себя "ответственной по умывальнику" и установила режим ( расписание) "банно-прачечных дней". В остальные дни занимать ванную комнату больше, чем на пять минут не дозволялась. Потом объявила себя "ответственным по коммунальному телефону" и ограничила время разговоров. Потом объявила себя " ответственным по санитарному надзору за местами общего пользования в квартире. При этом отказалась делать их уборку, но потребовала, чтобы соседка ЛИЭ выходила на кухню только аккуратно одетая, повязав голову платочком. Одновременно с этим она устраивала истерики соседке ЛИЭ по поводу и без повода. За малейшее неподчинение её порядкам жаловалась участковому милиционеру, писала доносы и в более высокие инстанции, приглашала комиссии, предлагая полюбоваться на очередной беспорядок, устроенный соседкой Джеком.

ЛИЭ не понимала такого поведения соседки- ЛСИ - ведь всё начиналось так хорошо: они вместе справляли праздники, чаёвничали по вечерам перед телевизором, - и вдруг, - такие перемены!

Поначалу соседка- Джек попыталась справиться с ней своими силами, но потерпела поражение и попала в больницу с инфарктом. Выписавшись из больницы и отдохнув на даче, она попыталась обменять свою комнату на другую. Но соседка - Максим и тут стала чинить препятствия, отпугивая потенциальных жильцов. Тогда пенсионерке- ЛИЭ пришлось собирать команду друзей и поднимать их на борьбу с ненавистной соседкой. Где-то, год - полтора они так, общим скопом против неё "воевали" с переменным успехом. Кто - то постоянно дежурил возле ЛИЭ и защищал её права и интересы на коммунальной кухне, а в случае необходимости, мог дать ей суровый отпор. (Успешнее всех в этом качестве выступала её приятельница ЭСИ, Драйзер.) Все баталии закончились, когда ЛИЭ удалось, наконец, приватизировать комнату и получить возможность распоряжаться ею по своему усмотрению. Она "распустила" свою команду, одарив каждого домашними соленьями и вареньями, а потом стала хлопотать о продаже своей комнаты "лицам кавказской национальности" (что также входило в планы её "военной компании"). Во время телефонного обсуждения этой темы, соседка - Максим, которая обычно подслушивала все разговоры ЛИЭ, с перепугу упала в обморок, после чего её увезли в больницу, где она через две недели скончалась - умерла от инсульта. Соседка- ЛИЭ была так потрясена этим событием, что потом ещё долго (вместе с приятельницей - Драйзером) ходила в церковь замаливать этот грех…

Мнимые права у "хищника" быстро становятся реальными, если он задаётся целью вытеснить соконтактника из системы. Вчера он объявил себя "ответственным по умывальнику", завтра (этот "умывальников начальник") отключит у соседа воду, пока тот стоит в ванной под душем, а послезавтра не позволит ему набрать воду в чайник, придираясь к показаниям счётчика. Мнимая блажь закономерно оборачивается реальной экспансией, поскольку является её подготовительным плацдармом по аспектам альтернативной (в том числе и мнимо - реальной) интуиции потенциальных возможностей (-ч.и.) и иерархической логике соотношений (+б.л.) Поэтому, перед тем, как стать тихим, кротким, покорным, молчаливым - уступчивым, не мешает подумать: а кому выгодно это новое "молчание ягнят"? Кто и какую извлечёт из него пользу?

Если аномалии становятся рядовым явлением, что можно предложить человеку в критической ситуации? Кормить собой рядового "хищника", или отойти в сторону и "быть выше этого"?

Уступчивым человеком (с пониженным тонусом ТИМа) жить легко и приятно до поры - до времени, а там - как говорят: "На то и щука в реке, чтобы карась не дремал". Социон и социум заставляет человека поддерживать ТИМ в оптимальном тонусе - в любых ситуациях, в любых отношениях, в любом возрасте. Если программы не закрепляются, не прорабатываются, не развиваются, ТИМ "выпадает из тонуса", человека вытесняют из системы, он заболевает и уходит из неё (или из жизни) сам.

Период "миролюбиво - доброжелательных отношений" у ЛСИ перед террором не является "затишьем перед грозой". Чтобы успешней терроризировать жертву, ему надо сначала её приручить: накопить мнимо - реальные преимущества в этот "миролюбивый" период позволить "жертве" расслабиться, утратить бдительность и даже позволить ей пойти на расширение своих прав ("расправить крылышки") прежде, чем её захватить. Накопить мнимо - реальные "претензии"(связанные с попыткой жертвы "заполнить" (якобы для неё) освободившееся правовое пространство. А потом долго и жестоко "наказывать" её за "попытку перехватить чужие права", снова и снова возвращаясь к террористическим акциям и экзекуциям - своему излюбленному "тонизирующему" средству, перехватывая и накапливая при этом всё новые иерархические преимущества, устанавливая и ужесточая отношения соподчинения, создавая и упрочняя пирамиду власти ( образуя удобную для себя эко - нишу по программной (и чрезвычайно легко тонизируемой) иерархической логики соотношений (+б.л.1), и оказываясь на вершине пирамиды власти по малодушному умолчанию "слабого" и перехватывая системные преимущества по праву сильного он и образует свою "правовую" иерархию (по +б.л.), используя чужие уступки, ошибки и просчёты в своих интересах, вне зависимости от того, нравится это кому - то или нет.

читать дальше
запись создана: 25.04.2012 в 07:34

URL
20:40 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИНТЕРТИПНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


5. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДВУХ УПРЯМЫХ ЭМОТИВИСТОВ В ИТО КОНФЛИКТА (ЛСИ – ИЭЭ)
(Автор: Вера Стратиевская, ©2010).

Наивысшую точку "кипения" (или накала страстей) ненависть достигает в ИТО конфликта двух УПРЯМЫХ - ЭМОТИВИСТОВ - СТАТИКОВ — ЛСИ, Максима и ИЭЭ, Гексли. УПРЯМЫЙ Гексли, изыскивая способы перехитрить и подчинить своей воле Максима, втягивает его то в одну, то в другую игру, пробует то одни, то другие уловки, подбирает к его душе то одни, то другие "отмычки", входит в азарт, не замечая раздражения Максима и игнорируя его запреты. И спохватывается только тогда, когда Максим применяет к нему самые жестокие санкции, самое грубое и жестокое физическое воздействие, намереваясь хотя бы таким образом (рассчитывая жестоким и грубым вмешательством) эту игру прекратить. Гексли же (в том случае, если только отделается "малой кровью") даже после этого не прекращает свою игру: изобретает всё новые "уловки" и хитрости, которые, как ему кажется, вполне могли бы растопить сердце неподатливого конфликтёра - Максима, помогли бы его "приручить", сделать "тихим", "послушным" и "кротким", — готовым исполнять любое желание Гексли, любой его каприз.

Желая проверить намерения конфликтёра, Максим иногда напускает на себя добродушный и кроткий вид. Надевает маску смирения и покорности и ждёт, как поведёт себя Гексли. Тот, стараясь закрепить за собой достигнутые в трудной борьбе преимущества, моментально напускает на себя надменный и самодовольный вид, надевает маску высокомерия и начинает помыкать ЛСИ, Максимом, размывая границы между шуткой и серьёзными отношениями. Стоит только Максиму принять это хамство за чистую монету и рассердиться, как ИЭЭ, Гексли тут же напускает на себя обиженный вид и сообщает ему, что всего лишь позволил себе "пошутить", — на самом деле не стал бы так неуважительно к нему относиться. Но стоит только Максиму хотя бы немного смягчиться, как Гексли снова пытается закрепить "победу" за собой, ошибочно делая выводы, что Максим хоть и суров, но отходчив. Гексли снова пытается превратить ссору в шутку (чем опять же раздражает Максима) и пытается неловко умиротворить ситуацию, подбирая для этого путанные или уклончивые объяснения или не совсем подходящую "маску".

Максим, наблюдая по своей инертной деловой логике (-ЧЛ7) за сумбурной непоследовательностью поступков Гексли и соотнося их со своей программной логикой соотношений (+БЛ1), убеждается в бесконечной неискренности слов и поступков своего партнёра. Делает ещё несколько пробных вариантов этической проверки его целей, намерений, мотивов его поведения и приходит к окончательным и неутешительным выводам, рассматривая своего партнёра, как мелкого и цепкого "хищника", использующего любые ошибки и промахи соконтактника для достижения своих личных целей, для захвата новых и ещё более выгодных преимуществ. ЛСИ, Максим иногда начинает это замечать слишком поздно, — только когда оказывается существенно оттеснённым вниз — когда начинает ощущать себя "парией", рабом прихотей своего партнёра, объектом его лукавых и хитрых манипуляций, беспомощной "марионеткой" в его руках… Последствия этих воздействий Максим может себе прогнозировать: партнёр его не уважает, издевается над ним, унижает в присутствии посторонних (что происходит довольно часто), выставляет на посмешище перед друзьями и сослуживцами, глумится, кривляется, позорит его при "нужных" и важных людях, — и всё это для того, чтобы утвердиться (по факту происходящего) в своих глазах и во мнении окружающих.

Ситуация принимает совершенно неожиданный поворот, когда ИЭЭ, Гексли, желая оказать партнёру неоценимую услугу, начинает по собственной инициативе (в порядке самоутверждения) "помогать" Максиму делать карьеру. Причём только "своими" способами и самым кратчайшим путём. Тут уже маска презрения к партнёру сменяется нарочитой почтительностью. Действуя исподволь, тонкими, тактическими уловками, Гексли начинает заводить дружбу с его начальством и сослуживцами. Изъясняясь туманно и многозначительно, начинает давать далеко идущие обещания, предполагая, что и их ответная благодарность не заставит себя долго ждать (а как ещё может он доказать Максиму свою верность и преданность?).

Тут уже Максиму не остаётся ничего другого, как сменить место работы (что он сделает с крайним неудовольствием!), сменить круг друзей, круг общения, чтобы оказаться как можно дальше от участников этой неприятной истории.

Гексли будет этим удивлён и раздосадован: его усилия остались не оценены, оказались напрасны. И он ещё не раз будет рваться в бой, стараясь "услужить" партнёру, доказать, что может быть ему полезен. Но теперь уже Максим, проявляя бдительность, ограждает Гексли от контактов с сослуживцами. Стараясь не давать повода для сплетен, домой их к себе не приглашает, на корпоративные вечеринки ходит один. Если его спрашивают о супруге, на ходу придумывает отговорки.

Одновременно с этим, Максим ужесточает контроль над конфликтёром. Сполна испив чашу унижения, он начинает жестоко терроризировать Гексли. Держит его взаперти, ограничивает его круг общения, сам перестаёт появляться ним в обществе — кому приятно чувствовать себя униженным, быть осмеянным своими товарищами и сослуживцами?

Страдая от этих ограничений, Гексли начинает возмущаться, роптать, пытается бороться за свои права. И тут уже отношения переходят на сильные для Максима системные, логические позиции: Гексли отстаивает свои законные, конституционные, социальные права, Максим их оспаривает своим категоричным тоном и авторитарным мнением ЛОГИКА - СУБЪЕКТИВИСТА (с позиции своей логической ЭГО - программы). А потом с позиций своей гибкой и манипулятивной, деспотичной волевой сенсорики (-ЧС2) запрещает Гексли даже заикаться о своих правах (в отместку за все прошлые злоупотребления его доверием, из - за которых он натерпелся стыда и позора, когда Гексли, унижая его при посторонних, самоутверждался, как мог, навязывая своё превосходство и демонстрируя своё безраздельное господство над ним). Теперь уже Максим, наученный горьким опытом, игнорирует заискивающую покорность Гексли, не поддаётся его ложным посулам и уверениям. И в память о пережитом позоре наотрез отказывается появляться с ним в обществе. Гексли может надолго надеть на себя маску скромности и смиренно нести свой крест. Может подчиняться деспотичной воле Максима и изображать из себя невинно осуждённого мученика, но всё это ему уже не поможет, — у Максима хорошая память: он помнит глумление и насмешки само утверждающегося на его промахах и оговорках Гексли, помнит и реакцию окружающих на этот пошлый фарс, помнит ощущения стыда за пережитое унижение и прощать нанесённых обид конфликтёру не собирается.

Маска "скромника - праведника" всё чаще появляется на лице Гексли, нашедшего, как ему кажется, удобную для себя позицию в ИТО конфликта и подобравшего соответствующую ей "защитную окраску". Перед знакомыми и друзьями он, заявляя о своём нравственном превосходстве, выставляет себя безгранично терпеливым страдальцем. И постепенно эта этически выигрышная для него социальная маска (в соответствии с которой он ставит себя "выше" того унижения, которому его подвергают) перестаёт быть для него только поверхностной и лицемерной игрой, но становится частью его личности, частью души, частью сути его отношений с партнёром.



По этой версии выходит, что и Дездемона, флиртуя с Кассио, пыталась помочь Отелло сделать карьеру?

— А кто скажет, что это не так? Она ведь действительно призналась Отелло, что любит Кассио, предполагая, что он (как и она) примет эту любовь за "дружеские отношения". И кроме того, пытаясь манипулировать Отелло (упрашивая его простить Кассио), она действительно пыталась заставить его быть великодушным и снисходительным к проступкам своих подчинённых, полагая, что этим он покорит их сердца, завоюет их любовь, уважение и тем самым ещё больше поднимет свой авторитет в их глазах.

На деле же всё получилось наоборот: постоянные конфликты с женой пошатнули его репутацию. У сенаторов, назначивших его на пост губернатора Кипра, это стало вызывать подозрение, и его отстранили от занимаемой должности. На его место назначили Кассио (чему несказанно обрадовалась Дездемона). Всё это переполнило чашу его терпения. И досаду за нанесённую ему обиду он выместил на жене: ударил её в порыве гнева. И не где - нибудь, а на торжественном, дипломатическом приёме, в присутствии посла Венеции, Лодовико.

Объясняя присутствующим свой поступок (бессвязно, эмоционально и в общих чертах), он очень презрительно отозвался о своей жене:

"Отелло (о Дездемоне, обращаясь к Лодовико):
Ну вот она, распоряжайтесь ею!

Лодовико:
Распоряжаться?

Отелло:
Да. Ведь вы просили
Вернуть её назад. Ну вот. Она
Умеет уходить и возвращаться,
И уходить, и снова приходить,
И может плакать, сударь, может плакать.
Послушная, послушная жена,—
Малёванное, грубое притворство!
(к Дездемоне) — Лей слёзы, лей.
(к Лодовико) — Я прочитал приказ о возвращенье.
(к Дездемоне) — Скройся! Будет надо, я позову.
(к Лодовико) — Я к выезду готов в любое время.
(к Дездемоне) — Говорят, исчезни!

Дездемона уходит.

Отелло (обращаясь к Лодовико):
Дела сдам Кассио. Ну а теперь
Прошу откушать вас сегодня с нами.
Добро пожаловать, желанный гость,
На остров Кипр. (Ругаясь в сторону) — Козлы и обезьяны!

Уходит.

Лодовико:
И это мавр, который восхищал
Сенат уравновешенностью духа,
Которого ни бури, ни труды,
Ни страсти, ни опасности не брали?

Яго:
Он очень изменился.

Лодовико:
Он здоров? Он не в бреду?

Яго:
Судить о нём не смею.
Он то, что есть. А если он не то,
Чем должен быть, пусть Бог ему поможет
Стать тем, чем надо.

Лодовико:
Но бить свою жену!

Яго:
Как это ни противно, я желал бы,
Чтоб это было худшим из всего." 1
___________________________________

1 Уильям Шекспир, "Отелло" (перевод Б. Пастернака), Москва, "ЭКСМО ПРЕСС", 2001.

— "Худшим" оказалось то, что Отелло пришлось стать убийцей…

читать дальше
запись создана: 26.04.2012 в 21:56

URL
22:12 

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


2-6. «КОММУНИКАТИВНЫЕ МОДЕЛИ» И «МАСКИ» КОНСТРУКТИВИСТОВ и ЭМОТИВИСТОВ (Автор: Вера Стратиевская © 2010)

КОНСТРУКТИВИСТЫ часто представляются этакими прямодушными, прямолинейными людьми, любящими говорить правду в глаза. "А зачем темнить? Правда — она всегда лучше, — она честнее, рациональное, а значит эффективнее и успешнее в общении и в делах. Быть правдивым выгодно!" — скажет ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ. "Быть лживым — безнравственно!" — заявит ЭТИК - КОНСТРУКТИВИСТ.

СТРАТЕГАМ- КОНСТРУКТИВИСТАМ откровенное правдолюбие часто представляется скорейшим путём к достижению цели:

"Что Вы здесь сидите, такая несчастная? Вы же нормальная женщина! Заведите себе любовника!" — обращается посетитель - СЛИ, Габен к служащей страхового агентства. И дело здесь не в том, что у неё вековая тоска в глазах, а он — излишне нетерпелив. Просто набор свойств и признаков Габена — грубоватый кураж, дерзость и прямолинейность УПРЯМОГО - СТРАТЕГА - КОНСТРУКТИВИСТА помогают ему пренебречь нормативными этическими условностями и, представив себя этаким грубоватым и прямолинейным правдолюбом, вломиться в ту сферу общения, в которой обсуждаются только самые сокровенные и глубоко интимные темы (и то только в доверительных отношениях и с самыми близкими людьми).

Идти напролом для скорейшего достижения цели — характерное свойство СТРАТЕГА - КОНСТРУКТИВИСТА. Ошеломить, напугать или хотя бы смутить соконтактника шокирующей прямолинейностью, а затем воспользоваться его смущением для того, чтобы быстрее добиться желаемого — распространённый приём, часто им практикуемый.

ТАКТИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ пользуются этим приёмом творчески (у них стратегические аспекты располагаются в мобильном блоке ментала).

Излишне откровенной инициативы ТАКТИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ не проявляют, но это не мешает им взрываться раздражением и говорить в лицо неприятные вещи, если соконтактник слишком долго игнорирует их тактические уловки и удерживает далёкую дистанцию (игнорирует их "крючок" или постоянно с него "соскакивает"). Тут уже можно демонстративно обидеться явным проявлением недоверия и в открытую ему нахамить (что обычно и делают "проблематичные этики" ИЛЭ, Дон - Кихот (-б.э.4) и ИЛИ, Бальзак (-ч.э.4) в ИТО конфликта и активации).

Можно использовать жёсткость и грубость контактной (ПФ-3) или творческой (ПФ-2) логики (структурной или деловой) как орудие психологического давления, устрашения или террора во всём многоцветии его "боевой раскраски" и многообразии форм, — показать "товар лицом", со всеми его "клыками", "когтями", "рогами", как бы говоря: "Вот, каков я в гневе, меня лучше не злить!".

ЭМОТИВИСТЫ такую жёсткую прямолинейность осуждают (в неблагоприятных межличностных и интертипных отношениях). Могут презрительно отзываться о правдолюбе: "Он прост, как валенок", "прямолинеен, как гипотенуза", "примитивен, как дубина стоеросовая: скажет, как обухом оглушит" (Гексли о Жукове).

ЭМОТИВИСТЫ по контактной (ПФ-3) или творческой (ПФ-2) этике строят совершенно противоположную коммуникативную модель, но тоже очень разнообразную по форме и предполагаемому содержанию:
• "мягкую" ("белую - пушистую"), "обтекаемую",
• без острых углов, тонкую и деликатную во всех отношениях;
• артистически изящную, дразнящую, манящую, дурманящую и чрезвычайно привлекательную;
• загадочную, "задумчивую", таинственно многозначительную;
• лёгкую и эфемерную, обволакивающую, как воздух, влекущую и ускользающую, как мираж.
ЭМОТИВИСТЫ очень боятся быть разоблачёнными в своих прагматичных планах и замыслах. Малейший намёк на возможное разоблачение вызывает у них страх и ярость: это значит, что вся их так долго и кропотливо выстраиваемая "система ловушек" разваливается на корню.

