Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:35 

В. И. Стратиевская. Биография

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


Стратиевская Вера Израйлевна (урождённая Хейфец) — основоположник естественно-научного направления в соционике, автор теории эволюционного происхождения типов информационного метаболизма и теории квадровых комплексов, — родилась 26 июля 1953 года в городе Ессентуки, Ставропольского края. С 1954 года жила и училась в Ленинграде.

В 1978 году завершила обучение в ЛГПИ им А. И. Герцена (Государственный Педагогический Университет в Санкт-Петербурге).

С 1992 по 1993 год занималась популяризацией соционики, читала лекции, проводила соционические опросы и тестирование.

С 1993 по 1996 год работала над описаниями и характеристиками 16 типов ИМ и в 1997 году издала их отдельной книгой под названием "Как сделать, чтобы мы не расставались".

С 1997 года, основываясь на авторской теории эволюционного происхождения типов ИМ, занималась разработками по теории интертипных отношений. Описывала взаимодействие всех 16 типов ИМ по 9-ти типам ИТО: дуальным, тождественным, зеркальным, активационным, конфликтным, миражным, деловым, родственным, полудуальным. (По некоторым ТИМам описываются и другие типы отношений).

С 2000 года, с позиций авторской теории эволюционного происхождения типов ИМ, занимается исследованиями и разработками по теории признаков Рейнина, развивая их в естественно-научном направлении.

В 2009 году пишет о работу о квадрах ("Общее понятие о квадрах", "Характеристики квадр", "Закономерности сменяемости квадр" и "Сменяемость аспектов в квадрах") и о квадровых комплексах.

С 2007 года ведёт авторский сайт по соционике, на который регулярно поступают материалы по всем вышеописанным темам, включая новейшие дополнения и разработки.

С 2009 года, в рамках проекта "Соционика в помощь истории", работает над книгой "Два ракурса времени в истории Ричарда III (историческое расследование с соционическими комментариями)" (полный текст на сайте).

С 2010 года живет в Канаде.
Является членом канадского филиала "Общества Ричарда III".
Ссылка: socionika-forever.blogspot.ca/p/blog-page.html

URL
23:46 

УПРЯМСТВО - УСТУПЧИВОСТЬ, СУБЪЕКТИВИЗМ - ОБЪЕКТИВИЗМ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


6. СИСТЕМА КОМПРОМИССОВ И ПРИЗНАНИЕ ВИНЫ В ДИАДАХ И КВАДРАХ (Автор Вера Стратиевская ©2012)

6-1.СИСТЕМА ВЗАИМНЫХ УСТУПОК И КОМПРОМИССОВ В ДИАДЕ УСТУПЧИВЫХ-РАССУЖДАЮЩИХ-ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ-РАЦИОНАЛОВ-ОБЪЕКТИВИСТОВ – ЛСЭ,ШТИРЛИЦ; ЭИИ, ДОСТОЕВСКИЙ.

СИСТЕМА КОМПРОМИССОВ И ВЗАИМНЫХ УСТУПОК в полной мере оправдывает себя только в диаде УСТУПЧИВЫХ-РАССУЖДАЮЩИХ-ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ-ОБЪЕКТИВИСТОВ – ЛСЭ, Штирлица и ЭИИ, Достоевского, где господствует «примирительная» ПОЗИТИВНАЯ, ЭВОЛЮЦИОННАЯ-ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНАЯ этика отношений (+БЭ↑).

Из соображений предусмотрительности и позитивизма (+БЭ- ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ и ПОЗИТИВНЫЙ аспект) здесь принято идти на уступки «авансом»: «сегодня ты уступил, завтра тебе уступили» – оба партнёра знают, что человеку свойственно ошибаться и поступать опрометчиво, – «мало ли, что может произойти (доминанта интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ↑) в квадре) – сегодня ты ошибся, но признал вину и попросил прощения, завтра я поступлю точно также, и ты меня простишь – всякое в жизни бывает, надо быть ко всему готовым, если мы хотим сохранить мир, покой и хорошие, добрые отношения. Гармония (этика) отношений – превыше всего (+БЭ↑)».

В диаде Штирлиц и Достоевский не боятся признавать свои ошибки и свою вину, поскольку взаимный расчёт на будущее прощение заложен в доминирующих здесь ЭГО-программах (БЭ↑1) и (ЧЛ↑1). Демонстрируя безграничное долготерпение, готовность к уступкам и компромиссам, Достоевский, кроме того, что заявляет себя идеальным партнёром на все времена, ещё и предоставляет Штирлицу удобный (и вполне деловой) позитивный, надёжный и многократно испытанный способ развития этических отношений, бесконечное количество раз предоставляя ему возможность исправится самому и исправить им же самим нарушенные (по причине вспыльчивости (+ЧЭ3) и эмоциональной несдержанности) этические отношения.

Достоевский – ДЕКЛАТИМ, – он дорожит этическими отношениями более, чем кто-либо в соционе (+БЭ1). Как ИНТРОВЕРТ-ДЕКЛАТИМ (ориентированный на чрезвычайно близкие и прочные партнёрские отношения ), он очень неохотно будет отпускать от себя партнёра и в соответствии с ЭВОЛЮЦИОННО - ИНТРОВЕРТНОЙ программой ДЕКЛАТИМНОЙ модели, будет продолжать «перевоспитывать» его личным примером крайней формы УСТУПЧИВОСТИ – беспримерной выносливости, выдержки, долготерпения, неубывающего оптимизма (ПОЗИТИВИЗМА) и периодическими отчётами об улучшениях воспитательного процесса, о которых он также будет упоминать (вскользь, между прочим), напрямую или опосредованное, расхваливая своего партнёра «впрок» («и такой-то он хороший, отзывчивый, чуткий, деликатный»), что Штирлиц, с его программной логикой фактов (+ЧЛ1) вскоре и сам начинает этому верить (срабатывает суггестия по аспекту этики отношений (-БЭ5): «если партнёр так говорит, значит для этого действительно есть какие-то фактические основания») и постепенно подтягивается под устанавливаемую партнёром планку этических требований (+БЭ↑), позволяя ему её повышать.

6-2. УСТУПКИ И КОМПРОМИССЫ В ДИАДЕ УСТУПЧИВЫХ - БЕСПЕЧНЫХ - РЕШИТЕЛЬНЫХ-РАЦИОНАЛОВ-ОБЪЕКТИВИСТОВ – ЛИЭ, ДЖЕК; ЭСИ, ДРАЙЗЕР

В диаде УСТУПЧИВЫХ - БЕСПЕЧНЫХ - РЕШИТЕЛЬНЫХ -ОБЪЕКТИВИСТОВ – ЛИЭ, Джека и ЭСИ, Драйзера, кредит доверия к партнёру истощается значительно быстрее. Особенно, если нет никаких объективных, смягчающих обстоятельств для открытия «новых кредитов». И это – одна из причин, по которой Джек не любит отчитываться перед партнёром о своих делах и неудачах, а предпочитает отмалчиваться или отделываться общими фразами.

Скажет: «Сегодня так получилось...», а об остальном умолчит. Остальное уже Драйзер додумывать должен сам, причём в самом позитивном варианте, потому что этическими отношениями с партнёром Драйзер дорожит и разрушать их никому не позволит (-БЭ).

Вот он и будет держаться за эту общую фразу «Сегодня так получилось...», –прикидывать и продумывать различные варианты оправданий, исходя из этически позитивного развития событий, – исходя из того, что партнёр изначально ни в чём не виноват, – просто «сегодня так получилось...Остался ночевать на работе, заснул у компьютера, проснулся, когда рабочий день уже начался, домой не перезвонил, – некогда было, был загружен работой, а под вечер снова устал и заснул у компьютера...» – додумает за него Драйзер.

Джеку даже придумывать ничего не понадобиться, Драйзер, дабы успокоить свою тревожную ТНС – интуицию потенциальных возможностей (+ЧИ4) сам за него всё придумает и сам его оправдает в своих глазах, если, разумеется, такие «случайности» не будут происходить слишком часто. А то ведь он может взять себе за привычку и «будить» своего партнёра в конце рабочего дня, – будет звонить и интересоваться, не слишком ли переутомился партнёр и не надо ли за ним заехать после работы, чтобы отвезти его домой.

Драйзер может и сам нагрянуть, если не дозвонится... И тут уже, – если доказательства вины будут налицо, – никакие оправдания и признания вины Джеку не помогут. ПРЕДАТЕЛЬСТВА В КВАДРАХ РЕШИТЕЛЬНЫХ НЕ ПРОЩАЮТ! В доверии Джеку будет решительно и бесповоротно отказано. А без взаимного доверия партнёрских отношений в квадрах УСТУПЧИВЫХ ОБЪЕКТИВИСТОВ быть не может. О том, что такая мера слишком поспешна и непредусмотрительна Драйзер не будет даже раздумывать. Так, – где-то вскользь промелькнёт опасение о том, что он слишком решительно рвёт отношения, и последствия этого разрыва могут быть нестерпимо тяжелы для него, – всё это «просигналит» ему его вечно встревоженная ТНС (+ЧИ4), но он тут же постарается отбросить от себя эту мысль, следуя разделительному принципу своей КВЕСТИМНОЙ - РЕШИТЕЛЬНОЙ - ОБЪЕКТИВНОЙ ЭГО-программе (–БЭ1): «Лучше определённое «нет», чем неопределённое «да»!». Если человек хотя бы один раз совершил подлость (злоупотребил его доверием, поступил как предатель), все отношения с ним безоговорочно разрываются и не восстанавливаются никогда – «на войне, как на войне» – из друга и ближайшего партнёра он становится его врагом. Вооружённый нейтралитет – максимум того, на что тот ещё может надеяться.

(продолжение следует)

Ссылка: socionika-forever.blogspot.ca/2010/09/blog-post...
запись создана: 11.04.2012 в 23:49

URL
01:34 

Цитата из СВ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


В.И. Стратиевская. Из описания дуальных ИТО "Жуков — Есенин". (Ссылка: www.zhukovs.com/otnosheniya/dualnost/zhukov-ese...)

"В мировой истории, в быту, в межличностных и интертипных отношениях, в соционе, в социуме программа волевой сенсорики Жукова (-ЧС.1) часто проявляет себя как разрушительная, тёмная сила, не признающая никаких законов, кроме власти своих (необузданных) желаний. Которые нарастают и обрушиваются на всякого, сопротивляющегося его воле "обидчика" этаким безудержным "вулканическим извержением", затапливающим и подавляющим всех вокруг этакой нескончаемой лавиной прорвавшейся наружу невероятно яростной злобы и агрессии - лавины, которая "застывая" и останавливаясь в своём разрушительном действии, подавляет волю и убивает личную инициативу каждого погребённого под ней человека. И ещё долго удерживает его в порабощённом и угнетённом состоянии, терроризируя страхом и проявлением беспредельной по своему цинизму жестокости."—хорошо сказано! Не забыть бы!

URL
06:41 

Признаки Рейнина. СТРАТЕГИЯ -ТАКТИКА

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


11. ТАКТИЧЕСКИЕ И СТРАТЕГИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ В МОДЕЛЯХ ТИМов (Автор: Вера Стратиевская, ©2010г.)

Исходное положение:
Аспекты, программирующие ТИМы ТАКТИКОВ — тактические,
аспекты, программирующие ТИМы СТРАТЕГОВ — стратегические.



В моделях ТИМов ТАКТИКОВ тактические аспекты располагаются в инертном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-1, ПФ-4), а стратегические — в мобильном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-2, ПФ-3).

Пример 1.



В моделях ТИМов СТРАТЕГОВ стратегические аспекты располагаются в инертном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-1, ПФ-4), а тактические в мобильном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-2, ПФ-3).

Пример 2.



Расположение тактических и стратегических структурных блоков в витальных кольцах у ТИМов - ИНТУИТОВ и ТИМов - СЕНСОРИКОВ:
  • у ТАКТИКОВ - ИНТУИТОВ серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из стратегических аспектов (позиции ПФ-4 и ПФ-6), а наружный горизонтальный блок ИД — из тактических (позиции ПФ-7, ПФ-8);
  • у ТАКТИКОВ - СЕНСОРИКОВ, — наоборот: серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из тактических аспектов, а наружный блок ИД — из стратегических (Пример 3.);
  • у СТРАТЕГОВ - СЕНСОРИКОВ серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из тактических аспектов (позиции ПФ-4 и ПФ-6), а наружный горизонтальный блок ИД — из стратегических (позиции ПФ-7, ПФ-8);
  • у СТРАТЕГОВ - ИНТУИТОВ, — наоборот: уровень СУПЕРИД состоит из стратегических аспектов, а уровень ИД — из тактических.

    Пример 3-4.



    Как видим, каждый из типов ИМ наделён целым рядом тактических и стратегических средств, обеспечивающих многообразие форм тактических и стратегических программ, необходимых
    • для успешной адаптации и самореализации в ТИМа в социуме,
    • для завоевания места под солнцем, для борьбы за место в системе
    • для расширения сферы его влияния и её обороны.
    В их числе и такие эффективные средства как тактическая маневренность СТРАТЕГОВ (например, тактические ходы к отступлению и действия через посредников в особо деликатных ситуациях у ЭИЭ, Гамлета), и стратегическая гибкость ТАКТИКОВ (изобретательность в достижении цели у Дон -Кихота, Драйзера, Есенина и других).

    В их числе и программы поиска новых форм тактической защиты и стратегического наступления, заставляющие обновлять арсенал технических средств (или вспоминать хорошо забытые старые) для столь необходимого доминирования (подстраховки и самозащиты) в неблагоприятных ИТО и в отношениях повышенной напряжённости.

    12.РАВНОВЕСИЕ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ

    Равновесие СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ в межличностных или интертипных отношениях возможно только при соблюдении единства целей и интересов.

    И если цель СТРАТЕГА сводится только к тому, чтобы подчинить себе партнёра и заставить его работать на свои интересы, ТАКТИК будет чувствовать себя неуютно и постарается либо “свергнуть” СТРАТЕГА, либо ускользнуть от него, особенно, если ТАКТИК— ИНТРОВЕРТ.

    Причины, побуждающие СТРАТЕГА к доминированию, могут быть самые разные.
    У Жукова они могут быть обусловлены СУБЪЕКТИВИЗМОМ, СТАТИКОЙ, НЕГАТИВИЗМОМ, проблематичной этикой, жёсткой, краеугольной логикой, концепцией его программы — целым набором свойств, подпитывающих деспотизм Жукова и побуждающих его “зажать в кулак” (или “закатать в асфальт”) всякого, чьи цели и интересы расходятся с его собственными.

    У Цезаря стратегия доминирования проявляется в безграничном эгоцентризме (опять же, обусловленным и многими его “признаковыми” свойствами, и концепцией его “ сверх- сильной и сверх- возможной” программы) — крайним эгоцентризмом, индивидуализмом и вседозволенностью, притязаниями на абсолютную власть, на право первенства и на безграничную деловую инициативу, которой он ни с кем не собирается делиться. В сочетании с игнорированием (логических) интересов партнёра и стремлением получить от жизни всё ( и всё для себя), вышеперечисленные свойства приводят к самым удручающим последствиям в отношениях конфликта Цезаря и Робеспьера.

    Но так уж получается (опять же, в силу определённого набора свойств), что РЕШИТЕЛЬНЫЙ - СТРАТЕГ - ЭКСТРАВЕРТ — эгоцентричен и индивидуалистичен по самой своей сути (и это надо либо принимать, либо — нет) и считает себя вправе единолично пользоваться всеми благами. Джеку, например, ИНТЕРЕСНО взять от жизни всё — любое удовольствие испытать, в любом деле себя попробовать, Жуков берёт себе всё, потому что "ТАК НАДО" (да и зачем что- то оставлять другим, если всё можно забрать себе?).

    В своём стремлении доминировать, СТРАТЕГ старается игнорировать замечания и претензии ТАКТИКА (так проще!), при любых условиях гнёт свою линию и заставляет "прогибаться" под свои планы и цели других. Попытки его усовестить, образумить как правило ни к чему не приводят. В таких случаях СТРАТЕГ действует по принципу “А Васька слушает, да ест”. Главное — не отвлекаться от цели. Да и какие могут быть претензии? — кто перехватил, тот и молодец, — чего упрекать-то? А то, что “перехваченными” оказываются блага партнёра — это СТРАТЕГА не смущает. Главное, — себя не обделить. А уж если крошкой поделился, так это вообще можно рассматривать как альтруизм и величайшее самопожертвование.
    И, что характерно, чем больше стратег “подавляет” партнёра, тем радушнее с ним делится "крошками". В этой связи заманчивое радушие СТРАТЕГОВ (и особенно, РЕШИТЕЛЬНЫХ - ЭКСТРАВЕРТОВ) настораживает и бывает чревато опасностями и неприятностями: мастеров приманивать "бесплатным сыром" среди них находится очень много.

    К радушию СТРАТЕГА ТАКТИК всегда относится подозрительно (и особенно, ТАКТИК - НЕГАТИВИСТ). Его задача в этом взаимодействии — не упустить своего, не купиться на показушное радушие и не продешевить, довольствуясь мелкой услугой, взамен которой заберут всё. Но это именно то, что ТАКТИК предвидит ещё на самом начальном этапе своих отношений со СТРАТЕГОМ и ради чего он постепенно старается повышать планку требований и запросов (на что СТРАТЕГ предпочитает не обращать внимания). В результате начинается этакое “перетягивание каната” (“перетягивание одеяла на себя”) — борьба за обладание преимуществами, которую СТРАТЕГ непременно старается выиграть: перетягивание преимуществ, удовольствий, материальных благ —это его прерогатива.

    (Уж на что кроток и великодушен УСТУПЧИВЫЙ СТРАТЕГ ЭИИ -Достоевский, а и у него в лексиконе иной раз проскальзывают слова “разрешаю” (или не "разрешаю"), по которым, кстати сказать, Достоевский бывает всегда узнаваем: “Я мужу не разрешила с ней переписываться”, или: “Я тебе не разрешаю сюда садиться. Это моё место!” — может сказать трёхлетняя девочка - ЭИИ своей маме. Достоевский сам решает, что и кому можно позволить и разрешить.)

    В любой ситуации СТРАТЕГ хорошо отслеживает и свои преимущества, и партнёра. И старается сосредоточить их в своих руках. Для него это вопрос принципа, и на этом строится его стратегия: все преимущества должны быть только на его стороне и он сам решает, как ими распорядиться, чем “одарить” партнёра в этот раз, а чем — в другой.

    Когда, например, СТРАТЕГ - ПОЗИТИВИСТ рассказывает партнёру - ТАКТИКУ о том, как он хорошо провёл время на празднике и хочет, чтобы партнёр за него порадовался, ТАКТИК обиженно спрашивает: “А как же я?! Что же ты меня не взял? Я бы тоже повеселился..” — “А тебя я в другой раз возьму.” — обещает СТРАТЕГ. Но при этом оба понимают, что “другого раза” уже не будет. Потому что такой СТРАТЕГ уже слишком хорошо “устроился” с этим ТАКТИКОМ: полностью его себе подчинил и своих позиций уже не уступит. Да и зачем уступать? Он уже завоевал себе определённые преимущества в этих отношениях и считает себя вправе ими пользоваться. Он получил право чем-то единолично распоряжаться и что-то единолично решать, так с какой стати он будет уступать эти права партнёру “за здорово живёшь”? Он их ДЛЯ СЕБЯ ЗАВОЁВЫВАЛ.

    ТАКТИК понимает, что им, по большому счёту, эта “игра” уже всё равно проиграна — момент упущен. Теперь, чтобы восстановить себя в правах, ТАКТИК должен что-то кардинально изменять в своих взаимоотношениях. Можно, конечно, разработать и долгосрочную программу “выправления ситуации”: нивелировать интересы СТРАТЕГА, бойкотировать его поручения, игнорировать его просьбы, ускользать от объяснения с ним, действуя по принципу: "как ты ко мне относишься, так и к тебе!". (Если, конечно, СТРАТЕГ потерпит такое отношение к себе, — что маловероятно!).