ЭМОТИВИСТЫ - ТАКТИКИ при этом начинают чувствовать себя обезоруженными и незащищёнными. И тут уже — хаотично, отчаянно — начинают выстраивать новую оборону:
• стараясь уклониться от ответа, переводят разговор на отвлечённые темы,
• разворачивают дискуссии "ни о чём",
• задают риторические вопросы, передёргивая смыслы и значения слов,
• выстраивают на ходу новую систему "обманок" (пойди проверь!),"ловушек" из увлекательных рассказов, фантастических версий и дразнящих "миражных приманок", построенных на маловероятных гипотезах, которые можно перепроверять до бесконечности
• возводят новые "бастионы" из "воздуха и мыльных пузырей" — из системы альтернативных доводов, неправдоподобных, но допустимых и т.д.

Если соконтактник разрушает и эти "ловушки" — не "ведётся" на них, хоть ты плачь! — начинают отбиваться первыми попавшимися аргументами:
• врут напропалую, — пойди проверь! (а не поверить тоже не имеешь права, — а иначе, зачем было и спрашивать?),
• фантазируют на ходу, придумывают всё, что в голову взбредёт,
• противоречат себе на каждом шагу,
• путаются в объяснениях, словно ищут, за что бы спрятаться, укрыться от этой беспощадной атаки.
Если не удаётся умиротворить ситуацию (если в споре затрагиваются важные темы и разговор заходит о принципиальных вещах), они, не заботясь о собственной репутации и о производимом ими впечатлении, меняют "маску" ("коммуникативную роль") с ПОЗИТИВНОЙ на НЕГАТИВНУЮ и начинают работать на устрашение —
• переходят к откровенным угрозам (РАССУЖДАЮЩИЕ),
• переходят на ненормативную лексику (РАССУЖДАЮЩИЕ И РЕШИТЕЛЬНЫЕ ЛОГИКИ),
• переходят на личности (РЕШИТЕЛЬНЫЕ- ЭТИКИ) и начинают уже откровенно хамить.
Отчаявшись доказать свою правоту, вспоминают о своей способности управлять настроением и начинают "бить на жалость".

ЭТИКИ - ЭМОТИВИСТЫ сначала могут театрально вспылить, потом расплакаться, разрыдаться. Могут просто закрыть лицо руками и подёргивать плечами, делая вид, что расплакались. А заметив, что окружающие уже готовы сменить гнев на милость, могут открыть лицо (которое окажется совершенно сухим) и откровенно им в глаза рассмеяться. Потому, что на самом деле доводить себя до слёз они и не собирались: им это не удобно, — не выгодно! — здоровье дороже. Но если ситуацию удалось переломить пусть даже самой примитивной актёрской игрой, этого достаточно, чтобы считать себя победителем.

ЭМОТИВИСТ - ТАКТИК быстрее восстанавливает свои силы для ответного удара, чем СТРАТЕГ - ЭМОТИВИСТ, действующий широко и с размахом. Переключаться на творческую, тактическую оборону СТРАТЕГ - ЭМОТИВИСТ не всегда успевает, поэтому его смятением соконтактник ТАКТИК- ЭМОТИВИСТ может воспользоваться и засчитать ему как поражение: насмеяться над ним, над его смущением, зафиксировать его растерянность и представить её как доказательство его вины.

Сконфуженный и обескураженный этим СТРАТЕГ - ЭМОТИВИСТ может ещё долго мечтать о реванше, — размахивать кулаками и грозить своему обидчику на каждом шагу. Но всё это ему уже не поможет: сразиться ним в новом бою "победивший" его соконтактник уже не захочет, на новое столкновение с ним не пойдёт. А встретившись с глазу на глаз ("на узкой тропинке"), от него ускользнёт, — постарается уйти незамеченным.

В общении ЭМОТИВИСТ часто производит впечатление приятного, любезного человека — "человека приятного" (ЛИИ, Робеспьер), "просто приятного" (ЛСИ, Максим) и "приятного во всех отношениях" (СЭИ, Дюма). Иногда кокетливого, жеманного, манерного или игривого (ИЭИ, Есенин, ИЭЭ, Гексли), или подкупающего своей исключительной задушевностью (СЭЭ, Цезарь и ИЭЭ, Гексли), своим бьющим через край дружелюбием и радушием (ЛИЭ, Джек, СЭИ, Дюма) или исключительным обаянием (ЛСЭ, Штирлиц, ЛИИ, Робеспьер).

Элемент самолюбования (кокетства) практически всегда присутствует в коммуникативной модели ЭМОТИВИСТА. Всё в их поведении работает на то, чтобы произвести приятное впечатление на соконтактника, привлечь и удержать его внимание, вызвать его интерес, пробудить желание, завоевать его доверие и симпатии.

Отсюда и набор "штампов", коммуникативных приёмов, позволяющих создавать располагающую к сближению обстановку.
• Общаясь с собеседником, ЭМОТИВИСТЫ удерживают "нужное" выражение лица, удерживают улыбку на лице, следят за положением рук и ног, выгодно демонстрируя то, что им кажется выигрышным.
• Чтобы привлечь и удержать на себе внимание собеседника, часто говорят нараспев, манерно растягивая слова и складывая губки "бантиком").
• С помощью модных аксессуаров или откровенного покроя одежды демонстрируют выигрышные части тела, стараясь привлечь к ним внимание собеседника.
• Поворачиваются к собеседнику "нужным" ракурсом, принимают изящные позы, выбирая наиболее привлекательную: то изящно изгибают пальчики, когда берут чашечку или разливают чай, то смущённо улыбаясь, отворачиваются и пожимают плечами, когда им говорят комплименты, то изящно поворачивают или наклоняют голову к собеседнику, как бы поощряя его инициативу.
• Легко входят в контакт, легко улавливают настроение собеседника и поддерживают его позитивный эмоциональный настрой: смеются вместе с ним, шутят без устали, рассказывают анекдоты в режиме "нон стоп", или задают свой позитивный настрой, рассеивая его сумрачное наст;роение.
В облике ЭМОТИВИСТА всё работает на утверждение лозунга: "Я самый обаятельный и привлекательный!". И своим поведением он тоже поддерживает окружающих в этом мнении, но только до тех пор, пока эту позитивную коммуникативную модель не разрушает враждебное настроение соконтактника.

Тогда привлекательные краски "приятной" коммуникативной модели тускнеют, и на лице ЭМОТИВИСТА появляется надменно - холодное или грубо - отталкивающее выражение — появляются негативные "коммуникативные роли" и "маски", которые ЭМОТИВИСТ использует для отчуждения, отторжения или устрашения неугодного (или провинившегося перед ним) человека.

(Так, например, ЛОГИК - ЭМОТИВИСТ - ЛСИ, Максим, с присущей ему жёсткостью и "прямотой", может сказать: "Начальнику цеха надо руки и ноги переломать за такую продукцию!" или: "Начальнику ЖЭКа надо бы голову оторвать — среди зимы отключил отопление!"). Воспринимать всерьёз эти слова совсем необязательно, — сами ЛОГИКИ - ЭМОТИВИСТЫ им особого значения не придают, но напугать и оттолкнуть от себя такого рода высказываниями могут очень многих.)

У ЭТИКА - ЭМОТИВИСТА эмоциональная оценка может быть и не такой грубой. Многое зависит и от набора других психологических признаков: УПРЯМСТВА — УСТУПЧИВОСТИ, РЕШИТЕЛЬНОСТИ — РАССУДИТЕЛЬНОСТИ, БЕСПЕЧНОСТИ — ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ и многих других.

Например, "разгромное письмо", которое группа деятелей кино не так давно отправила в Союз Кинематографистов, было написано РАССУЖДАЮЩИМ - ИНТРОВЕРТОМ - ЭТИКОМ - ЭМОТИВИСТОМ — то есть, СЭИ, Дюма (хотя подписано оно было многими). В его тексте чаще всего встречалось слово сочетание "нам не нравится" — "…нам не нравится такой руководитель…", "нам не нравится стиль его руководства…", "нам не нравится положение дел в кинематографе". Каждый пункт "обвинения" начинается со слов "нам не нравится", как если бы речь шла о вкусах и предпочтениях, а не о серьёзной критики серьёзной работы. В результате письмо получилось неубедительным, его раскритиковали, но мероприятие было "проведено" — кинематографисты своё слово "сказали".

ЭМОТИВИСТЫ очень хорошо умеют разыгрывать "спектакль" по поводу каждого своего эмоционального состояния. Могут "до беспредела" его усиливать или утрировать, поднимать "бурю в стакане воды" по поводу незначительного недоразумения (ЭМОТИВИСТЫ - КВЕСТИМЫ) или расплываться от умиления по поводу незначительного потепления отношений с "нужным человеком" (ЭМОТИВИСТЫ - ДЕКЛАТИМЫ).

Будучи от природы искусными лицедеями, ЭМОТИВИСТЫ осуждают лицемерие у других, но только в том случае, если им не удаётся манипулировать или руководить их настроением. Если настроением человека удаётся манипулировать, в эмоциональной неискренности его можно и не обвинять — если он поддаётся эмоциональному руководству, значит можно считать, что он правдив в выражении своих чувств (то есть, не сопротивляется эмоциональному влиянию ЭМОТИВИСТА, — адекватно на него реагирует — "где нажали, там и кричит"). И в этом смысле ЭМОТИВИСТЫ склонны преувеличивать меру своего эмоционального воздействия на соконтактника, а потому и обвиняют его в "лицемерии" в порядке наказания за эмоциональную инертность и неподатливость (в том случае, если не удаётся достаточно быстро его настроение изменить.

Пример:
На семейном празднике тётушка - ЛИЭ, Джек тормошила свою племянницу — неулыбчивого подростка, ЭСИ- Драйзера, требуя, чтобы та улыбнулась: "Почему сидишь такая хмурая? — донимала она девочку. — Ну- ка, улыбнись!". Видя, что уговоры не помогают, она обратилась к её матери — своей сестре: "Зина, она у тебя всегда такая неулыбчивая?". Сестра (ИЭЭ, Гексли) отмахнулась, пробормотав в ответ что-то невразумительное. И тут уже вступилась за себя племянница - Драйзер (заревизованная мамашей до хронической мизантропии): "Нет, я не всегда такая. С друзьями я бываю очень даже весёлой…". "А- а! Так ты — лицемер!" — напустилась на племянницу тётушка, понимая, что лично она в круг её друзей не входит и обижаясь по этому поводу. "Зина, ты воспитала из неё лицемерку!" — выговаривает она сестре. Та прикрикивает на дочь, после чего девочка замыкается в себе ещё больше и уже в следующий раз на предложение развеселиться и поддержать компанию не поддаётся.

читать дальше
запись создана: 24.04.2012 в 00:53

URL
22:12 

Признаки Рейнина. КОНСТРУКТИВИЗМ — ЭМОТИВИЗМ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


12. ВЗАИМНОЕ ДОПОЛНЕНИЕ КОНСТРУКТИВНОГО И ЭМОТИВНОГО БЛОКОВ В ДУАЛЬНОЙ ДИАДЕ (Автор: Вера Стратиевская, ©2010).

Но всё обстоит иначе, когда конструктивно - прямолинейные и жёсткие "пазы" и "каналы" мобильного блока КОНСТРУКТИВИСТА заполняются (в дуальном дополнении) психологически совместимыми мягкими, гибкими, пластичными, тактичными, этическими формами мобильного блока ЭМОТИВИСТА.

Рассмотрим это на примере дуальной диады Джек — Драйзер.
Инертный блок ЭСИ, Драйзера по функциональному расположению и по сочетанию аспектов (этики и интуиции) благоприятно дополняет инертную логику и сенсорику ЛИЭ, Джека. Аспекты КОНСТРУКТИВНОГО, мобильного блока Драйзера — логика и сенсорика, дополняют и благоприятно дополняются аспектами ЭМОТИВНОГО, мобильного блока Джека — этикой и интуицией.

При благоприятной психологической совместимости, в дуальной диаде партнёры идеально дополняют друг друга, создавая взаимо комфортную, максимально щадящую среду. (Это всё равно, что пропустить гибкие лианы или мягкий и гибкий плющ сквозь колючие и жёсткие ветви, — всё пространство они заполнят собой: "ветви" и "ствол" обовьют, "колючки" закроют и сгладят, и создадут для инертных блоков обоих дуалов надёжную и прочную защиту от внешних влияний и вредных воздействие неблагоприятной окружающей среды.



Но если эту этическую гибкость дуал - ЭМОТИВИСТ будет направлять на защиту внешней (а тем более, враждебной) среды, защищая от своего дуала - КОНСТРУКТИВИСТА "друзей", оказывающих на него вредное влияние, в его глазах он будет выглядеть (и являться по сути) разрушителем партнёрских отношений и самым что ни на есть предателем. (Поскольку направляет свои защитные функции против "своих" и выгораживает "чужих" — вредителей и разрушителей его отношений с дуалом.) Но это происходит, если дуал - ЭМОТИВИСТ (или дуал - ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ) к своим партнёрским отношениям начинает относиться потребительски или формально: тылы прикрыты — и хорошо! А в остальном — гуляй, не хочу!

В идеале признак КОНСТРУКТИВИЗМА — ЭМОТИВИЗМА обеспечивает не только удобный, благоприятный контакт и быструю дуализацию, но и жизнеспособность и обороноспособность дуальной диады, выставляя при внешней угрозе острые "пики" КОНСТРУКТИВИЗМА или сглаживая внешний конфликт обволакивающей, дипломатичной, пластичностью ЭМОТИВИЗМА.

Объединяясь и дополняя собой "стволовые", инертные функции своего дуала, мобильные — КОНСТРУКТИВНЫЕ и ЭМОТИВНЫЕ — блоки образуют внешнюю и внутреннюю, РАЦИОНАЛЬНУЮ (ЭТИЧЕСКУЮ и ЛОГИЧЕСКУЮ) опору ДУАЛИЗАЦИИ, составляя "своды" и "купол", "фундамент" и "контрфорс" её храма.

читать дальше
запись создана: 30.04.2012 в 04:40

URL
22:11 

Признаки Рейнина. КОНСТРУКТИВИЗМ — ЭМОТИВИЗМ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


6. ВЗАИМОДЕЙСТИВЕ КОНСТРУКТИВИСТА И ЭМОТИВИСТА В НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ (Автор: Вера Стратиевская, ©2010).

ЭМОТИВИСТЫ (а особенно ПОЗИТИВИСТЫ - ДИНАМИКИ) очень не любят, когда им портят настроение — меняют с хорошего на плохое.

Испортить настроение — всё равно, что сорвать планы, отменить или испортить праздник — маленький праздник жизни, — ежедневный и будничный праздник, на который они имеют право рассчитывать.

КОНСТРУКТИВИСТ, сталкиваясь с грубым, скандальным человеком, видит в этом контакте этическую проблему и старается впредь неблагоприятных контактов не допускать: вступать в них — себе дороже.

ЭМОТИВИСТ, сталкиваясь с грубым, недоброжелательным отношением, видит в этом логическую проблему: его законное, социальное право на нормативную вежливость нарушается, о чём тут же и заявляет, требуя к себе уважительного тона и отношения. (Наиболее характерно для ЭМОТИВИСТОВ - ЭТИКОВ - АРИСТОКРАТОВ, — преимущественно, ИЭЭ, Гексли, обострённо воспринимающего оскорбления, как ущемление его прав и унижение его достоинства, а потому стремящегося сразу же — с места в карьер — перевоспитать, проучить хама или вознестись над ним (быть выше его грубости), тем самым, указав ему на его место.

Столкнувшись с грубостью, ЭМОТИВИСТ сразу же вспоминает о свих правах (как, например Гексли, — чуть только повысят на него голос, спрашивает: "По какому праву ты со мной разговариваешь таким тоном?").

КОНСТРУКТИВИСТ, столкнувшись с грубостью, пытается разобраться в сути проблемы, поэтому сразу же начинает выяснять: "В чём дело?". (Кому - то стало скучно? Или кому - то нечего делать? А может у кого - то настроение слишком хорошее и его надо слегка испортить, чтобы человек знал, как надо себя вести в общественном месте?).

В любом случае КОНСТРУКТИВИСТ считает необходимым разобраться в ситуации: если возникло правовое недоразумение, его можно устранить, если этическое — его можно разрешить. Но тут уже всё упирается в смену настроения ЭМОТИВИСТА. Он начинает "требовать морального удовлетворения (компенсации, сатисфакции) эмотивными, этическими средствами — начинает ломаться, капризничать, напускает на себя надменный или обиженный вид (особенно ЭТИК -АРИСТОКРАТ - ЭМОТИВИСТ), заявляет, что его обидели, что он этого так не оставит…

КОНСТРУКТИВИСТУ, после всего этого, дальнейшее выяснение отношений уже не представляется уместным и целесообразным. "Танцевать" и увиваться вокруг ЭМОТИВИСТА, задабривая его и так и этак, он не будет. Инертная этика подсказывает ему, что это неверный путь: "обиженный" соконтактник втянет его в "лохотрон", начнёт набивать цену своей обиде, будет спекулировать на ней и пойдёт в своих требованиях на беспредел, от которого сам же морально и пострадает — доведёт себя до истерики, будет выглядеть смешно и нелепо, наговорит гадостей и наделает глупостей, если его вовремя не остановить.

Не желая усугублять конфликт, КОНСТРУКТИВИСТ попросту прерывает контакт, предоставляя ЭМОТИВИСТУ обижаться на самого себя (здесь нянек нет, чтобы ему угождать!).

Если при следующем контакте ЭМОТИВИСТ, желая взять реванш, начинает общаться в демонстративно недоброжелательном тоне, КОНСТРУКТИВИСТ снова попытается выяснить отношения — спокойным, рассудительным тоном (ЭТИК - ОБЪЕКТИВИСТ) или ещё более грубым и раздражительным (ЛОГИК - СУБЪЕКТИВИСТ). Если получает уклончивый или неопределённый ответ, воспринимает его как призыв к примирению и стабилизации отношений. Если ответ будет выдержан в раздражительных, негативных тонах, воспримет как знак объявления войны — ссора продолжается, противник жаждет получить сатисфакцию ("скрестить копья").

В дальнейшем (оценив волевые или деловые качества КОНСТРУКТИВИСТА), ЭМОТИВИСТ может посчитать его важным и нужным для себя человеком, может сменить гнев на милость, попытается сгладить конфликт и возобновить отношения. Но теперь уже его "доброжелательности" КОНСТРУКТИВИСТ не поверит: и потому, что не понимает мотивов такой внезапной смены настроения и отношений, и потому, что при предыдущих контактах ЭМОТИВИСТ не удосужился объяснить ему причин своего внезапного раздражения и нерасположения.

КОНСТРУКТИВИСТ, как инертный этик, попросту не поймёт такой внезапной смены "ролей" и "масок", — то всё было плохо, друг на друга смотреть не могли, то вдруг "ветер переменился" и недавний недруг ни с того, ни с сего виснет у него на шее с заверениями в любви и дружбе. Настороженный КОНСТРУКТИВИСТ резко останавливает поток бурных эмоций ЭМОТИВИСТА и снова наживает в его лице врага. И не только потому, что испортил ему "праздник дружбы и примирения", но прежде всего потому, что сорвал прагматичные планы ЭМОТИВИСТА, которые тот, желая возобновить нужные и выгодные ему отношения, долго выстраивал и вынашивал.

читать дальше
запись создана: 27.04.2012 в 23:25

URL
22:11 

Признаки Рейнина. КОНСТРУКТИВИЗМ — ЭМОТИВИЗМ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


11.ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДВУХ КОНСТРУКТИВИСТОВ В ИТО КОНФЛИКТА
(Автор: Вера Стратиевская, ©2010).

На начальном этапе взаимодействия партнёрам - КОНСТРУКТИВИСТАМ импонирует обстоятельность пояснений мотивов поступков каждого из них — каждый подкупает своей прямотой, честностью, прямолинейностью, обстоятельностью, каждый готов обстоятельно объяснить, почему он поступил так, а не иначе. Но потом, когда одни и те же доводы начинают повторяться слишком часто и на них постоянно ссылаются, обоих соконтактников это начинает раздражать. Каждому из них партнёр - КОНСТРУКТИВИСТ начинает казаться несносным педантом и занудой. Его доводы и пояснения начинают вызывать враждебное отношение — и такой-то он умненький и рассудительный, и всё - то у него оправдано, всё логично. И всё-то у него продумано, доказуемо, объяснимо, — везде концы с концами сходятся. Есть что-нибудь, чего он не знает?

Педантизм и обстоятельность логических мотивировок партнёра начинает раздражать их обоих всё больше и больше. У каждого из них возникает ощущение несвободы общения, в котором всё словно по линейке расчерчено! Иррационал взрывается первым: у него возникает желание сбить с толку партнёра - РАЦИОНАЛА — выбить его из логической колеи.

Возникает сомнение и в честности, правдивости доводов соконтактника, которые для каждого из партнёров становятся всё более предсказуемыми. Начинаются взаимные проверки, поскольку теперь уже затрагиваются краеугольные ценности их инертной этики. Оба партнёра анализируют свои наблюдения и делают выводы, далеко не всегда обнадёживающие.

Возникает взаимная неприязнь и подозрение, высказываются взаимные претензии и упрёки. Отношения усложняются. Возникает необходимость увеличить дистанцию (чтобы меньше пикироваться), что в свою очередь вызывает ещё большее подозрение, обостряет конфликт, усугубляет взаимное недоверие партнёров.

Если представить инертный блок модели, как ствол (дерева), а её мобильный блок — как ветви, которые этот ствол окружают, развивают, приносят плоды, то в этом смысле мобильный блок КОНСТРУКТИВИСТА, с его практичной, структурной организацией представится чем - то в виде "жёстких" и "колючих" "ветвей", которые своей жёсткой организованностью будут создавать неприятное ощущение "ограничения из колючей проволоки", когда каждый из партнёров - КОНСТРУКТИВИСТОВ своего партнёра такими "ветвями" обовьёт.

Взаимодействие будет ещё более агрессивным, удушающе жёстким и травматичным, если каждый из партнёров, отчаявшись выбраться из этих колючих и жёстких объятий, начнёт сгоряча обрубать всё, что мешает его целям, свободе действий, свободе передвижения, свободе воли, мироощущения, свободе общения и отношений.

В ИТО конфликта, при взаимодействии двух КОНСТРУКТИВИСТОВ, пытающихся отчаянно вырваться из "конструктивных терний" и прорубающих себе путь к свободе, каждому из них кажется, что на месте одной обрубленной ветви вырастает множество других, не менее колючих и цепких — на месте одного абсурдного (по своей нелепости) запрета (который им с превеликим трудом, ценой огромного напряжения воли и усиленной работы мысли удалось опротестовать), возникает другой, — не менее нелепый, абсурдно и жёстко аргументированный. (Вроде того, как "Ты не имеешь права встречаться со школьными друзьями — ты теперь замужняя женщина и должна сидеть дома!", или: "Я не разрешаю тебе задерживаться на работе! Ты теперь женатый человек и обязан в шесть часов вечера быть дома!").

Оба КОНСТРУКТИВИСТА опираются на логическую аргументацию своих запретов и у обоих, вследствие этого, создаётся ощущение своей правоты: каждый чувствует себя защитником этических отношений (этика в инертном блоке модели), семейных интересов (мобильная логика систем), их структурных и этических связей (логика защищает этику). Каждый радуется тому, что удалось найти "подходящий" —обескураживающий, "неопровержимый" — логический аргумент, который позволит им утвердиться в своих правовых преимуществах и навязать новые запреты и ограничения — моральные, этические, правовые. Каждый чувствует себя победителем: он нанёс сокрушительный удар по логическим (правовым) позициям "противника", рассчитывая, что пока тот сообразит, насколько это уместно или справедливо, он навяжет ему ещё несколько таких же абсурдных запретов, аргументируя их так же лихо и ловко.

Если партнёр начинает оспаривать эти запреты, логически доказывая их этическую и правовую несостоятельность, ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ (в неблагоприятных ИТО конфликта) начинает сокрушать логические доводы своего оппонента самыми вздорными и гнусными обвинениями (не брезгуя и сквернословием), действуя с проблематичных позиций своих инертных этических функций (ПФ-4, ПФ-6), позволяя себе обрушивать на партнёра поток самых грязных и грубых оскорблений, ругательств и угроз.

Если и это не помогает, перейдёт от угроз к активным мерам и действиям, потому что упрёки КОНСТРУКТИВИСТА - ЭТИКА его уж "достали!".

Так, например, ссылки: "Почему чужие мужья могут приходить домой вовремя, а он не может?!" — ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ отметает: "Да потому, что женой надо быть нормальной!..", озадачивая супругу (программного этика - Драйзера) ещё больше, — "Чем это она не нормальная?!". И иногда получает ответ на этот вопрос слишком поздно. (Например, муж - Дон - Кихот, так и не сумевший на протяжении их семейной жизни объяснить жене- Драйзеру, чем это она — "ненормальная", поднапряг свои мыслительные способности и в день развода сказал ей: "Ты сама виновата! Ведь мной можно было так легко и так просто манипулировать! Нужно было только знать и уметь, а ты не сумела, не смогла…" — "Что значит, манипулировать? — возмутилась ЭСИ, Драйзер, — это что же, — хитрить, лукавить, обманывать, лицемерить, заискивать, угождать?!" — она уже представила себе некое лживое и хитрое существо, которое её муж хотел видеть своей женой. Представила себе, что было бы с ней (с Драйзером), если б за всё время их совместного проживания она хотя бы один раз попыталась слукавить и сказать мужу неправду! Сколько раз он без всякого повода набрасывался на неё, размахивая кулаками, с угрозами: "Не ври, сволочь, — убью!.." — и это при том, что она говорила ему чистейшую правду. А тут — изволите видеть! — она же ещё и виновата, что не пыталась лукавить с ним и хитрить, — не пыталась им манипулировать!)

Ни один уважающий себя супруг не скажет жене: "А давай, дорогая, ты будешь со мной хитрить, лукавить, манипулировать мной, как марионеткой, — будешь обманывать меня, подставлять, как пешку в своей игре, — думать одно, делать и говорить другое… — то - то мне будет хорошо!"

И тем более, — правдолюбивый и простодушный творческий и демонстративный ЛОГИК- КОНСТРУКТИВИСТ не может объяснить своему психологически несовместимому партнёру - ЭТИКУ КОНСТРУКТИВИСТУ, какого рода манипуляция ему нужна и удобна, хотя подсознательно будет стремиться к какому - то мягкому, гибкому, тонкому обволакивающе - деликатному обхождению. Но пойди, научи этому обхождению "прямолинейного, как гипотенуза" КОНСТРУКТИВИСТА!

— А оно ему нужно, это обучение?

— Тоже хороший вопрос! Кому захочется "перекраивать" себя на чужой лад — ломать структуру своей модели, её мобильный блок, который, конечно же "ударит" и по инертному. (Тут, образно говоря, начинается всё с выкручивания и ломки "рук" ("ветвей"), а заканчивается "переломами позвоночника" ("ствола").

Но именно потому, что КОНСТРУКТИВИСТ ни объясниться с партнёром - КОНСТРУКТИВИСТОМ, ни приспособиться к причиняемому им дискомфорту не может, он попросту начинает его "ломать" — пытается деформировать функции его мобильного блока, стараясь их приспособить под себя и сделать их пластичными, гибкими (как те "лианы", которые "обвились" бы вокруг него и защитили бы, создавая мягкую и благоприятную ауру, будь его партнёром ЭМОТИВИСТ).

Но как при взаимодействии двух ЭМОТИВИСТОВ начинается путаница из всяких гибких, пластичных (этически аргументированных) "хитросплетений" в мобильном блоке — удушающе гибких, обвивающих и оплетающих друг друга, как две лианы, как ядовитый плющ, как две змеи (рис.1),



так и при взаимодействии двух КОНСТРУКТИВИСТОВ возникает путаница из (логически аргументированных) "хитросплетений", создающих плотный барьер из колючих и жёстких "терний", заставляя обоих партнёров постоянно испытывать дискомфорт, быть "на ножах" (чувствовать себя на острие ножа), превращать жизнь друг друга в бесконечную пытку, в беспросветную тьму, вынуждающую их обоих любыми средствами продираться через эти непроходимые заросли, а при необходимости и идти напролом (рис.2).



При этом каждый из партнёров - КОНСТРУКТИВИСТОВ начинает обвинять другого в жестокости, бесчувственности, неделикатности. ЭТИКА - КОНСТРУКТИВИСТА эти упрёки и коробят, и возмущают: этика эмоций (или этика отношений) для него приоритетная ценность. Он со своей стороны начинает предъявлять партнёру - логику встречные обвинения, и они глубоко травмируют ЛОГИКА - КОНСТРУКТИВИСТА, попадая на слабые, уязвимые ("стволовые", инертные) этические функции (ПФ-4, ПФ-6).

Понимая, что упрёки — не его метод и решив больше не утруждать себя объясне-ниями, ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ начинает вызывающе несуразными действиями "ломать" мобильный (конструктивный) блок своего партнёра. Старается его запутать, дезориентировать и через эту дезориентацию (посредством всех этих деформирующих манипуляций) его смягчить: был человек "жёстким", станет "мягким", податливым и будет "паинькой"— должен же он когда - нибудь измениться!

Действуя всё более "непредсказуемо" и абсурдно, ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ продолжает свои смелые эксперименты, проводит проверку на "растяжимость", "пластичность", износоустойчивость тех или иных "элементов", — таких, например, как доверие, терпение, покорность, — и внимательно следит за результатом: надо же знать, в ту сторону он "гнёт" своего партнёра или нет. (Каждый ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ — творческий или демонстративный технолог!). Дон Кихот, анализируя свои наблюдения, как дитя радуется, когда удаётся огорошить партнёра неадекватностью своего поведения, — озадачить, ошарашить, — "технически вырубить" и воспользоваться его смятением для того, чтобы за это время настоять на своём, утвердиться в правах, утвердиться в накопленных правовых преимуществах.

ИРРАЦИОНАЛЬНЫЕ - ЛОГИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ большие мастера на этот счёт, и мастерство их проявляется преимущественно в ИТО конфликта: ЭТИК - КОНСТРУКТИВИСТ (РАЦИОНАЛ) даже опомниться не успевает, как ему начинают вменять в вину то одну, то другую этическую провинность, обвиняют в нечуткости, неделикатности, подозревают в коварных и подлых злоумышлениях: "Ты специально одолжила соседу деньги! Он — твой любовник и ты собираешься с ним бежать!" — выдвигает гнусную инсинуацию Дон - Кихот (как хочешь, так и реагируй на это заявление, — хоть стой, хоть падай!)

После всех затраченных на эксперименты усилий с партнёром - КОНСТРУКТИВИСТОМ (конфликтёром, или подзаказным, полу дуалом или "деловиком") расставаться не хочется, — жаль терять такой богатейший ("хорошо изученный") "пробный материал"! И его пускают на новые "эксперименты", пытаясь узнать, как довести партнёра до "точки кипения", где у него "предел выносливости", "износоустойчивости" (долготерпения) и как этого предела побыстрее достичь. Увлечённые этими сложными изысканиями, ЛОГИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ (творческие или демонстративные технологи) от партнёра могут уже и не отходить: он будет для них чем - то вроде "подопытной мышки" под стеклянным колпаком. Его могут преследовать по пятам: он сменил квартиру и город после развода, и "экспериментатор" туда же поехал за ним, заявился нежданно - негаданно, чтобы полюбоваться его реакцией, а заодно напугать и переполошить и его, и его родных непонятными целями своего появления. "Экспериментатор" - КОНСТРУКТИВИСТ может его преследовать и после развода. Может подолгу жить рядом с ним, разрушая все его планы на будущее, и придумывать коварные способы мести, стараясь ему досадить. Доводить до отчаяния жестокими выходками и мрачными прогнозами: "Через несколько лет ты состаришься и будешь никому не нужна, а до тех пор я здесь поживу, я здесь прописан!"

Полагая, что для "пользы дела" все методы хороши, добровольный "исследователь" может продолжать свои "эксперименты" до бесконечности, и только самые крайние, самые отчаянные меры (и только при вмешательстве правоохранительных органов и социальных служб) могут его остановить.

(А иногда и этого бывает недостаточно! И "сюжет" выносится на общественный суд — на передачу "Пусть говорят". Крупным планом показывают этого несчастного, обезумевшего от своей травли ЛОГИКА - КОНСТРУКТИВИСТА, который всё никак не может остановиться и прекратить свой "эксперимент", — всё не перестаёт измываться над своей бывшей женой, которая из - за него уже несколько раз попадала в больницу с побоями и увечьями (фотографии коих тут же крупным планом и выводятся на экран). И вот появляется в студии этот "монстр" и в иступлённой ярости заявляет (говоря о жене): "Я её учил и буду продолжать учить, потому, что она не понимает, какой должна быть жена!". "А какой по - Вашему должна быть жена?!" — спрашивают его чуть ли не хором все присутствующие. "Ну… по крайней мере не такой, как эта…" — отвечает ИЛЭ, Дон- Кихот (в том сюжете это был он), указывая на свою бывшую супругу, которую всё ещё считает своей законной женой, потому что формально он с ней ещё не разведён, — штамп в паспорте не проставлен, а для ЛОГИКА - КОНСТРУКТИВИСТА - СУБЪЕКТИВИСТА это важно: пока формальность не соблюдена, он будет пользоваться своими правами (в том числе и противозаконными!). А развестись они (эти вынесенные на суд общественности супруги) попросту не успевают, потому что он всякий раз выставляет ей какие- то непредвиденные препятствия: то изобьёт её так, что она в больницу попадает, то пользуясь её отсутствием похищает её детей от первого брака и увозит их неведомо куда. Проблемы и трудности нарастают, как снежный ком, а Дон доволен: эксперимент продолжается, "процесс обучения" идёт, — должна же его жена когда - нибудь и сломаться, и стать податливой, гибкой — той, из которой можно будет верёвки вить. А там глядишь, она и осознает свои ошибки, — обовьётся вокруг него тонким и гибким стеблем и станет такой, какой и "должна" быть "нормальная жена"— обходительной, мягкой, податливой. Тогда и развод не понадобится, и семья будет спасена. Главное — не отчаиваться и продолжать свой эксперимент.

ЭМОТИВНЫЙ (этически маневренный) мобильный блок предполагает мягкую, гибкую, податливую, этически щадящую, комфортную, тактичную, деликатную адаптацию к внешним условиям и обстоятельствам.

КОНСТРУКТИВНЫЙ (логически маневренный) мобильный блок функционально рассчитан на жёсткую, логически обоснованную (системную, методическую, техническую и технологическую) адаптацию к внешним условиям и обстоятельствам.

И когда два "техничных", творчески изобретательных технолога методиста (или систематика - КОНСТРУКТИВИСТА — два "законотворца" или "правоведа" начинают друг с другом взаимодействовать, превращая свои этические (семейные) отношения в "исследовательскую лабораторию" ("технический полигон" или "экспериментальную базу"), каждого из них "заклинивает" в смелых и резких поворотах конструктивно - жёсткого мобильного блока партнёра (который тут же теряет мобильность и застопоривается). Каждый, пытаясь выбить клин клином и возвратить себе былую мобильность (свободу действий) и начинает делать ещё более резкие движения — совершает ещё более отчаянные и непредсказуемые поступки (пытаясь хоть как - нибудь растрясти эту сцепку). Каждый из партнёров проводит очень болезненные манипуляции — ещё более жёсткие, резкие и беспощадные, и каждый из них страдает из - за этой "ломки", но при этом продолжает свои действия, пытаясь устранить столь болезненные для него "помехи", насаждаемые его партнёром.

Каждого из них спрашивают: "Почему вы не можете уступить друг другу?", и каждый из них душой и Небом клянётся, что делает всё возможное, пытаясь уступить, но есть пределы, которые переступить невозможно. И есть жёсткие и чёткие правила, которые нельзя нарушать, поэтому приходится их выводить в авангард отношений.

Эти правила, — этот жёсткий правовой кодекс и составляет основу их творческого, КОНСТРУКТИВНОГО блока, которым они поступиться НЕ МОГУТ! И при всей его гибкости и мобильности (имеющей определённые функциональные ограничения) беспредельно деформировать его НЕ ПОЗВОЛЯТ! Просто потому, что этак можно и закон, и совесть забыть, а этого им уже их инертная этика не позволяет: закон и совесть защищают её, а значит и деформировать их — нивелировать как понятия, обесценивать, сбрасывать со счетов — никак нельзя. Мобильный блок выступает здесь как защита "стволового", инертного блока и всех находящихся в нём аспектов и функций, а значит и "ломка", и деформация этого защитного "слоя" неизбежно отразится на них — ведь это их будут смещать, деформировать, переводить из инертного состояния в мобильное. И их собственная инертная этика теперь уже не устроит ни их самих, ни партнёра — ему же теперь хитрость, ловкость — этически манипуляции подавай! (Доходит до того, что партнёр - логик (КОНСТРУКТИВИСТ) начинает делать партнёру - этику (КОНСТРУКТИВИСТУ) неприемлемые предложения: "Слушай, а давай я тут… ну… погуляю немножко, а ты закроешь на это глаза… Мне можно, я — муж, а тебе нельзя, — ты жена…" — каково это слышать жене - Драйзеру с её программной этикой отношений?).

На нейтральной или на отдалённой дистанции иррациональная нормативная функция ЛОГИКА- КОНСТРУКТИВИСТА (ПФ-3) выступает в роли дипломата - разведчика: свой устав чужому монастырю не навязывает, осматривается, оценивает ситуацию, действует по обстановке. Но при ближайшем взаимодействии с соконтактником проводит и "разведку боем": если не удалось найти разумные и мирные формы взаимодействия, "открывает огонь на поражение", действует жестоко и деспотично — с позиции силы, задействуя иррациональные аспекты, как рычаг (у ИЛЭ, Дон - Кихота — это аспект волевой сенсорики: +ч.с.3). И мотивирует свои действия псевдо - правовыми и псевдо - логическими аргументами, отчего только усугубляют конфликт и создают ещё большую путаницу в отношениях.

На схеме это выглядит так (на примере ИЛЭ и ЭСИ).

1. Акт первый. Начало конфликта.

Программная инертная интуиция потенциальных возможностей (+ч.и.1) и проблематичная (т.н.с.) этика отношений (-б.э.4) ИЛЭ, Дон - Кихота сталкиваются с инертной этикой отношений — Эго - программой Драйзера (-б.э.1) и его проблематичной инертной интуицией потенциальных возможностей (+ч.и.4), агрессивно нападают на эти аспекты, представляя их самым страшным, ограничивающим возможности и свободу действия злом. Пытаются их сокрушить, задействуя аспекты мобильного блока — творческую логику соотношений (-б.л.2) и ролевую волевую сенсорику (+ч.с.3) и вытеснить их с их принципиальных позиций (при которых интуиция потенциальных возможностей защищает постулаты программной этики отношений Драйзера).

2. Акт второй. Защита инертного блока.

Аспекты мобильного блока Драйзера пытаются отбить атаку аспектов мобильного блока Дона с тем, чтобы защитить от нападения "враждебных сил" свой "стволовой", инертный этический блок. При этом творческая волевая сенсорика (+ч.с.2) Драйзера и его нормативная логика соотношений (-б.л.3) обрушиваются на мобильный блок Дон - Кихота — на его творческую логику соотношений (-б.л.2) и ролевую волевую сенсорику (+ч.с.3) и пытаются их сокрушить.

3. Акт третий. Продолжение баталии.

Аспекты мобильного блока Драйзера отводят атаку мобильного блока Дона от своего инертного (ЭГО- программу и т.н.с. прикрывают) и принимают удар на себя. При этом основная нагрузка попадает на творческую волевую сенсорику Драйзера (+ч.с.2), поскольку его нормативная логика соотношений (-б.л.3) оказывается ему слабым подспорьем: все его объяснения и аргументы Дон отметает, сокрушает неправомерной абсурдностью своих доводов (примеры мы приводили).

4. Акт четвёртый. Переход конфликта на витальный уровень. Завершение баталии и трагическая развязка.

По мобильному блоку ментального и витального уровня партнёры ожесточённо пикируются друг с другом, "ломают копья" (Рис.3).