    Можно сделать встречный ход и попытаться “оттеснить” СТРАТЕГА с завоёванных позиций. Сказать: “А я-то как вчера хорошо погулял! И компания была такая приятная, и люди такие интересные! До утра гудели. Завтра опять к ним пойду. Но уж извини, без тебя: у тебя свои праздники, у меня — свои!”. Но такой ход не все ТАКТИКИ считают для себя удобным — не все умеют блефовать, да и не всем это нужно.

    Да и стоит ли на СТРАТЕГА обижаться и “наказывать” его за то, что он слишком “широко шагает”? Просто не надо ему слишком уж облегчать задачу и открывать “зелёную улицу” (сам же потом “спасибо” скажет). Не случайно, поэтому, у самых воинственных (самых “широко шагающих”) СТРАТЕГОВ - ЭКСТРАВЕРТОВ - СЕНСОРИКОВ (Жукова и Цезаря) самые ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ и изобретательные на всякого рода уловки ИНТРОВЕРТЫ - ТАКТИКИ — Есенин и Бальзак.

    читать дальше

URL
07:54 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИСТОРИИ ЗАВОЕВАНИЙ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


МАКСИМ - ГАМЛЕТ В РАКУРСЕ "ПРОГРАММЫ РАССЕЛЕНИЯ" ПРИЗНАКА БЕСПЕЧНОСТИ (Автор Вера Стратиевская ©2008)

БЕСПЕЧНЫЕ успешнее и лучше совершают программу расселения, начинают новую жизнь с чистого листа вдали от родовых гнёзд ("матричных иерархий"). В то время, как ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ предпочитают оставаться в родительском доме преемниками на правах "наследников первой очереди", БЕСПЕЧНЫЕ (и прежде всего потому, что их часто неосознанно вытесняют из отчего дома конкурирующие между собой (за влияние, расположение родителей и права наследования) ближайшие родственники) отселяются "куда подальше", уходят "на новое место, на иное счастье" и с таким энтузиазмом, с таким усердием занимаются освоением отдалённых территорий (их завоеванием, заселением, застройкой), что другие только диву даются: новые поселения, города, культурные и административные центры появляются, как грибы после дождя, притягивая к себе молодых и энергичных людей, открывая для них новые возможности и перспективы. А если для утверждения собственной волевой инициативы приходится применять силу, - это воспринимается как должное: ничейных территорий не бывает, даром никто и ничего не отдаёт.

В ракурсе этой миссии Гамлет и Максим по совокупности признаков (БЕСПЕЧНЫХ - РЕШИТЕЛЬНЫХ - РАЦИОНАЛЬНЫХ - СУБЪЕКТИВИСТОВ - АРИСТОКРАТОВ) оказывается наиболее успешной и инициативной диадой "БЕСПЕЧНЫХ завоевателей" (диадой "походной АРИСТОКРАТИИ"), - первой в крестовых походах, в военизированном миссионерстве, в конфессионных войнах и колониальных завоеваниях, проводимых с целью расселения, расширения жизненного пространства и распространения матричной социальной и идеологической системы. И являются самой распространённой в истории (и географии) диадой воинственных АРИСТОКРАТОВ-первопроходцев.

Отличительная особенность их завоеваний:
1. Максимальное использование возможностного потенциала своей экспедиции (важное качество для завоевателя и характерное свойство признака беспечных);
2. Организация огромного (максимального) количества административных центров на завоёванных территориях;
3. Регулярный и жёсткий (безупречный) административный контроль на завоёванных территориях;
4. Тотальная идеологическая экспансия (идеологическая "перековка" всего населения) на завоёванных территориях, беспощадная и бескомпромиссная;
5. Создание разветвлённого административного аппарата из числа коллаборационистов (приспешников, посредников, пособников) и лояльно настроенного местного населения, примкнувшего к новым, доминирующим идеологическим и социальным системам.
6. Жёсткое администрирование и тотальная идеологизация, укрепляющая и утверждающая социальные и политические права завоевателей на новых территориях.
7. Подчинение новым социальным и идеологическим порядкам, традициям и культам, установленным и внедрённым завоевателями. (например, традициям единой религии (или единого пантеона богов) и единого, монархического (или имперского) управления (представленного "районными администраторами"), на территориях, прежде заселённых враждующими, языческими племенами, как это было во времена древне - римских завоеваний, или в период завоевания испанской конкистой Центральной и Южной Америки в первой половине XVI века).


(Нормандское завоевание Х - XII веков - наглядный образец такого "походного расселения" диады Гамлет - Максим, начавшегося с обычной миграции группы из одиннадцати безземельных воинов-рыцарей скандинавского происхождения, бывших сыновьями мелкопоместного барона и отправившихся вместе со своими жёнами, сёстрами и невестами добывать себе наследство: завоёвывать материальные ценности, земли и титулы, прекрасно понимая, что даром им никто и ничего не отдаст. Результатом этого завоевания явилось огромное количество административных центров, городов, королевств и княжеств, возникавших по мере того, как эта, первоначально, немногочисленная группа людей, устроившая себе такой небольшой (длиной в два столетия) "праздник саранчи", перемещаясь с места на место, сплошняком прошлась по всей Центральной и Западной Европе и в кратчайший срок завоевала её почти всю - от Альбиона до южных морей. По дороге ("не слезая с коней") перешли из язычества в христианства, от чего стали воевать ещё усердней - теперь уже и "за идею"! Христианами они были поверхностно убеждёнными, но зато искренне и глубоко верующими (истовыми и фанатичными, как все новообращённые). А как воины оказались - не в пример другим, - намного лучше (применяли новые тактики боя, новые типы вооружения). А в результате группа братьев из одиннадцати человек стала родоначальницей королевских и княжеских династий большинства ведущих западноевропейских держав (и остаётся ею поныне). В начале двенадцатого века они подбирались и к восточноевропейским державам: пытались завоевать и Византию, и Киевскую Русь, но, будучи союзником и духовным восприемником Византии, князь Владимир Мономах со дружиною воспрепятствовал их продвижению на восток в 1115 году.

За два столетия одна семья изменила генеалогию всех королевских семей от Британии до Сицилии, включительно. А диада Гамлет - Максим стала интегральным ТИМом Западной Европы эпохи среднего и позднего Средневековья.

Принадлежность к этой диаде подтверждается и многочисленными скульптурными портретами нормандских завоевателей, увековеченных в камне "благодарными" жителями завоёванных ими городов. Подтверждается и (главным образом) стилем их военного администрирования, посредством которого они утверждали и удерживали свою власть на завоёванных территориях. Действуя в лучших традициях программной иерархической логики и творческой волевой сенсорики ЛСИ (+БЛ1 /-ЧС2), они были талантливыми администраторами, могущественными правителями, успешными воинами и полководцами. И завоёванные ими территории успешно развивались и расширялись. В соответствии с принятой в этой диаде традицией, их сыновья тоже расселялись далеко от дома, завоёвывая себе в вечное пользование всё то, что не так хорошо (по их мнению) контролируется и охраняется.

Так, пользуясь случаем ( и обстоятельствами) чрезвычайной занятости короля англо - саксов Гарольда II Годвинсона, воевавшего сразу на два фронта, герцог Нормандский Вильгельм (обиженный на весь мир из-за своего прозвища "Бастард") съездил "на денёк" в Англию ("добывать славы и уважения") пересёк пролив Па- де- Кале с немногочисленным войском, завоевал её в один день (14 октября, 1066 года), одним сражением (одной битвой при Гастингсе). Одержав победу, Вильгельм объявил себя новым правителем Англии, расселился там и стал английским королём, основателем всех будущих королевских династий, включая современную. Короновался в Вестминстере и (что самое важное!) установил "новый порядок":
• утвердил традиции монархического управления (которые до него не были прочными);
• установил более дисциплинированный и более организованный стиль социализации общества, социализировал в соответствии с новым порядком широкие слои населения;
• установил новый порядок подотчётности и управления
• организовал в систему и обустроил огромное количество поселений на завоёванных им территориях,
• учредил разветвлённую сеть хорошо организованных административных центров, которые располагались друг от друга на расстоянии двадцати четырёх километров. И состояли из хорошо укреплённой крепости, включающей в себя духовный и административный комплекс (замок, собор, аббатство). Все необходимые служебные и жилые помещения размещались там же. Каждый такой пункт располагался на возвышенности - искусственной насыпи высотой двадцать четыре метра, олицетворявшей собой идеологическое и социальное превосходство новой власти, позволявшей оборонять новую власть и осуществлять контроль над окружающими территориями.
• ввёл новый архитектурный стиль гигантских, чрезвычайно прочных, величественных и красивых сооружений, которые призваны были утверждать социальной и идеологическое превосходство новой власти.
• В довершение всех мероприятий была в рекордные сроки проведена перепись населения и опись всех, имеющихся в частных владениях материальных средств, вплоть до самых незначительных мелочей (так называемая "Книга Судного Дня"). Народ от всего происходящего был в шоке (к такому обращению здесь не привыкли). Периодически предпринимались попытки свергнуть власть норманнов, но все они были исключительно жестоко подавлены (в традициях администрирования ЛСИ).


Стиль завоеваний, присущий этой диаде, включает в себя тактику первичных устрашений (что-то вроде первого, показательного урока) и последующих жестоких репрессий, применявшихся для подавления восстаний коренного населения (неизбежных при таких формах завоеваний). В отличие от ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ завоевателей (из диад ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ), проводящих во избежании ответной мести "стратегию выжженной земли", беспечные (главным образом, Максим) проводят политику локальных, тактических репрессий там, где это крайне необходимо (на то они и БЕСПЕЧНЫЕ; ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ крайней необходимости не дожидаются). Но зато уж и сопротивление на местах подавляется с максимальной жестокостью. И, опять же, преподносится как показательный урок: важно, чтобы представители покорённых народов увидели, запомнили и другим отсоветовали выступать против завоевателей. БЕСПЕЧНЫЕ (главным образом - Максим и Гамлет) многим рискуют, запечатлевая свои "акты возмездия" в памяти свидетелей и потенциальных мстителей. Но таков их стиль: они делают ставку на возможностный и пространственный потенциал - на случайности, которыми не преминут воспользоваться и которые сыграют им на руку и на замкнутое пространство контролируемых ими территорий. (Потому их и называют "беспечными", что они жестоки (особенно решительные), бесстрашны и отчаянно изобретательны: многим рискуют и включают учтённый, продуманный риск в свои цели, планы и действия. То есть, полагаются на аспект интуиции возможностей и сенсорики ощущений, даже если эти аспекты являются вытесненными ценностями их диады и квадры.)

Программа расселения на дальних территориях - великий инстинкт преемственности и передачи информации в новые и отдалённые среды, заложенный в диадах беспечных. И диада "Гамлет - Максим" - одна из них. Но та, которая на протяжении многих веков и тысячелетий активнейшим образом влияла на ход истории, по многу раз перекраивая и перестраивая географические карты мира на разных, создавая на разных континентах и материках великие империи и цивилизации. Расширяя их границы за счёт новых преемников и распространителей их культур, совершающих уже свою, новую программу расселения на далёкие расстояния и времена.

БЕСПЕЧНОСТЬ И ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ - это ещё и два разных способа накопления, сохранения и распространения духовных и материальных ценностей.

В ДИАДАХ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ доминирует ДЕКЛАТИМНО - КОНСТРУКТИВНАЯ компонента, сообщающая им КОНСТРУКТИВНО - интегрирующие (объединяющие и систематизирующие) свойства, из - за чего в диадах ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ преобладают накопительные тенденции. И основной упор делается на накопление, прирост, присвоение материальных ценностей и ресурсов, расширение и объединение ("воссоединение") перспективных территорий (или "исконно принадлежащих" жизненных пространств), завоевание и захват новых земель ("кормовых зон") и т.д.

ДИАДЫ БЕСПЕЧНЫХ, где доминирует КВЕСТИМНО - КОНСТРУКТИВНАЯ компонента, сообщая ей КОНСТРУКТИВНО - дифференцирующие ( разделяющие и систематизирующие) свойства, тяготеют к рассредоточению и распространению, преимущественно интеллектуальных и духовных ценностей (в виду интуитивной программирующей основы этого признака БЕСПЕЧНЫМИ СУБЪЕКТИВИСТАМИ (Доном и Гамлетом), а также вследствие идеологической доминанты самой квестимной модели, где ЭКСТРАВЕРТНО - ЭВОЛЮЦИОННЫЙ блок является элитным (и в признаке) и идеологически элитарным в квадрах.

Диада Гамлет - Максим и в этом смысле оказывается идеологически элитной, передовой, отражающей в своих программах "облагораживающую" эволюционно - преобразовательную миссию КВЕСТИМНОЙ и ДЕКЛАТИМНОЙ моделей, которая к тому же ещё и усугубляется признаком АРИСТОКРАТИЗМА. Идея совершенного (или позитивного по своему потенциалу) героя (объект "+"), противостоящего несовершенной окружающей среде (среда "минус") и облагораживающего её своим подвигом (главным образом, посмертно) - созвучна пассионарной, идеологической программе Гамлета - одной из наиважнейших в КВЕСТИМНОЙ модели, обладающей колоссальным созидательным и творческим потенциалом (+ч.э.) (и отражается во многих художественных, культурных и литературных произведениях выдающихся представителей этого ТИМа). Идея облагораживающего воздействия позитивной социальной системы (среда "+") на несовершенного героя (объект "минус"), вливающегося в эту среду и находящего в ней высокий и социально значимый смысл своего существования - созвучна с целевой программой позитивного социальной ориентации Максима, за которую он борется и воюет, не щадя живота своего, - программы позитивного преобразования социальной среды и каждого индивида в ней под воздействием высоких, социально значимых целей, указывающих всем, потерявшимся в этой жизни, перспективный и ясный путь к светлым и облагораживающим идеалам.

На деле не только лозунгами, но и своими действиями представители этой диады БЕСПЕЧНЫХ оправдывают своё предназначение: освоив одни территории, они всё дальше и дальше переходят на другие, принося с собой свою культуру, традиции, знания, опыт, веру, обычаи, школы, законы, конструктивно и идеологически организуя свои новые пространства и территории в соответствии с конструктивной системой и идеологией своих социальных, матричных сред. Другие диады от них тоже стараются не отставать.

А в результате возникает смешение культур и разнообразие стилей, происходит активный информационный взаимообмен. Информационной поле активно осваивается и расширяется, информационное пространство всё более интенсивно развивается. Ментальное поле Земли поддерживается в тонусе и активно эволюционирует. (Что ещё нужно человечеству для полного счастья? – вот разве, только возможность согласованного управления эволюционными процессами… А здесь уж без соционики никак не обойтись.)

читать дальше
запись создана: 21.04.2012 в 07:45

URL
21:24 

Признаки Рейнина в структуре ТИМа

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ДИСКУССИЯ на СВ
3389.diary.ru/p176973767.htm
Понедельник, 28 мая 2012


Робот:
Есть такая байка про математиков и инженеров:

"Математик и инженер принимают участие в психологическом эксперименте.
Их посадили с одной стороны комнаты, и они ждут, не подозревая, что случится потом.
Дверь открывается и в комнату входит обнажённая женщина и встаёт вдали от них.
Испытуемых предупреждают, что каждый раз, когда они слышат сигнал , они могут пересечь половину расстояния, оставшегося до женщины. Тут же они слышат сигнал, инженер одним прыжком преодолевает половину расстояния, а математик, со скучающим видом остаётся сидеть. Когда и после второго сигнала математик не шевельнулся, инженер поинтересовался, почему он не бежит.
— Это оттого, что я знаю, что никогда не достигну женщину.
На что инженер сказал:
— А я знаю, что уже очень скоро я буду достаточно близок для любого практического применения!"


Несмотря на мой практический склад ума, согласно соционике (Штирлиц, базовая ЧЛ), первое, что пришло мне в голову после оглашения условия (они могут пересечь половину расстояния), — «они никогда не достигнут женщины, потому что всегда между ними будет ровно половина предыдущего расстояния, что не равно нулю».
Мысль появилась по ходу чтения анекдота, в процессе мысленного анализа происходящего в нем. Это достаточно показательный пример, потому что в большинстве случаев именно такого типа мысли возникают. Думаю, я не одна такая, и этот пример распространенный. Скажем, вместо того, чтобы подумать об удобстве одежды, базовый БС сперва обратил внимание на ее красоту.

Вопрос: Чем обусловлено отхождение от должного типа восприятия и обработки полученной информации? Должна была по программе своей подумать как инженер, а подумала как математик.
Чем это объяснить? Подтипом? Биоакцентом? Флуктуацией мышления? Размытостью ТИМа? Амбивертностью (если соционика все же допускает это)?
________________________________________________________________________________

75488:
— В данном случае "отхождения от должного типа восприятия и обработки полученной информации" (исходя из структуры модели А) не было никакого: информация первично и подсознательно была отслежена аналитической, наблюдательной функцией Вашего ТИМа — логикой соотношений (-БЛ7). Это не значит, что информация и впредь всегда будет восприниматься только с этих позиций (или первично с них). В данном случае "модель" (структура мышления) "воспользовалась" именно этой аналитикой. Может быть потому, что в анекдоте фигурировал математик, вопрос относился к его "нестандартному поведению" и Вы сразу же поставили себя на его место, чтобы понять причину его действий (точнее, отсутствия таковых), а это уже запрос с базовой (программной) деловой логики — или логики действий (как ещё её называют). Причём, этот "запрос", ввиду динамичности и локальности этой программы (+ЧЛ1) Вы могли и не успеть отследить. А отследили только "ответ" статичной инертной логики соотношений (-БЛ7), которая сама по себе (по своим аспектным характеристикам) — аспект стратегический, поэтому очень быстро привела Вас к "цели"— к "математической разгадке" причины такого поведения. Ну, и кроме того, с помощью этого аспекта (наблюдательной, структурной логики) быстро сработал свойственный КВЕСТИМАМ (а Штирлиц — КВЕСТИМ) дедуктивный способ мышления (от общего к частному), который и вывел Вас на математическую схему, объясняющую поведение математика уже с точки зрения "здравого смысла", подчинённого структурной логике (зачем приближаться к женщине, которую (по условию задачи) всё равно никогда не достигнешь?). Размытости ТИМа, амбивертности (равно как и других отклонений и акцентуаций) здесь вообще нет никакой: модель сработала точно и адекватно, с чем Вас и поздравляю.

URL
14:12 

Признаки Рейнина РАЦИОНАЛЬНОСТЬ -ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


1. ТЕЗИСЫ ПО ПРИЗНАКУ РАЦИОНАЛЬНОСТИ - ИРРАЦИОНАЛЬНОСТИ (В. И Стратиевская, "СХЕМЫ И ТЕЗИСЫ ПО ПРИЗНАКАМ РЕЙНИНА" (с) 2010)

РАЦИОНАЛЬНОСТЬ И ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК СООТНОШЕНИЕ ЗАКОНОМЕРНОГО И СЛУЧАЙНОГО

Исследуя область РАЦИОНАЛЬНОГО и ИРРАЦИОНАЛЬНОГО с точки зрения АНАЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ, К.Г.Юнг представляет случайность как "непросчитанную закономерность". С позиций соционики как теории информационного метаболизма это соотношение может быть представлено следующей формулировкой:
СЛУЧАЙНОСТЬ – ЭТО ЗАКОНОМЕРНОСТЬ, ПРОСЧИТАННАЯ НА БОЛЕЕ ВЫСОКОМ УРОВНЕ ОРГАНИЗАЦИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПОТОКА.