И когда уже совсем обезоруживают друг друга, обрушиваются на "хребет" своего оппонента — на "стволовые" аспекты его инертного блока. Тут уже каждый чувствует себя "сражённым насмерть", но поднимается, чтобы "добить противника". Дон, набрасываясь с кулаками на Драйзера, вопит: "Я тебя убью, сволочь!". Драйзер берёт в руки "оружие" (что - нибудь потяжелее, острее и горячее ) и отражает удары его кулаков.

читать дальше
запись создана: 29.04.2012 в 00:54

URL
22:09 

Признаки Рейнина. КОНСТРУКТИВИЗМ — ЭМОТИВИЗМ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


8. ПРИЗНАК КОНСТРУКТИВИЗМА — ЭМОТИВИЗМА В СОЧЕТАНИИ С ПРИЗНАКОМ БЕСПЕЧНОСТИ — ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ (Автор: Вера Стратиевская, ©2010).

ПО ПРИЗНАКУ БЕСПЕЧНОСТИ ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ В ДУАЛЬНЫХ ДИАДАХ ЯВЛЯЮТСЯ: КВЕСТИМЫ- КОНСТРУКТИВИСТЫ И ДЕКЛАТИМЫ - ЭМОТИВИСТЫ
1.Дон — Дюма, 2. Гамлет — Максим, 3. Джек — Драйзер, 4. Гексли — Габен.

В диадах БЕСПЕЧНЫХ все дуалы - КОНСТРУКТИВИСТЫ — КВЕСТИМЫ (в моделях КВЕСТИМОВ присутствуют аспекты далёкой интуиции времени (-б.и.) и далёкой пространственной сенсорики, сенсорики ощущений (- б.с.).

КВЕСТИМЫ - КОНСТРУКТИВИСТЫ ориентированы на далёкие пространственно - временные связи и соотношения. (Отсюда "далёкая", дифференцирующая направленность этих диад, ориентация на расселение и разъединение. Для этого им в подспорье и даётся природой такой признак как КОНСТРУКТИВНОСТЬ — ЛОГИЧЕСКАЯ МАНЕВРЕННОСТЬ, — способность логически убеждать кого угодно, в чём угодно; способность логически убедительно, конструктивно и последовательно аргументировать свою мысль.

КВЕСТИМЫ - КОНСТРУКТИВИСТЫ первых двух квадр (Дон и Гамлет), будучи к тому же и эволюторами- экстравертами - идеологами своих квадрах, ПРОГРАММИРУЮТ ЭТОТ ПРИЗНАК В ЭВОЛЮЦИОННЫХ ДИАДАХ, в своих первых двух (системообразующих) квадрах — квадрах СУБЪЕКТИВИСТОВ. Они же ( Дон и Гамлет) задают идеологическую направленность своим диадам (Дон — Дюма и Гамлет — Максим), ориентируя диаду на расселение "с размахом", подальше от дома, на дальних рубежах и далёких дистанциях.

В ДИАДАХ БЕСПЕЧНЫХ ЭМОТИВИСТОМ (этическим манипулятором) ОКАЗЫВАЕТСЯ ДЕКЛАТИМ (Дюма, Максим, Джек, Гексли). Его задача: методом гибких этических манипуляций, смены, подмены, подбора и подтасовки коммуникативных моделей, методом смены "добрых" и "злых", "пугающих" и "располагающих" социальных ролей и "масок") улаживать конфликты на новых территориях в процессе их освоения, заселения и завоевания. (К разряду таких приёмов относится и "максимовский" метод "смены масок на допросах" — игра в "доброго" и "злого" следователей.)

ПО ПРИЗНАКУ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ В ДУАЛЬНЫХ ДИАДАХ ЯВЛЯЮТСЯ: ДЕКЛАТИМЫ - КОНСТРУКТИВИСТЫ И КВЕСТИМЫ - ЭМОТИВИСТЫ.

1.Гюго — Робеспьер, 2. Жуков — Есенин, 3. Цезарь — Бальзак, 4.Штирлиц — Достоевский.

В ДИАДАХ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ все дуалы - КОНСТРУКТИВИСТЫ — ДЕКЛАТИМЫ. Отсюда — объединительная, интегрирующая направленность этих диад: поближе к дому, к родителям "под бочок". В наследники первой (и единственной) очереди метят чуть ли не с пелёнок, приглядываясь к отцовскому делу, к семейному бизнесу. Проявляют себя любящими детьми, готовыми жизни заботиться о своих родителях и жить подле них.

В ДИАДАХ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ ЭТИЧЕСКИМ МАНИПУЛЯТОРОМ ОКАЗЫВАЕТСЯ КВЕСТИМ - ЭМОТИВИСТ.

Дуал - квестим в диадах предусмотрительных — ЭМОТИВИСТ. В инволюционных диадах квадр субъективистов — это всегда интроверт (Есенин и Робеспьер). В эволюционных диадах квадр объективистов — дружелюбный, приветливый, располагающий к себе экстраверт (Цезарь, Штирлиц). На него возлагается обязанность беспроблемно интегрироваться в уже существующую эко - среду и систему (например, мирно уживаться с родителями конструктивиста - деклатима). Для чего ему в подспорье и даётся природой такой признак, как ЭМОТИВНОСТЬ — ЭТИЧЕСКАЯ МАНЕВРЕННОСТЬ: любая этически ориентированная коммуникативная модель, любое этическое отношение и настроение организуется им как по заказу. На него же возлагается обязанность и умиротворять окружающих в условиях противоборства интересов и конфликтного взаимодействия диады с внешним миром. Поскольку СТИЛЬ ЗАВОЕВАНИЙ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ никак нельзя назвать щадящим и мягким.

9. ПРИЗНАК КОНСТРУКТИВИЗМА — ЭМОТИВИЗМА В СОЧЕТАНИИ С ПРИЗНАКОМ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ

ЭМОТИВИСТЫ:

СТРАТЕГИ - ДЕМОКРАТЫ (СЭИ, Дюма, ЛИИ, Робеспьер, СЭЭ, Цезарь, ЛИЭ, Джек) и
ТАКТИКИ - АРИСТОКРАТЫ (ЛСИ, Максим, ИЭИ, Есенин, ЛСЭ, Штирлиц, ИЭЭ, Гексли.

Как эффективное средство моделирования коммуникативных моделей этическая манипулятивность помогает СТРАТЕГАМ - ЭМОТИВИСТАМ
• сравнительно легко устанавливать контакты с новыми, важными и нужными людьми,
• успешно решать многие психологические и этические проблемы во взаимодействии с ними,
• преодолевать психологические барьеры и препятствия.
• выбирать правильный тон общения,
• создавать нужный эмоциональный настрой,
• быстро и легко ориентироваться в незнакомой обстановке,
• быстро находить новых партнёров, сподвижников и друзей.
• легко и быстро вербовать новых членов команды, увлекать их новыми, захватывающими идеями, эмоциональными призывами и лозунгами.
• устанавливать с ними нужные (удобные, выгодные) отношения, эмоционально манипулировать ими,
• легко и быстро завоёвывать их доверие, расположение и симпатии,
• навязывать свои условия деловых, партнёрских, дружеских отношений,
• навязывать им свой контроль и диктат.
(Типичный вариант такого СТРАТЕГА - ЭМОТИВИСТА представляет собой персонаж Вячеслава Невинного в к/ф. "Единственная" — выдвиженец - общественник, Журченко, шутовством и кумовством, пробивающий себе путь в партийные функционеры. Всегда весёлый, радушный (за чужой счёт), но добродушный, он с хохотком, с юморком, с кем нужно дружбу сведёт, праздничное застолье организует, нужное настроение создаст, нужные слухи распустит. А там глядишь, и на вышестоящую должность переместился, и уже сам что - то решает, распределяет, советует.)

ЭМОТИВИСТАМ - ТАКТИКАМ гибкая, маневренная этичность помогает
• легко и быстро преодолевать психологические барьеры;
• устанавливать нужный тон отношений;
• легко и быстро сходиться с людьми, завоёвывать их доверие, симпатии и расположение;
• устанавливать с ними быстрый и тесный контакт, доверительные и дружеские отношения;
• легко и ненавязчиво манипулировать их волей, действиями и их настроением;
• часто пользоваться их услугами, внедряться в среду их знакомых;
• внедрять в их среду своих людей;
• мягко и ненавязчиво руководить их поступками;
• ненавязчиво устанавливать над ними свой контроль и диктат;
• манипулировать их вкусами и привычками;
• исподволь (деликатно, тактично) навязывать им свою точку зрения в каких - то сложных, тонких, деликатных вопросах;
• обращаться с деликатной просьбой или предложением.


КОНСТРУКТИВИСТЫ:

СТРАТЕГИ - АРИСТОКРАТЫ (СЛЭ, Жуков, ЭИЭ, Г;амлет, ЭИИ, Достоевский, СЛИ, Габен) и
ТАКТИКИ - ДЕМОКРАТЫ (ИЛЭ, Дон- Кихот, ЭСЭ, Гюго, ИЛИ, Бальзак, ЭСИ, Драйзер.

Логическая маневренность (КОНСТРУКТИВИЗМ) помогает СТРАТЕГАМ - АРИСТОКРАТАМ легко достигать намеченной цели силой своего убеждения — гибкого, манипулятивного, логического, которым они могут пользоваться и как оружием. Максимализируя значения и смыслы своих логических доводов, они ошеломляют своего оппонента и этим, что называется, "бьют наповал" — не позволяют ему опомниться, проанализировать услышанный аргумент, найти в нём логическое противоречие, найти слабую логическую привязку и построить на опровержении этих доводов свою систему контраргументов, не менее сокрушительную и эффективную.

Не менее убедительны в споре бывают и ТАКТИКИ - ДЕМОКРАТЫ, пренебрегающие ссылкой на авторитеты и развенчивающие их, иногда самым шокирующим и возмутительным образом. ТАКТИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ могут с лёгкостью развенчать авторитетное мнение своего оппонента. (Их хлебом не корми, дай только сбить с него гонор, обрушиться на его авторитетную точку зрения, указать на её логическую (или этическую) несостоятельность. Подкрепляя свои доводы стройными, логическими построениями, они так разрушат систему доказательств своего собеседника, что он уже через несколько минут начнёт доказывать нечто абсолютно противоположное тому, что только что говорил. Или вообще забудет то, о чём спорил и начнёт опровергать свои же собственные доказательства и противоречить самому себе. По части таких подвохов ТАКТИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ не знают себе равных. И первейшим спорщиком здесь выступает ИЛЭ, Дон - Кихот: любую точку зрения он может опровергнуть или навязать, используя гибкую и маневренную систему логических доказательств.

Не отстаёт от него и его конфликтёр, — поднаторевший в спорах с ним ЭСИ, Драйзер. Отстаивая свою этическую позицию, он может привести в защиту их любые доводы, и все они будут предельно чёткими и убедительными, разложенными по пунктам, строго обоснованными и логически выверенными.

Замыкают ряд ИЛИ, Бальзак и ЭСЭ, Гюго, привыкшие спорить с ними в ИТО активации и как убеждённые в своей правоте деклатимы предпочитающие оставлять последнее слово за собой.

Была бы цель поставлена, а средства для её достижения найдутся. Сокрушить оппонента максимализмом своих аргументов, огорошить спекулятивными доводами, навязать ему своё мнение, получить перевес в споре и заставить его пойти на уступки (как это могут сделать СТРАТЕГИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ), заморочить и дезориентировать оппонента, заставить его забыть, зачем он вообще вступил в спор (как это могут сделать КОНСТРУКТИВИСТЫ - ТАКТИКИ), — всеми этими средствами представители этих групп владеют очень хорошо и постоянно оттачивают своё мастерство, добиваясь необходимых результатов в реализации своих тактических и стратегических целей.

10. ПРИЗНАК ЭМОТИВИЗМА — КОНСТРУКТИВИЗМА В СОЧЕТАНИИ С ПРИЗНАКАМИ АРИСТОКРАТИЗМА И ДЕМОКРАТИЗМА. "СОСЛОВНЫЕ КОММУНИКАТИВНЫЕ МОДЕЛИ

Этическая гибкость, маневренность помогает АРИСТОКРАТАМ - ЭМОТИВИСТАМ - ТАКТИКАМ (Максиму, Штирлицу, Есенину, Гексли) построить "сословную" коммуникативную модель, позволяющую посредством этических манипуляций поставить на место не в меру заносчивого соконтактника, окатить его холодом, презрением, подавить надменностью, самомнением, высокомерием. Увеличить дистанцию "по вертикали": унизить его презрительной интонацией, резким замечанием. Самому вознестись до небес (чтобы знал, с кем имеет дело), обострить сословные разграничения до предела, чтобы знал своё место и не претендовал на лидерство и доминирование.

Логическая манипулятивность (КОНСТРУКТИВИЗМ) с помощью "сословной" коммуникативной модели помогает АРИСТОКРАТАМ -КОНСТРУКТИВИСТАМ-СТРАТЕГАМ (Жукову, Гамлету, Достоевскому и Габену) утвердиться на преимущественных позициях в системе. Свои действия в этом плане они могут логически мотивировать. Если их доводы кому - то кажутся вздорными, а мнение кем - то оспаривается, они насаждают его эмоциональным или волевым давлением, раздражаются, возмущаются, ставят оппонента на место. Максимализируя значимость своих доводов, требуют безусловного и безоговорочного уважения к своему мнению, авторитету; проявляют себя авторитарными снобами, заявляя: "Моё уважение надо завоевать!", "Мою дружбу ещё надо заслужить!". Навязывая своё доминирование, требуют безоговорочного подчинения, настаивают на безграничном доверии. Если оппонент ссылается на альтернативное мнение, возмущаются, подавляют амбициями: "Как ты смеешь сомневаться во мне?!" или: " Ты кому больше веришь мне, или ему?!". (характерно для Гамлета).

Оказывая эмоциональное давление, действуют с инертных позиций этических функций (КОНСТРУКТИВИЗМ выступает уже как этическая инертность).

Этическая манипулятивность (ЭМОТИВИЗМ) усиливает ДЕМОКРАТИЗМ СТРАТЕГОВ - ЭМОТИВИСТОВ. Это проявляется и в особо располагающих к сближению "демократичных" коммуникативных моделях СТРАТЕГОВ - ДЕМОКРАТОВ.

Так, например, простой и демократичный в общении ЛИЭ, Джек легко заводит себе друзей, разыгрывая роль этакого "рубахи - парня". Поначалу бывает расточительно с ними щедр, но потом у него это быстро проходит и он заставляет их и раскошеливаться, и оказывать важные и значительные для него услуги — берёт реванш по полной программе (УСТУПЧИВЫЙ).

Яркий ЭМОТИВИСТ — СЭЭ, Цезарь подкупает кажущейся простотой и очень быстро становится душой компании. Но затем действует примерно по той же схеме, что и Джек: постепенно повышает планку требований, навязывает новым друзьям своё лидерство, свой контроль и диктат, мобилизует их силы, координирует цели, собирает из них "свою" команду и направляет её деловую активность в нужное ему русло.

Настроение непринуждённого и лёгкого веселья создаёт и подкупающий своей простотой и радушием СЭИ, Дюма. Но стоит только попытаться "подыграть" ему, подкупая ещё большей простотой и радушием, как он тут же начинает чувствовать в отношениях подвох, меняет тон настроения, отпугивает собеседника демонстративной строгостью и холодностью и устанавливает с ним далёкую дистанцию. Эмоционально манипулировать собой Дюма никому не позволяет.

ЛИИ, Робеспьер выстраивает свою демократичную коммуникативную модель с позиций инертной логики: много и горячо говорит о справедливости и демократизме, фетишизируя эти понятия. Пылко и горячо защищает завоевания демократии, стоит на страже её интересов. Коммуникативная модель правозащитника и поборника справедливости часто помогает ему сделать успешную политическую карьеру.

Идеи защиты демократических завоеваний не менее пылко отстаивают и ДЕМОКРАТЫ - КОНСТРУКТИВИСТЫ - ТАКТИКИ, из коих первый правозащитник — ИЛЭ, Дон- Кихот, ломающий сословные разграничения (где бы их ни воздвигли). Дон - Кихот любит шокировать "демократизмом" своего поведения (из - за чего иногда производит впечатление грубого, несдержанного человека, пренебрегающего правилами приличия). ИЛЭ, Дон- Кихот может обратиться на "ты" к мало знакомому человеку, может грубо оспорить его мнение, невзирая на признанный авторитет оппонента, его учёные степени и репутацию в научных кругах.

Его конфликтёр, ЭСИ, Драйзер, презирая сословные предрассудки, может сделать внушение (преподать урок вежливости) человеку, превосходящему его по возрасту и по должности.

Убеждённые в своей правоте деклатимы -КОНСТРУКТИВИСТЫ - ТАКТИКИ Бальзак и Гюго вообще могут не замечать ранговых отличий своего оппонента. Главное для них — донести свою мысль, сделать нужное заявление. А что при этом почувствует оппонент, что подумает, — это не их проблема (это не будет их волновать даже в последнюю очередь).

ДЕМОКРАТИЗМ (демократичная коммуникативная модель) помогает ТАКТИКАМ - КОНСТРУКТИВИСТАМ:
• сбить с толку противника, запутать, заморочить его (что очень хорошо удаётся Бальзаку и Дону) замести следы при отступлении,
• выстроить удобную модель собственной этической защиты с позиций инертной этики (что с лёгкостью удаётся программным этикам — Гюго и Драйзеру),
• позволяет упростить подход к сложным, социальным темам,
• позволяет штурмовать высоты трудно доступных, трудно решаемых социальных проблем.
• позволяет встать на один уровень с теми, от кого по долгу службы зависит успешное решение этих проблем.
(Одержимый желанием разрешить все свои социальные и бытовые проблемы ДЕМОКРАТ - ТАКТИК может быть очень въедливым и настойчивым. (Как, например, чеховский персонаж из пьесы "Юбилей", госпожа Мирчуткина (ЭСЭ, Гюго) — "женщина бедная, беззащитная, которую всякий обидеть может", но которая сама, со своей непрошибаемой способностью всё упрощать, прибедняться, придуриваться, игнорировать доводы оппонента и низводить их значимость до минимума, может кого угодно заморочить, замучить, до обморока довести.)

читать дальше
запись создана: 25.04.2012 в 22:52

URL
22:23 

Признаки Рейнина. КОНСТРУКТИВИЗМ — ЭМОТИВИЗМ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


7. КОНСТРУКТИВНЫЕ И ЭМОТИВНЫЕ АСПЕКТЫ В МОДЕЛЯХ ТИМов (Автор: Вера Стратиевская, ©2010).

Исходное положение:
Аспекты, программирующие ТИМы КОНСТРУКТИВИСТОВ — КОНСТРУКТИВНЫЕ,
аспекты, программирующие ТИМы ЭМОТИВИСТОВ — ЭМОТИВНЫЕ



КОНСТРУКТИВИСТЫ — ВСЕ ЭКСТРАВЕРТЫ - СУБЪЕКТИВИСТЫ и ИНТРОВЕРТЫ - ОБЪЕКТИВИСТЫ.
ЭМОТИВИСТЫ — ВСЕ ИНТРОВЕРТЫ - СУБЪЕКТИВИСТЫ и ЭКСТРАВЕРТЫ - ОБЪЕКТИВИСТЫ.

— Что значит это разделение и зачем оно нужно? — спросит Читатель.

Это разделение указывает на то, что каждый из типов ИМ наделён целым рядом способностей и свойств, заложенных в этих информационных аспектах НА ФРАКТАЛЬНОМ УРОВНЕ и ПРОЯВЛЯЮЩИХСЯ КАК ФРАКТАЛ, — как часть целого, наделённая всеми эволюционными свойствами и информационными программами целого и проявляющая их в ограниченном (структурой модели) диапазоне, необходимом
• для мобилизации исключительных, скрытых, резервных возможностей, обеспечивающих дополнительное многообразие форм их конструктивных и эмотивных программ, необходимых
• для поиска новых форм логической аргументации и этической защиты,
• для обновления арсенала (или архива) коммуникативных моделей и средств, позволяющих создавать новые коммуникативные формы (или вспоминать хорошо забытые старые), необходимые
• для успешной защиты и подстраховки в неблагоприятных ИТО и в отношениях повышенной напряжённости,
• для успешной адаптации и самореализации в ТИМа в социуме,
• для завоевания места под солнцем, для борьбы за место в системе
• для расширения сферы его влияния и её обороны,
• для завоевания и защиты социальных приоритетов и т.д.
В моделях ТИМов КОНСТРУКТИВИСТОВ КОНСТРУКТИВНЫЕ аспекты располагаются в инертном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-1, ПФ-4), а ЭМОТИВНЫЕ — в мобильном блоке (на позициях ПФ-2, ПФ-3).

В моделях ТИМов ЭМОТИВИСТОВ ЭМОТИВНЫЕ аспекты располагаются в инертном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-1, ПФ-4), а КОНСТРУКТИВНЫЕ — в мобильном (на позициях ПФ-2, ПФ-3).
Примеры 1, 2:



Расположение КОНСТРУКТИВНЫХ и ЭМОТИВНЫХ структурных блоков в витальных кольцах у ТИМов - ЭТИКОВ и ТИМов - ЛОГИКОВ различно:
• у КОНСТРУКТИВИСТОВ- ЛОГИКОВ серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из КОНСТРУКТИВНЫХ аспектов (позиции ПФ-4 и ПФ-6), а наружный горизонтальный блок ИД — из ЭМОТИВНЫХ (позиции ПФ-7, ПФ-8);
• у КОНСТРУКТИВИСТОВ- ЭТИКОВ, — наоборот: серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из ЭМОТИВНЫХ аспектов, а наружный блок ИД — из КОНСТРУКТИВНЫХ (Пример 3.);
• у ЭМОТИВИСТОВ - ЭТИКОВ серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из ЭМОТИВНЫХ аспектов (позиции ПФ-4 и ПФ-6), а наружный горизонтальный блок ИД — из КОНСТРУКТИВНЫХ (позиции ПФ-7, ПФ-8);
• у ЭМОТИВИСТОВ - ЛОГИКОВ, — наоборот: уровень СУПЕРИД состоит из КОНСТРУКТИВНЫХ аспектов, а уровень ИД — из ЭМОТИВНЫХ. (Пример 4.).



читать дальше
запись создана: 28.04.2012 в 03:03

URL
22:23 

Признаки Рейнина. КОНСТРУКТИВИЗМ — ЭМОТИВИЗМ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


2-7. ОТНОШЕНИЕ К СМЕНЕ НАСТРОЕНИЯ, К ЛЕСТИ И КОМПЛИМЕНТАМ (Автор: Вера Стратиевская © 2010)

За сменой настроения ЭМОТИВИСТА - ДИНАМИКА уследить и поспеть бывает очень трудно (даже если это дуал). Да и не в правилах КОНСТРУКТИВИСТА быстро менять своё настроение в угоду другим. Но и обвинять себя в лицемерии при его инертной (а в данном случае ещё и программной) этике КОНСТРУКТИВИСТ никому не позволит — это вопиющий навет!

Уж, что - что, а обвинение в лицемерии КОНСТРУКТИВИСТУ (а тем более, программному ЭТИКУ) подходит менее всего: искренность человеческих чувств и отношений для него — наивысшая ценность. По этой причине КОНСТРУКТИВИСТЫ даже комплименты говорят крайне редко и неохотно:
• боятся смутить соконтактника комплиментом,
• боятся обвинения или подозрения в лицемерии,
• боятся упрёков в неискренности.
И поэтому не говорят комплиментов
• даже из нормативной вежливости,
• даже, если это предписывается правилами хорошего тона,
• даже если есть повод и представляется случай сказать человеку что - то приятное (даже если он этого ждёт!)
КОНСТРУКТИВИСТЫ побоятся использовать эту возможность, опасаясь заронить подозрение в неискренности своего комплимента, даже если глубоко восхищаются этим человеком.

КОНСТРУКТИВИСТЫ сами испытывают неловкость, когда им говорят комплименты и полагают, что такую же неловкость в такой же ситуации могут испытывать и другие.

Иное дело ЭМОТИВИСТЫ (особенно, ЭТИКИ) — они буквально пьянеют от комплиментов, считая человека, столь явно проявляющего своё расположение, потенциальным объектом своих будущих этических манипуляций. (Очень удобно: не нужно к нему "ключи" и "отмычки" подбирать, если он уже и так сражён наповал, — наговорил столько комплиментов, — так очарован, так восхищён! — осталось только ответить ему тем же и использовать для намеченных целей.)

КОНСТРУКТИВИСТЫ (и ЭТИКИ, и ЛОГИКИ) к комплиментам относятся настороженно. (Особенно, НЕГАТИВИСТЫ). И именно потому, что не хотят становиться объектами этических манипуляций. По той же причине и сами неохотно говорят комплименты, — опасаются вызывать настороженность соконтактника, боятся быть неправильно понятыми. (А то ещё кто - нибудь подумает, что они тут раскидывают свои сети, подкупают неискренним расположением, заманивают на комплимент, как на приманку, а им — истинным правдолюбам — этого совсем не хочется.)

КОНСТРУКТИВИСТЫ ненавидят лицемерие во всех его проявлениях. И им неимоверно трудно подстраиваться под чужое настроение (особенно КВЕСТИМАМ - КОНСТРУКТИВИСТАМ) — они ощущают ужасную психологическую "ломку", когда их заставляют это делать.

Даже на сцене во время театрального действия профессиональному актёру - КОНСТРУКТИВИСТУ бывает трудно перебороть себя и быстро сменить эмоции (даже если это уже заучено и отрепетировано, даже если этого требует текст его роли). В лучшем случае сыграет гротескно, давая понять, что лицедействовать, как профессионал, он умеет — профессией владеет. Но даже оставаясь актёром, он считает себя обязанным быть искренним перед самим собой: эмоции и переживания своего персонажа пропускает через свои субъективные ощущения (через себя), в этическом плане играет очень последовательно (пропускает через свои переживания), а любое отклонение от этой последовательности играет гротескно, делая это сценически убедительно.

Не любит КОНСТРУКТИВИСТ проявлять "нужные эмоции", да ещё через силу. Если он с этими отношениями и чувствами не согласен, он их не проявляет (даже, если на карту поставлена его карьера, его честь, репутация, приличия, близкие родственные или дружеские отношения). И в этом плане КОНСТРУКТИВИСТ может быть либо самим собой, либо никем (даже, если он профессиональный актёр).

Это же относится и к программным эмоциональным ЭТИКАМ - КОНСТРУКТИВИСТАМ — ЭСЭ, Гюго и ЭИЭ, Гамлету — "прирождённым актёрам", — "актёрам Милостью Божию". Этические и профессиональные требования к собратьям по цеху у них всегда очень высокие. (Отсюда и отношение к ним, как к "примадоннам", — истеричным, капризным и требовательным.) И только им самим — ЭСЭ, Гюго и ЭИЭ, Гамлету — известно и понятно, до какой степени их требования умеренны, оправданы и справедливы. Только от них и слышишь: "Я с этим режиссёром больше работать не буду!", "Я с этим тенором петь дуэтом не буду!". И те, кто их знает не первый день, понимают: как говорят, так и сделают! И переломить себя не смогут, даже при том, что профессиональные актёры, потому что — не лицемеры! Лицедеи — да! Но не лицемеры.

КОНСТРУКТИВИСТ лучше приспосабливается к окружающему миру ЛОГИЧЕСКИ (контактная и творческая ЛОГИКА)

ЭМОТИВИСТ приспосабливается к окружающему миру ЭТИЧЕСКИ (контактная и творческая ЭТИКА ).

Отсюда и возникает разделение на:
• "сильных" ("творческих") КОНСТРУКТИВИСТОВ — логические аспекты расположены на позициях "сильной" творческой функции (±ч.л.2 и ±б.л.2) и
• "слабых" ("нормативны" или "ролевых") КОНСТРУКТИВИСТОВ — логические аспекты расположены на позициях сравнительно слабой ролевой нормативной функции уровня СУПЕРЭГО (±ч.л.3 и ±б.л.3). Нормативный КОНСТРУКТИВИСТ проявляет свою рассудительность (логическую маневренность) в рамках социальных ролей и социальных нормативов.
А так же на:
• "сильных" ("творческих") ЭМОТИВИСТОВ — этические аспекты расположены на позициях "сильной" творческой функции (±ч.э.2 и ±б.э.2) и
• "слабых" ("нормативны" или "ролевых") ЭМОТИВИСТОВ — этические аспекты расположены на позициях сравнительно слабой ролевой нормативной функции уровня СУПЕРЭГО (±ч.э.3 и ±б.э.3). Нормативный ЭМОТИВИСТ также проявляет свою этичность (этическую маневренность) в рамках социальных ролей и социальных нормативов (нормативно чуткий, нормативно отзывчивый и т.д., за что ему конечно "влетает" от "сильного" творческого ЭМОТИВИСТА в неблагоприятных ИТО, в ИТО конфликта).
читать дальше
запись создана: 24.04.2012 в 22:43

URL
22:23 

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


2-8. «РИТУАЛЫ», «КОММУНИКАТИВНЫЕ РОЛИ» И «КОММУНКАТИВНЫЕ КРЕДО» КОНСТРУКТИВИСТОВ И ЭМОТИВИСТОВ (Автор: Вера Стратиевская © 2010)


КОНСТРУКТИВИСТ очень неохотно начинает общение с обмена любезностями. Стремится поскорее перейти к сути дела. (Даже нормативную вежливость ему не потянуть, — всё ему кажется, что он попусту тратит своё и чужое время.). Сразу же после обмена приветствиями переходит к деловому общению. Но уже завершить серьёзный разговор может нормативной благодарностью за внимание: "Спасибо за то, что были с нами!".

ЭМОТИВИСТ начинает общение с обмена любезностями и продолжать этот обмен может очень долго, — настолько, что собеседник забывает о цели общения.

ЭМОТИВИСТ может начать общение с выражения радушия и благодарности, даже если в этом нет необходимости, а потом уже переходит к сути дела, если считает это для себя важным (если необходимо сделать важное заявление).

Исторический пример: когда в октябре 1066 года герцог Вильгельм Нормандский (ЛСИ, Максим) высадился со своим войском на южном побережье Англии и расположился близ деревушки Гастингс, король англо-саксов Гарольд Годвинсон, только; что отразивший нападение норвежцев на севере страны, прислал к нему гонца с требованием немедленно покинуть остров. Гонец, передавая приказ, несколько смягчил его форму и представил требование, как рекомендацию: "Король рекомендует Вам поскорее уйти в Ваши земли, потому что сейчас он прибудет сюда с огромным войском сильных и храбрых солдат, и Вы будете разбиты.".

На что Вильгельм ответил ему (как ЭМОТИВИСТ): "Я благодарен твоему королю за совет, но передай ему, что в моём войске тоже много храбрых и сильных воинов. Мы сюда пришли, чтобы победить и уходить отсюда не собираемся.!". — то есть, первой фразой Вильгельм выразил свою благодарность, — высказался по нормативной этике отношений, хотя в ней (и в этой благодарности) необходимости не было: он пришёл не с миром, а с войной (и здесь можно было обойтись без дипломатических церемоний). Но уже после этого (после нормативно вежливой формы) он перешёл к сути дела.

Этические аспекты — этику отношений и этику эмоций — ЭМОТИВИСТ выносит в авангард своих отношений по ролевой ("контактной") или по творческой ("инструментальной") функции. И они работают для него своего рода "предохранителями", через которые он (эмоционально и этически) подключается к новой и сложной для него ситуации. Работают "инструментом", через который он входит в контакт, — "ключом", через который он получает доступ к важной и нужной для него информации.

КОНСТРУКТИВИСТ в этом отношении более рационален, поэтому без всяких церемоний (иногда даже забывая поздороваться) он сразу же переходит к сути дела. И уже по ходу дела навёрстывает упущенное в этическом плане: объясняет важность столь резкого вовлечения в деловой контакт, извиняется за такой резкий переход на деловой настрой и т.д.

Необходимость резкого вовлечения в деловой настрой КОНСТРУКТИВИСТ объясняет "интересами дела" (манипулятивная деловая логика).

"Интересы дела" — самая распространённая отговорка КОНСТРУКТИВИСТА.

Пример:
Предприниматель - КОНСТРУКТИВИСТ (СЛЭ, Жуков), принимая на работу молодую, привлекательную сотрудницу, первым делом предложил ей вступить с ним в интимную связь. Объяснил это необходимостью лучше узнать её характер, темперамент и психотип: "А иначе мы с Вами не сработаемся, — сказал он ей, — не сочтите это домогательством, но это нужно для дела." (Как если бы другого способа определить её психотип у него не было.)

КОНСТРУКТИВИСТ для выражения своих тайных желаний находит деловые, прагматичные, логические, системные, теоретические отговорки и объяснения.

ЭМОТИВИСТ — эмоциональные и этические.

КОНСТРУКТИВИСТ для убеждения приводит логические аргументы ("Это нужно для дела"). ЭМОТИВИСТ — этические ("Я желаю тебе добра. Я пытаюсь тебе помочь…")

И те, и другие формы в самых простых и примитивных вариантах и КОНСТРУКТИВИСТ, и ЭМОТИВИСТ могут использовать также и с чужих слов, просто потому, что им этот аргумент подсказали, и он им показалась очень точной и эффективной "формулой", — удобной для достижения намеченных целей, для демонстрации выгодных отношений и качеств — чем - то вроде "волшебного заклинания", удобного для завоевания доверия и расположения соконтактника.

КОНСТРУКТИВИСТЫ часто разыгрывают роль разумных, здравомыслящих людей, способных дать обстоятельное объяснение каждому своему решению и поступку.

ЭМОТИВИСТЫ (особенно инфантильные интуиты - этики) часто разыгрывают роль капризных, взбалмошных людей, идущий на поводу у своих прихотей и желаний: "Ой, что - то мне работать не хочется!.. Давайте сегодня уйдём пораньше…" Или: "Ой, как мороженного хочется! Сбегайте кто - нибудь за мороженным!".

ЭМОТИВНОЕ выражение "Мне хочется!" (или "не хочется"), может по подражанию перенять и КОНСТРУКТИВИСТ, но у него оно может применяться некстати.

Пример: пятилетний ребёнок ИЛЭ, Дон - Кихот часто слышал от бабушки (ИЭЭ, Гексли) выражение "мне хочется", "мне не хочется" и однажды применил его, когда отец - Дон в порядке наказания потащил его в угол. Ребёнок упирался и кричал: "Не хочется! Мне туда не хочется!..". "А кому туда хочется?" — в насмешку спросил его отец - ИЛЭ, Дон. Но потом сменил гнев на милость и ребёнка простил.

Признак КОНСТРУКТИВИЗМА и ЭМОТИВИЗМА формирует и целевые "коммуникативные призывы и лозунги" — "коммуникативные кредо", соответствующие их убеждениям и подчинённые интересам их ЭГО - программ.

Коммуникативное кредо ЭМОТИВИСТА сводится к этическим (и эмоциональным) формам отношений.

Например, призыв: "Ребята, давайте жить дружно" — коммуникативное кредо РАССУЖДАЮЩЕГО - ИНТРОВЕРТА - ЭТИКА - ЭМОТИВИСТА — СЭИ, Дюма.

Другой пример, — предложение: "Мы с тобой можем остаться товарищами" — коммуникативное кредо прагматичного ЭКСТРАВЕРТА - ЭТИКА - ЭМОТИВИСТА —ИЭЭ, Гексли.
Коммуникативное кредо КОНСТРУКТИВИСТА часто сводится к творчески прагматичной, формальной или логической стороне отношений, за которой КОНСТРУКТИВИСТ может скрыть свою личную, этическую заинтересованность (как в примере с "деловым" работодателем - Жуковым) И может выражаться в призывах "Дело прежде всего!" (или: "Порядок прежде всего"), смотря по тому, какие ценности доминируют в его модели.

3. ЭТИЧЕСКИЕ МАНИПУЛЯЦИИ ЭМОТИВИСТОВ

ЭМОТИВИСТ может и изначально, и по ходу дела эмоционально и этически размывать границы дозволенного и недозволенного, важного и неважного, существенного и несущественного. Может переключаться с серьёзного, делового обсуждения на несерьёзное, эмоциональное, концентрируя на нём внимание собеседника.

(Характерный пример — сцена из музыкальной комедии "Свадьба в Малиновке": комический персонаж Попандопуло (ИЭЭ Гексли) нанимает на работу гармониста, предлагая ему играть на свадьбе, но при этом постоянно сбивает его с толку и переключает его внимание с одной темы на другую, переводя разговор с серьёзного делового настроя на несерьёзное романтическое настроение. То обсуждает с ним серьёзное деловое предложение, то — резко, вдруг спрашивает: "Слушай, а что это я в тебя такой влюблённый?!". Потом опять переходит на деловое обсуждение, а затем снова переключает его внимание на тот же эмоциональный вопрос. Ситуация конечно гротескная, но суть манипуляций от этого не меняется: при постоянном переключении внимания с этических аспектов на логические ценность и тех и других приоритетов нивелируется. А сам манипулятор от этого только выигрывает: чувствует себя "продавцом", который свободно играет "весами" — какой вес захочет, такой и положит на чашу, какую цену захочет, ту и запросит за свой товар, да и сам товар может подменить с хорошего на плохой, — главное, заморочить, заболтать человека — вовремя спросить: "И что это я в тебя такой влюблённый?.." , а там — "На простака не нужен нож, ему с три короба наврёшь и делай с ним, что хошь!.."

Из - за частых переключений с делового настроя на эмоциональный ЭМОТИВИСТ может производить впечатление несерьёзного, ненадёжного человека. Но в большей степени это относится к ЭМОТИВИСТАМ - ЭТИКАМ — ЭТИКАМ периферийных квадр, где аспект волевой сенсорики не является приоритетным, а этическими манипуляциями пользуются для того, чтобы уклониться, увильнуть от ответственности за принятые по деловому соглашению обязательства, — снять с себя эту обременительную ответственность или заставить собеседника о ней забыть. Главное — втянуть его в свою игру, а там уже можно и навязать ему невыгодные условия, подсунуть "липовый" договор и ни за что не отвечать — вариантов может быть множество.

Сказать так, чтобы ничего не сказать, но при этом облечь свою речь в мягкую, эмоциональную форму, ЭМОТИВИСТ может лучше, чем кто - либо другой. ("Туману" и КОНСТРУКТИВИСТЫ могут напустить — особенно, РАССУЖДАЮЩИЕ, но не сделают это так деликатно и тонко, — не будут так искусно облекать этот "туман" в эмоциональную оболочку, как это сделают ЭМОТИВИСТЫ - ЭТИКИ, которые по этой причине — по способности говорить неприятные вещи приятным образом — считаются лучшими дипломатами. И ЭМОТИВНОСТЬ в этой связи может быть "сладкой оболочкой" для "горькой пилюли", которую так или иначе придётся внедрить в чуждую "информационную среду", — забросить нерасположенному к общению или сближению соконтактнику вместе с важной и нужной для него информацией.

ЭМОТИВИСТ - Гексли, например, для этого устраивает целый "спектакль", — с серьёзным, обиженным, озабоченным или многозначительным видом обращается к партнёру: "Мне нужно с тобой серьёзно поговорить…", после чего пускается в пространные рассуждения на отвлечённые темы, ведёт беседу в доверительном тоне, но смысл его речей при этом улавливается с трудом — остаётся загадкой, к чему и зачем он всё это говорит. Изображая попытку внести ясность в эту беседу и при этом продолжая напускать ещё больше туману, Гексли проникновенным, располагающим тоном то и дело спрашивает соконтактника: "Ну… ты понимаешь меня? Понимаешь, что я хочу сказать." Соконтактник, который уже давно потерял нить этих рассуждений и терпеливо ждёт, когда они наконец кончатся, сидит, как загипнотизированный, слушает и не слышит эту монотонную речь, пытаясь время от времени вникать в её смысл, чтобы понять цель этого бесконечного монолога. А цель этой беседы сводится к тому, чтобы напустить ещё больше туману и, оставаясь "скрытым", "не узнанным", добиться ещё большего доверия и расположения со стороны соконтактника — заставить его открыть свои карты, продолжая скрывать свои.