Отбрасывая промежуточные уровни этой иерархии, выделяем два уровня организации информационного потока, – ВЫСШИЙ и НИЗШИЙ:
НИЗШИЙ уровень организации информационного потока – минимум просчитанного, максимум случайного (минимальное количество знаний и закономерностей создаёт предпосылки для максимальной зависимости от случайностей), – уровень максимализации ИРРАЦИОНАЛЬНОГО и минимизации РАЦИОНАЛЬНОГО.
И ВЫСШИЙ уровень организации информационного потока – максимум просчитанного, минимум случайного (с максимальным количеством знаний и минимальной зависимостью от случайностей), – уровень максимализации РАЦИОНАЛЬНОГО и минимизации всего ИРРАЦИОНАЛЬНОГО.

ВЫСШИЙ, максимально РАЦИОНАЛЬНЫЙ уровень организации информационного потока, минимизируя случайности и максимализируя возможности, становится уровнем идеального глобального планирования и программирования, поскольку все случайности здесь оказываются частью известных закономерностей и предусматриваются как закономерно просчитанные и заранее спланированные. А значит могут стать инструментом планирования, программирования и построения цепочек причинно-следственных связей, создаваемых заблаговременно, в соответствии с глобальными планами и заданными целями.
На ВЫСШЕМ уровне организации информационного потока РАЦИОНАЛЬНЫЙ максимум подчиняет себе ИРРАЦИОНАЛЬНЫЙ минимум (какие бы глобальные размеры и формы он ни принимал) и использует его в инструментальных, манипулятивных и созидательных целях.

На НИЗШЕМ уровне организации информационного потока, – на уровне максимальной зависимости от случайностей, – РАЦИОНАЛЬНЫЙ минимум подчиняет себе ИРРАЦИОНАЛЬНЫЙ максимум, – опускает ниже своего уровня, создавая сколь угодно простую и примитивную (пусть даже на уровне витальных страхов и ощущений) систему запретов и ограничений и сохраняет соотношение соподчинения, при котором РАЦИОНАЛЬНОЕ как система накопленных знаний и опыта (пусть даже минимального) становится ориентиром (рациональной «точкой отсчёта») и подчиняет себе всё случайное, стихийное и непросчитанное, чем рационально организует и структурирует («форматирует») это информационное поле, расширяя его для накопления будущей информации и создавая предпосылки для будущего его интеллектуального развития и роста.

Даже находясь на приоритетных позициях и в "подавляющем большинстве", ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ всё равно будет подчинено РАЦИОНАЛЬНОМУ, потому что (по закону экологического оптимума, отсекающего всё лишнее) каждое информационное поле нуждается в рациональном "форматировании" – в упорядочении и структурировании информационного потока на каждом уровне его организации.
Ссылка:
socionika-forever.blogspot.ca/2010/09/blog-post...
__________________________________________________________________________________


Чем меньше мы осведомлены о более высоком уровне организации информационного потока, чем меньше мы знаем о том, кто, куда и зачем на ведёт (продвигает, выдвигает, проводит, или наоборот, – вытесняет, оттесняет, уводит), – тем большее значение мы придаём тому или иному явлению как случайности.

НЕИСПОВЕДИМЫ ПУТИ ПЕРЕДАЧИ ИНФОРМАЦИИ. Точнее, – неисповедимы они только на нижнем уровне. А на более высоком уровне посредством этих случайностей выстраивается цепочка причинно-следственных связей, необходимых для передачи (проведения) информации с определённой, заранее заданной целью.

Эту мысль очень хорошо иллюстрирует песня, текст которой (синхронный подстрочный перевод с иврита) я привожу ниже.
В оригинале песню поёт изумительная израильская певица, Хава Альберштайн. Музыку написал Мати Каспи. Стихи – Йорам Тхарлев.
Песню можно послушать на этой страничке:
muzofon.com/search/Chava_Alberstein/0/
(57-я сверху: Chava Alberstein «Ballad Of The Horse»)
Или здесь:
smoz.ru/mp3/?q=spo&page=4
(10-я сверху).
Или здесь:
www.mp3ppc.com/mp3/Chava_Alberstein/1
(31-я сверху).
Называется песня «Баллада о лошади», но по форме и содержанию она похожа хасидскую притчу. А ещё её можно назвать: «Песня об информационных метаболитах и о причинно-следственных связях, построенных на разных уровнях организации информационного потока»

Вот текст:

«БАЛЛАДА О ЛОШАДИ»

«Смотри, ведут на ярмарку красивого коня!
Беги за ним, купи его скорее для меня!
С пятном на лбу и на спине, конь белый, словно снег,
И серебром сияет волос в гриве и в хвосте.»

Так барин Мошке-конюху сердито приказал
И, выдав ему сто рублей, велел спешить!..

Проходит Мошке вдоль рядов, по ярмарке идёт,
Вдруг видит, паренёк стоит и лошадь продаёт, –
С пятном на лбу и на спине, конь белый, словно снег,
И серебром сияет волос в гриве и в хвосте.
А парень так задумчиво стоит, глаза прикрыв,
И тихо, словно для себя, поёт такой мотив:

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

«Сделай милость, помоги запомнить твой мотив!»
Его просит Мошке, про коня совсем забыв.
«Заплати сначала, прежде чем спою.
Я за пятьдесят рублей напев свой продаю».
Мошке кошелёк достал и деньги заплатил.
И тут же вместе с парнем эту песню заучил.

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

А чуть кончился напев, и Мошке, как прозрел:
«Эй, сколько стоит жеребец тот, что я присмотрел?
С пятном на лбу и на спине, конь белый, словно снег,
И серебром сияет волос в гриве и в хвосте.»
«Сто рублей!» – был дан ответ, а Мошке будто рад:
«Ну, пятьдесят я заплатил, возьми вот пятьдесят...»

«Нет, нет, нет, нет! – смеётся парень, – этак не шути!
Ты пятьдесят за песню дал, за лошадь сто плати.
Товар идёт раздельно, меня ты не морочь!»
Взял Мошке свои деньги и пошёл оттуда прочь.
Среди прилавков и рядов понуро он бредёт,
И тихо, только для себя, ту песенку поёт:

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

Отчаявшись найти коня, Мошке домой идёт,
Вдруг видит: мужичок стоит и лошадь продаёт,
С пятном на лбу и на спине, конь белый, словно снег,
И серебром сияет волос в гриве и в хвосте.
Мужик поёт другой напев, в нём Мошке различил
Продолжение песни той, что прежде он учил:

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

«Сделай милость, разучи со мною твой мотив!»
Его просит Мошке, про коня опять забыв.
«Заплати сначала, прежде чем спою.
Я за пятьдесят рублей напев свой продаю».
Мошке вынул кошелёк, деньги заплатил,
И тут же вместе с мужиком ту песню разучил.
А чуть кончился напев, и Мошке, как прозрел:
«Эй, а сколько стоит конь тот, что я присмотрел?».
«Сто рублей!» – был дан ответ, а Мошке будто рад:
«Вот сапоги мои возьми, прибавь те пятьдесят...»
«Так не пойдёт, – сказал мужик, – со мною не шути,
Конь стоит сто, за пятьдесят ты приобрёл мотив.».

Вернулся Мошке к барину без денег, без коня,
И был жестко им избит в конце того же дня.
С пятном на лбу и на спине он изгнан со двора,
А с ним лишились крова и жена, и детвора.
В скитаниях им много бед пришлось перетерпеть,
Но никогда, нигде они не прекращали петь:

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

Однажды, много лет спустя, пути их привели
В местечко, где жил мудрый и прославленный раввин.
Он проводы субботы справлял в кругу друзей,
Когда к нему в дом привели непрошеных гостей.
Раввин спросил их строго: «Вы кто? Живёте где?».
Но вместо слов у них вдруг разом вырвался напев:

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...

Расхохотались все вокруг, приняв их за шутов,
Но рабби мигом приструнил своих учеников.
Ударил кулаком об стол он, гневно их спросив:
«Вы что, уже оглохли все?!.. Не слышали мотив?!..
Ведь эту песню сотни лет мы с нетерпением ждём!
В тот день, когда придёт МЕССИЯ, мы её споём!..»

Ай-яй-яй-яй... Ай-яй-яй-яй...»
_______________________________________

ПРИМЕЧАНИЕ:

Вот так, — оказалось достаточно одного точного замечания мудрого и знающего человека, чтобы весь этот, на первый взгляд, хаотичный, ИРРАЦИОНАЛЬНО воспринимаемый, причинно-следственный ряд выстроился в систему — РАЦИОНАЛЬНУЮ, объясняющую заданную свыше цель. После чего всем сразу стало ясно, зачем, как и почему складывались именно такие обстоятельства, сформировавшие именно эту причинно-следственную связь:
* если бы барин не увидел великолепного коня, он бы не послал Мошке на ярмарку;
*если бы Мошке не услышал песню и не захотел её купить, забыв обо всём, он бы вернулся домой с конём, и всё бы осталось по прежнему;
* если бы песня не была такой, что он забыл о коне, он бы не захотел её разучить во что бы то ни стало;
* если бы за песню не запрашивали половину выданной ему суммы (а продавцы откуда-то знали, сколько у него было денег), у него бы ещё был шанс купить коня, найдя незначительную сумму где-нибудь по близости.
И так далее...
Все обстоятельства этих причинно-следственных связей складывались таким образом, чтобы в результате Мошке принёс ценную информацию (которая на протяжении многих лет казалась никому не нужной) по нужному адресу, где она и была встречена с восторгом, как самая долгожданная и востребованная, а Мошке и его семья оказались самыми важными и дорогими гостями — провозвестниками самого счастливого события, — пришествия МЕССИИ, поскольку принесли мелодию, которой будут встречать Посланника Небес.

По поводу "непонятных", на первый взгляд, "хаотичных" причинно-следственных связей, имеющих счастливую развязку, и "неблагоприятных обстоятельств", их формирующих, скажу следующее: у меня таких событий и "цепочек", вынуждающих резко менять судьбу, — отказываясь от достигнутого, куда-то переезжать, менять профессию, менять круг общения, начинать всё с нуля по другой профессии и в другом месте — было очень и очень много. Сейчас я об этом не жалею, потому что знаю, для чего и почему всё это складывалось именно таким образом.

В заключение, в качестве примера скажу, что эту песню, — "Балладу про коня", — я услышала ещё в конце 70-х, — задолго до того, как стала интересоваться соционикой. Сама тогда же перевела её на русский, потому что она мне очень понравилась. И только сейчас, спустя тридцать с лишним лет, мне "случайно" представилась реальная возможность проиллюстрировать с её помощью одну из интереснейших гипотез в соционике, — идею об иерархической, многоуровневой организации информационных потоков, формирующих локальные и глобальные причинно-следственные связи в процессе информационного метаболизма.

URL
01:48 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИСТОРИИ И АНТРОПОЛОГИИ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


Этот человек жил 5300 лет тому назад.
Его тело нашли в прошлом году замороженным в Альпах. Его внешность восстановили по черепу и скелету.
(Ссылка на статью:
www.bbc.co.uk/news/science-environment-17191398)

По реконструированным чертам его лица чётко просматриваются физиогномические особенности его психотипа:
*пытливый, удивлённый и вместе с тем лукавый, хитрый и проницательный взгляд ИНТРОВЕРТА-КВЕСТИМА-СЕНСОРИКА- ЛОГИКА (себе на уме мужичок);
*смеющиеся глаза ПОЗИТИВИСТА;
*скуластое, с глубокой переносицей лицо СЕНСОРИКА,
*широко расставленные глаза СТРАТЕГА;
* улыбка КОНСТРУКТИВИСТА (уголки губ даже при улыбке опущены).
По совокупности признаков (ИНТРОВЕРСИЯ, КВЕСТИМНОСТЬ, ЛОГИКА, СЕНСОРИКА, СТРАТЕГИЯ, КОНСТРУКТИВИЗМ) ТИМ определяется как СЛИ, Габен.
Этот физиогномический типаж СЛИ довольно распространён и в наше время (актёры Андрей Дудуаренко:
www.kino-teatr.ru/kino/acter/m/sov/1358/foto/50...
и Эдуард Бочаров:
www.kino-teatr.ru/kino/screenwriter/sov/556/fot...).
Из чего можно заключить, что физиогномически этот психотип в современном нам виде сформировался уже к тому времени (а может быть и раньше) и мало изменился с тех пор.

URL
20:44 

ОТКРЫТИЕ, СДЕЛАННОЕ С ПОМОЩЬЮ ПРИЗНАКОВ РЕЙНИНА, ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ! (см. КОММЕНТАРИЙ)

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)

БИТВА при БОСВОРТЕ, 22 августа, 1485 года.

ЗАГАДКА ИСТОРИИ РАЗРЕШЕНА С ПОМОЩЬЮ ПРИЗНАКОВ РЕЙНИНА! (Автор: Вера Стратиевская)

«...Все версии, описывающие гибель Ричарда III (ЛИЭ) в битве при Босворте (а их тринадцать! – по количеству литературных источников и хроник), сделаны без учёта особенностей его психотипа и составляющих его психологических признаков, – в частности, признаков: ИНТУИЦИИ, СТРАТЕГИИ, ДИНАМИКИ, РЕШИТЕЛЬНОСТИ, РАЦИОНАЛЬНОСТИ, ИНВОЛЮЦИИ. А из сочетания этих признаков следует, что завидев цель, Ричард уже не мог от неё отклониться, не выполнив всего намеченного. (СТРАТЕГ, РАЦИОНАЛ, ИНВОЛЮТОР). А это значит, что ни отвлечь себя от цели, ни оттеснить к болоту (или вообще в сторону), ни даже заслонить от себя цель он бы никому не позволил.

Шансы свои он умел рассчитывать и осознанно – по творческой интуиции времени, работающей на опережение (+БИ2), и подсознательно – по демонстративной (инволюционной, альтернативной) интуиции потенциальных возможностей (–ЧИ8). И значит, все имеющиеся возможности, включая и альтернативные, он сумел бы использовать по-максимуму. (Если бы у него был один шанс на миллион, он бы и его использовал для того, чтобы метнуть в Генриха Тюдора свою секиру. Даже если бы у него не было такого шанса, он бы всё равно его нашёл и использовал.) Если бы он остался без коня, в окружении своих или чужих всадников, он, не вступая в дебаты и торги, просто пересел бы на чужого коня и продолжил битву – всё это элементарные, военные упражнения, которым он был с детства обучен.

Если он находился в «считанных дюймах» или «в одном футе» от своей цели, как это описывают в хрониках, он бы непременно эту цель поразил. Он бы поразил её ещё раньше, даже если бы Генрих Тюдор прятался за чужие спины (другие тоже бы постарались увернуться от брошенной секиры, и Генрих остался бы незащищённым).

Возникает вопрос: при каких условиях Ричард не смог бы поразить цель?

По всей видимости, обстоятельства для этого должны были сложиться таким образом, чтобы в результате какого-либо происшествия Ричард оказался бы недвижим, скован (связан, спутан) по рукам и ногам и потерял возможность не только сражаться, но даже двигаться. То есть упал бы на бок, придавленный своей же, закованной в латы, лошадью, и под её тяжестью и тяжестью своих доспехов (особенно, если при падении получил травму рук, ног и позвоночника) не смог бы пошевелиться.

Просто так свалиться с лошади (если бы она споткнулась о кочку) и перелететь через её голову, он не мог, – для этого он слишком хорошо сидел в седле и был одет не в лёгкий, жокейский костюмчик, а в стальные, тяжёлые латы. Значит упасть он мог
1. только вместе с лошадью
2. и то, если бы не смог по каким-то техническим причинам вовремя спрыгнуть,
3. и только в том случае, если бы лошадь завалилась на бок.
А это могло произойти, если бы лошадь, с разбегу взбираясь на холм, захромала, оступилась, подвернула или сломала ногу.

Но разве можно было это осуществить намеренно?

Может такое быть, чтобы перед боем к королю подвели хромого коня? – Нет. Тем более, что Белый Серри был самым любимым и самым опытным его боевым конём. А значит перед сражением конь был здоров и бодр, чувствовал себя хорошо, а иначе Ричард велел бы его заменить.

Может ли быть, чтобы коня перед боем плохо подковали – то есть, специально сделали так, чтобы во время быстрого (с разбегу) подъёма на холм подкова отвалилась? А запросто! – при условии, что кузнец был подкуплен. Потому, что он-то, как раз, был мастером высочайшего класса. И значит, имела место самая обыкновенная, техническая диверсия. Ведь всем было заранее (или, как минимум, накануне) известно, на каком коне Ричард III пойдёт в бой. (На Белом Серри, конечно, – что за вопрос!) А остальное уже дело техники: в нужный момент тщательно спланированная «авария» произошла. Для сравнения скажем: это всё равно, что неплотно затянуть колёсные болты гоночному автомобилю: на первом же повороте колесо соскочит и автомобиль врежется в барьер или перевернётся.

Но в наше время работу механиков проверяют.

В те времена работу кузнеца тоже могли проверить. Но и на этот случай можно было подстраховаться: подбить подкову УКОРОЧЕННЫМИ гвоздями. Снаружи всё будет выглядеть, как обычно, а при первом же столкновении с препятствием – при ударе о камень, подкова начнёт отпадать. А если лошадь будет с разбегу подниматься на каменистый холм, таких столкновений будет множество и подкова быстро отпадёт, а там и лошадь завалится на бок вместе с наездником, который, даже если успеет спрыгнуть, потеряет равновесие на пологом склоне (и этим обстоятельством тоже можно будет воспользоваться). Или вообще не сможет спрыгнуть, не упав под лошадь, потому что наклон для прыжка будет неудобный, и шпора всадника запутается в стремени.

В свете этого становится понятен смысл той листовки, которую нашёл в своём шатре герцог Норфолк в утро сражения:

«Джек Норфолк, ты дерзок, но всё равно:
Хозяин твой Дикон уж продан давно». ( У. Шекспир, «Ричард III», действие 5, сцена 3. перевод А. Радловой)


«Придумана врагами эта штука…» – говорит шекспировский Ричард III и оказывается так же далёк от понимания тайного смысла этого предостережения, как и исторический Ричард III, который тоже не придал значения этому тексту, но осознал его суть, когда стал жертвой этой диверсии. И не случайно те воины, что похвалялись своим участием в убийстве Ричарда, говорили потом, что перед смертью он повторял одни и те же слова: «Измена, предательство… измена, предательство…». Не случайно и то, что лорд Томас Стэнли – этот беспринципный лицемер, предпочитающих служить всем без разбора, так быстро определился с окончательным выбором, что в утро боя объединил свои штандарты со знамёнами Генриха Тюдора и отказался перейти на сторону Ричарда даже под угрозой смерти своего сына, оставленного у короля в заложниках. Братья Стэнли были уверены в том, что Генрих Тюдор победит, хотя во время сражения не спешили перейти на его сторону. Тогда откуда же они знали о его предстоящей победе?

Из летописей известно, что у Ричарда на поле битвы возникла какая-то заминка с конём. Шекспир, основываясь на хрониках Холла и Холишенда, пишет о Ричарде:
«…Коня под ним убили, пеший бьётся
И Ричмонда он в глотке смерти ищет…» – то есть, в самой гуще сражений. ( У. Шекспир, «Ричард III», действие 5, сцена 4, перевод А. Радловой).

О том, что конь Ричарда потерял подкову, нигде не написано. В гуще сражений таких вещей не замечают. Заговорщики этой уловкой не хвалились. Генрих Тюдор – тоже: глупо было бы кричать, что он одержал победу при помощи гвоздя. Но ЕСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО этой версии, подтверждающее тот факт, что он всё же не смог скрыть своего торжества по поводу этой бесчестной победы: в Глостерском кафедральном соборе экспонируется гербовый щит Генриха VII Тюдора, называющийся «Благодарение» и символизирующий его победу над Ричардом III на Босвортском поле.