И здесь уже ЭМОТИВНЫЕ свойства выступают как опасная форма суггестии и этической манипуляции, — как инструмент позволяющий "заморочить", "заболтать" соконтактника, дезориентировать, спутать его планы, повлиять на его действия и решения, завоевать его доверие и расположение, в свою сторону изменить баланс сил, изменить его мнение о себе, отвести от себя подозрение — "спутать его карты", чтобы выгодно раскинуть свои.

При своей гибкой, маневренной этике ЭМОТИВИСТ не позволит партнёру предположить злого умысла в его действиях (в его этических манипуляциях). Чуть только возникнут подобные подозрения, он тут же устроит ему нагоняй, — театрально разгневается, возмутится: если прямых доказательств его вины нет, нечего на него и напраслину возводить!

То же самое происходит и с "выгодными предложениями", "дельными советами" и "ценными рекомендациями", которые он — "так, между прочим", "по доброте душевной" время от времени своему партнёру подкидывает. За их последствия он ответственности на себя не возьмёт, равно как и за последствия своих "деликатных просьб" о "незначительных одолжениях", рискованных займах и сомнительных поручениях — о "мелких услугах" (сулящих крупные неприятности), которые ЭМОТИВИСТ тоже может ему навязать — так, "между прочим", "на голубом глазу", и о которых может попросить под хорошее настроение, при хорошем расположении духа, в которое сам же и приведёт, используя свой этический инструментарий, — представит как доказательство своей дружбы, верности, преданности и симпатии. А встретив отказ или сопротивление, он опять поменяет "погоду" — с "ясной" на "штормовую" — будет метать громы и молнии, творчески разыгрывая "обиду", которая тут же обернётся не менее шумным "скандалом", который у УПРЯМОГО ЭМОТИВИСТА (а особенно, СУБЪЕКТИВИСТА) может длиться до бесконечности долго и закончиться ультиматумом или угрозами.

Ситуация обостряется ещё больше, когда будучи уличён во многих неблаговидных поступках, ЭМОТИВИСТ с маниакальной настойчивостью продолжает требовать к себе безусловного и безоговорочного доверия, предпринимает попытки подчинить своей воле партнёра и, преодолевая его упорное сопротивление, продолжает настойчиво "завоёвывать" его расположение, устраивая долгие и выматывающие их обоих скандалы. (Характерно для ЭТИКОВ - ЭМОТИВИСТОВ и для УПРЯМЫХ - ЭМОТИВИСТОВ - АРИСТОКРАТОВ.)

С течением времени (если положение дел усложняется), ЭМОТИВИСТУ снова приходится менять гнев на милость (характерно для прагматичного ЭТИКА - ОБЪЕКТИВИСТА) и обращаться к некогда "обидевшему" его партнёру с дружеским приветом, разыгрывая роль доброго и отходчивого человека. Снова ищет пути к примирению (пока этого требует состояние его дел), а там — "между прочим" и под хорошее настроение — опять напоминает ему о своём "деловом предложении", давая понять, что отступать не намерен.

И тогда уже ЭМОТИВНОСТЬ (как, впрочем, и КОНСТРУКТИВНОСТЬ) проявляет себя ещё и как способ завоёвывать своё место под солнцем, — захватывать, завоёвывать окружающую среду и "обрабатывать" её как свою "кормовую зону", осваивать как "свою территорию".

читать дальше
запись создана: 25.04.2012 в 20:03

URL
23:38 

Признаки Рейнина. БЕСПЕЧНОСТЬ - ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


БЕСПЕЧНЫЕ И ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ. СООТНОШЕНИЕ И РАЗДЕЛЕНИЕ ПО ПРИЗНАКАМ РАЦИОНАЛЬНОСТИ — ИРРАЦИОНАЛЬНОСТИ и РЕШИТЕЛЬНОСТИ — РАССУДИТЕЛЬНОСТИ (Автор Вера Стратиевская © 2010)



26. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ГРУППАМИ
26-1."ПРОЖЕКТЁРЫ И ЭНТУЗИАСТЫ"

(Интертипные отношения: конфликт, квазитождество, прямая и обратная ревизия, прямой и обратный соцзаказ)

"ПРОЖЕКТЁРЫ" принуждают "ЭНТУЗИАСТОВ" работать в режиме максимальных нагрузок, максимальной степени риска. Время, силы, возможности и ресурсы — материальные, технические, экологические — заставляют расходовать по максимуму. В ИТО конфликта, ревизии и соцзаказа заставляют их работать на износ, рисковать бесшабашно, отчаянно, действовать необдуманно и безоглядно, подчиняться их указаниям, одному только их "чуткому" руководству. Сами же "ПРОЖЕКТЁРЫ" при этом считают, что открывают в человеке какие - то новые, "запредельные" сверх - возможности, развивают его потенциал, расширяют границы, которые в будущем могут стать нормой.

Сама эта мысль настолько их опьяняет и окрыляет, а положение наставника до такой степени активизирует и воодушевляет, что любое возражение со стороны подопечного они не просто оспаривают или игнорируют, равнодушно пропуская мимо ушей, но рассматривают как преступную идеологическую диверсию, разрушающую их грандиозные планы, ставящую под угрозу их грандиозный проект. А потому, закипая от возмущения, яростно спорят с ним и подавляют его сопротивление радикальными и жестокими мерами (особенно, в ИТО конфликта).

Экстраверты - "ПЕРЕСТРАХОВЩИКИ" (ИЛЭ, Дон - Кихот и ИЭЭ, Гексли) выгодно используют тактические свойства своих ЭГО - программ, шаг за шагом запутывая своих "подопечных". Направляя их к частной, локальной цели, которая, как потом выясняется, становится звеном в череде будущих неприятностей, они заставляют их слепо следовать их распоряжениям, — "подгоняют", "понукают", настаивают: "Сделай то…", "сделай это…", "пойди туда…", "поговори с тем". "Зачем мне это?" — спрашивает подконтрольный "ЭНТУЗИАСТ". И слышит в ответ: "Делай, что тебе говорят! Так надо! Так будет лучше для всех. И для тебя в том числе!". "ЭНТУЗИАСТ" подчиняется, один, другой раз делает, "как надо" и чувствует себя тем, кого непонятно для каких целей используют, гонят по какой - то непонятно кем и куда проложенной колее, ощущает себя слепым и бездумным "зомби" — "марионеткой" в чужой и жестокой игре.

Проявляя настойчивость и упорство, действуя угрозами и шантажом, подавляя волевым и эмоциональным напором, меняя тактику, настроение и отношение, манипулируя этически (Дюма и Гексли) и логически (Габен и Дон - Кихот), "ПРОЖЕКТЁРЫ" втягивают своих "исполнителей" во всё более опасные эксперименты, подставляют под новые неприятности. Не позволяя им опомниться, одуматься, взвесить всё, собраться с мыслями и отдохнуть, они заставляют их снова и снова работать на пределе своих сил и возможностей. Входят в азарт и продолжают свои "испытания" до тех пор, пока не получают хотя бы приблизительного представления о результате.

Но именно неопределённость конечного результата и неуверенность в успехе мероприятия (идущая от дутой самонадеянности "ПРОЖЕКТЁРОВ", осознающих непрочность своих реальных позиций и слабость доводов, сфабрикованных на "авось") и расхолаживает активность "ЭНТУЗИАСТА", подавляет и угнетает его, заставляет ощущать себя жертвой чужой авантюрной интриги.

"ЭНТУЗИАСТЫ" Не доверяют лидерам, не имеющим твёрдых убеждений, ясных целей, ясного и определённого пути их достижения. Не доверяют лидерам, часто меняющим свои убеждения, не доверяют инструкторам, путающимся в своих указаниях. Не любят путаницы, волокиты в делах, простоя, бесполезной траты времени и сил.

Боятся "ложных", самонадеянных лидеров, навязывающих своё руководство при абсолютном неумении руководить. Боятся самонадеянных людей, злоупотребляющих их доверием, навязывающих им ложные цели, увлекающих на ложный путь. Но с готовностью идут за человеком, способным вывести их тьмы хаоса, деградации и упадка на ясную и определённую дорогу, к чётко поставленным и обозначенным позитивным целям. (Эта идея была аллегорически отражена в рассказе А.М. Горького "Горящее сердце Данко", где повествуется о благородном и храбром юноше, который светом своего пылающего сердца осветил путь людям, заблудившимся в тёмном лесу, и вывел их из тёмной чащи на прямую, чёткую, ярко освещённую дорогу.) "ЭНТУЗИАСТЫ" не доверяют руководителям, которые вместо того, чтобы вывести их к ясным целям, заводят в тёмный лес. И по этому поводу у них возникают раздоры с самонадеянными и беспечными "ПРОЖЕКТЁРАМИ", которые многое им обещают, но при этом лукавят с ними, хитрят, на каждом шагу обманывают их ожидания, злоупотребляют доверием и терпением (в ИТО ревизии, соцзаказа, конфликта).

Когда после многих мытарств и злоключений "ЭНТУЗИАСТЫ" видят с каким оскорбительным безразличием и нарочитым пренебрежением к результатам их непосильных трудов относятся их "наставники" - "ПРОЖЕКТЁРЫ", как быстро теряют к ним интерес и заставляют отказываться от плодов так и не успевшего созреть урожая, требуя переключаться на новое, ещё более авантюрное предприятие, противоположное по целям и направлению, они (в ИТО конфликта, обратной ревизии, обратного соцзаказа) предъявляют к своим бывшим "учителям" непомерно высокий счёт (в качестве компенсации всех обид и понесённых потерь) и заставляют оплачивать его по самой дорогой цене.

"ПРОЖЕКТЁРЫ" этой расплаты боятся и стараются исчезнуть из поля зрения "ЭНТУЗИАСТОВ". Пытаются отпугнуть их истериками, стараются оттолкнуть, отдалить от себя, либо предлагают всё забыть и простить, советуют научиться прощать, рекомендуют себя в качестве наставников и в этом вопросе. Пробуют разные тактики, различные формы сравнительно безболезненного разрыва отношений. (Могут вести себя дерзко, возмутительно нагло или унизительно, — "становятся в позу подчинения" (как говорят этологи), стараясь вызвать отвращение у своего бывшего "подчинённого" и отдалить его от себя.



26-2. "ЭНТУЗИАСТЫ" И "ФАТАЛИСТЫ"

(зеркальные ИТО, ИТО активации, прямая и обратная ревизия, прямой и обратный соцзаказ)

Поначалу "ЭНТУЗИАСТЫ" привлекают "ФАТАЛИСТОВ" как своих преемников (в рамках прямой ревизии и соцзаказа) к реализации своих проектов и продвижению своих инициатив. В дальнейшим же "ФАТАЛИСТЫ", войдя во вкус новых начинаний и определяя в них для себя руководящую роль, начинают перехватывать инициативу у "ЭНТУЗИАСТОВ", после чего в отношениях "ФАТАЛИСТОВ" с "ЭНТУЗИАСТАМИ" сразу же возникает напряжение, вызванное противоборством интересов и инициатив. Захватив доминирующие позиции, "ФАТАЛИСТЫ" начинают глушить инициативу "ЭНТУЗИАСТОВ" (преимущественно, "ФАТАЛИСТЫ" - ТАКТИКИ), либо жестоко подавлять её (если она с ними не согласована, ими не утверждена и не санкционирована).

Могут перехватывать её и (уже как свою) направлять на реализацию собственных планов.

"ЭНТУЗИАСТЫ" со своей стороны постараются не уступать инициативу и попытаются корректировать планы и действия "ФАТАЛИСТОВ", особенно если не согласны с их направлением, задачами, целями. Будут сопротивляться их доминированию и навязываемым ими отношениям соподчинения. Перестанут подчиняться им соблюдать субординацию (особенно, если они ДЕМОКРАТЫ по духу и убеждениям).Начнут оспаривать преимущественные права и привилегии "ФАТАЛИСТОВ", ставить под сомнение их "высокое предназначение", "божественное происхождение", право на руководство. Затем снова попытаются навязать "ФАТАЛИСТАМ" свои интересы, задачи и цели, могут игнорировать их распоряжения, срывать планы, подрывать их работу, устраивать саботаж.

Могут просто поднять "бунт на корабле", если категорически не согласны с их генеральной стратегией, идеологией, политикой, планами (Как это, например, было со сподвижниками Александра Македонского в период завоевания им Персии. Несмотря на то, что многие из них по доброй воле и по своей инициативе, поддавшись энтузиазму, пошли за ним в этот поход, Александр жестоко унизил их, когда в принудительном, строгом порядке стал навязывать им чуждые и унизительные для них обычаи и изуверски жестокие верования Персии. Да потом же и сам их (своих же сподвижников) упрекал в отступлении от демократичных обычаев и нравов эллинов. Возмущённые этой несправедливостью, они роптали, оспаривали его права, несмотря на угрозы и массовые репрессии, которые он в наказание им учинил. Потом всё же подняли бунт и, преодолевая его жестокое сопротивление, заставили его изменить и планы, и направление своего похода, когда увидели, что его устремлённость к новым и неизведанным рубежам уже выходит за рамки возможного, разумного и допустимого. До самой его смерти они не могли ему простить его несправедливо - жестокого и унизительного обращения с ними.)

читать дальше
запись создана: 24.04.2012 в 03:08

URL
23:38 

Признаки Рейнина. БЕСПЕЧНОСТЬ - ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


БЕСПЕЧНЫЕ И ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ. СООТНОШЕНИЕ И РАЗДЕЛЕНИЕ ПО ПРИЗНАКАМ РАЦИОНАЛЬНОСТИ — ИРРАЦИОНАЛЬНОСТИ и РЕШИТЕЛЬНОСТИ — РАССУДИТЕЛЬНОСТИ (Автор Вера Стратиевская © 2010)

27. ПЕРЕДАЧА СОЦИАЛЬНОГО ОПЫТА В ИТО РЕВИЗИИ И ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ СМЕНЯЕМОСТИ ГРУПП В КОЛЬЦАХ СОЦИАЛЬНОГО ПРОГРЕССА

В кольцах социального прогресса (и эволюционных, и инволюционных)передача социального опыта происходит в определённой последовательности сменяемости выше описанных групп (см. рис. 1.)

"ПРОЖЕКТЁРЫ" (БЕСПЕЧНЫЕ РАССУЖДАЮЩИЕ) — ИЛЭ, Дон - Кихот, СЭИ, Дюма, ИЭЭ, Гексли, СЛИ, Габен — передают социальный опыт "ЭНТУЗИАСТАМ" (БЕСПЕЧНЫМ РЕШИТЕЛЬНЫМ) — ЭИЭ, Гамлету, ЛСИ, Максиму, ЛИЭ, Джеку, ЭСИ, Драйзеру.

"ЭНТУЗИАСТЫ" передают социальный опыт "ФАТАЛИСТАМ" (ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫМ РЕШИТЕЛЬНЫМ) — СЛЭ, Жукову, ИЭИ, Есенину, СЭЭ, Цезарю, ИЛИ, Бальзаку.

"ФАТАЛИСТЫ" — ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫМ РАССУЖДАЮЩИМ ("ПЕРЕСТРАХОВЩИКАМ") —ЭСЭ, Гюго, ЛИИ, Робеспьеру, ЛСЭ, Штирлицу, ЭИИ, Достоевскому, которые в свою очередь передают социальный опыт БЕСПЕЧНЫМ РАССУЖДАЮЩИМ ("ПРОЖЕКТЁРАМ").



28.ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ СМЕНЯЕМОСТИ ГРУПП В МЕНТАЛЬНОМ КОЛЬЦЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ МОДЕЛИ

Последовательность сменяемости групп в кольцах социального прогресса совпадает с последовательностью сменяемости аспектов, программирующих эти группы в ментальном кольце информационной модели.



В качестве примера рассмотрим модели ТИМов, составляющих статическое, инволюционное кольцо социальной ревизии: 1.ИЭЭ, Гексли ("ПРОЖЕКТЁР"), → 2. ЭСИ, Драйзер ("ЭНТУЗИАСТ") → 3.СЛЭ, Жуков ("ФАТАЛИСТ"), → 4.ЛИИ, Робеспьер ("ПЕРЕСТРАХОВЩИК").

1.ИЭЭ, Гексли.
Программная функция: интуиция потенциальных возможностей (-ЧИ1) — программный "ПРОЖЕКТЁР" (уж если что - то задумает, так будет носиться этой идеей, пока не реализует её.).

Творческая функция: аспект этики отношений (+БЭ2) — творческий "ПЕРЕСТРАХОВЩИК" (найдёт исполнителя для реализации своего проекта, себя под удар не подставит; чем опасней идея, тем строже будет контролировать исполнителя).

Нормативная функция: волевая сенсорика (-ЧС3) — нормативный "ФАТАЛИСТ" (сам себя программирует на успех, заставляет себя поверить в свои силы и возможности; формула его успеха: "Поверь в себя, в свои силы, и у тебя всё получится".)

Мобилизационная функция: логика соотношений (+БЛ4) — проблемный "ЭНТУЗИАСТ" (легко увлекается, воодушевляясь заманчивой, новой идеей и так же быстро к ней охладевает, теряет интерес.)

2. ЭСИ, Драйзер.
Программная функция: аспект этики отношений (-БЭ1) — программный "ЭНТУЗИАСТ" (увлечённо ищет цель в жизни, включается в каждое полезное и интересное начинание, позволяющее ему успешно себя реализовать).

Творческая функция: аспект волевой сенсорики (+ЧС2) — творческий "ФАТАЛИСТ" (творческий подход к осознанию своей избранности ("Почему я? Почему мне выпало на долю это реализовать"), мобилизация сил при столкновении с препятствиями).

Нормативная функция: аспект логики соотношений (-БЛ3) — нормативный "ПЕРЕСТРАХОВЩИК" в реализации смелых идей старается не подвергать излишнему риску ни себя, ни своих товарищей, предпочитает действовать умеренно, вдумчиво, взвешенно, в рамках закона, инструкций и правил).

Мобилизационная функция: интуиция потенциальных возможностей (+ЧИ4) — проблемный "ПРОЖЕКТЁР" (оторванные от реальности, идущие вразрез со здравым смыслом и с его принципами поддерживает крайне неохотно, ими не воодушевляется и реализует только под жесточайшим нажимом, в крайне безвыходной ситуации. Будучи предоставлен сам себе, в любую минуту может "выйти из игры", отказаться от участия в проекте, или приостановить его реализацию, восстановив против него всю бригаду. (В любой авантюре "ЭНТУЗИАСТ" ("ПЕДАНТ" или "МОРАЛИСТ") оказывается "слабым звеном", которое распадается и разваливает всю работу, чуть только "ПРОЖЕКТЁР" ослабляет давление или контроль. (Вступает в силу обратная ревизия или обратный соцзаказ, и "ЭНТУЗИАСТ", строго спрашивая с "ПРОЖЕКТЁРА" за все просчёты и недоработки проекта, предъявляет ему высокий счёт за провал мероприятия, за собственные не сбывшиеся надежды, разрушенные иллюзии, потраченное даром время и силы.)

3. СЛЭ, Жуков.
Программная функция: аспект волевой сенсорики (-ЧС1) — программный "ФАТАЛИСТ" (верит в свою способность преодолевать и сокрушать любые препятствия, добиваться желаемого, брать любые высоты.)

Творческая функция: аспект логик соотношений (+БЛ2) — творческий "ЭНТУЗИАСТ" (неутомимый в работе, в борьбе, в достижении поставленной цели).

Нормативная функция: интуиция потенциальных возможностей (-ЧИ3) — нормативный, ролевой "ПРОЖЕКТЁР". (Может воодушевлять иллюзорными перспективами и целями, стимулировать несбыточными посулами, обещать "золотые горы" ("земли крестьянам, станки рабочим") разыгрывать роль бесшабашного ("безбашенного") фантазёра и мечтателя, пытается увлечь потенциальных сподвижников своими грандиозными планами. Но сам к авантюрным проектам относится настороженно, подключается к ним избирательно, и только тогда, когда уверен в успехе, в победе, в возможности лично возглавить этот проект и извлечь из него максимальную выгоду.)

Мобилизационная функция: аспект этики отношений (+БЭ4) — проблемный "ПЕРЕСТРАХОВЩИК".(В соблюдении мер предосторожности бывает беспрецедентно коварен и жесток. Стремясь оградить себя от неприятностей в настоящем и в будущем, нейтрализует своего потенциального противника или конкурента, предупреждает его ответные меры, разрушает его планы возмездия, применяя тактику "выжженной земли", уничтожает всё рядом с ним и вокруг него, не оставляя ему шансов на выживание.)

4.ЛИИ, Робеспьер.
Программная функция: аспект логики соотношений (-БЛ1) — программный "ПЕРЕСТРАХОВЩИК", способный внедрёнными им системными ограничениями (разработанными им правилами и запретами) предельно сковать внушающую ему опасение инициативу потенциального конкурента, обвинить его в отступлении от правил и вытеснить из системы (к полному своему удовольствию, будущему спокойствию и безраздельному управлению системой).

Творческая функция: аспект интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ2)— творческий "ПРОЖЕКТЁР" (для расширения своих полномочий, для получения неограниченных прав и возможностей способен идти на политические авантюры: разрабатывать утопические социальные проекты, организовывать политические заговоры и убийства, совершать государственные и политические перевороты, социальные революции.)

Нормативная, ролевая функция: аспект этики отношений (-БЭ3) — нормативный (ролевой) "ЭНТУЗИАСТ" (подключаясь к чужому проекту, может разыгрывать роль чрезвычайно активного и деятельного человека, но в действительности к этому проекту будет относиться очень настороженно, меру личной активности и правовой ответственности будет строго нормировать, своё участие будет рассматривать как промежуточный этап на пути продвижения к цели.

Мобилизационная функция: аспект волевой сенсорики (+ЧС4) — проблемный "ФАТАЛИСТ" (переоценивая свою роль в значимом для него деле, может с особой жестокостью уничтожать конкурентов и считать это своим высшим предназначением, —именовать себя "карающей дланью Всевышнего" (как, это сделал Оливер Кромвель, ЛИИ), объявлять себя "совестью мира", "всевидящим оком революции", или её "карающим мечом", устанавливать жесточайший диктат и контроль над своими политическими противниками, — свойственно представителям этого ТИМа, равно как и осознавать свою миссию, которую возлагают на него все эти "звания".

В качестве примера рассмотрим модели ТИМов, составляющих статическое, инволюционное кольцо социальной ревизии: 1.ИЭЭ, Гексли ("ПРОЖЕКТЁР"), → 2. ЭСИ, Драйзер ("ЭНТУЗИАСТ") → 3.СЛЭ, Жуков ("ФАТАЛИСТ"), → 4.ЛИИ, Робеспьер ("ПЕРЕСТРАХОВЩИК").

1.ИЭЭ, Гексли.
Программная функция: интуиция потенциальных возможностей (-ЧИ1) — программный "ПРОЖЕКТЁР" (уж если что - то задумает, так будет носиться этой идеей, пока не реализует её.).

Творческая функция: аспект этики отношений (+БЭ2) — творческий "ПЕРЕСТРАХОВЩИК" (найдёт исполнителя для реализации своего проекта, себя под удар не подставит; чем опасней идея, тем строже будет контролировать исполнителя).

Нормативная функция: волевая сенсорика (-ЧС3) — нормативный "ФАТАЛИСТ" (сам себя программирует на успех, заставляет себя поверить в свои силы и возможности; формула его успеха: "Поверь в себя, в свои силы, и у тебя всё получится".)

Мобилизационная функция: логика соотношений (+БЛ4) — проблемный "ЭНТУЗИАСТ" (легко увлекается, воодушевляясь заманчивой, новой идеей и так же быстро к ней охладевает, теряет интерес.)

2. ЭСИ, Драйзер.
Программная функция: аспект этики отношений (-БЭ1) — программный "ЭНТУЗИАСТ" (увлечённо ищет цель в жизни, включается в каждое полезное и интересное начинание, позволяющее ему успешно себя реализовать).

Творческая функция: аспект волевой сенсорики (+ЧС2) — творческий "ФАТАЛИСТ" (творческий подход к осознанию своей избранности ("Почему я? Почему мне выпало на долю это реализовать"), мобилизация сил при столкновении с препятствиями).

Нормативная функция: аспект логики соотношений (-БЛ3) — нормативный "ПЕРЕСТРАХОВЩИК" в реализации смелых идей старается не подвергать излишнему риску ни себя, ни своих товарищей, предпочитает действовать умеренно, вдумчиво, взвешенно, в рамках закона, инструкций и правил).

Мобилизационная функция: интуиция потенциальных возможностей (+ЧИ4) — проблемный "ПРОЖЕКТЁР" (оторванные от реальности, идущие вразрез со здравым смыслом и с его принципами поддерживает крайне неохотно, ими не воодушевляется и реализует только под жесточайшим нажимом, в крайне безвыходной ситуации. Будучи предоставлен сам себе, в любую минуту может "выйти из игры", отказаться от участия в проекте, или приостановить его реализацию, восстановив против него всю бригаду. (В любой авантюре "ЭНТУЗИАСТ" ("ПЕДАНТ" или "МОРАЛИСТ") оказывается "слабым звеном", которое распадается и разваливает всю работу, чуть только "ПРОЖЕКТЁР" ослабляет давление или контроль. (Вступает в силу обратная ревизия или обратный соцзаказ, и "ЭНТУЗИАСТ", строго спрашивая с "ПРОЖЕКТЁРА" за все просчёты и недоработки проекта, предъявляет ему высокий счёт за провал мероприятия, за собственные не сбывшиеся надежды, разрушенные иллюзии, потраченное даром время и силы.)

3. СЛЭ, Жуков.
Программная функция: аспект волевой сенсорики (-ЧС1) — программный "ФАТАЛИСТ" (верит в свою способность преодолевать и сокрушать любые препятствия, добиваться желаемого, брать любые высоты.)

Творческая функция: аспект логик соотношений (+БЛ2) — творческий "ЭНТУЗИАСТ" (неутомимый в работе, в борьбе, в достижении поставленной цели).

Нормативная функция: интуиция потенциальных возможностей (-ЧИ3) — нормативный, ролевой "ПРОЖЕКТЁР". (Может воодушевлять иллюзорными перспективами и целями, стимулировать несбыточными посулами, обещать "золотые горы" ("земли крестьянам, станки рабочим") разыгрывать роль бесшабашного ("безбашенного") фантазёра и мечтателя, пытается увлечь потенциальных сподвижников своими грандиозными планами. Но сам к авантюрным проектам относится настороженно, подключается к ним избирательно, и только тогда, когда уверен в успехе, в победе, в возможности лично возглавить этот проект и извлечь из него максимальную выгоду.)

Мобилизационная функция: аспект этики отношений (+БЭ4) — проблемный "ПЕРЕСТРАХОВЩИК".(В соблюдении мер предосторожности бывает беспрецедентно коварен и жесток. Стремясь оградить себя от неприятностей в настоящем и в будущем, нейтрализует своего потенциального противника или конкурента, предупреждает его ответные меры, разрушает его планы возмездия, применяя тактику "выжженной земли", уничтожает всё рядом с ним и вокруг него, не оставляя ему шансов на выживание.)

4.ЛИИ, Робеспьер.
Программная функция: аспект логики соотношений (-БЛ1) — программный "ПЕРЕСТРАХОВЩИК", способный внедрёнными им системными ограничениями (разработанными им правилами и запретами) предельно сковать внушающую ему опасение инициативу потенциального конкурента, обвинить его в отступлении от правил и вытеснить из системы (к полному своему удовольствию, будущему спокойствию и безраздельному управлению системой).

Творческая функция: аспект интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ2)— творческий "ПРОЖЕКТЁР" (для расширения своих полномочий, для получения неограниченных прав и возможностей способен идти на политические авантюры: разрабатывать утопические социальные проекты, организовывать политические заговоры и убийства, совершать государственные и политические перевороты, социальные революции.)

Нормативная, ролевая функция: аспект этики отношений (-БЭ3) — нормативный (ролевой) "ЭНТУЗИАСТ" (подключаясь к чужому проекту, может разыгрывать роль чрезвычайно активного и деятельного человека, но в действительности к этому проекту будет относиться очень настороженно, меру личной активности и правовой ответственности будет строго нормировать, своё участие будет рассматривать как промежуточный этап на пути продвижения к цели.

Мобилизационная функция: аспект волевой сенсорики (+ЧС4) — проблемный "ФАТАЛИСТ" (переоценивая свою роль в значимом для него деле, может с особой жестокостью уничтожать конкурентов и считать это своим высшим предназначением, — именовать себя "карающей дланью Всевышнего" (как, это сделал Оливер Кромвель, ЛИИ), объявлять себя "совестью мира", "всевидящим оком революции", или её "карающим мечом", устанавливать жесточайший диктат и контроль над своими политическими противниками, — свойственно представителям этого ТИМа, равно как и осознавать свою миссию, которую возлагают на него все эти "звания".

29. ПРИЗНАК БЕСПЕЧНОСТИ И ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА В КОЛЬЦАХ СОЦИАЛЬНОГО ПРОГРЕССА

Основной тезис: ПРИЗНАК БЕСПЕЧНОСТИ (и его программы расселения, разрушения, смены систем и иерархий) ЗАДАЁТ УСКОРЕНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫМ ПРОЦЕССАМ В КОЛЬЦАХ СОЦИАЛЬНОГО ПРОГРЕССА, А ПРИЗНАК ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ (и его программы заселения, становления, созидания и совершенствования созданного) ИХ "ПРИТОРМАЖИВАЕТ" И ЗАКРЕПЛЯЕТ В "ЭВОЛЮЦИОННОЙ ПАМЯТИ" КОЛЬЦА.

Вернёмся к вопросу о преемственности соцзаказа самой аристократической диады Гамлет — Максим от самой демократической Дон — Дюма. Рассмотрим, что связывает их на этом отрезке кольца социального прогресса, и почему "мир хижинам" и война дворцам" объявляется именно здесь.

Скажем так: на "первом шаге" передачи соцзаказа по кольцам социального прогресса, на начальном его этапе наиболее значимым оказывается тот факт, что обе диады — и преемника, и передатчика — связывает между собой признак БЕСПЕЧНОСТИ. Всё "лихачество", весь азарт передачи наиболее смелых идей, инновационных проектов, революционно сокрушительных и разрушительных социальных заказов задаётся здесь и раскручивается именно в этом звене.

И Дон-Кихот, и Гамлет как квестимы, экстраверты - идеологи и интуиты нацеливают самые смелые свои проекты на далёкое и светлое будущее. Мечтая о благе для всего человечества и не считаясь с реальными затратами и усилиями, они создают нечто соответствующее этим фантастическим идеалам, претворяя их посильными и непосильными средствами в жизнь.

Вопреки закону эко-целесообразности, не рекомендующему делать преждевременно посредством больших усилий то, что можно сделать своевременно посредством меньших, и Дон-Кихот, и его преемник Гамлет, ОПИРАЯСЬ НА ПРИЗНАК БЕСПЕЧНОСТИ и пользуясь всеми подручными средствами и возможными материалами, совершают титанические усилия, претворяя свои фантастические идеи путём подавления и разрушения всего отжившего, старого, бесперспективного, — всего того, что не вписывается в их представление о том, что понадобится всему человечеству в его светлом и безоблачном будущем. И не случайно "комиссар" - Гамлет (Гамлет - "наставник" или Гамлет - "учитель"), выступая с трибуны, говорит каждому провинившемуся: "Таких, как ты, мы не возьмём с собой в светлое будущее! Такие, как ты, нам портят всю картину успеваемости" ("картину сдачи зачётов", "картину выполнения плана").

— Что это за "картины" такие? — спросит Читатель.

— А это именно те "картины", которые не вписываются в представление Гамлета о грядущем счастье человечества, в котором, по его мнению, не должно быть места лени, тунеядству, разгильдяйству и прочим, вредным для общества влияниям и недостаткам.

Признак БЕСПЕЧНОСТИ заставляет Гамлета не только пользоваться подручными средствами и возможностями для достижения быстрых или хоть сколь-нибудь приемлемых (промежуточных) результатов, но и заставляет "легко" и беспечно и даже ПО-ДЕТСКИ ИНФАНТИЛЬНО (!) взглянуть на иерархию, вопреки признаку аристократизма, нивелируя систему аристократических (иерархических, династических, сословных) приоритетов, отметая и игнорируя эволюционный опыт, накопленный предшествующими, существовавшими в рамках этой системы поколениями, не считаясь с усилиями и средствами, затраченными на её создание, укрепление и становление.

Признак БЕСПЕЧНОСТИ помогает Гамлету разрушить те ритуалы и традиции, которые его соцзаказчик Дон в революционном запале объявляет "лишними", "избыточными", "обременительными", "никому не нужными". Поддаваясь импульсу соцзаказа, Гамлет от этих традиций отказывается, отвергает их, объявляя отжившими, устаревшими, не соответствующими духу времени, вредными, архаичными, растлевающими общество, загнивающими по форме и содержанию, регрессивными, дегенеративными и т.д.

С подачи Дона признак БЕСПЕЧНОСТИ позволяет Гамлету пренебречь уже сложившимися иерархическими связями и отношениями, позволяет ему их развалить с тем, чтобы заменить чем - то новым, более современным, приближающим к светлому будущему.

Ориентируясь на новизну, Гамлет тут же начинает заменять прежние ритуалы новыми (вместо крестин организуются "звездины" и "октябрины"), брачные ритуалы тоже подменяются новыми церемониями: кроме росписи в "амбарной книге" появляется "приданное" для невест в виде грамот, наград и почётных званий. Брачные клятвы приносятся не у алтаря, а перед бюстами новых вождей в красном уголке, или у красного знамени в ленинском зале. Жениться и разводиться можно столько раз, сколько душа пожелает: приближаясь к светлому будущему человек, по мнению идеологов, становится всё более свободным и раскрепощённым, избавляясь от ненужных связей и ограничений. И признак БЕСПЕЧНОСТИ в разрыве и освобождении от "лишних" связей тоже им помогает: церковные, религиозные традиции (в том числе нравственные и моральные нормы) рассматриваются новыми идеологами как обременительный и устаревающий "поповский хлам", от которого необходимо освобождаться. Комитеты по контролю за высвобождением от "устаревающих пережитков" организуются повсеместно. (В СССР, в общественном и в частном порядке они существовали и в 60-х, и в 70-х годах, и во времена "оттепели", и во времена "застоя", — вплоть до времён "перестройки".)

То, что тогда по БЕСПЕЧНОСТИ "вместе с водой выплеснули и младенца" — отказавшись от ритуалов, отказывались от гуманизма, терпимости, милосердия, духовности, нравственности, — заметили уже значительно позже. И искореняли недостаток духовности со значительно меньшим рвением, чем в своё время, в рамках "новых веяний, соответствующих новой эпохе", насаждали жестокость, массовую истерию, безнравственность и бездуховность.(Что объясняется ещё и тем, что аспект этики отношений у Дон-Кихота — главного "застрельщика" и передатчика всех этих новых веяний — находится на позициях самой презираемой и самой вытесненной ценности, антагонистично враждующей с его интуитивно - возможностной ЭГО - программе.)

Одновременно с революционными нововведениями Гамлета, его первый сподвижник и дуал Максим создаёт новую иерархию на развалинах старой, — кто был "никем", становится "всем" по факту своего нового назначения. Служа новой системе (напоминающей хорошо забытую старую), действуя новыми методами (как в старину), подчиняясь новым культам, новым порядкам и влияниям, принимая для себя новые идеи, взгляды, веяния и ритуалы, Максим создаёт иерархическую систему "нового образца", ощущает себя учредителем всего самого нового и самого прогрессивного, стараясь в каждой сфере и в каждой области стоять на передовых позициях и во всём, что касается новых событий, новых масштабных преобразований и перемен", быть "впереди планеты всей". И во всём этом ему также помогают программы миграции и расселения (органично вписывающиеся в признак БЕСПЕЧНОСТИ), — программы разрушения старого и безоглядной замены старого новым (вплоть до полного физического истребления и уничтожения всего того, что признано "отжившим", "негодным" и "старым"). Трудясь не покладая рук, и Максим, и Гамлет, сами того не замечая, создают новую иерархию по худшему образцу старой — предшествующей той, которую развалили. И в этой "новой" иерархии стремятся занять приоритетные, доминирующие позиции. И это — в лучшем случае, — в созидательном.

В худшем случае — в разрушительном, — оба с подачи Дона действуют хаотично и беспредельно деструктивно, отвечая чередой террористических актов на его (теперь уже АВАНТЮРНЫЙ или АНАРХИЧЕСКИЙ) соцзаказ, проводя его по дальнейшим каналам и связям, понимая его буквально, примитивно и просто: "Если сказано: "весь мир насилия мы разрушим до основания…", значит так и надо поступать, — крушить всё, что поддаётся разрушению. Всё равно старое когда - нибудь должно уступить место новому, так почему не сейчас?" А то, что это новое — деструктивно и не созидательно, — это уже другой вопрос, ответ на который тоже находится: "Мы разрушаем, а будущие поколения, которые придут после нас, будут строить. Они уже будут знать, что нужно строить и как. Мы же пока только разрушаем".

"Ломать — не строить" — программа "беспечная". И в этой диаде, с подачи (БУНТАРЯ И АНАРХИСТА!) СОЦЗАКАЗЧИКА - Дона, она тоже часто оказывается востребованной. Первым с наибольшим энтузиазмом её подхватывает Гамлет — неустроенный, неорганизованный, выпавший из системы (или не пристроенный в систему) предыдущего сообщества, — неприкаянный и бесцельно проживающий (или прожигающий) свою жизнь неудачник, для которого авантюрно - революционный соцзаказ, полученный от Дона, представляется спасением от многих бед. Избавляет от бесцельного и бессмысленного существования уже тем, что намечает хоть какие - то творческие и социальные перспективы, задаёт хоть какую - то программу успешной социальной и творческой самореализации. А то, что она воплощается не в созидании, а в разрушении — тоже можно принять и перетерпеть: не всем же строить, надо кому - то и разрушать. Для агрессивного бунтаря и анархиста - Гамлета это ещё и возможность выплеснуть избыточную, — главным образом, "чёрную", разрушительную, — энергию, от которой ему, в первую очередь, самому хочется освободиться. (А то, что за обломками всех этих разрушений, КАК ЕМУ КАЖЕТСЯ, начинает просматриваться "дорога к светлому будущему" (особенно, если в это поверить), — это уже само по себе оправдывает в его глазах всю проделанную им работу и говорит о том, что его силы потрачены не напрасно.)

Но это, опять же, если только во всё это верить. А вера для Гамлета — это главное: как субъективист он может убедить себя во всём, в чём захочет: захотел — поверил, — какие проблемы? Создать свою веру, свою религию, свою идеологическую иерархию со всеми культами и ритуалами — тоже по его части. Посредством создания таких идеологических программ и соответствующих им иерархий Гамлет и вносит свой вклад в общее дело социальной преемственности, и оставляет свой след в эволюционном кольце социального прогресса.

— А цель у этой программы какова?

— Цель: программы расселения посредством рассредоточения и обновления систем. То есть, — всё та же альтернативная пространственная сенсорика — т.н.с. и "зона страха" ЭИЭ, Гамлета (-б.с.4), которая в этом случае (в процессе деструктивной, асоциальной или антиобщественной) деятельности Гамлета СТАНОВИТСЯ САМОЦЕЛЬЮ И ОДНОВРЕМЕННО РАСШИРЯЕТ ЗОНУ ЗАХВАТА, РАЗРУШЕНИЯ И ТЕРРОРА. Чем активнее разрушительная деятельность Гамлета, тем активнее общество противодействует его террору и тем больше обид, мнительности и жажды мести выражается (во всё тех же террористических актах) с его стороны. В результате возникает цепная реакция разрушительных и деструктивных действий, которую он запускает, в которую включается, отвечая на противодействия, и которую продолжает до бесконечности (завещая и передавая потомкам как наследственный соцзаказ), желая оставить последнее слово за собой. Перекрыть и пресечь эту цепочку можно только жестокими "максимовскими" методами — встречным военно - правовым и административным подавлением.