На верхнем поле щита изображена отрубленная голова вепря (символизирующая поверженного Ричарда III, герцога Глостера) и воссоединяющиеся алая и белая розы. На нижнем поле: корона на шлеме, добытая на острие меча. И – самое-то главное! – справа и слева от меча, «добывшего» Генриху Тюдору корону, на синем поле белой розы Йорка, размещаются ДВЕ синие, «йоркистские» ПОДКОВЫ С ВЫПАВШИМИ ИЗ НИХ ГВОЗДЯМИ (!), благодаря которым Тюдору удалось одержать победу в этом сражении.

Как видим, вся эта диверсия (осуществлённая в соответствии с заранее продуманным планом, разработанным ещё при жизни Людовика XI) была подстроена в виде коварной и хитрой ловушки, где роль «приманки» пришлось взять на себя самому Генриху Тюдору. Он стоял на холме, в окружении очень небольшой группы воинов, и обозревал бой, когда некий услужливый гонец указал на него королю. У Ричарда, распалённого ненавистью, жаждой мести к врагам и предавшим его военачальникам, сразу же возник план удобного и быстрого решения исхода битвы: на полном скаку взобраться на холм, атаковать окружение Тюдора и поразить его самого, после чего уже можно было обратиться к мятежникам с призывом вернуться под его знамёна.

Для того, чтобы сберечь силы для этой, чрезвычайно важной атаки, Ричард в сопровождении небольшой группы всадников (здесь указываются разные цифры), обошёл войска Уильяма Стэнли со стороны своего правого фланга и обрушился на телохранителей Генриха Тюдора. Сначала (как пишут в хрониках) он столкнулся с огромным воином – сэром Джоном Чейни и свалил его ударом секиры, затем добрался до Уильяма Брэндона, знаменосца Тюдора, сокрушил и его…

Казалось, ничто не могло помешать ему достигнуть цели. Ричард пришпорил коня и помчался вперёд...»

читать дальше


_________________________________________________________________________



СОЦИОНИКА РАСКРЫВАЕТ ТАЙНЫ ИСТОРИИ!

Вышеизложенная версия Стратиевской о причинах гибели Ричарда III в битве при Босворте предположительно подтверждается сенсационными находками археологических раскопок, проводимых в настоящее время (с 25 августа, этого года) в Лестере (UK), на улице Грейфрайерс, под городской автостоянкой, построенной на месте разрушенной церкви Аббатства Грейфрайерс, в которой, согласно историческим хроникам, был скромно, без всяких почестей, захоронен король Ричард III.

Несмотря на то, что позднее, в эпоху Реставрации, были распространены слухи об уничтожении его останков, якобы выброшенных в реку Сор, беснующийся толпой, разрушившей церковь Аббатства в период упразднения монастырей Генрихом VIII, многие, в том числе и Стратиевская (в книге "Два ракурса времени в истории Ричарда III"), высказывали предположение о том, что останки Ричарда III всё же могли быть спасены монахами и находятся на месте его исторического захоронения — то есть, на территории некогда разрушенной церкви Грейфрайер, ныне заасфальтированной и отданной под городскую автостоянку.

В первую же неделю раскопок были получены ошеломляющие результаты: нашлось местонахождение церкви францисканцев (Серых Братьев), подтверждением чему были многочисленные средневековые артефакты, найденные под автостоянкой,— обломки стен церкви и оконных рам готической постройки, серебрянные монеты XV века, обломки напольной кафельной плитки... Всё это вдохновило археологов на продолжение поисков и побудило власти города продлить сроки проведения раскопок, первоначально ограниченные двумя неделями.

9-го сентября разрешение было получено, а 10 сентября СМИ сообщили о сенсационном обнаружении человеческих останков под хорами церкви, на месте исторического захоронения Ричарда III,

Останки сохранились в хорошем состоянии, скелет действительно принадлежат взрослому мужчине, похороненному скромно (первоначально завёрнутому в саван, остатки которого не сохранились), получившему ранения в бою и имевшему при жизни боковое искривление позвоночника, приобретённое, по всей вероятности, в детстве, вследствие односторонних физических нагрузок (скорее всего от того , что он с раннего детства носил тяжёлый, "взрослый", меч), из-за чего его правое плечо могло казаться выше левого.

Это описание соответствует историческим сведениям современных Ричарду III хроник. Но никаких следов явных физических уродств, приписываемых Ричарду более поздними тюдоровскими историками, — горба и сухой руки — на останках обнаружено не было, из чего можно заключить, что уродом он не был. Так что и эта версия Стратиевской, изложенная в книге (в главе "Ричард реальный и вымышленный") предположительно подтверждается.

Однако наиболее полное подтверждение версии Стратиевской о причинах смерти Ричарда III дал предварительный анализ боевых ранений и повреждений с ними связанных, основанный на состоянии костей скелета. Согласно заявлению эксперта от 12.09.12, кости обеих ног скелета разрушены (раздроблены, расщеплены) "по причине, имевшей место в прошлом", а в основании черепа, с затылочной стороны имеется повреждение, нанесённое лезвием холодного оружия.
Рядом и сбоку от этого повреждения имеется ещё одно от прокола, нанесённого тем же или другим холодным оружием.
Между первым и вторым позвонками скелета был обнаружен застрявший обломок металла
(тип оружия пока не определён), направленный в сторону грудной клетки.

Все эти данные выстраиваются в версию о том, что удар (вероятно, алебардой, судя по характеру повреждений) был нанесён со спины, сверху вниз, в прорезь между основанием шлема и верхом ворота доспехов, в тот момент, когда всадник уже был повержен — то есть упал с коня и сидел на земле, пытаясь высвободить ноги из-под свалившейся на него, закованной в латы, лошади, из-за чего кости ног и оказались раздроблены.

Проведение генетического анализа займёт до 12-ти недель. Образцы близко-родственных и современных, и средневековых ДНК у экспертов уже имеются. По описаниям, по характеру природных аномалий и повреждений очень многое сходится на том, что эти останки действительно принадлежат Ричарду III. Но до окончания лабораторных исследований с абсолютной точностью ничего ещё утверждать нельзя.

Ссылки:
www2.le.ac.uk/news/blog/2012/september/search-f...
www2.le.ac.uk/news/blog/2012/september/richard-...
www.newscientist.com/article/dn22266-is-this-ri...
www2.le.ac.uk/projects/greyfriars


запись создана: 12.03.2012 в 22:15

URL
22:16 

ОТКРЫТИЕ, СДЕЛАННОЕ С ПОМОЩЬЮ ПРИЗНАКОВ РЕЙНИНА, ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ!

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)

БИТВА при БОСВОРТЕ, 22 августа, 1485 года.

Итак, это наконец-то свершилось! Останки Ричарда III, погибшего в битве при Босворте, в 1485 году и захороненные наспех, без всяких почестей, в некоторой из церквей Лестера (их там несколько ) и считавшиеся уничтоженными 400 лет назад и безвозвратно потерянными, НАЙДЕНЫ СПУСТЯ 527 ЛЕТ !!!! И официально ИДЕНТИФИЦИРОВАНЫ! ОНИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПРИНАДЛЕЖАТ РИЧАРДУ III! Об этом было сегодня объявлено на пресс -конференции в УНИВЕРСИТЕТЕ Лестера.
Ссылка: www2.le.ac.uk/offices/press/press-releases/2013...
И, что меня особенно радует, экспертиза, длившаяся пять месяцев, подтвердила версию Стратиевской, выдвинутую на основании соционического анализа с использованием признаков Рейнина и изложенную в книге "Два ракурса времени в истории Ричарда III", по крайней мере в тех моментах, которые учёные смогли воссоздать в процессе экспертизы.

Из высказанных ею утверждений (в III части книги: "Ричард III реальный и вымышленный" socionika-forever.blogspot.ca/2010/09/iii-iii.h...) они подтвердили тот факт, что
а). Ричард III не был карликом, а человеком нормального роста (как оказалось, 174см).
б). он не был сухорук, у него были нормальные руки и (на что указала Стратиевская!) он мог сражаться обеими руками одинаково хорошо, что и подтвердила экспертиза: обе руки были одинаково хорошо развиты.
в). Ричард не был горбуном, он был стройного, изящного (эксперты считают, даже женственно-изящного) и одновременно атлетического сложения.
г). По мнению Стратиевской, если и было некоторое искривление позвоночника, то оно всего лишь немного возвышало одно плечо над другим, но разница была невелика, поскольку он мог левой рукой сражаться не хуже правой. И пожалуйста, экспертиза это подтвердила: на скелете имеется некоторое искривление позвоночника, но горба нет и оба плеча при этом находятся почти на одинаковом уровне (разница в высоте 3,2см).

В комментарии к предыдущему посту (2101452.diary.ru/p173994352.htm) я высказала предположение, что этот сколиоз не был врождённым, но был приобретён в подростковом возрасте, из-за односторонних физических перегрузок, и данные экспертизы это тоже подтвердил: сегодня было заявлено, что искривление у Ричарда стало развиваться в возрасте 10 лет из-за повышенных физических нагрузок. Известно, что он уже в 10 лет был назначен комендантом одной из северных крепостей и командовал гарнизоном, а в 12 лет командовал армией. Поэтому, чтобы солидно выглядеть в глазах своих подчинённых, он был вынужден уже с 10 лет носить взрослое военное снаряжение, что не могло не отразиться на его осанке.

Эксперты университета Лейстера, к сожалению не смогли воссоздать картину смерти Ричарда III в бою, хотя специалист по боевым ранениям в их числе был. Но то, что они определили за время своих исследований, подтверждает (хоть и не очень подробно) версию Стратиевской, описанную в 71 главе книги, "Загадка Босворта" (соответствующий отрывок приведён здесь: 2101452.diary.ru/p173994352.htm).
А именно:
а). Косвенно подтверждается то, что он упал будучи придавлен своей лошадью и оказался беспомощен, потому что не мог высвободить свои ноги. (Как показывает экспертиза, кости ног ниже колен были раздроблены, а затем, уже после его смерти, ступни были обрублены. что говорит о том, что его не стали вытаскивать из-под коня, пока он ещё был жив, а добивали лежачего.)
б). Обнаружено огромное количество посмертных и предсмертных ран , нанесённых копьями сверху в грудную клетку, что также совпадает с картиной его смерти, описанной Стратиевской ещё два года тому назад.

Цитирую отрывок:

"Ричард пришпорил коня и помчался вперёд...
Цель была так близка, что он уже видел это напряжённое от ожидания лицо Генриха, с застывшим выражением ужаса в глазах. Не исключено, что это ощущение надвигающейся опасности передалось и Ричарду: он поймал себя на мысли, что не хочет приближаться вплотную к нему, а может метнуть секиру прямо сейчас… Но в этот момент вдруг стало происходить нечто странное: земля как будто встала на дыбы и стала стремительно приближаться к нему. Шпора запуталась в стремени, и он не успел высвободить ногу, пытаясь спрыгнуть с коня, а завалился вместе с ним на правый бок, оказавшись придавленным закованной в тяжёлые латы лошадью. Рука с секирой была вывернута и находилась под ним. Это было единственное положение, из которого он не мог метнуть в Генриха Тюдора топор. В голове промелькнул вчерашний эпизод на Лейстерском мосту. Вспомнились слова старухи-гадалки о шпоре, как если бы она уже тогда знала, что шпора запутается в стремени и он упадёт вместе с конём. Он попытался приподняться и высвободить руку, но в этот момент оказался придавлен к земле остриём копья. Острая боль пронзила его насквозь. Удар, потом ещё один… Над собой он увидел озверевшие лица валлийских копейщиков. Злобно осклабившись, они кололи его копьями, словно лёд в проруби, и каждый удар отзывался в его теле нестерпимо-острой, вяжущей болью. Удары сыпались на него, становясь всё сильнее и чаще, а ему всё труднее было противостоять их нарастающей боли. Свинцовые сумерки обрушились на его глаза, заслонив собой солнечный свет. Гулкие голоса копейщиков наплывали со всех сторон, пробиваясь сквозь шум в ушах, приглушающий звуки сражения. Превозмогая боль, Ричард попытался выбраться из-под лошади, воспользовавшись её конвульсиями, но снова был пригвождён к земле ударом копья… Боль накатила на него удушающе-жгучей лавиной, и вместе с ней подступило ощущение дурноты, от которого ему стало трудно дышать. Начались судороги и спазмы… Перед глазами поплыли красные и зелёные круги, потом всё исчезло, и откуда-то, из глубины, стали появляться и раскрываться перед ним страницы воспоминаний – листок за листком. Вот яркое, солнечное утро, и он сидит на коленях своей кормилицы, в замке Фотерингей… Вот Эдуард – весёлый и шумный, подхватывает его на руки и кружит… Вот праздничные турниры в Бургундии… Вот звучит орган в капелле Филиппа Доброго… Вот торжественный ритуал посвящения в рыцари… Вот его первый приезд в Миддлхэм, и маленькая девочка сбегает навстречу по ступенькам лестницы… Золотистые локоны рассыпались по плечам, глаза сияют, как тогда, – в день их свадьбы. И ещё потом, – в день рождения их сына. А вот и она сама, – ослепительная, в сверкающей короне, на фоне бесконечно-синего неба. Она вышла его встречать, как тогда, в Миддлхэме, с сыном на руках, – его Анна…"


Данные экспертизы подтверждает и мой комментарий к этому отрывку (цитирую себя): "удар (вероятно, алебардой, судя по характеру повреждений) был нанесён со спины, сверху вниз, в прорезь между основанием шлема и верхом ворота доспехов, в тот момент, когда всадник уже был повержен — то есть упал с коня и сидел на земле, пытаясь высвободить ноги из-под свалившейся на него, закованной в латы, лошади, из-за чего кости ног и оказались раздроблены." — как показала экспертиза, удар действительно был нанесён алебардой в мозжечок. А то, что первоначально считали осколком стрелы, оказалось осколком алебарды.

Первоначально эксперты полагали, что Ричард был вытащен из-под коня и убит у даром в голову, но после того, как были обнаружено, что ноги его были посмертно обрублены мечом, от этой версии они отказались, и следовательно, подтвердили мою (описанную в предыдущем абзаце: смертельный удар был нанесён алебардой в тот момент, когда он опираясь на руки, попытался сесть, чтобы высвободить ноги из-под коня. (Ссылка: www.bbc.co.uk/news/uk-england-leicestershire-21...)

Подтвердилась и та моя версия, что удар алебардой был нанесён сверху вниз по наклонной. Как показала экспертиза, этот удар пробил ему основание черепа, пробил рёбра и проник в грудную клетку (возможно пронзив сердце). После этого удара он, по-видимому, уже упал на спину, и они стали стали колоть его копьями в грудную клетку, пока не убедились в том, что он уже мёртв, — что и подтвердилось на экспертизе наличием множественных посмертных ранений в грудную клетку.

Версия Стратиевской о том, что Ричард III по психотипу был ЛИЭ, Джеком, таким образом, пока подтверждается только косвенно, — через описание внешности (как левополушарный ТИМ) и воссоздание картины смерти, на основе подбора соответствующих ЛИЭ признаков Рейнина.

Соответствует ли Ричард III ТИМу ЛИЭ физиогномически, мы узнаем после того, как будет представлена реконструкция его лица. Предположительно, это будет сделано завтра, 5 февраля, на ближайшей пресс-конференции в Университете Лестера. (2101452.diary.ru/p185165616.htm)

Нам ещё многое предстоит узнать об этом важнейшем и интереснейшем историческом событии, но уже сегодня я его отмечаю как подтверждение настоящих и, надеюсь, будущих успехов соционики и её методик в расследовании тайн истории. Пусть они пока ещё не получили широкой известности, но эффективность их уже подтвердилась сегодняшней (более, чем авторитетной) экспертизой, и я как популяризатор этих методик считаю их победу своим праздником, за который и подниму сегодня бокалы с шампанским! Присоединяйтесь!

СОЦИОНИКЕ И ПРИЗНАКАМ РЕЙНИНА БЫТЬ!


URL
22:52 

ОТКРЫТИЕ, СДЕЛАННОЕ С ПОМОЩЬЮ ПРИЗНАКОВ РЕЙНИНА, ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ!

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


ТИПИРОВАНИЕ РИЧАРДА III ПО РЕКОНСТРУКЦИИ ЕГО ЛИЦА, ПРОВЕРКА и ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ВЕРСИИ

В своей книге "Два ракурса времени в истории Ричарда III", по биографическим фактам и по их психолого-соционическому анализу, Стратиевская типировала Ричарда III в ЛИЭ (Джек). Эту же версию она подтвердила и физиогномическим типированием в главе "Ричард реальный и вымышленный", типируя Ричарда по одному из его прижизненных портретов:



Глядя на реконструкцию его лица, представленную сегодня, 5 февраля, на пресс-конференции в Университете, в Лестере (видео презентации смотрите здесь: www.nydailynews.com/news/world/face-king-richar...), мы можем почти дословно повторить весь её вышеизложенный текст:
Ричард III не был уродлив, как считалось в эпоху правления Тюдоров, у него было красивое лицо, с тонкими, благородными чертами ВИКТИМНОГО (РЕШИТЕЛЬНОГО- ДИНАМИКА) ИНТУИТА (о чём говорят мягкие, слегка сглаженные черты лица, задумчивый, слегка рассеянный взгляд, изящный разрез продолговатых глаз с приподнятыми кверху уголками и неглубокая переносица).
Отчётливо видна ДЕКЛАТИМНАЯ посадка головы (голова сидит, как влитая). Даже при том, что голова горделиво поднята, видно, что расположение головы относительно шеи ДЕКЛАТИМНОЕ (см. внешнее отличие признака ДЕКЛАТИМНОСТИ).
Крупные черты лица в сочетании с выдающимся вперёд подбородком указывают на РЕШИТЕЛЬНОГО - ЭКСТРАВЕРТА.
Высокий и широкий лоб в сочетании с выдающимся подбородком, широкими скулами и широко расставленными глазами позволяет определить его как РЕШИТЕЛЬНОГО -ЛОГИКА- СТРАТЕГА. Изящный изгиб губ с загнутыми кверху уголками указывает на признак ЭМОТИВИЗМА.

Таким образом, по сочетанию физиогномически проявленных признаков ЭКСТРАВЕРСИИ, ЛОГИКИ, ИНТУИЦИИ, ДИНАМИКИ, ДЕКЛАТИМНОСТИ, СТРАТЕГИИ, ЭМОТИВИЗМА, ТИМ Ричарда III определяется как ЛИЭ, Джек.



Версия Стратиевской, основанная на соционической диагностике, проведённой с учётом признаков Рейнина, подтверждается полностью!

URL
23:21 

ОТКРЫТИЕ, СДЕЛАННОЕ С ПОМОЩЬЮ СОЦИОНИКИ, ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ!

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)

МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ РИЧАРДА III КАК ЛИЭ (?!)


Вчера, 14 февраля, в интернете была опубликована звукозапись концерта средневековой музыки эпохи Ричарда III, состоявшегося в Университете Лестера, в январе этого года. (Трансляцию можно послушать здесь:
soundcloud.com/university-of-leicester/the-sear...).

В программе исполнялась музыка середины и конца XV века, популярная при дворах английских королей (Генриха VI, Эдуарда IV и Ричарда III, правящего с 1483 до августа 1485 г.) и бургундских правителей (Филиппа Доброго и Карла Смелого).

И что интересно: английская и фламандская придворная музыка середины и даже 70-х годов XV века чрезвычайно архаична по форме, примитивна, скучна и трудна для нашего современного восприятия. Но всё резко меняется, как только начинает звучать музыка, исполнявшаяся при дворе Ричарда III на Рождество 1484 года! Это совершенно другая, чрезвычайно новаторская по темпам и ритмическим формам музыка, резко — рывком, скачком во времени! — приближенная к нашей эпохе. В этой музыке впервые появляются триоли (!), что само по себе революционно! Попробуйте-ка объяснить средневековому придворному дирижёру, привыкшему к исполнению консервативных, устоявшихся музыкальных композиций, как можно ритмически уложить три восьмых в длительности одной четверти, если по законам арифметики в одной четверти могут быть только две восьмые и не больше.