Таким образом, по совокупности психологических признаков (свойств, качеств, способностей), "отвечающих" за самосохранение и самовосстановление функциональных свойств ТИМа, по утверждению врождённых ценностей и систем приоритетов, восстанавливающих функциональную деятельность ЭГО - блоков и ЭГО - программ (как конструктивную и созидательную "область врождённого профессионализма" ТИМа), РЕЗЕРВЫ ДЛЯ ВЫХОДА ИЗ АСОЦИАЛЬНОГО И ДЕСТРУКТИВНОГО СОЦЗАКАЗА КАЖДАЯ ДИАДА НАХОДИТ САМА В СЕБЕ.

В результате, каждая диада в кольце соцзаказа нарабатывает эволюционный опыт, но при этом возвращается к своим исконным ценностям. Дон - Кихот остаётся при своих чудачествах и иллюзорных проектах, предоставляя их социальную реализацию далёкому, светлому будущему. Гамлет с Максимом уже не мечтают о мировом пожаре разрушительных вселенских процессов, а возвращаются к своим бытовым и будничным иерархиям (домашнего формата), в которых после всех передряг чувствуют себя тепло и уютно. Гамлет начинает понимать, что путь в светлое будущее можно прорубить и мирными способами — для этого необязательно взрывать и разрушать целый мир.

Существование в иерархии даёт им обоим определённые удобства и преимущества, которыми каждый из них уже начинает дорожить. Начинают дорожить и внешними, образующимися вокруг иерархии мирными, дружескими связями. А значит и разрушать их (а с ними и весь мир в придачу) желание пропадает.

Конечно, и "праздник саранчи" — это хроническое заболевание БЕСПЕЧНЫХ ЗАВОЕВАТЕЛЕЙ, включая все их безудержные и бессмысленные программы рассредоточения (-б.с.4) и расселения на дальних территориях "в целях и завоевания жизненного пространства" — ТОЖЕ МОЖЕТ ЕЩЁ КАКОЕ - ТО ВРЕМЯ ПРОДОЛЖАТЬСЯ. Но резервы для этого всё равно когда - нибудь истощаются. И, как любой пожар, как любое стихийное бедствие, исчерпав свой потенциал, он угасает в самом себе тем быстрей, чем больше ему противодействуют, перекрывая новые очаги возгорания.

На изломе второй, иерархической квадры при переходе её в третью, демократическую, Гамлет проявляет нешуточную политическую активность (благо, повод и силы для этого всегда находятся!). Выбрасывая огромное количество избыточной энергии, реагирует цепной реакцией взрывов на разрушение его иерархической эко- ниши. И опять, как ветер в поле, как демон в горах носится он, как неприкаянный, до тех пор, пока его не "успокаивает", принимая эстафету по соцзаказу, последующая, подзаказная диада ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ эволюторов - демократов - объективистов Цезарь — Бальзак ("социал" и "исследователь"). Они и расщепляют, и рассредотачивают его активность, умиротворяют и приглушают её, "застаивают" и "усмиряют" в недрах своей диады. Огромную часть энергии Гамлета Бальзак аккумулирует в период "затишья", приглушает в эпоху "застоя", в период последовательной и постепенной (пассивной и планомерной) демократической реструктуризации социальных систем, а затем уже переводит в позитивное, созидательное русло, в котором эмоциям Гамлета отводится подчинённая, второстепенная роль, потому что на первый план уже выходят доминирующие в квадрах объективистов аспекты деловой логики и этики отношений.

Цезарь и Бальзак — диада практичных, демократичных и ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ эволюторов. Слишком долго они у себя соцзаказ не удерживают. (Это опасно, обременительно и неэкологично, поскольку противоречит принципу толерантности и эко - целесообразности: нет смысла самому выполнять чужую работу, да ещё преждевременно, да ещё скудными, кустарными средствами, если в последующей квадре для этого отводятся свои резервы и всё, что в предыдущей квадре создавалось кустарно и хаотично, в последующей будет технологически усовершенствовано и планомерно поставлено на поток.).

Таким образом, выполнив (в рамках своих возможностей и полномочий) свою соционную миссию, притормозив самые разрушительные и самые динамичные процессы двух предшествующих БЕСПЕЧНЫХ диад, Цезарь и Бальзак восстанавливают основные функциональные структуры сообщества и передают соцзаказ последующей эволюционной диаде — тоже ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОЙ, созидательной, но аристократической, рациональной и высокотехнологичной. В которой идеологом и застрельщиком всех преобразовательных процессов выступает технолог высочайшего класса, "управленец" высшего звена, антагонист Гамлета — логико - сенсорный экстраверт Штирлиц. Вот уж кто непримиримо борется с пустопорожними избыточными эмоциями и излишними выбросами энергии и в самом себе, и вокруг. Вот уж кто умеет подавлять и эмоциональные взрывы, импульсы и порывы, особенно если они и неумеренны, и несвоевременны, и неуместны. "На секундочку" (которая продлится вечность) и уступчивый Штирлиц может превратиться в упрямого. (Когда его "заклинивает" по ролевой этике эмоций (+ч.э.3), он пока вдоволь не накричится, пока весь эмоциями не изойдёт, — не успокоится.). Поэтому, даже если Цезарь с Бальзаком что - то упустят (не успеют до конца приглушить разрушительные импульсы соцзаказа предыдущих БЕСПЕЧНЫХ диад), раздуваемый "мировой пожар" Гамлета ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ Штирлиц без особых трудов собьёт встречным пламенем. (Для него это вопрос техники, и не более того.)

— А потом соцзаказ снова перейдёт к Дон - Кихоту…

— Чтобы перевести соцзаказ на новый эволюционный уровень, нужно придать ему дополнительное ускорение, а значит и Дону (преемнику Штирлица) для "раскрутки" потребуется новый прилив сил, энергии и оптимизма, новый запас задора и бодрости. И, как следствие, — новый запас БЕСПЕЧНОСТИ. И тут уже многое зависит от того, насколько конструктивным и созидательным будет тот соцзаказ, который ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ Штирлиц передаст БЕСПЕЧНОМУ Дону. Возможно соцзаказ будет достаточно перспективным и позитивным. А в чём - то и достаточно консервативным, — настолько, чтобы можно было заставить Дона ценить и уважать культуру, традиции, знания, обычаи и ритуалы, хранимые в структурах предыдущей диады и не подставлять все эти добытые дорогой ценой накопления под враждебные вихри стремительных перемен на последующем эволюционном витке.

— А второе кольцо, инволюционное?..


— В инволюционном кольце соцзаказ также начинает передаваться диадами БЕСПЕЧНЫХ ИНВОЛЮТОРОВ - ОБЪЕКТИВИСТОВ, исходя от четвёртой квадры к третьей: от ИЭЭ, Гексли и СЛИ, Габена, к ЛИЭ, Джеку и ЭСИ, Драйзеру. А затем переходит к диадам ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ СУБЪЕКТИВИСТОВ второй (СЛЭ, Жукову и ИЭИ, Есенину) и первой квадры (ЭСЭ, Гюго и ЛИИ, Робеспьеру) — то есть, ко всем тем, кто дорожит и уставными отношениями и интересами системы.

Общим является то, что и в эволюционном, и в инволюционном экстравертном кольце соцзаказа передача импульса в первых двух квадрах проводится БЕСПЕЧНЫМИ ИНТУИТАМИ (ГЕКСЛИ И ДЖЕКОМ), а затем (в последующих двух) ПЕРЕХОДИТ К ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫМ СЕНСОРИКАМ — весомым и обстоятельным деклатимам — Жукову и Гюго. Они и притормозят, и спустят на землю всех, не в меру раскружившихся, если потребуется. Жуков и Гамлета может уравновесить в своей квадре в ИТО активации (притормозит и снова сактивизирует), — так же, как и Гюго — Дона. Так что, и система, и государственность со всеми её инфраструктурами здесь тоже достаточно хорошо защищена. А кроме того, и появляется возможность подкорректировать в процессе последующих передач соцзаказа всё то, что в самом начале не задалось или "перехлестнуло через край".

— Чем объясняется это соотношения риска и умеренности в кольцах социального прогресса, в отношениях между БЕСПЕЧНЫМИ И ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫМИ?

— Необходимостью попеременной подачи и приглушения информационного импульса (его попеременного "взлёта" и "посадки"). По всей видимости, для успешного запуска соцзаказа (так же как в космосе) кто - то в соционе должен существенно рисковать. И эту задачу удобнее выполнять БЕСПЕЧНЫМ ЭКСТРАВЕРТАМ - ИНТУИТАМ. А кто - то призван контролировать и понижать степень риска. И эта задача выпадает на долю ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ ЭКСТРАВЕРТОВ - СЕНСОРИКОВ — "ТЯЖЕЛОВЕСОВ".

БЕСПЕЧНЫЕ больше рискуют и лихо раскручивают "орбиты" колец социального прогресса. ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ контролируют и притормаживают эти процессы. Особенно, при переходе из квадры в квадру, из предшествующего витка в последующий виток, — то есть там, где происходят наиболее значительные (революционные) социальные преобразования и перемены.

По совокупности признаков, кольца социального прогресса обладают достаточным потенциалом для того, чтобы выправлять те нарушения (или, хуже того, — те разрушения), которые могут считаться "издержками их центробежных и центростремительных сил".

Как и любая эволюционная система, кольца социального прогресса обязаны быть жизнестойкими и жизнеспособными. А потому и в каждой дуальной диаде, где два дуала, как два спутника, движутся по эволюционной "орбите", в равной степени уравновешивается во всех пятнадцати дуализирующих признаках социона и позитив, и негатив (хотя позитива конечно больше), и созидание (с явным преимуществом, и разрушение, и сплочение деклатимной модели, и рассредоточение квестимной.

Потому, что ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС ДОЛЖЕН ПРОДОЛЖАТЬСЯ, СОГЛАСНО ЗАКОНАМ ЭКОЛОГИИ, ПО МЕРЕ НАКОПЛЕНИЯ ЭВОЛЮЦИОННОГО ОПЫТА И ЭВОЛЮЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА, В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНАМИ ДИАЛЕКТИКИ И ЗАКОНОМ СМЕНЯЕМОСТИ КВАДР.



читать дальше
запись создана: 25.04.2012 в 22:22

URL
23:35 

АРИСТОКРАТИЗМ и ДЕМОКРАТИЗМ В ЭТОЛОГИИ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ДЕМОКРАТЫ-АРИСТОКРАТЫ: признак проявляется как универсальная характеристика общения.
Для демократов более свойственно общение “по горизонтали” (они легче переходят на “ты”), они легче устанавливают контакты.
Аристократы, взаимодействуя “по вертикали”, больше внимания уделяют иерархическим видам общения, держат дистанцию.”

Г.Р. Рейнин “Соционика. Краткий обзор. (авторская рукопись)

_________________________________________________________________________

В этой связи признак АРИСТОКРАТИЗМА — ДЕМОКРАТИЗМА можно рассматривать:

1. КАК СПОСОБЫ КООРДИНАЦИИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В СОЦИУМЕ : АРИСТОКРАТИЗМ — КАК УТВЕРЖДЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ СОПОДЧИНЕНИЯ, ДЕМОКРАТИЗМ — КАК УТВЕРЖДЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ РАВЕНСТВА.
2. КАК КОМПЛЕКС ИНСТИНКТИВНЫХ ПРОГРАММ ДОМИНИРОВАНИЯ И САМООРГАНИЗАЦИИ В СОЦИУМЕ

ОТНОШЕНИЕ СОПОДЧИНЕНИЯ И ПРИРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ИЕРАРХИЙ

“АРИСТОКРАТИЗМ” как способность к самоорганизации в иерархию, по мнению, этологов является проявлением группы инстинктивных программ, связанных с формами доминирования и подчинения. Первая из этих программ — агрессивность.
_______________________________________________________________

АГРЕССИВНОСТЬ КАК ИНСТИНКТИВНАЯ ПРОГРАММА И КАК СПОСОБ ВЫЯСНЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ "ПО ВЕРТИКАЛИ"
(Фрагменты и главы из книги В.Р, Дольника "Вышли мы все из природы" Москва, LINKA PRESS, 1996.)

“В животном мире агрессивность к себе подобным в первую очередь служит для замены физических стычек, наносящих телесные повреждения стычка-ми психологическими. Два животных при конкуренции за территорию, пространство, пищу, самку и т.п. не вступают в драку сразу, а начинают один другому угрожать, принимая позы угрозы. Прежде всего это позы, преувеличивающие размеры животного... Если противник не пугается ему демонстрируют оружие — зубы, когти, рога... И конечно, рычат, шипят, ревут, воют. Угрожающее животное само боится обострения ситуации, но прекратить стычку не может: это значит признать себя побеждённым и сдаться. Если противники равно агрессивны, они будут долго держать друг друга в крайнем напряжении. Пока, наконец, чья-то психика не выдержит первой. Но теперь выход один — чтобы снять агрессивность победителя, побеждённому следует принять позу подчинения и покорности. В ней всё противоположно агрессии. Размеры свои нужно снизить — сжаться, поджать ноги, упасть на колени, голову опустить, когти и зубы спрятать, в глаза не смотреть, вместо устрашающих звуков издавать писк, визг, причитания. И предлагать победителю самые уязвимые места для удара.
При виде позы подчинения, победитель постепенно умиротворяется и может заменить действительное избиение ритуальным — потрепать за волосы, похлопать лапой, толкнуть, ущипнуть, обгадить.
Великий положительный смысл этих отвратительных сцен в том, что кровопролитная стычка между собратьями заменена психологической дуэлью. Но побеждает в ней не более сильный физически, не более умный, а более агрессивный — тот, кто легко приходит в ярость, может долго и часто угрожать и устойчив к чужим угрозам.» ( В соционе есть более и менее агрессивные ТИМы.)


ИЕРАРХИЯ. СПОСОБНОСТЬ ОСОБЕЙ К САМООБРАЗОВАНИЮ В ИЕРАРХИИ
(Фрагменты и главы из книги В. Р, Дольника "Вышли мы все из природы" Москва, LINKA PRESS, 1996.)

“Неравноценность особей по агрессивности приводит к образованию между ними отношений соподчинения, так называемой иерархии. Доминантная ( самая агрессивная особь подавляет других. Она отстаивает и усиливает своё высшее положение, навязывая стычки остальным и терроризируя их, угнетая их психику. Агрессивность этих остальных, подавленная по отношению к доминанту, требует разрядки, и особи - субдоминанты обеспечивают её, находя более слабых и подчиняя их себе. Часто будучи унижены доминантом, субдоминанты тут же бегут к своим подчинённым особям и переносят на них свой гнев. Эти несчастные, в сущности, тоже не лучше, они находят более слабых и подчиняют их себе.
Так образуется чёткая, обычно пирамидальная структура организации группы животных. Жестокая, но очень эффективная организация, в которой каждый знает своё место. каждый подчиняет и подчиняется. В конечном счёте она позволяет избежать постоянных конфликтов, борьбы всех со всеми за первенство, а зачастую и служит основой для совместных действий.
Иерархическая организация группы была найдена естественным отбором очень давно; агрессивность и соподчинение весьма распространены в мире птиц и млекопитающих, они обычны у земноводных, пресмыкающихся, рыб, они есть и во многих классах беспозвоночных животных.
Беседуя об эволюции, мы часто невольно представляем себе естественный отбор как некую мудрую, рачительную, добрую силу. Поэтому, столкнувшись с негуманными его решениями, мы зачастую недоумеваем и возмущаемся. НО естественный отбор — бездушная и безжалостная статистическая машина, ей не присущи гуманистические принципы. Раз на основе соподчинения найдена возможность образовывать упорядоченный отношения, от которых популяция в целом выигрывает, значит, эта возможность будет использоваться."

..."Группа предоставленных самим себе людей собирается в подобную иерархическую пирамиду. Это закон природы и противостоять ему невозможно."
Кто на вершине пирамиды?
Этологов очень интересовало, что за личности образуют вершину пирамиды животных? Оказалось, что помимо агрессивности, настырности, все остальные качества могут быть у доминанта любыми. Он может быть и сильным физически, и сравнительно слабым; и злопамятным, и отходчивым; и сообрази-тельным, и туповатым; и заботиться о возглавляемой им группе, и быть к ней равнодушным. Даже способность к прессингу не всегда врождённая, зачастую она связана с удачными обстоятельствами...
Так для захвата доминантного положения иногда достаточно стать обладателем какого - нибудь символа исключительности или превосходства...

Этологи любят изучать иерархию на молодых петухах, которые очень агрессивны и быстро её образуют. В одном эксперименте ловили самого жалкого, забитого петушка из группы, приклеивали ему на голову огромный красный гребень из поролона — символ исключительности — и пускали обратно в загон. Петушок не знает, что у него на голове, и поначалу ведёт себя по - прежнему забито. Но подбегающие клюнуть его другие петухи видят на нём огромный гребень и пасуют. Раз за разом обнаруживая их неуверенность, петушок надувается, поднимает голову, выпячивает грудь и таким образом, без сопротивления, шаг за шагом восходит на вершину иерархической лестницы.
...В сходных опытах естественным доминантам (петушкам, добившимся признания) заклеивали пластырем их прекрасные гребни, и не взирая на все свои бойцовские качества они оказывались на дне.
Петухи, вышедшие из низов и "назначенные” экспериментаторами в доминанты, оказываются более жестокими, чем естественные доминанты, так как они трусливее и поэтому больше терроризируют подчинённых. Изменяя у доминантного петуха размер гребня, можно дозировано менять полноту его власти. Оказалось, что чем больше экспериментаторы дают доминанту власти, тем агрессивнее он себя ведёт и тем больше тиранит подчинённых. Если же гребень даёт минимум власти, и петух вынужден отражать атаки суб - доминантов, обстановка в группе самая спокойная. Некогда было сказано: “власть портит чело-века; абсолютная власть портит его абсолютно”...

"Если бы агрессивность и иерархичность угасали у людей вместе с концом детства, это был бы ещё один наш забавный биологический атавизм. Но человек иерархичен до старости и, став взрослым, воспринимает в себе эти инстинктивные позывы очень серьёзно. Субъективно он придумывает для них массу объяснений и оправданий — кто низких, кто бытовых, а кто и очень возвышенных."

_________________________________________________________________



1."Так для захвата доминантного положения иногда достаточно стать обладателем какого - нибудь символа исключительности или превосходства... " — С почитанием символов в соционике связан признак СУБЪЕКТИВИЗМА, свойственной и для второй квадры — квадры АРИСТОКРАТОВ - СУБЪЕКТИВИСТОВ. Этим же объясняется и авторитарность их иерархии: иерарх обязан обладать символом авторитета — символом власти, символом исключительности.

2. "Петухи, вышедшие из низов и "назначенные” экспериментаторами в доминанты, оказываются более жестокими, чем естественные доминанты, так как они трусливее и поэтому больше терроризируют подчинённых... " — Показательно, что в этом вопросе мнение психологов и биологов совпадают: самые трусливые оказываются наибольшими тиранами.

3. "Оказалось, что чем больше экспериментаторы дают доминанту власти, тем агрессивнее он себя ведёт и тем больше тиранит подчинённых... " — Значит дело не только в ТИМе, но именно В ПРИРОДЕ ИНСТИНКТОВ: если все ТИМы более или менее предрасположены к агрессивности, то абсолютная биологическая вседозволенность и доступность власти портит абсолютно всех. По - видимому, на этот счёт не следует строить иллюзий.

ВЫВОД:

АРИСТОКРАТ изначально стремится утвердить своё превосходство над соконтактником, а потом, в зависимости от того, как тот отреагирует, признаёт его либо равным себе, ставит “выше” либо “ниже” себя. То есть, определяет его и своё место в иерархии отношений, выстраивает отношения по вертикали).

ДЕМОКРАТ изначально стремится построить отношения на равных ( то есть, начинает общаться “по горизонтали”, а затем уже — в зависимости от того, какое впечатление произведёт на него соконтактник, его поступки, поведение и система взглядов, продолжает с ним общение на равных ( “по горизонтали”), либо определяет для него место “выше” или “ниже” себя (то есть, общается “по вертикали”).

ДЕМОКРАТЫ оценивают человека по его реальным заслугам, а не по тому как он себя преподносит (хотя это тоже иногда производит на них впечатление).
запись создана: 03.04.2012 в 21:56

URL

СОЦИОНИКА. ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА

главная