Интересно и то, что триолями — этим сверх инновационным изобретением!— анонимный сочинитель тоже не ограничился. Уже в первом произведении этого музыкального рождественского цикла ("Basse Danse Tesara"), в серединной части композиции, мы отчётливо слышим синкопы — ритмические отклонения, переносящие ударение в такте с сильной доли на слабую, увеличивая её длительность. Известно, что в европейской музыке синкопы получили распространение только в первой половине XIX века. Каким образом додумался до этого ритмического разнообразия анонимный композитор XV века, остаётся загадкой!

Музыка в те времена была исключительно рациональна, сочинялась по арифметическим законам, считалась приложением математики, была звуковым изображением математических схем и относилась к области структурной логики (БЛ). Всё, что представлялось арифметически "неточным" или "неверным", считалось нарушением гармонии и было "неправильной музыкой". Ни один из композиторов (а тем более — "маститых", придворных) такого нарушителя музыкальных канонов и близко бы не допустил к королю. А тут появляется некий автор, пожелавший остаться анонимным (см. программу концерта), который пишет непривычную для слуха современников музыку (в стиле зрелого и позднего барокко с элементами позднего классицизма), опережающую своё время на двести (а то и триста!) с лишним лет, да ещё и представляет её королю для исполнения на чрезвычайно важном празднике Рождества Христова, которое, как известно по летописям, Ричард III пожелал отметить с особым весельем.

Из хроник также известно, что отцы церкви и иностранные дипломаты, присутствующие на том рождественском балу, были в шоке от этой музыки и назвали её "возмутительно дикой", о чём написали потом всем европейским правителям. Ничего подобного они сроду не слышали, и эта музыка казалась им чрезвычайно новаторской и смелой. Она и была чрезвычайно смелой и для того времени, и даже для последующих двух-трёх веков.

Возникает вопрос: кто был тот смельчак, который, оттеснив маститых придворных композиторов и пробившись к королю на приём, рискнул предложить для праздника такую неординарную, экстравагантную для того времени, музыку?

Если принять во внимание те факты, что
а). все произведения, исполняемые при дворе, в ту пору подписывались самими сочинителями (если права автора замалчивались или оспаривались, они отстаивались в суде);
б). все произведения предыдущих эпох, исполняемые в том же концерте, имели доказанное, определённое авторство, были подписаны авторами и только музыкальный блок произведений, относящихся к Рождественскому балу Ричарда III, написан неким анонимным композитором, пожелавшим остаться неизвестным.
г). Из хроник известно, что Ричард III в числе прочего общего, "рыцарского" образования получил и музыкальное образование, что было привилегией знатных аристократов.
д). Известно, что Ричард III (ЛИЭ) был гениальным технологическим новатором, проводившим прогрессивные реформы и разрабатывающим инженерные, юридические и экономические технологии на два-три века опережающие его время.
е). Известно, что на Рождество 1484 года он хотел устроить во дворце очень весёлый праздник, чтобы поднять настроение своей горячо любимой жене, тяжело больной туберкулёзом и страдающей от депрессии после смерти их единственного сына и престолонаследника.
ж). Если даже предположить, что Ричард допустил к исполнению эту (беспримерно новаторскую) музыку некоего, малоизвестного сочинителя, то сам факт того, что такой музыкой кто-то другой мог бы увлечься настолько, чтобы с риском для жизни рекомендовать королю никому не известного (и не стремящегося к известности!) композитора, исключается полностью!
з). Известно, что Ричард III был большим педантом в правовых вопросах и в вопросах авторских прав в первую очередь, как о том свидетельствует список награждённых им осенью 1484 года деятелей культуры и искусства. И, следовательно, если бы сочинитель этой новаторской музыки был бы конкретным, реальным лицом, занимающимся своим профессиональным делом, не было бы необходимости и скрывать его имя. Об этом человеке можно было бы много говорить, упоминать в хрониках, его можно (и нужно) было бы наградить за творческие успехи, получившие столь высокую оценку при дворе. Но, тем не менее, имя композитора нигде не упоминается, по платёжным ведомостям, как сочинитель музыки к празднику он не проходит, и сам он (по каким-то странным причинам!) своим успехом не пользуется, на известность не претендует: ничем о себе не напоминает, нигде о себе не заявляет и прав своего авторства не оспаривает, так и оставшегося анонимным.

Следовательно (исходя из всего вышеизложенного), остаётся предположить, что автором этой, исключительно инновационной, на несколько веков опережающей своё время музыки, был ни кто иной, как сам король Ричард III. Тогда и синкопированные ритмы, и изобретение триолей в музыке (3/8 в 1/4 или 3/16 в 1/8) — это "неправильное", иррационально творческое отношение к временной длительности ноты, которого нет в арифметике, но есть в музыке— можно отнести к его творческой ("компактной", ДЕКЛАТИМНОЙ) интуиции времени как ЛИЭ, Джека (+БИ2) и приписать авторство этих сочинений именно ему, Ричарду III, подтверждая версию его типирования в ЛИЭ.

А если принять во внимание то, как компонуются в его в его музыке эти триоли (а они там обрамляются — залиговываются — ещё более сложными ритмическими формами, сочетающими триоли с обычными, "чётными", длительностями), то нельзя не признать, что человек, создавший такую композицию, был ко всему прочему ещё и гениальным инженером- конструктором, что также подтверждается биографией Ричарда III, самостоятельно проектировавшего и архитектурные, и оборонительные сооружения. И этот факт архитектоника четырёх музыкальных фрагментов современного Ричарду "анонимного автора" тоже подтверждает: в его композициях использованы инновационные музыкальные конструкции и формы различных масштабов, включая (кроме синкоп и триолей) ещё и трёх-частную форму произведения, которая станет популярной в ариях эпохи позднего барокко, а потом перейдёт и в оперы эпохи бельканто и даже в русскую классику. А значит мы и по программному аспекту — по альтернативной деловой (технологической) логике (-ЧЛ1) определяем ТИМ этого "анонимного автора" как ЛИЭ, Джека и снова выходим на ТИМ Ричарда III (подтверждая версию Стратиевской).

А кроме всего прочего (и этому тоже нельзя не порадоваться!), нам наконец-то предоставилась уникальная возможность прослушать музыку, сочинённую этим разносторонне одарённым королём и открыть ещё одну грань его яркого и самобытного таланта, что само по себе уже является редким событием!

Повторяю ссылку:
soundcloud.com/university-of-leicester/the-sear...

URL
07:24 

Признаки Рейнина КВЕСТИМНОСТЬ - ДЕКЛАТИМНОСТЬ.

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


Самый интровертный экстраверт - Дон.
Самый экстравертный интроверт - Дюма


И это мнение сложилось давно. В ранних характеристиках Дона, сделанных Аушрой и Вайсбандом, указывалось напрямую, что Дон — один из самых интровертированных экстравертов. Связывалось это с его увлечением интеллектуальным трудом, склонностью к абстрактным научным исследованиям: сидит себе этакий "кабинетный учёный" тихонько в своём кабинете, среди своих книг, за своим компом, раздражается, когда его отвлекают от научных занятий и размышлений; на улицу его не выгонишь, в гости не вытащишь, в компанию идёт неохотно, ведёт себя там неловко, из- за привычки к уединению и т.д.. Доны часто записываются в интроверты, когда тестируют себя сами или у неопытных типировщиков.

Есть ещё одно обстоятельство: ИНТУИЦИЯ (абстрактное мышление, склонность к теоретизированию) в сочетании с КВЕСТИМНОСТЬЮ (стремлением к разобщённости (обособленности) и отдалённости психологической дистанции) — интровертирует — накладывает отпечаток (этакий наносной налёт) интроверсии. Из-за этого иногда создаётся впечатление, что человек глубоко интровертирован, особенно, если это увлечённый своими изысканиями Дон.
НЕГАТИВИЗМ в сочетании с ИНТУИЦИЕЙ тоже даёт налёт интроверсии. К Донам это не относится — он ПОЗИТИВИСТ. А вот у Гамлетов наносную интровертированность (сочетание КВЕСТИМНОСТИ с ИНТУИЦИЕЙ) это усиливает. Особенно, если это меланхолик - Гамлет. Принц Датский – шекспировский персонаж, – как раз и был таким интровертированным Гамлетом – всё в себе, да в себе: планы мести втихую вынашивал, тайны общения с призраком скрывал – был очень скрытный для общества (чем и пугал окружающих), но откровенный с самим собой.

В противовес разобщающей и дифференцирующей КВЕСТИМНОСТИ, ДЕКЛАТИМНОСТЬ (с её стремлением к интеграции, сближению пространственно-временных связей) усиливает ЭКСТРАВЕРСИЮ и СЕНСОРИКУ. У Дюма это ещё дополняется признаком СТРАТЕГИИ с её ориентацией на скорейшее достижение цели.
запись создана: 06.03.2012 в 00:26

URL
07:25 

Признаки Рейнина. СТАТИКА-ДИНАМИКА

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


АСПЕКТООБРАЗУЮЩИЙ ПРИЗНАК ДИНАМИКИ - СТАТИКИ. Автор Вера Стратиевская. ©2001г. Ссылка: socionika-forever.blogspot.com/search/label/%D0...

Признак отслеживает (регулирует, оказывает) стабилизирующее и дестабилизирующее влияние на информационные процессы.

1. СТАТИКА – преимущества стабильности над нестабильностью; стабилизация состояний объектов и отношений между ними.
*преимущества неизменности объектных качеств и свойств (ЭКСТРАВЕРТНАЯ СТАТИКА)
*преимущества сохранение равновесия в отношениях и связях между ними (ИНТРОВЕРТНАЯ СТАТИКА).

2. ДИНАМИКА – преимущества переменчивости (нестабильности, дестабилизации) над стабильностью; дестабилизация состояний объектов и отношений между ними.
*преимущества изменений объектных качеств и свойств (ЭКСТРАВЕРТНАЯ ДИНАМИКА),
*преимущества нарушения равновесия в отношениях и связях между ними (ИНТРОВЕРТНАЯ ДИНАМИКА).


Признак ДИНАМИКИ и СТАТИКИ отслеживает (определяет, регулирует) стабилизирующее и дестабилизирующее взаимодействие объектов относительно окружающей их среды. Таким образом ЭКСТРАВЕРТНО-ИНТРОВЕРТНОЕ соотношение «объект – среда» (или «объект – поле») кроме ЭВОЛЮЦИОННОГО и ИНВОЛЮЦИОННОГО направления, приобретает СТАТИЧЕСКИЕ и ДИНАМИЧЕСКИЕ свойства. А значит взаимодействуют (сосуществуют) в СТАТИЧНЫХ или ДИНАМИЧНЫХ условиях и состояниях, сохраняющих преимущества (инертность) их связей и свойств.

СТАТИЧНЫЙ ОБЪЕКТ стабилизирует связи и отношения в окружающей его среде.
УСТОЙЧИВАЯ, СТАТИЧНАЯ СРЕДА оказывает стабилизирующее влияние на объект.

ДИНАМИЧНЫЙ ОБЪЕКТ дестабилизирует связи и отношения в окружающей его среде.
НЕУСТОЙЧИВАЯ, ДИНАМИЧНАЯ СРЕДА оказывает дестабилизирующее влияние на объект.
При этом обе части соотношения – и среда, и объект, – будут стремиться к однородности состояний, стремясь сохранить преимущества своих СТАТИЧЕСКИХ (стабилизирующих) или ДИНАМИЧЕСКИХ (дестабилизирующих) свойств, приоритетов и ценностей.

СТАТИЧЕСКИЕ И ДИНАМИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ

В СТАТИЧЕСКИЕ ценности попадает всё то, что достигается ценой колоссальной затраты сил (± ЧС↑) и возможностей (± ЧИ↑) и где сохранение достигнутого особенно ценно и важно, где достигнутая стабильность представляет наивысшую ценность. А к таким ценностям относятся нормативы и законы логические (± БЛ↑) и этические (± БЭ↑), социальные, правовые и нравственные. Они и создают благоприятную среду для существования статичных объектов, накапливающих силовой (± ЧС↑) или возможностный (± ЧИ↑) потенциал, обеспечивая этим объектам стабильное сохранение их преимущественных свойств, стабильный прирост их силовых (± ЧС↑) и возможностных (± ЧИ↑) преимуществ. Они же и самым органичным образом вступают во взаимодействие с этими статичными объектами, реализуя их аспектные свойства в отношениях «объект– среда», создавая для них удобные, статичные среды.
Таким образом возникает восемь СТАТИЧНЫХ ЭКСТРА-ИНТРОВЕРТНЫХ, ЭВОЛЮЦИОННО - ИНВОЛЮЦИОННЫХ соотношений по схеме «объект– среда»:

два ЭКСТРАВЕРТНО-ЭВОЛЮЦИННЫХ: (+ЧИ/–БЛ), (+ЧС/–БЭ);
два ИНТРОВЕРТНО-ЭВОЛЮЦИОННЫХ (+БЛ/–ЧС), (+БЭ/–ЧИ);
два ЭКСТРАВЕРТНО-ИНВОЛЮЦИОННЫХ (–ЧС/+БЛ), (– ЧИ/+БЭ);
два ИНТРОВЕРТНО-ИНВОЛЮЦИОННЫХ (–БЛ/+ЧИ), (–БЭ/+ЧС).



Они же составляют СТАТИЧЕСКИЙ блок социона – восемь статичных типов информационного метаболизма – восемь ТИМов - СТАТИКОВ.

К ДИНАМИЧЕСКИМ ценностям относятся все те аспекты, которые стремительно накапливают качественные изменения и не собираются стабилизировать свои свойства («замораживать» свои состояния), поскольку не собираются останавливаться на достигнутом. К таким ценностям относятся и динамичное развитие технологических процессов (± ЧЛ↑), и динамичное развитие эмоциональных состояний с оперативным их выражением в творчестве (± ЧЭ↑) – в театре, в музыке, танце, в поэзии, живописи, в моде, в дизайне, в кино... и т.д.
ДИНАМИКА завоевания и освоения новых пространств и территорий (± БС↑),
ДИНАМИКА эволюционных и инволюционных прорывов во времени (± БИ↑).
Сенсационные исторические и археологические открытия (пример инволюционного прорыва во времени), глобальное обновление и реконструкция огромных территорий, городов, зданий (пример инволюционного прорыва в пространстве) – всё это проявление развития и расширения ДИНАМИЧЕСКИХ аспектов в социуме, образующих восемь ДИНАМИЧНЫХ ЭКСТРА-ИНТРОВЕРТНЫХ, ЭВОЛЮЦИОННО - ИНВОЛЮЦИОННЫХ соотношений по схеме «объект – среда»:

два ЭКСТРАВЕРТНО-ЭВОЛЮЦИННЫХ: (+ЧЭ/–БИ), (+ЧЛ/–БС);
два ИНТРОВЕРТНО-ЭВОЛЮЦИОННЫХ (+БС/–ЧЭ), (+БИ/–ЧЛ);
два ЭКСТРАВЕРТНО-ИНВОЛЮЦИОННЫХ (–ЧЛ/+БИ), (–ЧЭ/+БС);
два ИНТРОВЕРТНО-ИНВОЛЮЦИОННЫХ (–БИ/+ЧЭ), (–БС/+ЧЛ).



В модели каждого типа ИМ динамические и статические аспекты,(составляющие динамический или статический блок, матрицу) располагаются на одном из глобальных уровней – ментальном или витальном.
У СТАТИКА – на МЕНТАЛЬНОМ, осознанном, уровне расположены СТАТИЧЕСКИЕ аспекты: (± ЧС↑), (± ЧИ↑), (± БЛ↑), (± БЭ↑), а на ВИТАЛЬНОМ (вытесненном в подсознание) – ДИНАМИЧЕСКИЕ (± ЧЭ↓), (± ЧЛ↓), (± БС↓), (± БИ↓).
У ДИНАМИКА – наоборот: на МЕНТАЛЬНОМ, осознанном, уровне расположены ДИНАМИЧЕСКИХ аспекты: (± ЧЭ↑), (± ЧЛ↑), (± БС↑), (± БИ↑), а на ВИТАЛЬНОМ (вытесненном в подсознание) – СТАТИЧЕСКИЕ (± ЧС↓), (± ЧИ↓), (± БЛ↓), (± БЭ↓).

В каждой соционической квадре, из четырёх доминирующих аспектов, два – СТАТИЧЕСКИХ (образуют СТАТИЧЕСКИЙ блок квадры) и два – ДИНАМИЧЕСКИХ (ДИНАМИЧЕСКИЙ блок).
По закону сменяемости аспектов в квадрах СТАТИЧЕСКИЕ И ДИНАМИЧЕСКИЕ ценности передаются по ЭВОЛЮЦИОННЫМ и ИНВОЛЮЦИОННЫМ кольцам социального контроля – однородным по СТАТИКЕ и ДИНАМИКЕ.

запись создана: 09.03.2012 в 01:35

URL
05:49 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИСТОРИИ ЗАВОЕВАНИЙ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


5. ПРЕВЕНТИВНЫЕ МЕРЫ И ТВОРЧЕСКАЯ ИЗОБРЕТАТЕЛЬНОСТЬ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ Автор Вера Стратиевская ©2010г.

«ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫМ свойственно проводить предварительную работу по предотвращению возможной опасности (на то они и ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ) , — свойственно ослаблять военную мощь противника, нанося ему превентивный удар по военным базам, по складами с боеприпасами и продовольствием. Как, например, это сделал капитан Фрэнсис Дрейк в 1588 году. Пытаясь предотвратить нападение Великой Армады, он с небольшим флотом прошёл в порт Кадис и в упор расстрелял склады с подготовленной для военной экспедиции тарой из хорошо просушенной древесины, в которой только и могли в те времена перевозить продовольствие. Не желая откладывать экспедицию, испанские поставщики наспех подготовили другую тару, и во время похода провизия начала быстро портиться.

В конечном итоге это обстоятельство сыграло решающую роль в победе англичан над Великой Армадой: большая часть матросов и воинов погибла от голода и болезней, а остальные должны были отступить и повернуть назад, чтобы успеть вернуться домой живыми. Из 128 кораблей только 65 вернулись в Испанию, хотя англичане разбили в бою и взяли в плен всего несколько боевых единиц. Им даже не удалось толком потрепать испанский флот, поскольку наибольшие потери те понесли из-за плохого обеспечения продовольствием.

Кроме того, как потом выяснилось, у них не было и чёткого плана захвата Англии. Испанский король Филипп II поручил руководителю экспедиции, герцогу Пармы, действовать по обстановке, но никаких определённых инструкций ему не дал. На месте испанцы сориентировались очень нескоро. А когда вошли в пролив (чтобы добраться до Фландрии и забрать оттуда часть войск, которые и должны были высадиться в Англии), поняли, что заплыли не туда, двинулись не в ту сторону и вообще допустили массу ошибок при подготовке к походу (слишком БЕСПЕЧНО к нему отнеслись, полагаясь на случай, удачу и обстоятельства.), за что теперь им приходилось расплачиваться.

Англичане же наоборот, действовали крайне предусмотрительно: маневрировали продуманно и очень технично, отсиживались в укрытиях, когда враг пытался их настичь, удары наносили прицельно и издалека. Зная, как сильны испанцы в ближнем бою, они не подпускали их корабли ближе, чем на пушечный выстрел. Продовольствие на английские корабли поступало регулярно: они не отдалялись от своих берегов. В то время как силы и припасы испанцев быстро истощались: им неоткуда было ждать помощи. (Франция, зная воинственный нрав англичан, в эту заварушку не встревала, сохраняла нейтралитет).

Повернуть назад и вернуться домой испанцы тоже не могли: англичане их наглухо заперли в проливе, чуть только они туда заплыли. Чтобы вернуться в Испанию, им пришлось огибать Британию с востока, со стороны Северного моря. А на это у них сил уже совсем не осталось. Нежданные (в августе 1588 года) шторма только довершили разгром Непобедимой Армады: когда испанцы попытались высадиться в Ирландии, чтобы пополнить запасы провизии и воды, большая часть их кораблей разбилась о рифы (карты побережья Ирландии у них были очень неточные — с погрешностью в две-три мили). Как потом прокомментировала этот эпизод королева Елизавета I: "Бог дунул, и враг повержен!" — Силы Небесные (и ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ!) спасли Англию!


ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ знает цену накоплениям и знает цену возможным потерям, поэтому никогда не упустит случая заранее запастись всем необходимым ("Готовь сани летом, телегу зимой" — известная поговорка диады ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ ТИМов — СЛЭ, Жукова и ИЭИ, Есенина).

Свою запасливость и накопительство ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ считает ценным качеством: "Лучше иметь больше, чем меньше. Много — не мало. Лучше иметь и хранить, чем не иметь и терять.". Зато и первый выбивает почву из под ног своего потенциального конкурента или реального политического противника, нанося превентивный удар по источнику его ресурсов и накоплений — по его продовольственным запасам, сырьевым (или оружейным) складам, производственным (или военным) базам, накопительным программам и фондам.

По завершении военных действий, после окончательного разгрома противника ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ завоеватель применяет на захваченной территории тактику "выжженной земли", проводит политику тотального подавления и террора поверженного противника. (Более того, завоеватель не считается у своих соплеменников сильным и дальновидным правителем, если позволяет поверженному противнику подняться, да ещё оказывает ему гуманитарную помощь. Так может поступить БЕСПЕЧНЫЙ (как, например, император Домициан (ЭИЭ, Гамлет), оказавший при завоевании Дакии доверие и материальную помощь царю даков Децибалу (ИЛЭ), снабдив его провиантом и оружием, которое в конечном итоге было направлено против римлян), но так не поступит ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ завоеватель.)

ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ понимает, что оставшийся силовой и возможностный потенциал его противник непременно использует для того, чтобы отвоевать и вернуть всё упущенное. А этого он допустить не может — это непредусмотрительно! Поэтому он принимает все меры предосторожности, стараясь предельно обессилить противника и лишить его возможности отомстить. А потому и захватывает не только все материальные и энергетические его ресурсы, отбирая последнее, заставляя работать сверх силы и облагая непомерным налогом, но и ограничивает свободу его действий и свободу передвижения силовым и территориальным контролем. Перекрывает ему доступ к перспективным и ценным социальным и политическим связям, — удобным и необходимым ему внешним сношениям, лишает его помощи и поддержки извне. Перекрывает ему доступ к чрезвычайно важным для него идеологическим и духовным ресурсам: покушается на его духовные и нравственные ценности, ниспровергает его богов, ломает веру, разрушает идеологию, пресекает его творческую и деловую активность, угнетает психику, подавляет волю, "убивает" память.»

читать дальше
запись создана: 14.03.2012 в 23:42

URL
21:18 

Признаки Рейнина в истории завоеваний

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


10. СТИЛЬ ЗАВОЕВАНИЯ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ (Автор Вера Стратиевская ©2008)

ЗАВОЕВАНИЕ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ — это, в первую очередь, завоевание ПРАВА БЕЗРАЗДЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ и БЕЗРАЗДЕЛЬНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ всеми захваченным на завоёванных территориях МАТЕРИАЛЬНЫМИ ЦЕННОСТЯМИ И РЕСУРСАМИ. Основная задача: проследить и предотвратить всё, что может сокрушить их власть и помешать им воспользоваться плодами своих завоеваний. А поскольку одновременно пользоваться "плодами" (в своё удовольствие) и осуществлять тотальный контроль довольно сложно, они избавляют себя от лишнего беспокойства: уничтожают всех лишних и всё лишнее на завоёванных землях: главное, чтобы все ценности безраздельно принадлежали им. А что не возьмёт, то уничтожит. Главное, чтобы это не досталось другим. (Потому, что обидно будет, если этим завладеет кто - то другой. Да ещё и поднимется с этого, да ещё и выступит против него). Этого ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ допустить не может! (На то он и ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ.) Поэтому всё, чем он не может воспользоваться (всё, что не может унести и вынужден оставить) — всё это он уничтожает под корень, чтобы другим не досталось. Заодно и уничтожает свидетелей. (Это его способ списывать свои долги перед потенциальными мстителями: нет свидетелей, нет долгов, нет вины).

ЗАВОЕВАНИЕ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ — ЭТО ИНТЕГРИРУЮЩЕЕ ЗАВОЕВАНИЕ. Главная цель — объединять и объединяться со "своими" и со "своим". Куда ни ступи — "всё его, исконное!". (При этом убеждает всех, что ему чужого не надо — своё берёт!). "Возвращает себе своё". (По принципу: "Что не верну, то уничтожу, потому что "чужим" своего отдавать не хочу"!")

Исходная модель ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОГО — волевая сенсорика Жукова (исходный инволюционный аспект).

ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ЗАХВАТА ВЛАСТИ: "метод сжимающегося обруча", "метод сжимающихся клещей".

ОТНОШЕНИЕ К ВЛАСТИ:
Ощущает себя тотальным завоевателем везде и всюду.
Ощущает себя "хозяином" везде и всюду,
Часто присваивает себе хозяйские права и полномочия "по умолчанию".

Может по хозяйски распоряжаться чужими шансами, возможностями, материальными ценностями (заранее сам решает, кому позволяет ими пользоваться, кому нет). Часто распоряжается чужой землёй, жилплощадью, как своей собственностью, ещё задолго до того, как её захватил, будучи заранее уверен, что всё это непременно достанется ему.

Морально подавляет и запугивает задолго до того, как "наезжает" фактически. (Психологически давит сильнее БЕСПЕЧНОГО.)

Характерно отношение к человеку как к вещи (как к объекту унизительных и жестоких манипуляций), как к объекту купли - продажи.

Не позволяет оспаривать свои решения: становится бесцеремонным, раздражительным, агрессивным.

Свободно распоряжается чужими правами, обязанностями, жизнями, судьбами.

Встречая сопротивление, идёт напролом.

С другой стороны, ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫМ свойственна ОСОБАЯ МНИТЕЛЬНОСТЬ: способность чувствовать себя "жертвой насилия" (по поводу и без). Этим предлогом они часто оправдывает (или развязывает) свою экспансию.)

11. СТИЛЬ ЗАВОЕВАНИЯ БЕСПЕЧНЫХ

Отличительная особенность завоевания БЕСПЕЧНЫХ:
1. Максимальное использование возможностного потенциала своей экспедиции (важное качество для завоевателя и характерное свойство признака беспечных);
2. Организация огромного (максимального) количества административных центров на завоёванных территориях;
3. Регулярный и жёсткий (безупречный) административный контроль на завоёванных территориях;
4. Тотальная идеологическая экспансия (идеологическая "перековка" всего населения) на завоёванных территориях, беспощадная и бескомпромиссная;
5. Создание разветвлённого административного аппарата из числа коллаборационистов (приспешников, посредников, пособников) и лояльно настроенного местного населения, примкнувшего к новым, доминирующим идеологическим и социальным системам.
6. Жёсткое администрирование и тотальная идеологизация, укрепляющая и утверждающая социальные и политические права завоевателей на новых территориях.
7. Подчинение новым социальным и идеологическим порядкам, традициям и культам, установленным и внедрённым завоевателями. (например, традициям единой религии (или единого пантеона богов) и единого, монархического (или имперского) управления (представленного "районными администраторами"), на территориях, прежде заселённых враждующими, языческими племенами, как это было во времена древне - римских завоеваний, или в период завоевания испанской конкистой Центральной и Южной Америки в первой половине XVI века).


Нормандское завоевание Х — XII веков — наглядный образец такого "походного расселения" диады Гамлет — Максим, начавшегося с обычной миграции группы из одиннадцати безземельных воинов-рыцарей скандинавского происхождения, бывших сыновьями мелкопоместного барона и отправившихся вместе со своими жёнами, сёстрами и невестами добывать себе наследство: завоёвывать материальные ценности, земли и титулы, прекрасно понимая, что даром им никто и ничего не отдаст. Результатом этого завоевания явилось огромное количество административных центров, городов, королевств и княжеств, возникавших по мере того, как эта, первоначально, немногочисленная группа людей, устроившая себе такой небольшой (длиной в два столетия) "праздник саранчи", перемещаясь с места на место, сплошняком прошлась по всей Центральной и Западной Европе и в кратчайший срок завоевала её почти всю — от Северного до Средиземного моря. По дороге ("не слезая с коней") перешли из язычества в христианство, от чего стали воевать ещё усердней — теперь уже и "за идею"! Христианами они были поверхностно убеждёнными, но зато искренне и глубоко верующими (истовыми и фанатичными, как все новообращённые). А как воины оказались — не в пример другим, — намного лучше (применяли новые тактики боя, новые типы вооружения). А в результате группа братьев из одиннадцати человек стала родоначальницей королевских и княжеских династий большинства ведущих западноевропейских держав (и остаётся ею поныне). (В начале двенадцатого века они подбирались и к восточноевропейским державам: пытались завоевать и Византию, и Киевскую Русь, но, будучи союзником и духовным восприемником Византии, князь Владимир Мономах со дружиною воспрепятствовал их продвижению на восток в 1115 году.)

За два столетия одна семья изменила генеалогию всех королевских семей от Британии до Сицилии, включительно. А диада Гамлет — Максим стала интегральным ТИМом Западной Европы эпохи (среднего и позднего) Средневековья.

Принадлежность к этой диаде подтверждается и многочисленными скульптурными портретами нормандских завоевателей, увековеченных в камне "благодарными" жителями завоёванных ими городов. Подтверждается и (главным образом) стилем их военного администрирования, посредством которого они утверждали и удерживали свою власть на завоёванных территориях. Действуя в лучших традициях программной иерархической логики и творческой волевой сенсорики ЛСИ (+б.л.1 /-ч.с.2), они были талантливыми администраторами, могущественными правителями, успешными воинами и полководцами. И завоёванные ими территории успешно развивались и расширялись. В соответствии с принятой в этой диаде традицией, их сыновья тоже расселялись далеко от дома, завоёвывая себе в вечное пользование всё то, что не так хорошо (по их мнению) контролируется и охраняется.

Стиль завоеваний, присущий этой диаде, включает в себя тактику первичных устрашений (что - то вроде первого, показательного урока) и последующих жестоких репрессий, применявшихся для подавления восстаний коренного населения (неизбежных при таких формах завоеваний). В отличие от предусмотрительных завоевателей (из диад предусмотрительных), проводящих во избежании ответной мести "стратегию выжженной земли", беспечные (главным образом, Максим) проводят политику локальных, тактических репрессий там, где это крайне необходимо. Но зато уж и сопротивление на местах подавляется с максимальной жестокостью. И, опять же, преподносится как показательный урок: важно, чтобы представители покорённых народов увидели, запомнили и другим отсоветовали выступать против завоевателей. Беспечные (главным образом — Максим и Гамлет) многим рискуют, запечатлевая свои "акты возмездия" в памяти свидетелей и потенциальных мстителей. Но таков их стиль: они делают ставку на возможностный и пространственный потенциал — на случайности, которыми не преминут воспользоваться и которые сыграют им на руку и на замкнутое пространство контролируемых ими территорий. (Потому их и называют "беспечными", что они жестоки, бесстрашны и изобретательны: многим рискуют и включают учтённый, продуманный риск в свои цели, планы и действия. То есть, полагаются на аспект интуиции возможностей и сенсорики ощущений, даже если эти аспекты являются вытесненными ценностями их диады и квадры.)

читать дальше
запись создана: 22.03.2012 в 23:24

URL
19:33 

Признаки Рейнина. ПОЗИТИВИЗМ — НЕГАТИВИЗМ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


Признак ПОЗИТИВИЗМА усиливает и усиливается:
*признаками ЭКСТРАВЕРСИИ и ДЕКЛАТИМНОСТИ, – в таких проявлениях как открытость, общительность, стремление сократить дистанцию;
* признаком РЕШИТЕЛЬНОСТИ и БЕСПЕЧНОСТИ – в стремлении попробовать что-то новое, рискнуть;
* признаками ДИНАМИКИ и СТРАТЕГИИ – в стремлении поскорее достигнуть желаемой цели.

Признак НЕГАТИВИЗМА усиливает и усиливается:
*признаками ИНТРОВЕРСИИ и КВЕСТИМНОСТИ – в таких проявлениях как обособленность, отчуждённость, скрытность, стремление к отдалению дистанции;
* признаком РАССУДИТЕЛЬНОСТИ и ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ – в стремлении не рисковать без особых причин.
* признаками СТАТИКИ и ТАКТИКИ – в стремлении отстаивать и надёжно удерживать завоёванное, не соблазняться мнимыми целями и довольствоваться достигнутым ("Лучше синица в руках, чем журавлик в облаках").
запись создана: 27.03.2012 в 04:59

URL
20:43 

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


4. СТРАТЕГИ И ТАКТИКИ. ОТНОШЕНИЕ К ПОСТУПАКАМ И ВЫСКАЗЫВАНИЯМ (Автор: Вера Стратиевская © 2007)

СТРАТЕГ более “широк” и смел в действиях, более азартен. Уж если что-то затеял, так с размахом. Легче расстаётся с крупными суммами, чаще рискует по-крупному, рискует большим.

ТАКТИК старается быть осторожным в действиях, осторожным в тратах, осторожным в риске. Если играет, так по мелочам. Если тратит какие-то суммы, так небольшие. Чаще старается вообще крупных денег с собой не брать, выходя в магазин старается брать меньше денег, чем следовало бы потратить, старается себя урезать в расходах, в покупках.
_____________________________________________________________________

"По отношению к новым идеям СТРАТЕГИ — глашатаи… Все, что говорят СТРАТЕГИ, отличается большей категоричностью. Передается больше конкретных фактов и меньше собственных размышлений. ТАКТИКИ менее категоричны к объективности передаваемой информации и особенно собственных суждений. ТАКТИК, рассказывая о чем-то, чаще всего передает не столько сами факты, сколько свое мнение о них. Это его мнение, ему так кажется, он так думает. Даже когда рассказывает конкретный факт, на вопрос “точно ли это”, склонен ответить: “мне так кажется”, “я так думаю”.
(Аушра Аугустиновичуте. "Теория признаков Рейнина",
признак "Тактико - стратегическая реализация".)

______________________________________________________________________

СТРАТЕГ очень “широко” высказывается, как правило, — и за себя, и за окружающих: “Мы все так возмущены! Мы все так расстроены! Мы все осуждаем его за этот поступок!..”, “Вот мы тут решили организовать почин. Ты с нами, или против нас?..”. "Мы решили тебя вывести из состава участников." — хотя на самом деле всё решение принимается одним человеком, в зависимости от его отношения к делу, от его планов, намерений, симпатий и антипатий.

ТАКТИК старается быть осторожным в высказываниях. Отсюда и свойственные тактику выражения уточнения: “ я так думаю...”, “ я так считаю...”, “ по моему мнению...”, “на мой взгляд...”, “мне кажется...” и т.д.

ТАКТИК говорит только за себя, от себя, от своего имени и никогда за других (если только его позитивная оценка не совпадает с мнением остальных: “Всем так нравится твой подарок!”, но вот общее негативное мнение ТАКТИК постарается не высказывать — это уже риск).

5. ДОСТИЖИМОСТЬ ЦЕЛИ, УСТАНОВКА НА ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРЕПЯТСТВИЙ, ОТНОШЕНИЕ К РИСКУ; ФРУСТРАЦИИ И "ЛОВУШКИ ОБЛОМЫ"

Несмотря на всю свою амбициозность и кураж (а может быть, именно в связи с этим), при всём запасе “ прочности”, сил и энергии СТРАТЕГ очень боится фрустраций — “обломов” и препятствий на пути к достижению цели — у СТРАТЕГА всегда слишком многое ставится на карту. Поэтому, если игра с самого начала не задалась, и цель с самого начала кажется ему недоступной (или трудно достижимой), он может довольно быстро от неё отступить (“не очень-то хотелось!”).

Отсутствие поражений для СТРАТЕГА при некоторых условиях бывает важнее побед.

СТРАТЕГУ ВАЖНА ДОСТИЖИМОСТЬ ЦЕЛИ! В силу этого многие СТРАТЕГИ считают себя “реалистами”. На заведомо недостижимые цели стратег старается себя не разменивать. (Эта позиция хорошо отражена у Роберта Бёрнса (ЛИЭ, Джека):
“Была бы невеста чуть - чуть победней,
Я мог бы, пожалуй, посвататься к ней.”)

СТРАТЕГУ в его планах НУЖНА ГАРАНТИЯ УДАЧИ. Особенно, СТРАТЕГУ - ДИНАМИКУ - ИНТУИТУ — Гамлету или Джеку, которым в противном случае может не хватить волевого импульса для должной активации, необходимой для успешного достижения цели (ЧС6.).

Так например, Гамлет, действуя по принципу “Либо пан, либо пропал”, сталкиваясь, как ему кажется, с непреодолимыми препятствиями, действительно иногда позволяет себе “пропасть” — в буквальном смысле этого слова. (Особенно смолоду, да по неопытности, да под плохое настроение). И именно потому, что не хватает ни сил, ни опыта, чтобы допрыгнуть до цели одним прыжком. А ему как УПРЯМОМУ непременно надо достичь цели одним прыжком. Причём, “второй попытки” он себе сам из-за этого может не дать: чем два раза себя “позорить”, не проще ли один раз с собой покончить, и этим всех “виновных” в его неудаче наказать?

Джек действует более методично и далеко не всегда позволяет себе “пропасть”. Чаще предпочитает отложить достижение цели до лучших времён — старается подкопить силы, знания и опыт; понимает, что ещё не пришло время быть “паном”.

По временным параметрам и планам достижения цели СТРАТЕГ может быть очень и очень гибким (интуитивные аспекты в мобильном блоке).

ТАКТИК, защищаясь, работая в обороне, не боится “обломов”. Прежде всего, потому что он к ним готов. Но если он наметил себе смелую, стратегическую цель (решился в кои-то веки!), построил план достижения этой цели и какая-то часть плана сорвалась (особенно на начальном этапе), у него разваливается и вся его “стратегия” — рушится, как “карточный домик”.

У ТАКТИКА стратегия вообще очень “зыбкая” и сводится, в основном, к обороне и к прикрытию тылов.

В достижении цели ТАКТИК предпочитает действовать аккуратно, тактично, не наживая врагов. Любит подстраховываться и осторожничать. Его правило: “не зная броду, не лезь в воду”. Поэтому после первых неудач ТАКТИК вообще может пойти на попятный. (У некоторых УСТУПЧИВЫХ ТАКТИКОВ-ЭВОЛЮТОРОВ (например, у Дон-Кихота) есть даже такая “примета”: если дело сразу не задалось, — если удача сама в руки не пошла, — лучше не продолжать.)

В связи с этим ТАКТИК иногда намечает себе “контрольный срок” — “пробный этап” проверки возможностей: если всё начинается слишком сложно и проблематично, или идёт куда - то “не туда”, от цели лучше отказаться. По этой причине, ТАКТИКУ бывает очень неприятно сопротивляться давлению СТРАТЕГА. (Особенно, когда тот начинает "вслепую”, не разобравшись толком в ситуации, подталкивать его в спину: “Нет, ты иди, добивайся, под лежачий камень вода не течёт!”.)

ТАКТИК при своей инертной интуиции (и времени, и возможностей) всегда лучше знает, что и куда “течёт”. А при мобильной (гибкой, маневренной) волевой сенсорике, он вполне способен проявить инициативу в нужное время и в нужном месте. И постарается сделать всё возможное, чтобы своего случая не упустить. (Этому его и учить не надо! ТАКТИКУ главное не мешать — не мельтешить у него перед глазами, не отвлекать на пустяки, не сбивать с цели, не отвлекать от цели в нужный момент). Потому, что ТАКТИКУ ВАЖНО НЕ УПУСТИТЬ МОМЕНТ, ПОДХОДЯЩИЙ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ. Поэтому он очень боится, что его отвлекут от достижения цели именно тогда, когда удача уже будет на подходе, и цель сама, как спелый плод, упадёт ему в руки. ТАКТИК очень боится, что именно в этот момент его удачу (шанс, победу, цель) кто-нибудь у него перехватит.

И именно поэтому он знает цену такому "оружию", как навязанная извне суета, — "мельтешня, отвлекающая от цели".

Поэтому в качестве предупредительной, опережающей меры или контрудара ТАКТИК может и сам кого угодно заморочить, засуетить, устроить мельтешню перед глазами — для него это один из способов “нападения” (особенно у Есенина) — один из его тактических приёмов отвлечения внимания.

Так, например, в одной из телепередач показывали сюжет о некоем юном “искателе приключений”, который "на спор" в день завязывал знакомство с 10-ю — 15-ю девушками. Задачу ставил себе несложную: познакомиться и получить номер телефона (при этом звонить им считал необязательным, главным для него было переломить ситуацию, навязать своё знакомство и получить номер). Действовал он по следующей схеме: скрестив руки на груди (“закрывшись”), он подбегал к незнакомой девушке на улице, кружил вокруг неё, как бы "между прочим", глядя в сторону, бросал вскользь одну - две фразы, потом опять отбегал на несколько шагов, затем опять подбегал и мельком, заглядывая в глаза, говорил комплимент, потом опять с видимым безразличием отбегал, но недалеко и ненадолго, затем опять подбегал, путался под ногами, маячил перед глазами и так далее. Руки его при этом оставались скрещёнными на груди, взгляд “безразлично” блуждал по сторонам, и “открывался” мальчик только для того, чтобы записать номер телефона, который и получал, примерно через 10 — 15 минут после начала таких “ухаживаний”.

ТАКТИК может быть не менее назойливым, настырным и прилипчивым, чем СТРАТЕГ (даже УСТУПЧИВЫЙ ТАКТИК). Но ТАКТИК очень боится открыто проявлять инициативу (особенно не имея какой-то намеченной цели, продуманной программы и плана). ТАКТИК активно проявляет инициативу, если только имеет такую цель (особенно ИНТРОВЕРТ-КВЕСТИМ-НЕГАТИВИСТ...), или если цель кажется ему сверх-важной, сверх-значимой, сверх-позитивной — если только абсолютно уверен в своём праве на инициативу. (Тот же Есенин, не будучи уверен в успехе своего знакомства с девушкой, часто ходит и ноет, жалуясь своим друзьям: "Вот хотел бы познакомиться, да не знаю, получится ли? А вдруг "пошлёт"?"." Иногда он этим добивается того, что кто-то из его друзей сначала знакомится с девушкой, а потом уже знакомит его, "случайно оказавшегося рядом".)

Для ТАКТИКА, наметившего себе цель, важно быть уверенным в правильности выбранной цели, важно не превысить меру инициативы и не слишком с ней поспешить. (Иначе это будет уже не ТАКТИКА, а СТРАТЕГИЯ).

ТАКТИК очень болезненно переживает фрустрации, которыми гасится его инициатива. Работая в нападении, ТАКТИК боится фрустраций, и это ещё одна из причин, по которой он очень осторожно проявляет инициативу.

Нередко, поэтому, ТАКТИК, особенно ЭТИК или ИНТУИТ- ЭТИК, часто входит в контакт через осторожный вопрос или просьбу: “А можно мне тут с вами поболтать?..” (Гексли), “Ой, а можно я тут рядышком посижу? Я не помешаю...” (Есенин), “ А можно мне тоже в конкурсе участвовать?..” ( Драйзер).

Все ТАКТИКИ - ЭТИКИ - ИНВОЛЮТОРЫ (Гексли, Драйзер, Есенин, Гюго) и очень аккуратно — тактично — входят в контакт, когда осваивают “новую территорию”.

Фрустрации — это “ловушки”, которые ТАКТИК расставляет для самого себя: обжегшись на молоке, он может навсегда от молока отказаться. Поэтому меру риска и меру возможностей ТАКТИК всегда для себя соотносит.

Девиз СТРАТЕГА: “кто не рискует, то не пьёт шампанское”. (Особенно, когда он подбивает на риск других). У самого СТРАТЕГА риск всегда оправдан, продуман (даже у ИРРАЦИОНАЛА), надёжно и прочно построен. Как мы уже знаем, на заведомо безнадёжную цель СТРАТЕГ не разменивается, но на головокружительно - смелую — вполне может замахнуться, если чувствует себя достаточно для этого подготовленным. СТРАТЕГ всегда очень основательно и планомерно выстраивает свою стратегию (ТАКТИК в этом отношении действует более спонтанно и хаотично). Поэтому, если у СТРАТЕГА какая-то часть плана сорвётся (какая-то одна часть фланга “провиснет”), он её быстренько чем-нибудь “подопрёт” и пошёл дальше — главное, не отвлекаться от цели.

читать дальше
запись создана: 31.03.2012 в 12:24

URL
20:46 

Признаки Рейнина. СТРАТЕГИЯ -ТАКТИКА

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


2-2.СТРАТЕГИ и ТАКТИКИ. ОТНОШЕНИЕ К ПЛАНАМ НА БУДУЩЕЕ (Автор: Вера Стратиевская © 2010)

Для СТРАТЕГА жизнь — это “планов громадьё”, для ТАКТИКА — способ скоротать время (в ожидании смерти — характерно для тактика - негативиста).

У СТРАТЕГА (особенно экстраверта - динамика - позитивиста) довольно насыщенный ритм жизни — туда надо забежать, сюда. СТРАТЕГА ПО ЖИЗНИ ВЕДУТ ЕГО ПЛАНЫ.

ТАКТИКА — его ожидание (иногда “ведёт”, иногда “тормозит”).

ТАКТИК пребывает в ловушке своего ожидания. Из - за этого ему часто кажется, что он плывёт по течению “ реки времени”, “реки жизни” “на маленьком плоту” — следствие инертной интуиции.

Для ТАКТИКА бывает характерна позиция и пассивного “кинозрителя”, при которой его собственная жизнь — это всего лишь “интересное кино”, и хочется досмотреть, чем оно закончится и что будет после окончания “фильма”.

СТРАТЕГ более широко и смело планирует , легче относится к планам (и к своим, и к чужим), легче их меняет, легче планирует время (интуиция времени и возможностей в мобильном блоке).

ТАКТИК более зависим от планов (и своих, и чужих) — особенно рациональный тактик. Поэтому он всегда “заполняет время чем-то в ожидании чего-то”.

Для СТРАТЕГА ситуация зависимости от чужих планов более тяжела (практически невыносима).

Для ТАКТИКА — вполне приемлема. Приспосабливаться, зависеть от обстоятельств для него — “дело привычное” — он с этим умеет жить, умеет и изворачиваться, “ускользать” от внешней зависимости, если она становится для него обременительной. Свою внутреннюю зависимость может навязывать своему партнёру: "Я к тебе уже привык, привязался, теперь ты за меня отвечаешь: ты в ответственности за того, кого ты приручил!" — как это обычно говорит ТАКТИК - Есенин. (ТАКТИК -Гексли в этом случае говорит: "Ты не можешь просто так взять и уйти. Нас с тобой слишком многое связывает. Ты должен дать мне ещё один шанс.") СТРАТЕГ меньше всего считается с такими условиями: "Как привязался, так и отвяжешься. Я из - за тебя страдать не намерен!".

2-3.СТРАТЕГИ и ТАКТИКИ. ОТНОШЕНИЕ К УДАЧЕ

У ТАКТИКА — пассивное: “не повезло в этот раз, повезёт в другой”.
У СТРАТЕГА — активное: "другого раза не будет — либо сейчас, либо никогда!".

Борясь за удачу, СТРАТЕГ проявляет активность, мобилизует силы — сразу же берёт “быка за рога”. Сокрушить СТРАТЕГА, который напрямую идёт ( “ломится”) к своей удаче — очень трудно.

2-4.СТРАТЕГИ И ТАКТИКИ. ОТСЛЕЖИВАНИЕ ПРЕИМУЩЕСТВ В СИТУАЦИИ

СТРАТЕГ лучше замечает стратегические преимущества в ситуации,
ТАКТИК — тактические.

СТРАТЕГ отслеживает своё продвижение вперёд — всегда лучше видит, где и чего он УЖЕ ДОСТИГ И ЧТО ЕЩЁ ПРЕДСТОИТ СДЕЛАТЬ.

ТАКТИК всегда отмечает, ГДЕ И В ЧЁМ ПОКА ЕЩЁ МОЖНО ПОДОЖДАТЬ. (Тут “над ним не каплет”, там “крыша не горит” — время пока терпит).

Если СТРАТЕГ для достижения цели всегда готов к каким- то глобальным переменам в своей жизни и сравнительно легко на них решается, то ТАКТИК предпочитает изменять ситуацию постепенно и будет охотнее рассматривать те варианты, которые позволят ему сохранить привычный уклад его жизни.

"ВРЕМЯ ПОКА ТЕРПИТ" — наиболее распространённый ориентир ТАКТИКА и наиболее характерная его отговорка. (Эпизод из фильма “ Семнадцать мгновений весны”: Штирлиц (так, между прочим) спрашивает Мюллера о “русской пианистке” и не получив вразумительного ответа, отвечает: “Ну что ж, время пока терпит.” — “Почему пока? — раздражённо спрашивает (стратег) Мюллер (СЭИ, Дюма). — Время вообще терпит!” — “Время ПОКА терпит.” — многозначительно повторяет Штирлиц, а Мюллер опять ничего не понимает, но уже беспокоится: боится что-то СТРАТЕГИЧЕСКИ ВАЖНОЕ проглядеть в этой ситуации. Штирлиц же ТАКТИЧЕСКИ отслеживает свою часть “игры”, и у него время ПОКА ТЕРПИТ.)

3.“СИСТЕМА ЛОВУШЕК” у СТРАТЕГА и ТАКТИКА

Наметив цель, СТРАТЕГ выстраивает “систему ловушек”, в которую предполагает “загнать” интересующий его объект (принцип “загонной охоты”). Особенно это характерно для решительных - стратегов - интуитов — Джека и Гамлета. И если ЭИЭ, Гамлет устраивает этическую, политическую, идеологическую “травлю”, партийные или этнические “чистки” или “охоту на ведьм” — охоту по этико - интуитивным аспектам (+ЧЭ1/–БИ2), то ЛИЭ, Джек “отлавливает” “трутней”, недобросовестных работников и прохиндеев, “охотится” за всеми, кто разваливает дело — по логико - интуитивным аспектам (–ЧЛ1/+БИ2). В обоих случаях имеет место смекалка, решительность и творческая интуиция времени — способность подготавливать “охоту”, с предельной тщательностью выстраивать западню, “ сидеть в засаде”, терпеливо дожидаясь удобного случая и в точно определённый момент наносить решающий удар, переходя к решительным действиям.

ТАКТИК везде и всюду чувствует рядом с собой ловушки и творчески старается их избегать (“ Я всегда ощущаю жизнь, как минное поле, а я минёр в нём...”1).

1 Шульман Г.А. “Аспекты, функции, ТИМы, люди...” — “СМ и ПЛ” №2, 1999.

Главное для ТАКТИКА — вовремя разглядеть ловушку. Попадая туда, он всегда будет обвинять не себя, а своего “охотника”.

Если ТАКТИК попался в ловушку — это серьёзно и за это он будет мстить. ТАКТИК часто рассказывают о том, как его заманили в ловушку и “использовали”, злоупотребили его доверием (любимая тема ТАКТИКА — обманом женили, “подставили” и т.д.).

Дети - ТАКТИКИ тоже часто рассказывают о каверзах и ловушках, которые им устраивают. (Пример: мама - Драйзер, возвращаясь с семилетним ребёнком - Дон - Кихотом домой после неудачно сданного им вступительного экзамена в музыкальную школу (точнее, проваленного за плохое поведение), завлекла его в ближайший подъезд и там отшлёпала (ладошкой поверх пальто), чтобы впредь знал, как себя вести. Ребёнок, пребывавший до этого в хорошем настроении (полагая, что его мучения на сегодняшний день уже закончились), рассердился, расплакался и напустился на маму с упрёками: “Мама, ты знаешь, что ты со мной поступила, как Лиса - Алиса и Кот - Базилио поступили с Буратино! Ты меня заманила в ловушку и там отшлёпала!.. Я от тебя этого не ожидал!..”)

СТРАТЕГ чаще рассказывает о том, как он сам “охотился”, сам как кого-то загнал в угол, “ припёр к стенке”, “обложил флажками”. (Гамлет обожает рассказывать такие эпизоды: "Я её хорошо проучила! — рассказывала про свою студентку - практикантку учительница - Гамлет. — Показала ей, кто здесь главный! После этого, она у меня стала, как шёлковая! Недоставало только шуршания!".)

СТРАТЕГ хорошо видит и чужую стратегию, чужую "систему ловушек" и любит рассказывать о том, как он разрушил чужие коварные замыслы, — разрушил “западню”, в которую его хотели заманить. (Жена -Джек о бывшем муже -Есенине: “Вот прихожу я в суд, а муженёк - то мой всех уже обаял, всех на свою сторону перетянул. Все его уже жалеют, сочувствуют, уговаривают меня отозвать своё заявление... А я думаю: "Э, нет, голубчик, никуда ты от меня не денешься! Будешь платить мне, как миленький!..” И вот, назначили ему алименты. И очень даже весомые! А всё потому, что у меня с собой справочки были. Я уже знала, на что он ссылаться будет, и чем я его перекрою…").

Но если СТРАТЕГ в одном поступке уже может увидеть целую "систему ловушек" и рассматривает этот поступок, как часть этой системы, то ТАКТИК любой каверзный поступок склонен рассматривать локально, как частную ловушку, а не как целостную систему. И в этом случае он может проявлять поразительную слепоту и терпимость. Особенно, когда это не относится к нему самому, а к кому- то другому: "Подумаешь, — один незначительный промах, один неприглядный поступок! Разве по одному промаху можно о человеке судить?". (Наиболее характерно для ИЭЭ, Гексли).

А СТРАТЕГ и по одному поступку может о человеке судить. И может разглядеть за этим поступком целую "систему ловушек". Иное дело, если ТАКТИК видит "систему ловушек", а СТРАТЕГ — нет, тогда уже СТРАТЕГА переубедить невозможно, особенно если СТРАТЕГ— деклатим. (И это становится серьёзной проблемой в тех дуальных диадах, где ТАКТИК — НЕГАТИВИСТ, а СТРАТЕГ — ПОЗИТИВИСТ да ещё ДЕКЛАТИМ и БЕСПЕЧНЫЙ в придачу: смотрит на мир через “розовые очки” и ведёт свой корабль прямёхонько на рифы (характерно для Джека, паразитирующего на силе и выносливости своего партнёра и имитирующего неопытность и инфантильность в тех случаях, когда ему такая имитация выгодна).

читать дальше
запись создана: 27.03.2012 в 23:12

URL
19:04 

Признаки Рейнина. КВЕСТИМНОСТЬ - ДЕКЛАТИМНОСТЬ

Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


6.КОНКУРЕНЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ТРАКТОВОК В КВЕСТИМНОЙ и ДЕКЛАТИМНОЙ МОДЕЛЯХ (Фрагменты и главы из книги В.И. Стратиевской "КВЕСТИМНОСТЬ и ДЕКЛАТИТМНОСТЬ — борьба и единство миров" © 2007г.)

6-1. МАКСИМАЛИЗМ КВЕСТИМНОЙ ("ГАМЛЕТОВСКОЙ") ЭТИКИ ЭМОЦИЙ (+ЧЭ) КАК МАКСИМАЛЬНЫЙ (БЕСПРЕДЕЛЬНО РАСШИРЯЮЩИЙСЯ) ДИАПАЗОН ЭМОЦИОНАЛЬНОГО САМОВЫРАЖЕНИЯ.

КВЕСТИМ чувствами на сцене не торгует. Он ими живёт и с ними умирает (вместе со своим звуком, героем, музыкой). Для КВЕСТИМА в чувствах технологий нет, есть только жизнь. Даже, если он учится по традиционным артистическим методикам, расписывает чувства по нотам, по сценарию, ежедневно шлифуя своё профессиональное мастерство, его чувства на сцене живут яркой, насыщенной жизнью, пульсируют, взрываются и расходятся по залу ударной волной так, что публика оказывается в самом эпицентре всех его переживаний.

Способность увидеть сложное в простом и простое в сложном — характерна для дедуктивного мышления и в музыке, и в театре. Особенно, если за дело берётся ЭИЭ (Гамлет). Он может сделать глубоко реалистичной самую надуманную и неправдоподобную театральную фабулу. И в спектаклях открывает фантастическую глубину, как в том убеждает нас пример неподражаемой Марии Каллас (ЭИЭ, Гамлет).

На пределе эмоций (+ЧЭ1) исполняла она партию "Джоконды" в одноимённой опере А. Понкьелли, открывая бездонную пропасть отчаяния перед героиней в своей коронной арии "Suicidio" /"Суицид") — неотвратимую и притягивающую к себе, как "чёрная дыра". Причём, делает это невероятно просто (если не считать фантастического звучания голоса): двумя нотами первых двух тактов. Всего две ноты! А зритель начинает чувствовать себя так, словно эта "чёрная бездна" открывается прямо у его ног. Это он ощущает себя летящим в чёрную пропасть, он же и является участником страшного выбора, не находя для себя в жизни никаких более привлекательных альтернатив. Сидит и не может пошевельнуться, придавленный мощным потоком её энергии. смотреть и слушать

Разумеется, сказывается здесь и фантастическая сила воздействия гениальной ("экстремальной") музыки Амилькаре Понкьелли, с её поразительными драматическими и трагическими формами, с её мощной динамикой и "изломанным" ритмическим рисунком. (Ритмы, как удары молнии "пронзают" мелодию, создавая леденящий душу аккомпанемент.) Но никому не удавалось исполнять её с такой пронзительной силой как певице певиц и величайшей трагической актрисе ХХ века, возродившей в наше время жанр классической музыкальной трагедии, Марии Каллас (ЭИЭ, Гамлет).

Про таких певиц говорят: "они рождаются раз в тысячелетие!". Не выходя за рамки музыкальной партии, она могла творить чудеса голосом, артистизмом и музыкой. Она была неподражаема в "Анне Болейн" Гаэтано Доницетти — опере, которую специально для неё восстановили в "Ла Скала". Она была феноменальной Медеей в одноимённой опере Луиджи Керубини: "Одержимость языческой царицы, покинутой возлюбленным и превратившейся в ужасную фурию, Каллас передавала ослепительным каскадом вокальных средств и богатейшим языком жестов: её сильный голос, резкий и предельно выразительный, напряжённые от ужаса черты античной маски, убедительная игра рук — всё в кровном соединении пения и мимики, страсти и стилизованных форм воскрешало дух античной музыкальной трагедии." смотреть и слушать

А какая это была магическая, завораживающая Норма! (В одноимённой опере В. Беллини.) Лучшая исполнительница этой роли за всю историю её существования. смотреть и слушать

Создавая эту новую, как сейчас бы сказали "продвинутую" версию античной, мифологической Медеи, она не пожалела красок на раскрытие глубочайших психологических нюансов образа. В её интерпретации отвергнутая возлюбленным жрица друидов ценой невероятных усилий преодолевает в себе желание отомстить тем, кого она так искренне и безответно любит, кто дал ей надежду на счастье и сам же отнял её — своему мужу, детям, подруге-сопернице. Следуя классической КВЕСТИМНОЙ схеме: "если нет других виноватых, винить и наказывать приходится только себя", Норма мстит себе, как виновнице всех своих несчастий. Себя же и отправляет на костёр, избавляясь от необходимости и дальше жить мучительной для неё двойной жизнью, несовместимой с её представлениями о долге, чести и любви.

Мария Каллас — это абсолютный рекорд, исполнительского мастерства ЭИЭ. И, вне всяких преувеличений, предел и вершина эмоциональной выразительности в музыке, на сегодняшний день. Судя по сохранившимся видеозаписям, залы взрывались шквалом оваций после каждого её выступления.

Сохранилась и видеозапись её феноменального исполнения партии Тоски в одноимённой опере Дж. Пуччини. Немыслимо злющей тигрицей налетает она на барона Скарпиа в финале второго акта. Её лицо моментально преображается и из очень красивого становится жутким и страшным. В считанные секунды она созревает для мести, глядя на нож, а потом взрывается яростью, и в следующий миг её противник лежит уже поверженным на полу. смотреть и слушать

Программа "предела отчаяния" КВЕСТИМНОЙ модели, — программа предельного сгустка эмоций (+ЧЭ1) человека, решающегося на отчаянный шаг, наиболее ярко звучит в интерпретации Каллас в кульминационных ариях, в сценах отчаяния её героинь. Особенно это заметно в операх Джакомо Пуччини "Тоска" или "Мадам Баттерфляй". Если отвлечься от визуального ряда, ощущение возникает такое, словно её героини летят головой в пропасть. Причём "пропасть" открывается в самом голосе Каллас — в этом сгустке эмоций, который "взрывает" её верхние кульминационные ноты и создаёт ощущение "предела отчаяния", предельно насыщая каждый звук энергией и с невероятной силой расширяя пространство звука энергетически. Так что зритель оказывается в самом эпицентре этого "взрыва отчаяния", в эпицентре этой пропасти, этой открывшейся бездны. Представить это без того, чтобы услышать и пережить невозможно. Надо, как минимум послушать её записи и именно исполнения трагических и драматических арий Пуччини. смотреть и слушать
Предел накала страстей концентрировался у неё (почему-то) именно там. (И именно на верхнем си бемоль, которое безусловно было "её нотой".)

Каллас с такой силой любила и жалела своих героинь за все перенесённые ими страдания, что публика обожала их вместе с ней. И обожала её вместе с ними. Потому, что одно было неотделимо от другого. А уж во что выливалось это обожание, — в какие страсти в артистическом и музыкальном мире, — это уже другой вопрос. Желание приобщиться к её жертвенному страданию, — причаститься к нему, — выражалось в стремлении проникнуть в "святая святых" её чувств, в самые глубины её души. Отсюда и ненасытный интерес к её частной жизни, и желание потрепать её имя и поскандалить о ней, посплетничать и позлословить на её счёт.

Каллас была для них живым божеством, которое позволяло себя терзать на сцене, исполняя роли жертвенных героинь, но она хорошо умела постоять за себя в жизни. И этот контраст очень многих удивлял по той простой причине, что она была предельно искренна в роли жертвы. Даже исполняя таких злодеек- хищниц как Медея или леди Макбет, она делала их жертвами своих страстей.

Все были уверены, что она и в жизни такая же хрупкая, ранимая, трепетная и беззащитная как и её жертвенные героини. И предел прочности её терпения многим хотелось проверить. Она и была хрупкой и трепетной, как её героини, но только внешне эту хрупкость прикрывали острые "шипы" (квестимной модели), надёжно защищая чистый и трепетный "родник" её души, "вечный огонь" на её жертвенном алтаре — аспекте этики эмоций (+ЧЭ1).

ДЕКЛАТИМЫ придерживаются противоположных позиций. Их лозунг в театре: " Поменьше натурализма, побольше искусства и красоты!" Они часто одёргивают КВЕСТИМОВ на репетициях, пытаясь договориться о допустимой амплитуде эмоций. Но всё меняется, когда КВЕСТИМ выходит на сцену: эмоции для него оказываются на первом месте, а договорённость отходит на второй план. Он словно говорит себе: "Сейчас, или никогда! " И "выжимает" эмоции "по полной"…

Это его звёздный час, минуты его триумфа!
Потом, конечно, ему приходится нести свою повинную голову режиссёру, выслушивать упрёки и обвинения товарищей по цеху: "Это непрофессионально! Что вы себе позволяете?! Вы же не один на сцене!.."

КВЕСТИМ всё это терпеливо выслушивает, понимая, что такова справедливая плата за творчество, за служение искусству и призванию. А на сцену он по - прежнему будет выходить для того, чтобы жить полной жизнью своих героев. И другого отношения нет, и не будет, кто бы там, что ни говорил.

КВЕСТИМ каждый раз играет, "как в последний раз" (особенно, ЭИЭ, Гамлет). И чем щедрее растрачивает свои чувства, тем больше их у него остаётся по его пылкой и неистощимой эволюционной этике эмоции (+ЧЭ). По крайней мере, ему так кажется, хотя жизнь и природа вносят свои коррективы.

6-2. ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТЬ КВЕСТИМА (+ЧЭ)

Во всём, что касается эмоциональной расточительности ЭИЭ не знает предела, а точнее, не хочет его признавать. Известен случай феноменальной эмоциональной расточительности, оборвавшей жизнь великой оперной дивы Марии Фелиситы Малибран (ЭИЭ, Гамлет) на двадцать восьмом году жизни . (Младшая сестра М.Ф. Малибран — звезда первой величины, выдающаяся певица своего времени, Полина Виардо (ИЭЭ, Гексли), хорошо известна в России как друг и бессменная муза великого русского писателя И.С. Тургенева.)

Но блистательная Мария Фелисита Малибран ("Любимица богов", как называли её критики) затмевала младшую сестру великолепием свою гигантского дарования, превосходя её и красотой, и артистизмом, уровнем вокальных данных и исполнительского мастерства. Карьера Малибран была ослепительно успешной и продолжалась около десяти лет. При чрезвычайно высоком уровне конкуренции, все мыслимые и неоспоримые победы доставались только ей. Это была настоящая Жанна д'Арк в опере — человек редкой самоотверженности и беспредельной творческой самоотдачи. Искромётный, огненный темперамент, широчайший кругозор и диапазон интересов в сочетании с феноменальной работоспособностью и уникальными природными данными позволяли ей творить чудеса и достигать вершин, о которых другие служители муз могли только мечтать. После пятичасовой репетиции она могла вечером петь в театре, а после спектакля ночи напролёт выступать с концертами в салонах друзей и подруг.

От природы она была человеком общительным, отзывчивым, добрым. В искусстве была щедра до абсолютного самопожертвования. Была невероятно образована, славилась хорошим вкусом, разбиралась в литературе, хорошо рисовала, сочиняла музыку. Обожала спорт, увлекалась верховой ездой. По части соревнований она была невероятно азартным человеком. И это роковым образом отразилось на её судьбе. Не успев оправиться от травмы, полученной при падении с лошади, она приняла участие в многодневном музыкальном конкурсе - марафоне: выступала в спектаклях и в сольных концертах, превозмогая усталость и боль, соревновалась со скрипачом - виртуозом, исполняя голосом ("дьявольски трудную") сонату для скрипки Тартини, пела дуэт Меркаданте в паре с английской певицей. Обезумевшие от восторга зрители в течение нескольких часов не отпускали её, вызывая на бис бесчисленное множество раз. Устроители вечера пытались убедить её не поддаваться воодушевлению публики. На что она им отвечала: "Я буду петь, даже если мне придётся заплатить за это своей жизнью". Больших трудов стоило уговорить её зайти в гримёрную и поправить причёску. Провожаемая шквалом аплодисментов, она ушла за кулисы, но на сцену уже не вернулась: в гримёрной потеряла сознание и через девять дней (23 сентября 1837 года) скончалась. читать о ней
(Впоследствии она стала прообразом убивающей себя пением ангелоподобной Антонии — героини оперы Оффенбаха "Сказки Гофмана". Суть образа в том, что "ангел не может не петь", но на Земле эту жертву не многие ценят.)

Судьба Марии Фелиситы Малибран в полной мере подтвердила известное античное изречение: "боги забирают к себе молодыми тех, кого они больше любят". Эту мысль выражают и стихи Ламартина, высеченные на мраморной статуе певицы, установленной в её мавзолее на кладбище Лэкенер близ Брюсселя:
"Красота, гениальность, любовь — таково её имя мирское,
Что впечатано в трепетный взор и в звучание губ колдовское".

6-3. ЭМОЦИИ КВЕСТИМА

Эмоции КВЕСТИМА — его "вечный огонь". Он не даёт им на сцене угаснуть. Проносит через весь спектакль с момента своего первого появления на сцене.
В трагедии, в драме ДЕКЛАТИМЫ не достигают такого накала страстей, как квестимы. (В музыке это особенно слышно.) Они опасаются, что эмоции разрушат целостность формы (–ЧС). А этого они не допускают ни при каких обстоятельствах. И если КВЕСТИМ совершенно естественно и органично доводит эмоции до их максимального развития. То ДЕКЛАТИМ совершенно естественно и органично эмоции приглушает (–ЧЭ). Как будто какой - то внутренний индикатор сбрасывает их с некоего "максимального" уровня и, "обнулив результат", возвращает к "оптимальному", который у КВЕСТИМОВ вообще бы не считался выразительным — нечто "ниже среднего" и не более того.

Для КВЕСТИМА же "сценическая убедительность" — явление не исключительное, а нормативное. Во время игры актёр полностью живёт в сценической "виртуальной реальности ", которая тем не менее (по его субъективному восприятию) существует отдельно от зрительного зала. Поэтому, не нужно думать, что за тебя переживают, как за актёра. Переживают за персонаж. А значит, менять местами причинно - следственные отношения в событиях сценической реальности тоже нельзя: "умерла, так умерла".)

ДЕКЛАТИМ с этим не всегда соглашается. По его мнению, всё, что угодно можно допустить, лишь бы зритель хорошо и приятно себя чувствовал в театре.
Опера — "развлечение для королей". И зритель в зале должен чувствовать себя так, словно все артисты играют только для него одного. Актёр ни на секунду не должен забывать, что театр — это учреждение коммерческое и обязан выдавать продукцию только высокого качества. А натурализма зрителю и за пределами театра хватает.
Вот, примерно, с таким набором требований ДЕКЛАТИМНАЯ программа (+БС) "ревизует" программу (+ЧЭ). А вместе с ней и всю КВЕСТИМНУЮ модель.

Эмоции ДЕКЛАТИМА (а "программаторами" здесь выступают СЭИ, Дюма и ЭСЭ, Гюго) — это, в первую очередь наслаждение радостью бытия – удовлетворение и умиротворённость во всём и нескончаемый "сеснорный" праздник.

Эстетические нормативы ДЕКЛАТИМА в вокале — это изысканнейшее "бельканто":
*Голос должен быть сладким, как мёд, сверкающим, как драгоценный камень (ярчайший пример — голос Монсеррат Кабалье (СЭИ, Дюма). слушать здесь).
*Весь ансамбль исполнителей должен быть совершенным и безупречным, как набор драгоценных камней, старательно отшлифованных искуснейшим ювелиром. Достоинства одного голоса должны оттенять красоту другого.

*Публика должна испытывать наслаждение от качества звука, а зритель должен выходить из зала потрясённый красотой увиденного и услышанного.
*Голос обязан шлифоваться годами, как бриллиант. Быть крепким, ярким, светлым и чистым как бриллиант.
*Он должен сверкать и переливаться всеми нюансами и оттенками обертонов во всех музыкальных формах, во всех регистрах, во всех темпах, на всех позициях.
Поэтому такого высокого качества звучания, какого достигает деклатим, квестим почти никогда не достигает. За редким, редким исключением мега-звёзд экстра-класса, которые, конечно не хотят уступать никому ( в том числе и деклатимам) и ни в чём. Поэтому "феномен" Марии Каллас до сих пор является уникальным и неразгаданным. А в свете принципиальных различий КВЕСТИМНОЙ и ДЕКЛАТИМНОЙ моделей — "очевидным и невероятным".

В выразительности КВЕСТИМЫ по-прежнему удерживают пальму первенства. При всём стремлении к совершенству, они основную ставку делают на чувства и на естественную красоту исполнения, оставляя абсолютное и недостижимое совершенство ДЕКЛАТИМАМ.

Зато так "захлестнуть" весельем, "окатить" волной счастья, ощущением радости и полноты жизни, как это могут сделать деклатимы, причём, только деклатимы- сенсорики - позитивисты, квестимам к сожалению не удаётся. Об этом они не могут даже мечтать.

Хотя прочувствовать могут глубоко, до слёз. И то чувство стиля и исполнительского мастерства, которым обладают ДЕКЛАТИМЫ чуть ли не с момента рождения и которое они выстраивают по аспектам (–ЧЭ и + БС) КВЕСТИМЫ достигают только по мере накопления опыта и развития мастерства, в период исполнительской и творческой зрелости. Поскольку очень долго считают свою естественную эмоциональность единственно возможным для себя стилем. А потом с удивлением узнают, что, оказывается, есть ещё "что - то" , о чём они раньше и не догадывались, полагая, что уже и так владеют абсолютно всем арсеналом исполнительских средств, хотя коллеги и режиссёры пытались их убедить в обратном. Что само по себе уже говорит о том, что обе модели, — и КВЕСТИМНАЯ и ДЕКЛАТИМНАЯ — глубоко замкнуты на самих себе и представляют достаточно закрытый в самих себе мир.

В искусстве КВЕСТИМЫ и ДЕКЛАТИМЫ хорошо и плодотворно учатся друг у друга. Хотя чаще всего нужное знание приходит как прозрение или озарение, к сожалению, слишком поздно. Но и такое гармоническое единство тоже возникает не так часто, как хотелось бы.

6-4.ОТНОШЕНИЯ ВЗАИМНОЙ НЕЙТРАЛИЗАЦИИ В МУЗЫКЕ

На сцене ДЕКЛАТИМ часто приглушает эмоции по аспекту (+БЭ ) и себе, и другим, превращая высокую трагедию в лучшем случае в трагифарс. Так, что у КВЕСТИМА, который моментально это начинает чувствовать, возникает ощущение, что он теперь уже не живёт жизнью своих героев, а принимает участие в каком - то непристойном потешном действие, в какой - то детской забаве (в лучшем случае!), или разыгрывает спектакль для дошкольников в детском саду. Все чувства сразу становятся какими- то "кукольными", "игрушечными" — ненастоящими. (Особенно, если "в игру включается" ЭИИ (Достоевский). Он так начинает "глушить" квестима своей инфантилизирующе - "дурашливой" программой (+БЭ), которая и в театре ( и не только!) камня на камне не оставляет от программы (+ЧЭ), разрушая и высмеивая всё самое для неё ценное и возвышенное, что КВЕСТИМУ начинает казаться, будто всё происходящее на сцене специально переводят в шутку, чтобы поглумиться и поиздеваться над ним. КВЕСТИМ, конечно, приходит в отчаянье от такого искажения трактовки. Потом в гримёрке разбирается с ДЕКЛАТИМОМ (особенно, с интуитом-этиком), а тот оправдывается: "А что было делать? Вы же играете, как живёте! А так нельзя. Мы же в театре!"

6-5. ЭМОЦИИ ДЕКЛАТИМА

Эмоции с точки зрения ДЕКЛАТИМА — совершенно другая концепция. И реализуется аспектами (–ЧЭ) и (+БС).

Эта реализация (следуя требованиям "элитарного" в ДЕКЛАТИМНОЙ модели ЭВОЛЮЦИОННОГО, ИНТРОВЕРТНОГО "блока" — аспектов: +БС, +БЛ, +БИ, +БЭ) сводится к следующему кодексу правил:
*Нехорошо лишать человека радости наслаждения.
*Нехорошо отравлять человеку удовольствие, которое он намерен был получить в театре, приобщаясь к источнику культуры, соприкасаясь с великими произведениями искусства.
*Нехорошо, когда в "бочку мёда" добавляется "ложка дёгтя".
*Нехорошо, когда в пение, в музыку, которая призвана дарить наслаждение привносится слишком много негатива, нехорошо, когда эмоции подаются на "грязном тембре", с хрипами, всхлипами и рыданиями в голосе. С судорожным подёргиванием связок и мышц гортани, со множеством всяких призвуков, которые искажают тембр, "срезают" окраску обертонов и даже искажают тон. Нехорошо всё это — некачественно! Слишком натуралистично!
*Нехорошо, с точки зрения ДЕКЛАТИМА и то, что зритель сидит до предела наэлектризованный эмоциями, которыми "зарядил" его исполнитель, дрожит от перевозбуждения, зуб на зуб у него не попадает. После спектакля выходит из зала, — сам бледный, губы дрожат, зубы стучат, впору его валерианой отпаивать или неотложку вызывать. (Это называется, — человек в театр сходил, удовольствие получил!) Нехорошо, когда театр, в котором зритель проводит несколько часов своего досуга, доводит человека до такого состояния. Нехорошо, негуманно это! Зритель, между прочим, за билет деньги платит. И значит удовольствие должно быть качественным, здоровым (+БС/–ЧЭ), позитивными и созидательным. А не разрушительным.
А эмоции должны быть чуточку искусственными (+БС). Зритель должен чувствовать, что герой на сцене страдает "понарошку" и умирает не так, чтобы совсем (–ЧЭ).
Если уважаемый зритель пожелает, герой может встать, раскланяться под аплодисменты и даже исполнить свою арию "на бис", а потом умереть заново.

И, кстати, по этому поводу Мария Каллас однажды устроила нагоняй одной из своих сценических партнёрш и отказалась с ней в дальнейшем работать только потому, что та, уже после того, как "умерла" на сцене, встала, не дожидаясь занавеса, раскланялась перед зрителем, а потом снова легла, "раскинув ручки" и "умерла" во второй раз. "Мы здесь не пустяками занимаемся! — бушевала в гримёрной Каллас. — Не буду с ней работать, пока она не научится себя вести!" А у ДЕКЛАТИМА одно оправдание: "Мы ведь не в жизни всё это разыгрываем, а в театре. Зритель не должен думать, что актёр умер по-настоящему…" (Видимо, актриса считала себя "слишком убедительной" в сцене смерти, поэтому решила встать и тут же "успокоить" зрителей.).

7. СЦЕНИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ В КВЕСТИМНОЙ И ДЕКЛАТИМНОЙ МОДЕЛЯХ

ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ В ТРАГЕДИИ НЕОБРАТИМО, потому что трагические события развиваются с необратимой последовательностью: уж если герой обречён, так он умирает и исправить уже ничего нельзя. (И актёр, по законам этого жанра, до окончания спектакля на сцену раскланиваться не выйдет: надо дать публике время выплакаться, пострадать, попереживать за него, поверить в то, что он действительно умер.)

ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ В КОМЕДИИ ОБРАТИМО: публику огорчать и расстраивать нельзя, поэтому герой умирает, но "не насовсем", а только понарошку: каким-то образом ему удаётся перехитрить смерть и быстро вернуться к жизни ("принесли его домой, оказался он живой"), — публика должна получить удовольствие от спектакля, отдохнуть, развлечься и вернуться домой в хорошем настроении.»

читать дальше
запись создана: 31.03.2012 в 22:27

URL

СОЦИОНИКА. ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА

главная